1.1. ЭВОЛЮЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО И ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА : Права человека в международном праве и конституционном праве стран- членов СНГ - Атахан Абилов : Книги по праву, правоведение

1.1. ЭВОЛЮЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО И ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 
РЕКЛАМА
<

Термин “права человека” появился в международной политической лексике после американской войны за независимость и Великой Французской революции. Именно в тот период в соответствующих внутригосударственных документах Билль о правах (США,1791 г.), Декларация прав человека и гражданина (Франция,1789 г.)1 говорилось о правах человека и гражданина. Однако сама идея прав человека появилась в V-VI вв. до н.э. в древних полисах (Афины, Рим)2 . Опыт истории показывает, что во многих государствах не только во времена рабовладения и в тёмное средневековье, но и позже человека лишали всех прав. Часто он рассматривался не в качестве субъекта права, а объекта правоотношений между рабовладельцами, т.е. по существу являлся “ говорящей вещью ” 3 .

В период средневековья флагманом в эволюции внутригосударственного правового регулирования прав человека считается практика Англии. Это отражено в таких актах, как Великая хартия вольностей 1215 г., в которой содержатся статьи, направленные на обуздание произвола королевских чиновников; Петиция о праве 1628 г., возлагавшая определённые обязанности на короля и приз-ванная защищать подданных от произвола королевской администрации; Хабеас корпус акт 1679 г., который внес неоценимый вклад в развитие прав человека, установив свободу слова, свободу выборов в парламент, право обращения подданных с петицией к королю и т.д.

Концепций прав человека существует множество: религиозные, позитивистские, естественно-правовые, универсальные и т.д. В юридической мысли можно различить два основных направления о правах человека: естественно-правовое и позитивистское. Идеи естественно-правовой теории были развиты в трудах Руссо, Гроция, Локка, Монтескье, в которых рассматриваются права человека как естественные, неотъемлемые, вытекающие либо из разума, либо из божественной воли, либо из неизменной природы самого человека.1

Естественно-правовому направлению противостоял позитивистский подход о природе прав человека, согласно которой права человека, их объём и содержание определяются государством. А на сегодня можно сказать, что эти противостояния носят условный характер, и естественная –правовая доктрина, и позитивистский подход как бы дополняют друг друга. С одной стороны современная законодательная практика признаёт происхождение прав человека как неотъемлемых, неотчуждаемых, а с другой стороны, не находя закрепления в позитивном законодательстве права человека выступают весьма неопределённо. Так, в Конституциях Российской Федерации (ч.2 ст. 17), Республики Казахстан (ч.2 ст.12), Азербайджанской Республики (ч.1 ст.24) воплощена естественно-правовая концепция прав человека, и после этого каждый вид естественного права человека нашёл своё позитивное выражение, без которого существовало бы неопределённость, невозможность осуществления государством функции их обеспечения и защиты. Признание государством естественных, неотъемлемых прав человека не снимает задачу их конституционного закрепления.2 Действительность данных прав обеспечивается путём их фиксирования в нормах позитивного права, прежде всего, конституционного. Значение закрепления естественных, прирождённых прав выражается главным образом в том, что утверждается незыблемость прав и свобод человека, подчеркивается роль государственных органов в охране правового статуса личности1.

Удивителен тот факт, что во многих источниках о правах человека не отражается конкретное определение понятия прав человека. В учебнике “International law”, изданном в Лондоне 1986 г., указывается, что нет общего определения прав человека. Права человека интерпретируются в зависимости от особенностей экономического, социального и культурного развития общества и ими определяются.2 А в учебнике “Международного права ” под ред. Ю.А. Колосова и В.И. Кузнецова, несмотря на отдельный подпараграф “понятия прав человека”, тоже не даётся конкретное определение прав человека.3 Сам по себе термин “права человека” характеризует субъективное право, означает существование определённой возможности у индивида. С точки зрения теории права, права человека определяются как формально-определённые, юридически гарантированные возможности пользоваться социальными благами, официальная мера возможного поведения человека в государственно-организованном обществе.4

Существование множественности концепций прав человека не препятствует формированию универсальной концепции международного сотрудничества в области прав человека на основе общепризнанных принципов и норм международного права.

Как видно из вышеизложенного, на установление универсальной концепции международного сотрудничества в области прав человека, решающее влияние оказал внутригосударственный опыт в этом направлении и те внутригосударственные акты, которые были названы выше.

