5.5.1. Основание правомерности вредоносных действий : Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами - В.И. Емельянов : Книги по праву, правоведение

5.5.1. Основание правомерности вредоносных действий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 
РЕКЛАМА
<

Структура относительно определенных (ориентированных и бенефициарных) прав-обязанностей*(107) является более сложной по сравнению с другими моделями поведения. Поэтому мы начнем рассмотрение сущности их ограничения требованием разумности с выяснения основ механизма правового закрепления правомерности причинения вреда. Ведь граница разумности разделяет противоправные и правомерные вредоносные действия. Первые являются недостаточно эффективными, вторые, несмотря на свою вредоносность, отвечают требованию минимально обязательной эффективности.

В идеале все действия должны быть разумными. Естественное (совершенное) право - это картина разумных, справедливых взаимоотношений. Одной из его основополагающих норм является правило о недопустимости причинения вреда любому другому лицу - запрет деликта. Но только этим правилом, изолирующим членов общества друг от друга, обойтись нельзя. Люди не существуют обособленно, они взаимодействуют, что требует установления норм, закрепляющих возможность правомерного причинения вреда друг другу.

Естественное право изображает справедливое распределение блага и вреда, которыми обмениваются взаимодействующие субъекты. Позитивное право стремится к этой идеальной картине, однако его нормы во многих случаях отклоняются от идеала. Тем не менее реальные субъекты должны руководствоваться именно позитивным правом (в том числе установленными им правилами распределения вреда), так как оно имеет объективное выражение, в отличие от естественного права, существующего в сознании людей как картина идеальных, справедливых взаимоотношений.

Объективное право, разрешая причинять вред, распределяет его посредством следующего механизма. Запрет деликта обязывает воздерживаться от причинения вреда любому другому лицу любыми действиями. В то же время между членами общества помимо абсолютных существуют относительные отношения, регулируемые как "общественным договором" (объективным правом), так и частными договорами - соглашениями между отдельными лицами о совершении в интересах друг друга различных активных и пассивных действий. Действия, соответствующие нормам права, регулирующим относительные правоотношения, и условиям частного договора, могут быть вредоносными для контрагента, однако, будучи заранее одобренными соответственно обществом (именем которого создается объективное право) или контрагентом, они не являются правонарушениями. Таким образом, условия, регулирующие относительные, в том числе договорные, отношения, могут разрешать причиняющие вред действия, устанавливая исключения из деликтного запрета. Такое соотношение общего и частного регулирования отвечает принципу, согласно которому специальное правило имеет преимущество перед общей нормой.

Правило о преимущественной силе специальной нормы перед общей является продолжением сформулированного нами выше принципа о том, что каждый человек должен действовать справедливо (общее правило) и соблюдать правовые нормы (частные правила), уточняющие справедливость. Специальная норма по отношению к общей есть конкретизация справедливости.

Норма объективного права о недопустимости деликта предписывает всем предоставлять друг другу благо, заключающееся в соблюдении неприкосновенности чужого тела и имущества. Это условие выполняется путем совершения пассивных действий. Исключениями из него являются содержащиеся в объективном праве разрешения не предоставлять в некоторых случаях (например, в случае необходимой обороны) данное благо, если это необходимо для достижения определенных целей, представляющих собой большее благо, чем неприкосновенность личности и имущества другого лица. Исключения из деликтного запрета устанавливаются и договором.

Правила (в том числе договорные условия), регулирующие относительные гражданские правоотношения, проводят иные, отличные от общей границы недопустимости деликта, границы между благом и вредом. Ответственность сторон относительного правоотношения наступает за нарушение уже этих специфических границ.

Сущность нарушения обязательств и нарушения запрета деликта едина - и то и другое есть невыполнение ожидаемых другим лицом действий. Последствия этих нарушений по сути также одинаковы - обязанность нарушителя компенсировать причиненный им вред.

Соблюдение норм права и условий частного договора исключает не только деликтную ответственность должника перед кредитором за вред, причиненный имуществу или телу последнего, но и его ответственность за любой иной вред, наступающий в результате совершения действий по исполнению обязательств.

Для наступления договорной ответственности кроме причинения вреда необходимо, чтобы было нарушено обязательство. Следовательно, граница между правомерными и неправомерными вредоносными действиями может устанавливаться не только специальным законодательным исключением из деликтного запрета, но и условием обязательственного правоотношения. Эта граница может быть четкой или "плавающей", то есть разумной.

Если пределы права или обязанности, осуществление которых причиняет вред другой стороне обязательственного правоотношения, четко сформулированы в законе или договоре, вопрос о границе разрешения причинять вред не возникает. Иначе обстоит дело в тех случаях, когда граница этих действий установлена при помощи понятия "разумность".

Рассмотрим пример, демонстрирующий исключение ответственности за вред, установленное обязательством с разумной границей.

Перевозчик (должник) доставил товар получателю в разумный срок, как и было предусмотрено договором. Однако лицо, которому получатель товара хотел перепродать товар, не дождалось доставки и отказалось от совершения сделки за день до прибытия транспорта с грузом. Хотя в этом случае перевозчик и мог физически доставить груз днем раньше (о чем его просил покупатель), приложив для этого неординарные усилия, он не должен отвечать за вред, наступивший в результате его действий. Эти действия были лучше минимально эффективных в данной ситуации, то есть были разумными. Его действия стали причиной срыва запланированной получателем груза сделки, однако они были заранее одобрены получателем, согласившимся на любые вредные последствия поставки в разумный срок.

Сложнее обстоит дело, когда разумными должны быть действия по осуществлению относительно определенных (ориентированных и бенефициарных) моделей поведения, которые значительно менее определенны, чем модели поведения с разумным линейным параметром. В то же время, несмотря на их неконкретность, к этим действиям, если они причиняют вред, не применимы нормы о деликтной и договорной ответственности. Такое положение делает крайне важным установление пределов данных моделей поведения. Одним из инструментов, используемых для этого, является требование разумности.

В _ 2.4 был проанализирован такой критерий правомерности относительно определенных моделей поведения, как целевое предписание. Но является ли оно достаточным для обеспечения интересов бенефициара? Ответу на данный вопрос, с точки зрения разрешения причинять вред контрагенту в относительных правоотношениях, посвящены следующие параграфы настоящей главы.


<