1.2.ТЕОРИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО : Права человека в международном праве и конституционном праве стран- членов СНГ - Атахан Абилов : Книги по праву, правоведение

1.2.ТЕОРИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 
РЕКЛАМА
<

РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Правовое регулирование прав человека порождает в первую очередь отношение между государством и индивидом. Конечно, не все отношения в области прав человека являются внутригосударственными. Так, отношении, возникающие между отдельным индивидом и соответствующим международным органом (Комитет по правам человека, Комитет по ликвидации расовой дискриминации, Комитет против пыток, Европейская комиссия по правам человека, Комиссия по правам человека в рамках СНГ1 и т.д.), бесспорно выходят за пределы государства. Однако, несмотря на это, отношение в деле непосредственного правового регулирования прав человека - это в основном внутригосударственное отношения и обеспечиваются эти права и свободы государством с помощью норм внутригосударственного права.

Как было отмечено, субъектом основных международно-правовых норм по правам человека является индивид. Он же является непосредственным реализатором принадлежащих ему прав и свобод. Ясно, что индивид находится под юрисдикцией государства. В связи с этим некоторые авторы считают, что пассивная совокупность международно-правовых актов по правам человека не в состоянии обеспечить заметных позитивных изменений в положении индивида без активных целенаправленных действий государств по реализации этих международно-правовых актов в рамках внутригосударственной юрисдикции. По этому поводу Г.И. Тункин отмечает: “Международные нормы о правах человека рассчитаны на то, что они будут осуществляться через внутреннее право отдельных государств, с учётом их социально- экономического строя”.2 Аналогичную точку зрения высказывает и Ю.А. Тихомиров : “Для оказания, воздействия на отношения внутри каждого государства, нормы международного права должны получить национальное признание и найти отражение во внутреннем праве”1

Исследуя соотношение международного и национального права, Р.А. Мюллерсон указывает: “Практика реализации норм международного права показывает, что большинство из них исполняются при помощи национального права. Международное право в целом, за исключением тех норм, которые адресованы международным организациям, осуществляется при содействии национального права”.2

Поэтому, когда речь идёт о международном сотрудничестве в области прав человека, то неизбежно возникают проблемы соотношения международного и внутригосударственного права, международных стандартов по правам человека и их внутригосударственная реализация, правосубъектность индивида в международном и во внутригосударственном праве и т.д.

Объективные факторы о взаимоотношении международного и внутригосударственного (национального) права обусловливают согласованию положение внутригосударственного права с нормами международного права. Это своеобразный “закон” о соотношении двух правовых систем, предусмотрен как в международном праве, так и в национальном праве. Позиция международного права по этому вопросу закреплено и в норме “jus cogens”, и в международном договоре общего характера, и в международном договоре специального характера. Одной из норм “jus сogens” в международном праве является добросовестное выполнение международных обязательств (п.7 ст.2 устава ООН) - “pacta sunt servanda”. Толкование этого принципа приводит к выводу о том, что государство обязано выполнять договор, при этом оно должно согласовывать своё внутригосударственное право с международным правом. Как это было указано в учебнике “Международное право” под редакцией Г.В.Игнатенко: “ В процессе развития данного принципа (речь идёт о “pacta sunt servanda” - А.А.) было предусмотрено, что при осуществлении своих суверенных прав, включая право устанавливать свои законы и административные правила, государства – участники будут сообразовываться со своими юридическими обязательствами по международному праву.”1

В качестве международного договора общего характера можем остановиться на Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. В нём закреплён и принцип “pacta sunt servanda” (ст. 26), и непосредственно указывается, что государство участник какого-либо договора “не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора” (ст.27). Именно это положение признаётся во многих учебниках и монографиях по этому вопросу, как один из факторов того, что внутригосударственное право должно соответствовать международному праву.2

Иначе говоря, государство должно строить свою правовую систему таким образом, чтобы она не только не противоречила международному праву, но и соответствовало ей. Это положение подтверждается также в отдельных международных договорах, заключённых между государствами по специальным вопросам международного права, посредством которой государство, участвующее в договоре обязывается привести свое национальное право в соответствии с договором. Например, п.1 ст.2 международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 года гласит: “Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется в индивидуальном порядке и в порядке международной помощи и сотрудничества в частности экономической и технической областях принять в максимальных приделах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятия законодательных мер.”

В Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. предусмотрено, что если права, признаваемые в настоящем Пакте “не предусмотрены существующими законодательными и другими мерами, каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется принять необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями настоящего Пакта для принятия таких законодательных и других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в настоящем Пакте” ( п.2 ст.2).

Что же касается позиции внутригосударственной правовой системы, по этому вопросу можно сказать, что в подавляющих конституциях, принятых после второй мировой войны, в том числе в конституциях стран – членов СНГ , признаётся внутригосударственное действие норм международного права.

Во внутригосударственном законодательном процессе при принятии каждого законодательного акта, в первую очередь обращается внимание соответствию их международному праву.

Государство выступает нормообразующим субъектом в обоих правовых системах. Правотворческая деятельность государства проявляется и во внутригосударственном праве, и в международном. Поэтому на государство в первую очередь возлагается обязанность обеспечения реализации норм международного права внутри государства. В связи с реализацией норм международного права в документах ООН и различных изданиях используется термин “имплементация” от английского слова "implementation" означает “осуществление” , “проведение в жизнь”.

Процесс имплементации норм международного права на национальном уровне до настоящего времени привлекает внимание юристов-международников.1 Иногда имплементация отождествляется с основным способом приведения в действие в сфере внутригосударственных правоотношений норм международного права. Например, А.С. Гавердовский определяет имплементацию норм международного права как “целенаправленную организационно - правовую деятельность государств, предпринимаемую индивидуально, коллективно или в рамках международных организаций в целях своевременной, всесторонней и полной реализации принятых ими в соответствии с международным правом обязательств”.1 Р.А. Мюллерсон называет имплементацию норм международного права на национальном уровне важнейшим способом их реализации.2

Отмечая, что “особым видом имплементации международных норм является отсылка”, И.И. Лукашук, на наш взгляд тоже поддерживает эти мнения, так как отсылка оценивается как один из способов реализации норм международного права. 3

Из этих позиций следует, что имплементация как организационно- правовая деятельность государств осуществляется в целях реализации норм международного права и как бы находится за пределами реализации. А на самом деле имплементация, это есть реализация норм международного права, воплощение их в поведении субъектов международного права, реальное, практическое осуществление предписаний норм международного права.

Имплементация норм составляет основную проблему функционирования международного права. И оно является основным звеном в обеспечении эффективности норм международного гуманитарного права.4

Что же касается основных способов приведения в действие в сфере внутригосударственных правоотношений норм международного права, они и есть дополнительные правовые и организационные меры со стороны государств для своевременного, всестороннего и полного осуществления норм международного права. Их можно оценивать как составную часть процесса имплементации.

Имплементация норм международного права – это сложный процесс. Имплементация международно – правовых норм в области прав человека не может осуществляться без дополнительных мер правового и институционального характера, которые предпринимаются субъектами международного права на международном и национальном уровнях.1

Процесс имплементации состоит из двух этапов. На первом этапе создаются реальные условия для практического осуществления предписаний норм. В научной литературе оно известно как механизм реализации норм международного права, которая , в свою очередь делится на внутригосударственный и международный.2 На втором этапе осуществляется непосредственная фактическая деятельность, которая была предусмотрена в нормах международного права.

