5.6. Презумпция разумности : Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами - В.И. Емельянов : Книги по праву, правоведение

5.6. Презумпция разумности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 
РЕКЛАМА
<

Специального рассмотрения требует предусмотренная в ст. 10 ГК презумпция разумности. Причина ее закрепления в законодательстве заключается, по-видимому, в том, что неразумность путают с виновностью, презумпция которой является традиционной для российского гражданского права. Такой вывод можно сделать из того, что некоторые авторы используют термины "добросовестность" и "разумность" как синонимы*(110), что является ошибкой.

Презумпция виновности, закрепленная в ст. 401 и ст. 1064 ГК, не затрагивает установленную процессуальным законодательством (ст. 50 ГПК РСФСР) обязанность каждой из сторон доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований. В число этих обстоятельств входит и неразумность действий другого лица. Следовательно, в российском законодательстве существует презумпция разумности и без специального правила об этом.

Действия, о разумности которых обычно идет речь в ГК, представляют собой обязательство стороны обязательственного правоотношения. Поэтому последствия их неразумности, в том числе процессуальные, не должны отличаться от нарушений любого другого обязательства.

В отличие от действий участников обязательственных правоотношений, вредоносные действия, нарушающие абсолютные гражданские права при необходимой обороне, предполагаются неразумными. В этих случаях потерпевший доказывает факт причинения вреда (что означает и противоправность вредоносных действий), виновность причинителя вреда презюмируется. Для освобождения от ответственности оборонявшийся должен доказывать разумность причинения им вреда - необходимость обороны. Если бы в ГК было закреплено разрешение причинять соседское неудобство, то разумность его размеров также должен был бы доказывать тот, кто его причинил.

Управляющему разрешено причинять бенефициару разумный вред на основании договора. Если в деликтной ответственности противоправность следует из факта причинения вреда, то в договорной ответственности для наличия противоправности должно иметь место еще и нарушение обязательства. Поэтому бенефициар должен доказывать как причинение ему вреда управляющим, так и неразумность действий последнего.

Когда управляющего обвиняют в умышленном причинении вреда бенефициару с использованием целевого права, именно управляющий должен доказывать, что он действовал с благой стратегической целью, так как бенефициар, доказывающий обратное, не знает о его истинных намерениях. На управляющего возлагается обязанность обоснования стратегической благой цели своих действий и места умышленного вредоносного тактического действия в совокупности других тактических действий. Эта обязанность возложена на управляющего совместным действием презумпции виновности и правила о том, что стратегическое благо нейтрализует тактический умысел. Лишь доказав направленность действий на стратегическое благо, превышающее тактический вред, управляющий может опровергнуть свою виновность. Таким образом, для управляющего, как и для любого другого субъекта относительно определенного целевого права-обязанности, действует презумпция нарушения им целевого предписания - презумпция злоупотребления целевым правом.

Для большей четкости механизма презумпции злоупотребления и презумпции разумности осуществления относительно определенных моделей поведения желательно закрепить ее в ГК применительно к осуществлению полномочий управляющим юридического лица. Для этого в ст. 53 ГК следует ввести правило о том, что не подлежат возмещению убытки, причиненные организации управляющим, действующим в интересах организации, если его действия были разумными, а также о том, что разумность таких действий предполагается. В ст. 10 ГК, имея в виду противоположную презумпцию, действующую при нарушении абсолютных гражданских прав, надо закрепить правило о том, что в тех случаях, когда законодательство ограничивает права и обязанности лица требованием разумности, разумность действий предполагается, если иное не предусмотрено законом.

Учитывая все сказанное в данной книге о злоупотреблении гражданскими правами, добросовестности и разумности, мы предлагаем изменить ст. 10 и ст. 53 ГК, изложив их в следующей редакции.

Статья 10. Добросовестность и разумность

Добросовестным является лицо, действующее без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускающее легкомыслия (самонадеянности) и небрежности по отношению к возможному причинению вреда. Добросовестность и недобросовестность имеют правовое значение в специально указанных в законе случаях и влекут предусмотренные законом последствия. Добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.

Разумными являются действия, которые совершил бы в конкретной ситуации человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта. В тех случаях, когда законом или договором осуществление прав или исполнение обязанностей обусловлено требованием разумности, разумность действий предполагается, если иное не предусмотрено в законе.

Статья 53. Органы юридического лица

1. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами.

2. В предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников.

3. Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу, за исключением случаев их причинения разумными действиями в интересах юридического лица. В случае спора соответствие действий интересам юридического лица должно быть доказано совершившим эти действия лицом. Разумность действий, совершенных в интересах юридического лица, предполагается, пока не доказано иное.


<