Универсальная концепция прав человека предусматривает сотрудничество государств в области правового регулирования и обеспечения прав человека. Каковы предпосылки сотрудничества государств в этой области?

События Второй мировой войны и стремление предотвратить повторение глобальных катастроф побудили государства и народы проявить большую заботу о правовой и социальной защите прав и основных свобод человека. Именно в этот период один из наиболее видных юристов мира Х.Лаутерпахт подчёркивал необходимость принятия международного билля о правах человека.1 Именно в этот период человечество окончательно признало, что права человека являются одной из глобальных проблем современности. И это не могло не оказывать влияния на содержание Устава ООН, принятого в этот период. Однако, и до принятия Устава ООН были известны международные договоры, регулирующие отдельные стороны этого вопроса. Эти договоры можно разделить на три группы. К первой группе относятся соглашения, касающиеся защиты прав религиозных и национальных меньшинств; ко второй группе принадлежат договоры по борьбе с рабством и работорговлей;2 к третьей группе относятся договоры, направленные на защиту прав человека в период вооружённых конфликтов.

В истории России известен Кючуг-кайнарджийский договор, заключённый с Турцией, в котором содержалось положение о защите религиозного меньшинства. Охрана некоторых прав национальных меньшинств было предусмотрено в Версальской системе мирных договоров. Хотя, в уставе Лиги Наций не содержалось положения о защите национальных меньшинств, была использована благоприятная возможность связать общие вопросы мирного урегулирования и механизм Лиги с обязательствами по обращению с меньшинствами. В результате, выработанная система обязательств представляла собой первую серьёзную попытку обеспечить защиту политических и правовых отношениях. Договоры подразделялись на три группы. К первой группе относились договоры о меньшинствах, заключённые между главными союзными и присоединившимися к ним державами, с одной стороны, а также с Польшей, Чехословакией, Грецией и прочими государствами, - с другой. Во вторую группу вошли мирные договоры с Австрией, Венгрией, Турцией, имевшие особые разделы, посвящённые национальным меньшинствам. Третью группу составили положения о меньшинствах в специальных конвенциях. Особо можно выделить Конвенцию о Верховной Силезии 1922 г., заключённую между Германией и Польшей.1 Данными договорами предусматривалось следующее: защита жизни и свободы, в том числе свободы вероисповедания, для всех независимо от языка, расы или религии; обеспечение равенства перед законом в отношении гражданских и политических прав всех граждан договаривающихся сторон; наконец, предоставление свободы организациям в религиозных и образовательных целях и обеспечение государством возможности обучать детей в начальной школе на их родном языке в тех районах, где национальные меньшинство составляет значительный процент населения.2

В ряде международных соглашений предусматривались также меры по борьбе с рабством. Ещё в прошлом веке появились первые соглашения, направленные против рабства и работорговли. Первые попытки, предпринятые на международном уровне в этом направлении, берут своё начало с Венского конгресса 1915 г. и особенно Берлинской конференции по Центральной Африке 1884-1885 г. В 1890 г. на Второй Брюссельской конференции была принята Конвенция, с целью положить конец преступлениям и опустошениям, порождёнными торговлей африканскими рабами.3

В дальнейшем ряд усилий в этой области было предпринято в рамках Лиги Наций. Так, положение о полном запрещении рабства во всех формах и торговли рабами на суше и на море было зак-реплено в Международной конвенции об упразднении рабства и работорговли, заключённый под эгидой Лиги Наций в 1926 году.

Третья группа договоров, касающихся защиты прав человека в период вооружённых конфликтов, включает Женевскую конвенцию 1846 г. и Гаагские конвенции 1899 и 1907 г.

Анализ этих международных конвенций показывает, что они возникли не на пустом месте. Как мы отметили выше, заметное влияние на появление таких международных конвенций оказали внутригосударственные акты. Именно поэтому в литературе отмечается производность международной нормы в области прав человека по отношению к внутригосударственному праву.1

Всё это можно рассматривать в качестве предвестников той активной нормотворческой работы в области правового регулирования прав и свобод человека, которая развернулась в рамках ООН и его специализированных учреждениях, а также на региональном уровне после Второй Мировой войны и продолжается до сегодняшнего дня.