Поскольку основная часть международных норм о правах человека осуществляется через внутригосударственное право, остановимся на внутригосударственном механизме реализации норм международного права. Этот механизм, как и другой, предусматривает два вида деятельности : правовой (нормативный) и организационно–правовой. Правовой механизм направлен на обеспечение нормативной базы для реализации норм международного права. Во внутригосударственном праве существуют различные по содержанию нормы, касающиеся тех или иных вопросов международного права. Среди них выделяются: нормы общего характера (это в основном конституционные нормы, выражающие своё отношение к международному праву); нормы о компетенции различных органов государства в сфере деятельности выполнения норм международного права, в том числе, по правам человека; нормы о способах приведения в действие норм международного права. В науке международного права вопрос о способах приведения в действие норм международного права на территории государства является весьма сложным, ввиду большого числа противоречащих друг другу мнений. Виднейшие юристы–международники прямо или косвенно занимались выяснением и разработкой путей и способов приведения в действие норм международного права на территории государства. Значительная часть учёных настаивает на том, что одной из наиболее распространённых форм приведения в действие норм международного права является трансформация.1 Некоторые авторы пользуются ею в силу того фактора, что она широко распростанена.2 В.Г.Буткевич,3 Р.А. Мюллерсон,4 Г.В.Игнатенко5 привели достаточно убедительные аргументы, доказывающие отсутствие трансформации норм одной системы в нормы другой в процессе имплементации норм международного права на национальном уровне. Сам термин “трансформация” не отражает сути явления, которое называется одним из способов приведения в действие норм международного права на территории государства. Слово “трансформация” , от позднелатинского слова “transformatio”, означает “преобразование”, “превращение”.6 Трансформация означает, что из существующего предмета или явления, имеющего свойства и характеристику, в результате воздействия возникает новый предмет или явление с новыми свойствами и характеристикой.

Отсюда следует, что трансформация, преобразование первого предмета или явления во вторую ведёт к ликвидации первого. В данном случае этого не происходит. Если признать, что государство силой своего национального права может ликвидировать норму международного права, значит, не видеть реальности. Таким образом, трансформация не может быть оценена как один из способов приведения в действие норм международного права.

В литературе перечисляют другие способы: рецепция, инкорпорация, унификация, адаптация, легитимация и т.д.1 Не находя своё подтверждение в законодательной практике, они все остаются “продуктом” теории.

На наш взгляд, изучая этот вопрос, прежде всего надо основываться на положении внутригосударственного права, которое определяет способы приведения в действие норм международного права.

Подводя итог анализу различных способов приведения в действие норм международного права на территории государств, можно сказать, что наиболее реальной и лаконичной представляется система, предложенная Г.В.Игнатенко, в соответствии с которой реализация норм международного права осуществляется по трём вариантам непосредственного применения: 1) самостоятельное; 2) совместное; 3) приоритетное), “ориентиром и побудительным фактором”2 , которой является отсылка. Во-первых, эти способы непосредственно закреплены в нормах внутригосударственного права, во-вторых, применение этих способов внутри страны в рамках действия внутригосударственного права позволяет максимально обеспечить осуществление норм международного права, в частности тех, которые направлены на индивида.

Можно отметить, что в законодательной практике государств-членов СНГ сложилась такая тенденция, которая предусматривает почти во всех принятых законах нормы, отсылающие к нормам международного права при ситуации: пробел в законе, коллизии между нормами международного и внутригосударственного права, необходимость применения закона в комплексе с аналогичной нормой международного договора и т.д. Например, в ст.3 Закона Азербайджанской Республики о правовом положении иностранцев и лиц без гражданства 1996 г. указывается, что правовое положение данных лиц определяется наряду с внутригосударственными правовыми актами, так же международным договором, стороной которых является Азербайджанская Республика. На наш взгляд, в данном случае речь может идти о комплексном применении и о пробельной ситуации в законе. Если второй будет существовать, то правоприменитель должен руководствоваться положениями международного договора. Ст.28 того же закона под заголовком “Международные договоры”, регулируя коллизионные ситуации, определяет, что при возникновении противоречия между правилами данного закона и международными договорами, применяются международные договоры.

Основанием непосредственного применения является конституционная норма, которая предусматривает нормы международного права как часть правовой системы страны.

