2.1. КОНСТИТУЦИЯ СТРАН -ЧЛЕНОВ СНГ И : Права человека в международном праве и конституционном праве стран- членов СНГ - Атахан Абилов : Книги по праву, правоведение

2.1. КОНСТИТУЦИЯ СТРАН -ЧЛЕНОВ СНГ И

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 
РЕКЛАМА
<

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Как было отмечено, в 1991 году прекращение существования государства Союза ССР как субъекта международного права и геополитическая реальность привели к созданию Содружества Независимых Государств1 (СНГ) , и входящие в состав СССР союзные республики в качестве суверенного государства стали субъектами международного права. Противоречивая обстановка, сложившаяся в пост-советском пространстве, бесспорно, затрудняла реализацию идей, связанных с удовлетворением интересов человека и прежде всего зависела от конституционной реформы в этих странах. Именно в Конституции закрепляется юридическая модель государственного и общественного строя, определяются основы правового статуса человека во внутригосударственном праве2. Конституция имеет высшую юридическую силу, все другие законы и иные правовые акты не должны противоречить Конституции. После распада СССР3, в течении шести лет все государства-члены СНГ приняли собственную конституцию. Актуальное значение для подготовки новых конституций государств в СНГ имела международная конференция о научных основах подготовки и принятия конституций и международный консультативный семинар под названием “Соотношение конституций и законодательства” , проходившие соответственно в марте 1993г. и в ноябре 1994г.

Участники консультативного семинара “Соотношение конституций и законодательства” единодушно признали, что одним из основных направлений совместной работы является закрепление в национальном законодательстве общепризнанных международных принципов и норм о защите прав и свобод человека.

Конституция, будучи основным Законом страны, составляет основу правовой системы государства. Все отрасли внутригосударственной правовой системы берут своё начало из Конституции. В Конституции также отражены правовые основы внешнеполитической деятельности страны.

Каждое государство является суверенным в определении своей внутригосударственной правовой системы. Наряду с этим, каждое современное государство, исходя из своих интересов, учитывая современный уровень требования международного права и международных отношений, определяет своё участие путем законодательства в международных отношениях.

С точки зрения всемирного развития, для существования той или иной страны, появляется необходимость его участия в международных отношениях, иначе говоря, какое - либо государство само по себе существовать не может. Правовая база участие государства в международных отношениях отражается именно в Конституции. Поэтому взаимосвязь и взаимодействие Конституций в том числе и Конституции стран- членов СНГ и международного права является объективным и имеет свои особенности.

По нашему мнению, взаимосвязь и взаимодействие между Конституцией стран-членов СНГ и международного права могут быть проанализированы в нижеследующих направлениях :

Роль международного права в появлении на свет новых Конституций стран-членов СНГ .

Соответствие Конституций стран-членов СНГ международному праву и позиция этих же Конституций в вопросе о соотношении двух правовых систем.

Влияние Конституций стран-членов СНГ на прогрессивное развитие международного права.1

Роль международного права в появлении новых Конституций государств-членов СНГ, в таком содержании, каком они есть, огромна. Процесс становления этих Конституций происходило чрезвычайно сложно, в противоречивых ситуациях, сложившихся в политической сфере, государственной власти, права, прав человека и т.д. Выдвижение идеи правового государства и прав человека было неизбежно для власти, объявившей о полном разрыве с тоталитарным прошлым,1 но кроме международного права в Конституциях нашли своё отражение ранее неизвестные в этих странах принципы и нормы. По этому поводу В.С.Нерсесянц отмечает: “Несомненно, более существенно то, что принцип “верховенства права”, а вместе с ним и современные европейские и общемировые стандарты лежат в основе первой пост-советской и постсоциалистической Конституции Российской Федерации, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.”2. Можно сказать, что основные ценности современного конституционализма такие как: человек, его права и свободы; суверенитет; народовластие; парламентаризм со всеми составляющими, прежде всего, верховенством закона и разделением властей; признание и защита всех форм собственности; идеологическое многообразие, политический плюрализм3 и др. нашли своё отражение во всех Конституциях стран-членов СНГ.