Международная Организация Труда (МОТ) занялась разработкой международных стандартов в области трудового права ещё в период Лиги Наций. Несмотря на то, что деятельность этой организации носит специализированный характер, МОТ за долгий срок своего существования проделала огромную работу в направлении претворения в жизнь целого ряда важнейших прав человека и создания норм обращения с человеком.2

В её повестку дня включались такие вопросы, как принудительный труд, свобода ассоциаций, дискриминаций при приёме на работу, равная оплата, социальное страхование, право на труд, ежегодно оплачиваемый отпуск и т.д. Положением Устава МОТ предусматривается право профсоюзов заявлять протесты и подавать жалобы.

Однако, всеобъемлющие усилия в сфере правового регулирования прав человека на международном уровне берут своё начало с Устава ООН. В истории международных отношений впервые на самом универсальном уровне неоднократно подчёркивалось всеобщее уважение и поощрение прав человека. В преамбуле Устава ООН закреплено: “ Утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций ”. Ст.1 Устава предусматривает, что одной из целей ООН является: “Осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех без различия расы, пола, языка и религии...”

Это общая цель наиболее точно конкретизирована в ст. 55, которая устанавливает: “ООН содействует: ... с) Всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех без различия расы, пола, языка и религии”. Далее в ст. 56 Устава указывается: “Все Члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для достижения целей, указанных в ст. 55”. В Уставе ООН также предусмотрены полномочия отдельных её органов в этом направлении: Экономический и Социальный Совет “уполномочивается делать рекомендации в целях поощрения, уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех” (ч.2 ст.62), “ создаёт комиссии... по поощрению прав человека...” (ст.68); “поощрять уважение прав человека и основных свобод для всех...” является одной из задач системы опеки (ст. .76).

В литературе существует различное мнение о той роли, которую Устав ООН сыграл в правовом регулировании прав человека на международном уровне. Профессор Хамфри отмечает, что Устав ООН только мимоходом уделяет внимание основным правам и свободам человека1. Мовчан А.П. указывает, что Устав ООН стал тем документом, в котором впервые получил свое закрепление принцип всеобщего уважения основных прав и свобод человека без какой-либо дискриминации2. Броунли Я. утверждает, что сущность понятия прав человека в Уставе выражена достаточно определённо3. Присоединяясь ко второй группе мнений, хочется отметить, что являясь своеобразной “конституцией” современных международных отношений Устав ООН сделал большой шаг в развитии мировой цивилизации, тем самым впервые на универсальном уровне возложил на государства обязательство о всеобщем уважении и соблюдении прав и свобод человека. Именно эти положения стали основой для нормативной регламентации одного из основных принципов современного международного права – уважения прав человека и основных свобод.

Предусматривает ли в отношении прав человека Устав ООН обязательства государств-членов ООН? В связи с этим в научной литературе существует две позиции. Островский Я.А. отмечает, что если рассмотреть в комплексе все положения Устава, относящиеся к правам человека, то мы увидим, что Устав ООН налагает на государство юридическое обязательство предоставлять индивидам основные права и свободы.1 По мнению профессора Лаутерпахта, юридическое обязательство поощрять уважение к правам человека включает юридическое обязательство уважать права человека.2 “Положение о правах человека действительно налагают юридические обязательства на государства, подписавшие Устав”3 – эти слова из доклада 55-й конференции Ассоциации Международного права.

Эту точку зрения разделяет Я. Броунли: “Так, не подлежит никакому сомнению, что государства– члены несут в соответствии с Уставом ответственность за любые значительные нарушения его постановлений”.4

Между тем некоторые авторы отрицают юридический характер обязательств государств– членов ООН в отношении прав человека. Так, профессор Дрост считал невозможным признать, что статьи Устава, относящиеся к правам человека, представляют собой правовые нормы.5 По его мнению, Устав налагает на участников лишь обязательство коллективных действий в данной области, предусматривает поощрение уважения прав человека в качестве одной из главных целей Объединённых Наций, включает в компетенцию главных органов Организации вопросы, связанные с правами человека.