Разъясняя аналогичную норму в Конституции Российской Федерации (ч.4 ст.15), Верховный Суд Российской Федерации в своём постановлении “ О некоторых вопросах применения судом Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” от 31 октября 1995 г. указывает, что суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для РФ международным договором, решение о соглашении на обязательность которого для РФ было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора РФ (это есть приоритетное применение). В этом постановлении далее предусмотрено, что положение договора не требующее издания внутригосударственных актов для применения, действует в РФ непосредственно (это есть самостоятельное применение). В иных случаях, наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора (это есть совместное применение).

Внутригосударственный организационно-правовой механизм представляет собой комплекс органов государства и проводимых ими мероприятий по созданию условия и обеспечения выполнения предписаний международно-правовых норм, в том числе и в области прав человека.

В процессе иплементации во внутригосударственном праве международных стандартов по правам человека участвует различные по статусу органы государства : парламент, президент, правительства и т.д. Глава государства по Конституции является гарантом прав и свобод человека и гражданина (пункт 1, ст.93 Конституция Республики Узбекистан; ч.2 ст.40 Конституция Республики Казахстан и т.д.). В некоторых конституциях это формула (гарантия прав и свобод человека и гражданина) составляет основу присяги, которую приносит президент при вступлении в должность.(ч.1 ст.82 Конституция Республики Казахстан ).

По вопросу прав человека существует целый ряд указов и распоряжений Президента Азербайджанской Республики. Среди них особо можно выделить указ “О мерах в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина” от 22 февраля 1998 г., в котором Президент предложил парламенту(Милли Меджлиса) Азербайджанской Республики то, что в ходе подготовки законопроектов и принятия законов руководствоваться в качестве основного критерия правами и свободами человека, закреплёнными в Конституции Азербайджанской Республики; поручил Кабинету Министров и Администрации Президента подготовить проект Государственной программы по защите прав человека, обсудить вопрос создания института полномочного представителя Азербайджанской Республики по правам человека, представить свои предложения по созданию научно-исследовательского института по правам человека, принять меры по обеспечению полного соответствия нормативно-правовых актов международным стандартам по правам человека, представить свои предложения по совершенствованию правовых механизмов в области защиты прав человека, обеспечить проведение соответствующих организационных и других мероприятий по полному и эффективному выполнению международных соглашений в области прав человека, сторонником которых выступает Азербайджанская Республика, принять меры в области дальнейшего развития сотрудничества с Европейской Комиссией, Советом Европы, Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, Международной амнистией, Хельсинской организацией, наблюдающей за правами человека, а так же с соответствующими структурами, осуществляющими деятельность в области прав человека, представлен согласованный с представительством ООН в Азербайджане проект программы по защите прав женщин, детей и национальных меньшинств; поручил Министерству Иностранных Дел совместно с соответствующими государственными органами изучить вопрос возможности присоединения Азербайджанской Республики к Международной конвенции ООН “О защите прав всех трудящихся - иммигрантов и членов их семей 1990 г., к Первому и Второму Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах, и других международных соглашений в области защиты прав человека и представить соответствующие предложения Президенту”1.

Международные договоры , предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина, подлежат ратификации в парламенте (ст.15 Федерального Закона “О международных договорах Российской Федерации” 1995 г.). Парламент устанавливает основополагающие принципы и нормы, касающиеся основных прав и свобод человека и гражданина, государственные гарантии этих прав и свобод (п.1 ч.1 ст.34 Конституции Азербайджанской Республики, п.1. ч.3 ст. 61 Конституции Республики Казахстан ).

В ряде Конституций государств-членов СНГ предусмотрено, что правительство осуществляет меры по обеспечению прав и свобод человека (п. “е” ч.1 ст. 114 Конституции Российской Федерации).