С другой стороны, до принятия Конституций, государств-членов СНГ как самостоятельных субъектов международного права ратифицировали многие международные договоры. Некоторые из них направлены на урегулирование внутригосударственных отношений. Поэтому, во время подготовки и обсуждения проектов Конституции, в первую очередь в центре внимания было их соответствие тем международным стандартам, к которым государства присоединились. Например, Парламент Азербайджанской Республики до принятия Конституции (Конституция Азербайджанской Республики была принята 12 ноября 1995 г. всенародным голосованием) 21 июля 1992 г. ратифицировал Пакты о правах человека 1966 г., Конвенцию ООН о правах ребёнка 1989 г. и т.д. При принятии Конституции в данном случае нельзя было не учитывать положений названных документов. Количество ратифицированных международно-правовых документов прямо пропорционально влиянию международного права на внутригосударственное право, в том числе и на Конституционное право. Чем больше ратифицированных документов, тем больше влияние.1

Можно подчеркнуть следующие особенности, которые характерны для всех Конституций стран-членов СНГ:

1) человек, его права и свободы есть высшая ценность. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства;

2) государство выражает волю народа. Народ является единственным источником государственной власти;

3) равным образом признаются и защищаются все формы собственности (частная, государственная и т.д.);

4) система государственной власти основывается на принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную;

5) общественная жизнь развивается на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений. Никакая идеология не может быть признана в качестве государственной;

6) признаётся верховенство права;

7) признаётся приоритет общепризнанных норм международного права и они являются составной частью правовой или законодательной системы в подавляющем большинстве государств-членов СНГ.

Все перечисленные факты дают нам основание сделать заключение о том, что на пороге XXI века в появлении новых Конституций стран-членов СНГ в таком содержании первостепенная роль принадлежит международному праву.

Второе направление - соответствие Конституций стран-членов СНГ международному праву и позиции этих же Конституций в вопросе о соотношении двух правовых систем - дополняет первое направление и изучается как его продолжение. Образно говоря, “ акты конституций - фильтр международного права для каждого государства”1 . Как отмечают некоторые учёные2, в современных Конституциях выделяется четыре группы норм касающиеся международного права. Во- первых, в Конституциях закрепляются цели, задачи и принципы внешней политики государства, которые в конечном счёте реализуются на международной арене, в сфере действия международного права. Именно там формулируются доминирующие в обществе главные политические, духовные и правовые ценности, в соответствии с которыми должно строится не только поведение граждан и должностных лиц, но и политика государства.3 Положения о внешней политики содержатся в конституциях многих государств-членов СНГ в первом разделе, которое чаще называют “Общие положения” или “Основы конституционного строя”. Иногда встречаются и специальные главы, посвящённые международным отношениям. Так разрешается этот вопрос например, в Конституции Республики Узбекистан, принятой 8 декабря 1992 г. в парламенте Республики.4 Четвёртая глава, под наз-ванием “Внешняя политика”, состоит всего из одной статьи (ст.17), согласно которой Республика Узбекистан является полноправным субъектом международных отношений, её внешняя политика исходит из принципов суверенного равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, невмешательства во внутренние дела других государств и иных принципов и норм международного права.

В Конституции Украины 1996 г. указывается, что внешнеполитическая деятельность Украины направлена на обеспечение её национальных интересов и безопасности путём поддержания мирного и взаимовыгодного сотрудничества с членами международного сообщества на основе общепризнанных принципов и норм международного права (ст.18).

Все государства-члены СНГ указывают свою приверженность к основным принципам современного международного права, которое составляет основу внешнеполитической деятельности государств, путём объявления их составной частью своей правовой системы. Именно так решается этот вопрос в Конституциях Российской Федерации (ч.4 ст.15), Республики Кыргызстан (ч.3 ст.12), Республики Армении (ст.6) и т.д.

В некоторых конституциях закреплено право государства на заключение союза и вхождения в межгосударственные образования (ч.2 ст.17 Конституция Узбекистана, ч.2 ст.8 конституция Республики Беларусь и т.д.) Согласно ст.79 Конституции РФ “Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечёт ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации”.

Особое значение имеют нормы Конституций закрепляющие положения отношения к войнам . В Конституции Республики Казахстан 1995 г. подчёркивается, что республика отказывается от применения первой вооружённой силы (ст.8). Конституция Азербайджана отвергает войну, как средство посягательства на независимость других государств и как способ решения международных конфликтов (ч.II ст.9).