Аналогичной точки зрения придерживался и профессор Кельзен. По его мнению, выражения, использованные в Уставе, в данной области не позволяет толковать Устав в том плане, что члены Организации имеют юридическое обязательство в отношении прав и свобод своих граждан. Все, относящиеся к этому вопросу формулировки, касаются лишь целей и функций Организации, а не обязательств членов. Организация не уполномочена Уставом налагать на правительство государства–члена обязательство гарантировать своим гражданам права, упоминающиеся в Уставе.1

В отношении этих точек зрения, которые отрицают наличие обязательств членов ООН соблюдать права человека, хочется напомнить, что ст.56 Устава ООН, является одной из норм международного права. Согласно этой статьи, Устав ООН возлагает на государства не просто обязательства предпринимать действия, а именно обязательство всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех без различия расы, пола, языка и религии; не только совместные, но и самостоятельные действия в этом направлении.

Итак, правам человека отведено значительное место в Уставе ООН. Эта организация быстро продвигалась в направлении разработки авторитетных международных документов в области прав человека. 10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Декларация не принималась в качестве юридического обязательного документа. Однако с годами она в силу обычая приобрела указанный характер, на неё ссылаются не только международные органы, но и внутригосударственные суды. В качестве примера можно сослаться на практику Конституционного Суда Российской Федерации. В решениях Конституционного Суда Российской Федерации достаточно широко используются Международные акты, касающиеся прав и свобод человека,1 в том числе Всеобщая декларация прав человека (например, Постановления Конституционного суда от 16 марта 1918 г. по делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовного процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан и др.).

Во всеобщей декларации прав человека нашли отражение как концепция гражданских, политических прав и свобод (ст. 13-21 Декларации), выдвинутая буржуазной революцией, так и идеи социалистических революций об основных экономических и социальных правах и свободах (ст. 22-27)

Как было отмечено, Декларация не налагает на государства конкретные юридические обязательства по реализации всех перечисленных в ней прав и основных свобод человека.2 Эта задача была осуществлена путём принятия Международных Пактов о правах человека. После большой подготовительной работы со стороны Комиссии по правам человека и Третьим комитетом, Генеральная Ассамблея 16 декабря 1966 г. приняла Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный Пакт о гражданских и политических правах и Факультативный протокол ко второму Пакту. В этих Пактах были детально кодифицированы права человека, придавшие положениям декларации строгую юридическую обязательность.3 Анализируя оба Пакта, можно прийти к выводу о том, что в отличие от Пакта о гражданских и политических правах Пакт об экономических, социальных и культурных правах носит поощрительный характер. Это вытекает из п.1 ст. 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах, в котором указывается, что каждое государство обязуется “ принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми подлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер”. В то же время п.1 ст.2 Пакта о гражданских и политических правах обязывает государство “ уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в настоящем пакте, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства”. На сегодня можно сказать, что почти все государства во всех регионах мира, находящиеся на всех уровнях развития, декларируют свою приверженность обоим Пактам .1

В Пакте о гражданских и политических правах предусмотренные статьи касаются классических вопросов свободы, неприкосновенности личности, равенства перед законом, уважения достоинства, справедливого судебного разбирательства и т.д. В соответствии с этим Пактом образуется Комитет по правам человека. Участвующие в Пакте государства обязуются представлять доклады о принятых ими мерах по претворению в жизнь прав, признанных в Пакте. Первоначальный доклад представляется в течение одного года с момента вступления Пакта в силу для государства, затем во всех случаях, когда этого потребует Комитет. В практике это происходит раз в пять лет. Предусмотрена также процедура жалоб, в соответствии, с которой одно государство- участник Пакта может поднять вопрос о невыполнении обязательств другим государством - участником при условии, что попытка урегулировать этот вопрос в двустороннем порядке оказались безуспешной. Комитет может принять и рассмотреть такие жалобы только в том случае, если они представлены государством-участником, сделавшим заявление о признании для себя компетенции этого Комитета. Комитет рассматривает переданный ему вопрос только после того, как удостоверится, что все внутренние средства были исчерпаны.

Комитет выполняет ещё одну функцию: получение и рассмотрение сообщений от отдельных лиц, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения тех или иных государств- участников какого-либо из прав, изложенных в Пакте. Эта функция Комитета закреплена в Факультативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах, который предусматривает чёткую процедуру по этому вопросу.

