5.4. Область применения критерия разумности : Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами - В.И. Емельянов : Книги по праву, правоведение

5.4. Область применения критерия разумности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 
РЕКЛАМА
<

Понятие "разумность" используется в текстах нормативных правовых актов в тех случаях, когда необходимо установить "плавающую" границу субъективного права или обязанности. Чем менее конкретно описано действие в объективном праве или договоре, тем более необходимым является использование критерия разумности для выяснения того, соответствует ли оно модели дозволенного или должного поведения.

Во многих случаях в законодательстве прямо говорится о разумном пределе одной из характеристик определенного действия (описательно-результативной модели поведения). Лицо может быть обязано совершать то или иное действие в обусловленные разумностью сроки, нести разумные расходы, устанавливать разумные цены и т.д. Анализируя действующий ГК, можно увидеть, что в большинстве случаев требованием разумности обусловлены именно конкретные действия: продажа товара по разумной цене (ст. 524 ГК), разумный срок исполнения обязательств (ст. 314 ГК) и т.д.

Эти и другие, подобные им, нормы содержат указание на два элемента: 1) определенный - право или обязанность совершать конкретное действие; 2) неопределенный - срок, расходы, цена и т.д. Разумный предел устанавливается для количественной характеристики второго, неопределенного элемента, который может быть назван линейным параметром действия. Таким образом, требование разумности в большинстве случаев его использования в ГК возлагает на субъекта обязанность выбора разумной величины одного из линейных параметров (характеристик) в целом достаточно определенного действия.

Однако разумностью могут обусловливаться не только отдельные параметры описательно-результативных моделей поведения, но и их совокупные качественные характеристики. Нередко обязанность надлежащего выполнения точно определенных описательно-результативных моделей поведения подкрепляется требованием разумности качества действий или их результата. Например, п. 2 ст. 496 ГК гласит: "При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется". Данное правило действует в случаях отсутствия в договоре качественных характеристик модели поведения, каковой является предоставление товара, или когда имеющихся характеристик недостаточно. "Пригодность товара для обычного использования" означает, что он должен быть не хуже обычного, разумного качества.

Другой разновидностью описательно-результативных моделей поведения является выполнение работ, и для их результата в ГК также предусмотрено использование критерия разумности. Согласно ст. 721 ГК, "качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора - требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода". Здесь под "обычно предъявляемыми" требованиями следует понимать качественные характеристики работ, отвечающие требованию разумности.

Таким образом, законодательство содержит "страхующие" диспозитивные нормы с требованием разумности на случай неопределенности моделей поведения. В случаях же, когда результат действия, например качество товара, предоставляемого продавцом, четко зафиксирован в нормативных актах, использовать критерий разумности нет необходимости. Так, согласно ст. 542 ГК, качество подаваемой электроснабжающей организацией энергии должно соответствовать требованиям, установленным государственными стандартами и иными обязательными правилами. Конкретность этих стандартов не оставляет места для применения при определении качества данного специфического товара критерия разумности.

Иллюстрацией "двойного" ограничения разумностью описательно-результативной модели поведения могут служить нормы ГК, регулирующие договор подряда. Подрядчик обязан представить заказчику описанный в договоре результат своих действий. Если он выполняет работу из своих материалов, процесс создания результата остается за рамками правоотношений сторон. В таком случае подрядчик не получает от заказчика какого-либо права, необходимого для выполнения взятых на себя обязательств. Поэтому риск неэффективности использования материалов и совершения иных действий в ходе работ лежит на нем самом. Согласно п. 3 ст. 703 ГК, "если иное не предусмотрено договором, подрядчик самостоятельно определяет способы выполнения задания заказчика". Эффективность этих способов - дело подрядчика. Она не затрагивает заказчика, который заинтересован лишь в том, чтобы оговоренный результат работы был передан ему в определенное время в условленном месте. Когда же подрядчик выполняет работу из материалов заказчика, он выполняет не только обязательство предоставить результат своей работы, но еще и использовать полученное от заказчика право владения и пользования материалами. Таким образом, первая обязанность подрядчика (предоставить результат) обусловлена требованием разумного качества, вторая - предписанием действовать с не хуже чем минимальной эффективностью, то есть разумно. Это предписание закреплено в ст. 713 ГК, в соответствии с которой "подрядчик обязан использовать предоставленный заказчиком материал экономно и расчетливо".

Гражданское законодательство ограничивает разумностью не только описательно-результативные, но и относительно определенные (ориентированные и бенефициарные) модели дозволенного и должного поведения. Так, разумным должно быть осуществление ориентированного целевого права на необходимую оборону (ст. 1066 ГК). Пределы необходимой обороны - это не что иное, как разумные пределы: обороняющийся должен справедливо учитывать интересы нападающего. В английском праве для определения границы необходимой обороны используется понятие разумности, в нем говорится о "разумной силе", которая может применяться к правонарушителю, посягающему на личность или имущество*(104).

Примером целевой ориентированной обязанности, которая должна выполняться разумно, является обязанность кредитора принимать меры к уменьшению убытков должника. Согласно ст. 404 ГК, суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор "не принял разумных мер к их уменьшению". В данном случае для должника имеет значение не только то, что кредитор прилагает усилия, направленные на уменьшение убытков, но и эффективность его действий. Ведь эти убытки должник будет обязан возместить.