Во-вторых, все конституции в той или иной степени закрепляют правила регулирующие компетенцию различных органов государства в деле создания и реализации норм международного права, осуществления внешнеполитических функций государства.

К ведению парламента относится решение таких международно-правовых вопросов, как ратификация и денонсация межгосударственных договоров, дача согласия на объявление войны и заключение мира, учреждение дипломатических представительств и т.д. (ч.1 ст.95 Конституции Азербайджанской республики, ст. 83 Конституции Республики Белорусь и т.д. ). К ведению Совета Федерации относятся решение вопроса о возможности использования Вооружённых Сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации (п.г,ч.1 ст.102).

Глава государства осуществляет руководство внешней политикой, ведёт переговоры, подписывает международные договоры, ратификационные грамоты, принимает врительные и отзывные грамоты аккредитуемых при нём дипломатических представителей, является гарантом прав и свобод человека и гражданина, представляет государство в международных отношениях, решает воп-росы гражданства и предоставления политического убежища и т.д.(ст.80,86,89 Конституции Российской Федерации; ст.40, п.6, 11,14 ст.44 Конституции Республики Казахстан, ст.93 Конституции Республики Узбекистан и т.д.) .

Правительство осуществляет меры по реализации внешней политики государства. (п.д, ч.1 ст. 114 Конституции РФ), Конституционный Суд разрешает дела о соответствии Конституции не вступивших в силу международных договоров (п.6 ч. III ст.130 Конституции Азербайджанской республики) и т.д.

Анализируя Конституции государств-членов СНГ можно сказать, что в них отражено сходное по содержанию определение полномочий государственных органов на участие в создании и реализации международных норм.

В-третьих, во всех конституциях государств-членов СНГ определяются основные принципы взаимодействия внутригосударственного и международного права.

Рассматривая эту проблему и сделав сравнительный анализ с другими конституциями государств-членов СНГ, остановимся на Конституции Азербайджанской Республики. По этому вопросу имеются в виду следующие положения Конституции Азербайджана:

1) ст.148, которая называется “Акты, входящие в систему законодательства Азербайджанской Республики”, предусматривает международные договоры, стороной которых является Азербайджанская Республика, как неотъемлемая составная часть системы законодательства Азербайджанской Республики;

2) ст.151, предусматривающая юридическую силу международных актов, определяет, что при возникновении противоречия между нормативно-правовыми актами, входящими в систему законодательства Азербайджанской Республики с межгосударственными договорами, стороной которых является Азербайджанская Республика, применяются международные договоры. При этом Конституция Азербайджанской Республики и акты, принятые путём референдума, составляют исключение;

3) ч.II ст.12, согласно которой “права и свободы человека и гражданина, перечисленные в настоящей Конституции, применяются в соответствии с международными договорами, стороной которых является Азербайджанская Республика”.

Названные положения Конституции Азербайджанской Республики составляют основу, посредством которой определяется позиция Азербайджанской правовой системы в отношении согласований двух правовых систем.

В научной литературе Конституции государств, в зависимости от объёма регулирования соотношения национального и международного права, делятся на конституции индивидуальной и генеральной системы. В отличии от конституции индивидуальной системы, которая предусматривает для согласования двух правовых систем принятие каждый раз внутригосударственного акта, конституции генеральной системы объявляют международное право в качестве составной части правовой системы государства.1

Можно сказать, что все конституции стран-членов СНГ2 тем или иным образом признают внутригосударственное действие норм международного права. Но, подход к решению этой проблемы не идентичен. Например, согласно ст.4 Конституции Казахстана 1995 г. международные договора и иные обязательства Республики являются частью действующего права в Республике. В некоторых государствах заключённые международные договоры характеризуются как часть внутренней правовой системы (ч.4 ст.15 Конституции Российской Федерации 1993 г., ст.6 Конституции республики Армении 1995 г.). Согласно ч.3 ст.12. Конституции Республики Кыргызстан 1993 г. и ст.9 Конституции Украины 1996 г. ратифицированные международные договоры являются составной частью законодательства страны. Как было отмечено, в ст.148 Конституции Азербайджанской Республики в этом плане используется формулировка “часть системы законодательства”1

В юридической науке понятия “действующие права”, “правовая система”, “система законодательства” интерпретируются по разному.2 Несмотря на это, эти формулировки в данном случае должны толковаться как одно и то же, так как, все они предназначены для непосредственного применения норм международного права во внутригосударственной сфере.