Пакты о правах человека – одно из значительных достижений человечества в сфере правового регулирования прав человека. Это первая комплексная международная регламентация прав человека.1 Пакты создали универсальную международную правовую базу для межгосударственного сотрудничества по вопросам, касающихся прав человека. Они, в отличие от Декларации, имеют обязательный характер. Значение этих пактов не только в их юридической обязательности, но и в том, что они существенно развили положения Всеобщей декларации прав человека.

Эти четыре документа составляют Международный Билль о правах человека,2 после принятия, которого особую актуальность приобрёл вопрос о придании им возможно большой эффективности, что предполагает их универсализацию, то есть максимальное увеличение круга их участников. СССР, который является предшественником государств-членов СНГ, подписал оба Пакта 18 марта 1968 г., ратифицировал 18 сентября 1973 г. Пакт об экономических, социальных и культурных правах вступил в силу 3 января 1976 г., Пакт о гражданских и политических правах – 23 марта 1976 г. К факультативному протоколу СССР присоединился 5 июля 1991 г.3 Все государства- члены СНГ ратифицировали оба Пакта. Республика Азербайджан участвует в обоих Пактах с 21 июля 1992г.

Международное сотрудничество не ограничивалось принятием только Пактов о правах человека. Был принят ряд документов, дополнительно закрепляющих определённые права человека. К ним относятся: Конвенция о статусе беженцев 1951 г., Конвенция о политических правах женщин 1952 г., Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г., Конвенция о правах ребёнка 1989 г., Конвенция о коренных и ведущих племенной образ жизни народах в независимых странах 1989 г., Международная Конвенция о защите прав всех трудящихся – мигрантов и членов их семей 1990 г.

Помимо этого был принят ряд документов, направленных на борьбу с дискриминацией. К ним относятся: Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., Конвенция о дискриминации в области труда и занятий 1958 г., Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования 1960 г.

Определённую группу документов составляет акты о рабстве и о принудительном труде: Конвенция о рабстве 1926 г. и протокол к нему 1953 г., Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством,1956 г., Конвенция МОТ об упразднении принудительного труда 1957 г. и т.д.

Особую группу составляют акты, ориентированные на обеспечение и охрану прав человека в период вооружённых конфликтов. Имеются в виду Женевские Конвенции о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительные протоколы к этим Конвенциям, принятые в 1977 г.

Ряд конвенций были направлены на пересечение таких действий, которые посягают на права человека. Можно выделить Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. и т.д.1

Механизм правового регулирования прав человека создан и на региональной основе. Универсальные и региональные системы вступают не как конкуренты, а дополняют друг друга. В литературе отмечается большая роль, которую сыграла Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. при подготовке Пакта о гражданских и политических правах.1 И наоборот, региональные конвенции принятые после Пактов, очень многим обязаны международному Биллю о правах человека. Не нуждается в доказательстве тот факт, что на региональном уровне, где в конвенциях и соответствующих органах участвуют государства с близкими историческими, религиозными и культурными традициями, примерно с одинаковым уровнем политического и экономического развития, международное правовое регулирование прав человека может идти дальше, чем это возможно, во всемирном масштабе.

Существует целая система на региональном уровне, регламентирующая права человека применительно к соответствующей группе государств. Имеются в виду Совет Европы, Общеевропейский процесс, Межамериканская система, Африканская система, процесс в рамках СНГ, арабская система. Для каждой системы характерны соответствующие акты. Основными из них являются: Европейская конвенция защиты прав человека и основных свобод 1950 г. (а также одиннадцать протоколов к ней); 2 Европейская социальная хартия 1961 г.; Американская конвенция прав человека 1969 г.; Африканская хартия прав человека и народов 1981 г.; Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г.; Арабская хартия прав человека 1984 г.

Своеобразный характер имеют документы, принимаемые в деятельности Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.3 Ряд их положений посвящёно правам человека. В Заключительном акте СБСЕ 1975 г. раскрыто содержание принципа уважения прав человека. В акте имеется специальный раздел, посвящённый гуманитарному сотрудничеству европейских государств и правам человека. Особо следует отметить документы, принятые на Конференции СБСЕ по человеческому измерению, проходившей в три этапа: в Париже 1989 г., В Копенгагене 1990 г., в Москве 1991 г. “Человеческое измерение” – термин, которым участники СБСЕ обозначают комплекс вопросов в сфере их взаимоотношений, связанных с правами человека1.

