5.2. Выявление границы разумности : Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами - В.И. Емельянов : Книги по праву, правоведение

5.2. Выявление границы разумности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 
РЕКЛАМА
<

Нецелесообразность, а во многих случаях невозможность нормативного закрепления точных границ субъективных прав и обязанностей участников гражданских правоотношений делают необходимым использование механизма "плавающей" границы меры дозволенного или должного поведения. Эту границу и устанавливает требование разумности физических действий.

Осуществление любого действия предполагает выбор модели поведения до его начала, а также текущий выбор моделей поведения - корректировку первоначальной модели в процессе ее реализации. Требование разумности обязывает субъекта выбирать действие и осуществлять его так, чтобы оно при нормальном развитии причинно-следственных связей имело по крайней мере минимально обязательную полезность (полезную эффективность) для кредитора в обязательственном правоотношении либо иного названного в законе лица.

Как говорилось выше, разумным является добросовестное действие среднего человека. Добросовестность предполагает проявление по крайней мере минимальной полезной эффективности психической деятельности. Следовательно, физические действия (осуществление прав и обязанностей) для того, чтобы быть разумными, должны отвечать требованиям минимальной полезной эффективности как физических действий, так и психических процессов.

Совершая любые поступки, человек стремится максимально соблюсти собственные интересы. В то же время различные запреты, содержащие требование добросовестности (или невиновности), заставляют его не совершать действий, влекущих вредные последствия для других лиц. Несмотря на то что в некоторых случаях соблюдение запретов противоречит интересам лица, добросовестный субъект предвидит возможные вредные последствия своих действий и не совершает их. Установленная запретом деликта или специальными запретами, точно описывающими недопустимое поведение, граница между своими и чужими интересами является четкой и без особого труда осознается как субъектами прав и обязанностей, так и судом.

В отличие от механизма воздействия на субъекта норм, точно описывающих меру дозволенного или запрещенного поведения, требование разумности заставляет его взвешивать на весах совести свои и чужие интересы. Разумным является действие, не нарушающее границу интересов другого лица, выявлять которую позволяют накопленные человеком к определенному возрасту знания и способность логического мышления. И если применительно к точно определенным правам и обязанностям требование добросовестности заставляет человека воздерживаться от предвидимого вредоносного действия, модель которого точно описана в законе или договоре, то обязанность разумности заставляет его корректировать свои действия с учетом границы интересов другого лица, не являющейся четкой. Субъект должен совершать действие, минимизируя возможные негативные для другого лица последствия. Границей разумности является действие, справедливо учитывающее интересы обеих сторон: как действующего субъекта, так и того, в чьих интересах установлено требование разумности. Действие, являющееся менее эффективным для другого лица, чем разумное, является неправомерным.

Эталонные субъекты, поведение которых описывают нормы объективного права, обладают психической разумностью и добросовестностью. Модели их поведения - это разумные психические и физические действия.

Добросовестность идеального (эталонного) человека - это основанная на психической разумности доброжелательность по отношению к другим лицам. Физическая разумность есть проявление психической разумности и добросовестности - добросовестный выбор модели разумного поведения. Таким образом, на психической разумности базируется добросовестность, а на них вместе - физическая разумность. Разумное физическое действие является объективным выражением психического действия - принятия решения.

Добросовестность основывается на психической разумности. Затем добросовестность и психическая разумность, будучи равноценными слагаемыми эталонного сознания, совместно участвуют в выработке решений. Синтез психической разумности и доброй совести дает новое качество психики - добросовестную разумность или эталонное сознание, которое обеспечивает совершение эталонных действий. В этом добросовестно-разумном сознании рождаются решения, выбираются модели поведения в конкретных ситуациях.

В большинстве случаев правила поведения (эталонные модели) являются четкими. Поэтому выбирать справедливую модель поведения не требуется. Эталонному человеку надо лишь добросовестно не совершать того, что запрещено. В ситуациях, регулируемых четкими нормами, добросовестно-разумное сознание решает, как поступить, перебирая модели поведения и останавливаясь на той из них, которая максимально удовлетворяет собственный интерес, не нарушая при этом границ дозволенного. Разумный человек говорит себе "нет", оценивая модели поведения, выходящего за границы правомерности.

В случаях, когда требуется действовать разумно, перебор вариантов поведения идет не путем сравнения их с четким рисунком эталонного поведения, а посредством взвешивания своих и чужих интересов на весах справедливости и выявления границы минимальной эффективности своих действий для другого лица. Обнаружив эту границу, эталонный субъект действует, не выходя за нее.

Всегда ли в сознании реальных субъектов происходит такое взвешивание и выбор разумного действия? Ведь юридическим образованием обладают сравнительно немногие. Нельзя требовать от каждого человека знания огромного числа правовых норм. Большинство людей, совершая поступки, зачастую точно не знает, насколько они соответствуют правовым установлениям. Тем более обычный человек не знает, регулируется ли совершаемое им действие нормами с фиксированными границами или с "плавающими". Однако любой вменяемый человек осознает и предвидит последствия своих действий (в том числе тех, которые причиняют вред другим лицам) до их начала и в процессе совершения, постоянно корректируя их с учетом этого предвидения.

Выяснение наличия в действиях конкретного лица разумности или неразумности - дело юристов, оценивающих его поведение. Юрист, оценивающий вредоносные действия, мысленно накладывает на них рисунок юридических абстракций, изображающий, каким должно быть правомерное поведение в подобных случаях. Абстрактный рисунок разумного поведения изображает действия среднего добросовестного человека, совесть которого не отягощена ленью предвидеть последствия своих действий и недостаточным соблюдением интересов других лиц.

Увидеть, с какой стороны от линий абстрактного рисунка, отделяющих дозволенное от запрещенного, находятся реальные действия, можно лишь после установления всех обстоятельств дела: каким было действие, каковы его последствия и что думал субъект, совершая его, то есть объективной и субъективной сторон поведения. Линию, отделяющую запрещенные психические действия от разрешенных, образует минимально полезная для другого лица эффективность психических процессов. Линию, отделяющую правомерные физические действия от неправомерных, проводит правовая норма, точно описывающая признаки запрещенного действия, либо норма, делающая это с использованием категории "разумность".

Таким образом, процесс взвешивания своего и чужого интересов происходит в сознании эталонного субъекта. Реальный человек может и не осуществлять его. Независимо от этого его действия оцениваются путем их сравнения с моделью эталонного (разумного) поведения.


<