2.1. Принципы ГК РФ, регулирующие осуществление субъективных прав : Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами - В.И. Емельянов : Книги по праву, правоведение

2.1. Принципы ГК РФ, регулирующие осуществление субъективных прав

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 
РЕКЛАМА
<

Гражданский кодекс РФ (ГК), так же как и ранее действовавшие Гражданские кодексы РСФСР 1922 и 1964 гг. и Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 гг., содержит специальные статьи, посвященные осуществлению гражданских прав. Однако они существенно отличаются от соответствующих им статей названных законов. Реализации гражданских прав в ГК посвящены ст. 9 "Осуществление гражданских прав" и ст. 10 "Пределы осуществления гражданских прав".

В п. 1 ст. 9 ГК закреплен принцип диспозитивности - "граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им права". Субъекты вольны совершать действия, являющиеся содержанием гражданских прав, или воздерживаться от них. Они свободны также в выборе форм и целей реализации прав. Никто не вправе препятствовать субъекту осуществлять имеющиеся у него гражданские права или принуждать его к их реализации. О важности названного принципа говорит тот факт, что устанавливающая его норма помещена также в ст. 1 ГК, в которой сформулированы основные начала гражданского законодательства: п. 2 ст. 1 ГК предусматривает, что граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

Советская юридическая наука также признавала диспозитивность одним из принципов гражданского права. Однако в законодательстве социалистического периода развития России этот принцип закреплен не был. В условиях экономических отношений, основанных на государственной собственности на средства производства, юридическим лицам полная диспозитивность реализации гражданских прав не могла быть предоставлена. Их деятельность должна была осуществляться в формах и целях, определявшихся государством как единым собственником имущества подавляющего большинства предприятий и организаций. Полной диспозитивностью реализации гражданских прав обладали в то время только физические лица.

Согласно п. 2 ст. 9 ГК отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет за собой прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Из этой нормы следует, что лицо не только свободно в активном использовании прав, но и имеет возможность воздерживаться от их реализации, если оно заинтересовано в этом. Отказ от осуществления права, о котором говорится в п. 2 ст. 9 ГК, - это отказ не от права, а воздержание от его реализации. Отказ лица действовать определенным образом в пределах субъективного права не влечет за собой прекращение или ограничение права. Совершение действий, от реализации которых лицо воздерживается, остается дозволенным.

Однако в ГК (п. 2 ст. 9) закреплено также правило о том, что в предусмотренных законом случаях отказ от осуществления прав влечет за собой их прекращение. Необходимость таких исключений из общего правила обусловлена важностью некоторых объектов гражданских прав для других лиц или общества в целом. Таким случаем может, например, явиться неиспользование собственником в течение установленного законом срока земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства (ст. 284 ГК).

Непосредственно за ст. 9 ГК, закрепляющей принцип диспозитивности, законодатель счел целесообразным поместить несколько ограничений субъективных гражданских прав, назвав их "пределами осуществления гражданских прав". Нормы, закрепляющие эти ограничения, объединены в ст. 10 ГК. Пункт 1 этой статьи устанавливает, что при осуществлении любых гражданских прав запрещены: действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана); злоупотребление правом в иных формах; использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции; злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Запрет шиканы введен в российское гражданское право впервые. Действия лица следует считать шиканой в тех случаях, когда они совершаются с прямым умыслом и с единственной целью причинить вред другому лицу. Единственность этой цели закреплена в тексте закона, поэтому толковать эту норму расширительно, как это было в правоприменительной практике Германии, нельзя. Шиканой является, например, изменение собственником земельного участка русла ручья для того, чтобы отвести его от соседнего участка, расположенного ниже по течению, с единственной целью причинить вред собственнику этого участка.

Шикану законодатель относит к злоупотреблениям гражданскими правами. В то же время определение понятия "злоупотребление гражданскими правами" ни в ГК, ни в каких-либо иных нормативных правовых актах не дано. В судебной практике оно также пока не сформулировано, как, например, определение злоупотребления родительскими правами.

В условиях, когда понятие "злоупотребление гражданскими правами" не раскрыто ни в законе, ни в разъяснениях высших судебных органов, на практике действия участников гражданских правоотношений довольно редко признаются злоупотреблением правом. Такой подход к использованию ст. 10 ГК представляется правильным, поскольку применение запрещающей правовой нормы, в которой не указаны признаки запрещенных действий, может привести к нарушению принципа законности при вынесении судебных решений. Несколько случаев необоснованного применения ст. 10 ГК, подтверждающих эти опасения, будут приведены в следующем параграфе.

Санкция за нарушение запретов, указанных в п. 1 ст. 10 ГК, осталась той же, что и в ГК 1964 г. и Основах 1961 и 1991 гг. Однако если раньше, в соответствии со ст. 5 Основ или ст. 5 ГК 1964 г., осуществление прав в противоречии с их назначением влекло за собой обязательный отказ в их защите, то согласно норме действующего ГК вопрос о применении или неприменении этой санкции суд может решать по своему усмотрению. С какой целью это сделано - неясно, ведь данная правовая норма, истолкованная по правилам формальной логики, не просто предоставляет суду право не применять санкцию к лицу, совершившему правонарушение, она дает возможность не лишать правовой защиты противоправные действия. Используя это правило, суд может отказать в защите принадлежащего лицу права, но может и не отказать. А что значит в таком случае "не отказать в защите права"? Это значит защитить его, встав на сторону лица, злоупотребившего правом, то есть правонарушителя. Такая конструкция санкции, на наш взгляд, недопустима.

Пункт 3 ст. 10 ГК устанавливает, что "в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются". В данной норме закреплена презумпция разумности и добросовестности лиц, осуществляющих субъективные гражданские права. В соответствии с этим правилом неразумность и недобросовестность лица должна доказывать обвиняющая сторона. Пока не будут представлены достаточные доказательства этого утверждения, суд должен считать субъекта права добросовестным, а его действия - разумными. Помещение нормы, в которой говорится о разумности и добросовестности, в статью, посвященную пределам осуществления гражданских прав, свидетельствует о том, что законодатель относит требования разумности и добросовестности к пределам осуществления гражданских прав. Однако эти требования отличаются от пределов, перечисленных в п. 1 ст. 10 ГК, так как формируют границы не любых гражданских прав, а только некоторых, специально указанных в законе.


<