За период существования СНГ накоплен богатый опыт договорного сотрудничества в области прав человека, обеспечение которого является одной из сфер совместной деятельности государств- членов СНГ ( ст. 4 Устава). За короткий срок существования в рамках СНГ были приняты Соглашение о безвизовом передвижении граждан СНГ по территории его участников 1992 г., Декларация о международных обязательствах в области прав человека и основных свобод 1993 г., Положение о Комиссии по правам человека СНГ 1993 г., Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам 1993 г., Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам1994 г., Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г. и т. д.

Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г. основывается на таких документах, как Всеобщая декларация прав человека, Международные Пакты о правах человека, документы по правам человека, принятые в рамках ОБСЕ (СБСЕ) и т.д. Нормы Конвенции распространяются на каждого человека, находящегося на территории государств- членов СНГ, независимо от их принадлежности к гражданству государств-членов СНГ. В Конвенции были перечислены основные гражданские, политические, социально-экономические права и свободы человека. В отличие от Африканской хартии прав и народов это конвенция не включает ни одно коллективное право, в том числе право народов на самоопределение. В ней не нашли отражения ряд прав и свобод, закреплённых в Пакте об экономических, социальных и культурных правах таких, как право каждого на достаточный жизненный уровень, право каждого на участие в культурной жизни и т. д. Ряд гражданских прав не соответствует полностью европейским стандартам (право на жизнь ст.2, право на справедливое судебное разбирательство - п.1. ст.6. и т.д.).1

Согласно Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека, полномочия по соблюдению за выполнением настоящей Конвенции осуществляется Комиссией по правам человека СНГ, Положения о которой является неотъемлемой частью настоящей Конвенции. Комиссия наделена полномочиями по рассмотрению жалоб, как государств, так и отдельных лиц. Любое государство- участник может направить в Комиссию жалобу по вопросам, связанным с нарушением прав человека какой-либо из сторон в соответствии с правилами процедуры (ч. II). Комиссия рассматривает также индивидуальные и коллективные обращения любых лиц и неправительственных организаций по вопросам, связанным с нарушениями прав человека любой из сторон, если этот вопрос не рассматривается в соответствии с другой процедурой международного разбирательства, заявитель исчерпал все доступные внутригосударственные средства правовой защиты и с этого момента прошло не более шести месяцев и обращение не является анонимным.

Конвенцию не подписали Правительства Азербайджанской Республики, Республики Казахстан, Туркменистан, Республики Узбекистан и Украины.

Значение всех этих документов заключается в том, что они, исходя из всемирного опыта и, учитывая современные потребности и тенденции наше цивилизации, устанавливают международные стандарты по правам человека. В соответствии с названными международно-правовыми документами, международные стандарты по правам человека могут быть универсальными и региональными. В основном региональные стандарты соответствуют универсальным, но они могут идти дальше универсальных, быть более широкими и конкретными.

Международное сотрудничество в области правого регулирования прав человека должно строиться с учётом всех основных принципов современного международного права и, прежде всего, принципов суверенного равенства, невмешательства во внутренние дела, равноправия, права народов распоряжаться своей судьбой, всеобщего уважения прав человека и основных свобод1 и т.д.

Существуют и специальные принципы. На ваш взгляд, принципы, лежащие в основе международно-правового регулирования прав человека, можно разделить на две группы. Первую группу составляют принципы, касающиеся международного сотрудничества в области прав человека, ко второй группе можно отнести принципы, характеризующие сущность международных стандартов по правам человека.

Нет единого мнения о принципах, лежащих в основе международного сотрудничества в области прав человека. Так, В.А. Карташкин выделяет, помимо основных принципов (уважения прав человека и основных свобод, самоопределения народов и наций) два принципа: принцип равноправия и запрещения дискриминации и принцип равенства прав мужчин и женщин.2

Профессор Фовсет сюда относит следующие принципы: самоопределение, господства права и недискриминация.3 Б.Г. Манов отмечает, что непосредственную основу международного сотрудничества в области прав человека составляют следующие принципы: принцип уважения прав человека и основных свобод, принцип самоопределения народов и наций, принцип равноправия и запрещения дискриминации, принцип ответственности за нарушения прав человека.4

Подводя итоги перечня принципов, касающихся международного сотрудничества в области прав человека, можно отметить следующее: во-первых, принцип господства права и принцип ответственности за нарушения правовых норм связан не только с правом человека, но и является общим правовым постулатом; во-вторых, принцип равенства прав мужчин и женщин можно оценить как составную часть принципа равноправия; в-третьих, принцип не дискриминации выступает как гарант принципа равноправия, поэтому их можно объединить в один принцип.1 Этот принцип более всего характеризует сущность международных стандартов по правам человека, нежели сотрудничество государств.