Несколько противоречиво выглядит ст. 151 Конституции Азербайджанской Республики. Во - первых , из текста этой статьи следует что международные договоры в иерархии правовых актов, которые составляют систему законодательства Азербайджанской Республики, занимают лишь третье место, после Конституции и актов, принятых референдумом. В отношении международных договоров Конституция и акты, принятые референдумом, обладают высшей юридической силой. Во-вторых, в контексте этого теоретически можно сказать, что норма, противоречащая международным правам и в том числе, противоречащая нормам “jus cogens ” может оказаться в Конституции или актах, принятых референдумом. Как правильно указывает Л.Г.Гусейнов о том, что Конституция Азербайджанской Республики обязывает правоприменителя в таких случаях руководствоваться Конституцией, невзирая на то, что она может фактически, даже вопреки своему желанию, вызвать нарушение того или иного международного обязательства страны1 . В-третьих, система законодательства Азербайджанской Республики кроме Конституции, актов, принятых референдумом и международных договоров, страной которых является Азербайджанская Республика, включает также следующие нормативно-правовые акты:

1) законы;

2) указы;

3) постановления Кабинета Министров Азербайджанской Республики;

4) нормативные акты центральных органов исполнительной власти.

В отношении перечисленных нормативно-правовых актов международные договоры, стороной которых является Азербайджанская Республика, обладают высшей юридической силой.

Из вышесказанного следует, что в Конституциях соотношение международного права с конституцией (и близкие с ним акты) решается иначе, чем с остальными нормативно-правовыми актами.

В практике Верховного Суда США подтверждено, что нормы Конституции США обладают высшей юридической силой в отношении международного договора. Конституции Испании и Нидерландов предусматривают, что заключение договора, содержащего правила, противоречащие Конституции, может иметь место после соответствующего пересмотра конституции. Конституционный Совет Франции объявил, что договор о Европейском Союзе 1992 г. содержит положения противоречащие Конституции страны, поэтому до его ратификации необходимо внести в неё соответствующие изменения.1

Все Конституции государств членов СНГ шли по этому пути. Имеется ввиду следующие положения в конституциях. Во-первых, во всех конституциях признаётся безусловное верховенство Конституции. Во- вторых, во всех конституциях предусмотрено, что одним из вопросов, решаемых в порядке конституционного судопроизводства, является разрешение дел о соответствии конституции не вступивших в силу международных договоров данного государства. В-третьих, в некоторых конституциях об этом существует чёткое предписание. Например, согласно ч.3 ст.8 Конституции Республики Беларусь 1994г. “не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции” ; сог-ласно ч.2 ст.9 Конституции Украины 1996 г. “заключение международных договоров противоречащих Конституции Украины, возможно только после внесения соответствующих изменений в Конституцию Украины ” . Аналогичные нормы содержаться в ст.6 Конституции Республики Армении 1995 г.: “Противоречащие Конституции международные договоры могут быть ратифицированы после внесения в Конституцию соответствующей поправки”. И наконец, четвёртое, в некоторых государствах это положение было полностью раскрыто в законах. Российский закон о международных договорах 1995 г. устанавливает, что выражение согласия на обязательность договоров, содержащих правило, требующие изменения отдельных положений Конституции возможно только после внесения соответствующих поправок в Конституцию (ст.72). Почти аналогичное правило устанавливает Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации” 1996 г. В нём определяется иерархия норм правовой системы России по их юридической силе, в которой нормы международного права занимают лишь четвёртое место, после Конституции, федерального конституционного закона и федерального закона(ст.3).

Однако, это неприемлемо для современного уровня международных отношений . Как было сказано в ст.27 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., в международных отношениях верховенство принадлежит международному праву.