Для реализации в жизнь внутри государства юридических норм, содержащихся в международных соглашениях по правам и свободам человека, необходимо не только приведение в действие их на территории страны, но, и требуется проведение соответствующей социально-экономической политики, направленной на создание условий для фактического осуществления содержащихся в них требований. Каждое государство обязано создать и предоставить условия и возможности человеку и гражданину для практического осуществления ими своих прав и свобод. Например, конституционное провозглашение в Азербайджанской Республике права каждого жить в здоровой окружающей среде (ст.39) не означает того, что каждый человек уже имеет фактическую возможность жить и работать в условиях здоровой окружающей среды. Государство обязано принимать в каждом случае все меры по обеспечению и защите прав человека, что практически может привести к желаемому результату. В каждом государстве существует целый ряд правоохранительных органов, одним из основных задач которых является защита прав человека.

Например, ст.3 Закона Азербайджанской Республики о судах и судьях 1997 г., определяет, что суды при осуществлении судопроизводства должны защищать права и свободы человека и гражданина закреплённых в Конституции Азербайджанской Республики от всяких посягательств и нарушения закона .

В обеспечении прав и свобод граждан особую роль играет Конституционные суды (России, Азербайджан, Белоруссии, Узбекистан и т.д.), Конституционный Совет (Казахстан), который осуществляет предварительный контроль за правовыми актами с точки зрения их соответствия к правам человека.

Как было отмечено, вторым этапом процесса имплементации является непосредственная фактическая реализация, при котором предписания норм международного права становятся реальными.

Международные стандарты по правам человека непосредственно реализуются со стороны индивида. Основными формами реализации правовых норм являются: а) соблюдение, б) исполнение, в) использование.

Соблюдением, как формой реализации права, называется воздержание от совершения действий, запрещённых нормами права. При этом реализуются запрещающие нормы. Для этого от субъекта потребуется пассивность (бездействие). Например, для соблюдения ст. 7 Пакта о гражданских и политических правах, в котором указывается, что никто не должен подвергаться пыткам или жестоким бесчеловечным, унижающим его достоинство обращению или наказанию, надо всем воздержаться от таких действий . Согласно ст. 8 названного Пакта, рабство и работорговля запрещаются во всех их видах. Для реализации этой нормы достаточно пассивность (бездействие) субъектов.

Исполнение как форма реализации права называется выполнение обязанности, т. е. совершение тех действий, которое предусмотрены нормой международного права. При этой форме реализуется обязывающие нормы, от субъектов требуется активная деятельность. Такая формулировка “участвующие в настоящем Пакте государства обязуются” часто повторяется в нормах Пактов о правах человека 1966 г. Например, в статье 2,3,8,14,16 Пакта об экономических , социальных и культурных правах речь идёт об обязанностях участвующих в Пакте государств, которые для реализации соответствующих норм должны исполнить эти обязанности. Статья 3 Пакта о гражданских и политических правах обязует каждое участвующее в настоящем Пакте государство “обеспечить равное для мужчин и женщин право использования всеми гражданскими и политическими правами, предусмотренными в настоящем Пакте”

Использование права определяется как беспрепятственное осуществление действий в соответствии с субъективными правами, непосредственно входящими в правовой статус индивида.

При этом реализуется предписание нормы. Индивид в соответствии со своими желаниями и интересами использует или же не использует возможности, заложенные в этих правах. Основу международных документов по правам человека именно составляют такие нормы. Там, где речь идет о таких правах в международных документах используются формулировка: “признаётся права каждого человека...” (в Пакте об экономических, социальных и культурных правах), “каждый человек имеет права...” (в Пакте о гражданских и политических правах, в Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека) и т.д.

В международных документах определяется также граница использования субъективного права. Такими являются охрана государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения, прав и свобод других лиц, как было указано в ст. 4 Пакта об экономических, социальных и культурных правах. Однако, все эти ограничения должны быть установлены законом, “и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе”.

Однако, самые продуманные механизмы и правовые меры будут бессильны, если государство не способно требовать от своих органов и должностных лиц за ненадлежащее выполнение ими обязанностей по охране прав личности. Анализируя современную обстановку в странах- членов СНГ , можно сказать, что эти государства в нынешнем их состоянии не способны придать проблеме прав человека надлежащее значение и обеспечить заботу о человеке как высшей ценности.

 


<