Анализируя международные акты о правах человека, можно назвать ещё один принцип, который непосредственно связан с сот-рудничеством государств в этой области: принцип установления обязательств государств по признанию и обеспечению провозглашаемых прав.

К принципам, характеризующим сущность международных стандартов по правам человека, на наш взгляд, относятся: равноправие и запрещение дискриминации; неотчуждаемость и неприкосновенность; гуманизм; непосредственное действие прав и свобод; доступность индивида к эффективным средствам правовой защиты против любого нарушения прав человека и т.д. Содержание этих принципов будет изложено во второй главе.

Как было сказано выше, основу международного сотрудничества в области прав человека составляет принцип уважения прав человека и основных свобод. Его становление и утверждение произошло в современную эпоху и получило отражение, как в международных документах, так и в национальных правовых системах. В декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом ООН 1970 г. говорится, что с целью поддержания международного мира и безопасности “государства сотрудничают в установлении всеобщего уважения и соблюдения прав человека...” Этот принцип нашёл подтверждения во многих международно-правовых актах, принятых государствами вне рамок ООН. Среди них особое место занимает Заключительный акт СБСЕ, в котором впервые этот принцип был сформулирован как самостоятельный принцип международного права. В соответствии с текстом акта государства- участники “будут поощрять и развивать эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных и других прав и свобод, которые все вытекают из достоинства, присущего человеческой личности, и являются существенными для её свободного и полного развития”. Данный принцип нашёл своё подтверждение и в Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г., в которой было сказано, что “развитие и поощрение уважения к правам человека и основным свободам для всех... содействует углублению демократических преобразований, экономическому и социальному росту, укреплению законности и правопорядка”.

Принцип уважения прав человека и основных свобод получил отражение и во внутригосударственном праве. Так, в Конституционном акте о государственной независимости Азербайджанской Республики 1991 г. он закреплён в качестве одного из принципов, на основе которых Азербайджанская Республика строит свои отношения с другими государствами (ст. 16). В ст. 13 Конституции Республики Узбекистан 1992 г. сказано: “Демократия в Республики Узбекистан базируется на общечеловеческих принципах, согласно которым высшей ценностью является человек, его жизнь, свобода, честь, достоинство и другие неотъемлемые права”.

Наряду с этим принципом существует и принцип самоопределения народов и наций, который на сегодняшний день выглядит немного противоречивым. Право на самоопределение – коллективное право. К сожалению, это не всегда направлено на обеспечение прав индивида, и на современный период является одной из причин массового нарушения прав человека. Это подтверждается трагическими конфликтами, происходящими в ряде регионов СНГ, в том числе, Нагорном Карабахе, Приднестровье, Абхазии, Чечне, Таджикистане.

В Декларации о принципах международного права 1970 г. подчёркивается, что принцип самоопределения не должен толковаться как санкционирующий или поощряющий “любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному, или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств”.1

Далее, в международном праве существует и принцип территориальной целостности государств. Исходя из этого, в Заключительном акте СБСЕ сказано: “Государства–участники будут уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств”. В отмеченной цитате особое ударение о территориальной целостности государств, на наш взгляд, говорит о новом подходе к толкованию принципа самоопределения народов и означает возможность самоопределения в пределах уважения территориальной целостности государств.2

По этому поводу в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 марта 1992 г. отмечается: “ Не отрицая право народа на самоопределение, осуществляемого посредством законного волеизъявления, следует исходить из того, что международное право ограничивает его соблюдением принципа территориальной целостности и принципа соблюдения прав человека”. Хотя при нормальном развитии процессов самоопределения народов не должно возникать проблемы противоречия индивидуальных и коллективных прав.

Эволюция международно-правового регулирования прав человека влияет на процесс, в результате которого индивид как носитель субъективных прав ещё больше признаётся субъектом международного права.