В Конституции Азербайджана эта позиция поддерживается только по отношению применения права и свободы человека и гражданина. Так, из текста ч.II ст.12 следует, что те конституционные нормы, которые предусматривают права и свободы человека и гражданина, должны применяться в соответствии с международными договорами, стороной которых является Азербайджанская Республика. Как нам известно, Азербайджанская Республика присоединилась к универсальным соглашениям, в которых изложены международные стандарты по правам человека, в том числе : Пакты о правах человека 1966г., Конвенция ООН о правах ребёнка 1989 г.(дата присоединения-21 июля 1992 г.), Конвенция ООН о политических правах женщин 1952 г. (4 августа 1992 г.), Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. (30 июня 1995г.), Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965г. (31 мая 1996 г.), Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказания за него 1973 г. (31 мая 1996 г.), Конвенция ООН о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. (31 мая 1996 г.), Конвенция о рабстве 1926 г. (31 мая 1996 г.), Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. (31 мая 1996 г.) и другие. Из этого следует, что конституционные нормы о правах человека должны применяться в соответствии с этими международными договорами. Выходит так, что между двумя нормами Конституции существует противоречие (ч.2 ст.12 и ст.151). В ст.151 содержится общая норма, которая предусматривает приоритет Конституции в отношении международного договора, а ч.II ст.12 предусматривает из этого общего правила исключение, касающиеся международных стандартов по правам человека. Во- втором разделе Конституции Азербайджанской Республики закреплены основные права, свободы и обязанности человека и гражданина . Именно ч.II ст.12 предусматривает приоритет международных стандартов по правам человека над вторым разделом Конституции. Иначе говоря, положение ст.151 не распространяется на те статьи Конституции, которые предусматривают права и свободы человека. Если принять во внимание, что обеспечение прав и свобод человека и гражданина является высшей целью государства (ч.1 ст.12 Конституции), тогда становится очевидным, что такой подход к этому вопросу не случаен . Аналогичная норма содержится в Конституции Республики Кыргызстан. Согласно ч.1 ст.16, в Республике “признаются и гарантируются основные права и свободы человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, межгосударственными договорами и соглашениями по вопросам прав человека, ратифицированными Кыргызской Республикой”. Конституция Республики Молдовы 1994 г. устанавливает, что конституционные права и свободы “толкуются и применяются в соответствии со Всеобщей Декларацией прав человека и международными договорами Молдавской Республики” (ч.2 ст.4).

Особый статус международных стандартов по правам человека существует и в Конституции России. “В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией” (ч.1 ст.17) . В изложенном тексте союз “и” указывает на то, что в данном случае по крайней мере существует равновесие между принципами и нормами международного права по правам человека и Конституцией. Подводя итог об отражении основных принципов взаимодействия внутригосударственного и международного права в Конституции государств-членов СНГ, можно прийти к следующим выводам:

1) Подавляющее большинство Конституций государств-членов СНГ относятся к конституциям генеральной системы, так как в них объявляется, что международные договоры являются составной частью правовой системы государства, в том числе, Конституции Азербайджанской Республики, Республики Армении, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан, Российской Федерации, Республики Украины и т.д.

2) Все Конституции государств-членов СНГ обладают высшей юридической силой в отношении ратифицированного международного договора;

3) В некоторых Конституциях государств членов СНГ закреплён примат международных стандартов по правам человека над соответствующими конституционными положениями, в том числе, Конституции Азербайджанской Республики, Республики Кыргызстан, Республики Молдовы, Российской Федерации и т.д.

К четвёртой группе норм относятся закреплённые в Конституциях стран-членов СНГ нормы об основных правах и свободах человека, которые также являются объектом международно-правового регулирования. Этот вопрос будет более подробно рассмотрено нами во втором параграфе этой главы.

Третье направление - влияние Конституции стран-членов СНГ на международное право, в связи с особым характером последнего, выражается прежде всего в воздействии на процесс создания и прогрессивного развития норм международного права. В некоторых конституциях государств-членов СНГ получило закрепление ряд прав, которые не предусмотрены в ратифицированных соответствующих международных соглашениях. Например, каждый имеет право на благоприятную окружающую среду (ст.42 Конституции РФ), право на обращение (ст.33 Конституции РФ, ст.57 Конституции Азербайджанской Республики), право не быть принуждёнными свидетельствовать против родственников (соответственно ст.51 и ст.66) и т.д. При таком положении нет сомнения в том, что под влиянием этих норм развиваются международные стандарты по правам человека.

Влияние конституции государств-членов СНГ на прогрессивное развитие международного права прежде всего проявляет себя на региональном уровне и в будущем будет зависеть от активного участия этих стран в международных отношениях. Всё это свидетельствует о том, что конституции стран-членов СНГ имеют большое значение не только во внутригосударственном, но и в международном плане.

 

 


<