Требованием разумности ограничиваются бенефициарные целевые права-обязанности. Нормы, содержащие это требование, закреплены, например, в ст. 53 ГК, ст. 71 Закона "Об акционерных обществах", п. 1 ст. 44 Закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. 28 Закона "О сельскохозяйственной кооперации" и др. В данных статьях предписывается совершать разумно не какое-то конкретное действие, а любое действие в процессе реализации управленческих полномочий.

Полномочия управляющего должны осуществляться в интересах управляемой организации, а в конечном счете - в интересах людей, получающих выгоду от эффективного управления организацией. Обычно это учредители (участники) организации - бенефициары. Целевое предписание - действовать в интересах организации - ставит вне закона реализацию управленческих прав вопреки ее интересам. Однако остается открытым вопрос об эффективности реализации этих прав. Данный вопрос и решается посредством предписания действовать разумно.

Без использования требования разумности нельзя обойтись при установлении объема как бенефициарных, так и ориентированных целевых прав-обязанностей. Требование разумности их осуществления может не быть четко выраженным в тексте закона, но оно всегда предполагается, устанавливая порог минимальной эффективности действий обязанного лица и выполняя тем самым стимулирующую функцию. Например, в ст. 891 ГК не говорится о том, что меры хранителя по спасению вещи должны быть разумными, однако это условие подразумевается. В названной статье использована следующая формулировка, предназначенная для устранения неопределенности мер, о которых идет речь: "хранитель должен принять для сохранения вещи меры, соответствующие обычаям делового оборота и существу обязательства, в том числе свойствам вещи, переданной на хранение". Все эти условия можно было бы заменить предписанием принимать "разумные меры для сохранения вещи".

Критерий разумности может применяться наряду с принципом справедливости, как одно из начал гражданского права, в случаях пробелов в законодательстве, если невозможно решить вопрос при помощи аналогии закона или права. В предыдущем параграфе говорилось о том, что требование действовать справедливо - это наиболее общее правило поведения в обществе. Все остальные правила являются его конкретизацией. Поэтому, когда недостаточно конкретных норм, следует обращаться к данному принципу. Правило об этом закреплено в п. 2 ст. 6 ГК, который гласит: "При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости".

Разумность является более узким понятием, чем справедливость; это основанный на добросовестности баланс своих и чужих интересов, то есть справедливость действующего субъекта по отношению к другому лицу. Поэтому указание в ст. 6 ГК на разумность наряду со справедливостью вполне оправданно.

При толковании и применении принципа разумности, содержащегося в ст. 6 ГК, следует иметь в виду, что, когда требование разумности закреплено в законе или договоре, оно должно использоваться наряду с другими, конкретными правилами поведения. В качестве общего принципа оно может применяться лишь субсидиарно, когда нет регулирующих действие конкретных правовых норм. Применяемое в этих случаях требование разумности не может конкурировать с конкретными правилами поведения, закрепленными в законе или договоре. Поэтому не правы те авторы, которые утверждают, что все права и обязанности должны осуществляться разумно*(105). Права и обязанности должны, прежде всего, осуществляться так, как предписано в законе и договоре, даже если устанавливающие их нормы и неразумны.

Субсидиарное применение требования разумности иллюстрирует следующий случай из судебной практики.

Арбитражный суд, вынося решение по спору, связанному с аккредитивной формой расчетов, указал, что фальсификация товарно-транспортных документов, представленных в банк получателем средств, могла быть установлена лишь при использовании технических средств, и при обычном осмотре сотрудниками банка ее невозможно было выявить. Поэтому суд сделал вывод о том, что банк действовал осмотрительно и с разумной тщательностью*(106).

В данном случае суд сослался на "разумную тщательность", о которой в ГК не говорится. Однако иного критерия, чем разумность, для оценки тщательности проверки применить было нельзя. Проверка документов должна быть "средней", так как ни законодательство, ни договор не предусматривают обязательной для таких случаев экспертизы с применением специальных средств. Разумная тщательность в данном случае - это возможные действия банковского специалиста, обладающего средними знаниями и опытом проверки документов, предоставлением которых обусловлен платеж.

Представляется, что требования разумности иных действий, чем те, о которых говорится в законодательстве, могут устанавливаться и в договорах. Поэтому вряд ли следует возражать против присутствия понятия "разумность" в образцах договоров, сборниками которых изобилуют сегодня полки книжных магазинов. Однако, используя эту категорию в текстах договоров, надо учитывать, что с ее помощью устанавливается требование справедливого поведения; а так как это правило недостаточно определенно, его следует применять лишь в тех случаях, когда невозможно или нежелательно установление четких правил и полезность данной категории превышает негативные последствия ее использования. Наличие в договорном условии этого понятия может стать причиной споров и судебных разбирательств. Включая его в договор, стороны должны осознавать, что они увеличивают вероятность затрат своего времени и средств на взаимные претензии и судебные тяжбы. В конечном же счете в случае спора о разумности тяжущиеся стороны будут вынуждены удовлетвориться тем, как ее понимает суд, точка зрения которого может отличаться от мнений обеих сторон.


<