Долгие годы в советской литературе субъектами международного права традиционно считались лишь образования, не только обладающие какими-либо правами и обязанностями, возникающими на основе международного права, но и умеющие создавать и эти нормы и участвовать в обеспечении их соблюдения.1 Согласно этой концепции, субъектами международного права были признаны образования, независимые друг от друга, не подчинённые в области международных отношений какой либо политической власти, обладающие юридической способностью к самостоятельному осуществлению прав и обязанностей, установленных международным правом. В коллективной монографии “Международная правосубъектность” также подчёркивается эта мысль. По мнению автора соответствующего раздела монографии (Д.И.Фельдман и Г.И. Курдюков), существенными признаками субъекта международного права являются: “1) способность к участию в международном правоотношении и 2) участие в таковом”2 . Отсюда следует, что международное право регулирует лишь взаимоотношения лиц, способных самостоятельно выступать участниками международных отношений и являющихся непосредственными носителями субъективных международных юридических прав и обязанностей. Данный тезис был высказан также Р.Л.Бобровым3 , С.В. Черниченко 4 и распространён в наши дни5 .

В случае такого определения субъекта международного права индивид таковым не является. Однако, существует и вторая позиция по этому вопросу6 .

В соответствующем разделе Курса международного права с одной стороны отрицается индивид как субъект международного права, с другой стороны отмечается, что в международном праве речь должна идти о двух категориях субъектов. К первой относятся те, которые обладают правами и обязанностями, непосредственно вытекающими из норм международного права и сами непосредственно участвуют в создании этих норм, в обеспечении их соблюдения. Ко второй категории относятся индивиды, которые обладая определённым, довольно ограниченным кругом прав и обязанностей по международному праву, сами непосредственно не участвуют в процессе создания норм международного права.1

В отличие от пост советской научной литературы эта позиция давно утверждена в зарубежных источниках. Например, Г. Лаутерпахт утверждает: “Представляется очевидным, что в той степени, в какой Устав ООН содержит обязательство уважать основные права и свободы, он ведёт к признанию индивида субъектом международного права”2 . Уругвайский юрист Э.Х. Аречага признал возможность предоставления межгосударственными договорами индивидам определённых прав, а также международных средств защиты этих прав.3

В деле нашло своё утверждение тот факт, что каждая историческая эпоха вырабатывает свой подход к субъекту международного права.4 Современное состояние международно-правового регулирования признаёт самостоятельного международно-правового статуса личности. В международных документах по правам человека говорится именно о правах индивидов, и это указывает на то, что именно они являются субъектами этих норм. В настоящее время всё чаще признаётся активная роль личности в деле определения и обеспечения её прав и свобод. Анализируя последние документы в этой области, в том числе Документы Копенгагенского и Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, можно сделать вывод, что соглашаясь с международными нормами по правам человека, государство принимает на себя обязательство не только перед другими государствами, но и пред всеми физическими лицами, находящимися под его юрисдикцией, прежде всего перед своими гражданами.

Международная правосубъективность индивида закреплена и во внутригосударственном праве. Часть 3 ст. 46. Конституции Российской Федерации гласит: “Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека...”

В результате эволюции международно-правового регулирования прав человека, в современном международном праве сформировалась особая отрасль международного права, обычно называемая международным гуманитарным правом .1

В российской и зарубежной юридической литературе существуют различные мнения по поводу названия и содержания этой отрасли. 2

Нельзя согласиться с таким мнением, что гуманитарное право является часть системы норм, касающихся прав человека.3 Слово “гуманитарное” – это более широкое понятие, которое связано со всей сферой деятельности человека (как в мирное, так и военное время).

Подводя итоги, можно сказать, в зависимости от времени в эволюции правового регулирования прав человека различают три этапа. Первый этап берёт своё начало с возникновения института гражданства (V-IV вв. до н.э.) и продолжается до принятия Французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Данный этап характеризует такую особенность эволюции правового регулирования прав человека, которая происходила исключительно во внутригосударственном праве. Второй этап начинается с начала XIX века и продолжается до возникновения ООН и характеризуется появлением на международной арене конвенций по некоторым вопросам прав человека. Третий этап касается деятельности ООН, связанной с формированием международных стандартов по правам человека, составной частью, которой считается определение перечня основных прав и свобод человека, установление обязательства государств по определению прав человека во внутригосударственном праве, предоставление индивидам юридической возможности реализации и защиты признаваемых за ними прав и свобод.

 

 

 


<