ПРЕДИСЛОВИЕ : Права человека в международном праве и конституционном праве стран- членов СНГ - Атахан Абилов : Книги по праву, правоведение

ПРЕДИСЛОВИЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 
РЕКЛАМА
<

После распада СССР в огромном пост советском пространстве, вместо одной великой державы, образовалось несколько независимых и суверенных национальных государств. Разумеется, что данная независимость и суверенность является политической. Для того чтобы она стала полнокровной, целостной любое государство должно стать по необходимости и экономически независимым и суверенным. Иначе говоря, суверенное и независимое государство должно быть способным производить товары, продукты и сферы услуг для своих граждан. Как известно, страны СНГ, в том числе Азербайджанская Республика, драматически переживают так называемый переходный период, который можно назвать историческим периодом глубоких социальных, экономических и политико-правовых реформ, преобразований, социальных потрясений и катаклизмов. Целью этих реформ и преобразований является построение гражданского общества, правового государства, которые служат социально-экономической базой интеграции независимой Азербайджанской Республики в системе мирового сообщества, глобального соревнования мирового социально-экономического и культурного развития.

Существенными сторонами обновленного общества является рыночная экономика и демократия.

Осуществляемые в нашей республике социально- экономические и политико-правовые реформы преобразования дают основания утверждать, что экономика нашей страны развивается в русле рыночных отношений, обретая черты капиталистического хозяйствования, государство и правительственные структуры, несмотря на большие трудности и противоречия, стремятся к демократии.

Совершенно очевидно, что рыночная экономика и демократия немыслимы вне и без политико-правовой базы, современного правового и юридического мировоззрения. Отсюда становится понятным, почему все страны-члены СНГ, в том числе Азербайджанская Республика, начали реформы и преобразования с перестройкой политико-правовых структур, закрепленных, в первую очередь, в основных законах-конституциях этих республик и которые свидетельствуют, правда, пока что, на формально юридическом уровне, о приверженности их к новому мировому социальному порядку и его правовому юридическому мировоззрению. Существенное место в структуре обновленного правового и юридического мировоззрения занимают права и свободы личности по международным стандартам и нормам прав и свобод человека. Об этом красноречиво свидетельствуют Указ Президента Азербайджанский Республики от 22 февраля 1998 г. “О мерах в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина”, а также, присоединение суверенного Азербайджана к международным договорам, пактам, конвенциям, протоколам о правах и свободах человека.

Очевидно, что вышеназванный Указ Президента нашей республики ставит перед обществоведческими, прежде всего политико-правовыми и юридическими науками насущные задачи теоретической разработки и практической реализации комплекса проблем по обеспечению прав и свобод человека в соответствие с международными стандартами и нормами прав человека.

В свете вышесказанных монографическое исследование А. Абилова: “Права человека в международном праве и конституционном праве стран-членов СНГ (на примере конституции Азербайджанской Республики)” является научно актуальным и практически полезным.

Названная тема в целом, а также постановка проблемы в данном ключе, насколько мне известно, еще не стали предметом сколь-нибудь научного анализа в республиканской правовой и юридической литературе. Между тем, ее важность и проблематичность совершенно очевидны в свете той оценки, которую она получила в современном обществе и юридической науке в конце ХХ столетия.

Она была актуальной в прошлом и остается таковой сегодня и будет актуальной в будущем, ибо человечество и социальный прогресс в прямую зависят от степеней осуществления и реализации прав и свобод человека, вне которых сами понятия человечества, прогресс, демократия и пр. являются не более чем фразами.

Проблема прав и свобод человека-индивида-личности красной нитью проходит через всю историю и теорию политико-правовой мысли Востока и Запада. От понимания данной проблемы, как полагает автор, зависят наши суждения и высказывания относительно развитости, зрелости той или иной политико-правовой мысли народов мира в целом, формы и содержания правосознания и право понимания в конкретных исторических эпохах и периодах всемирной истории. Учитывая данное обстоятельство, автор монографии для решения проблемы прав и свобод человека в международном и национальном или внутригосударственном правах пос-ледовательно исходит из диалектического единства исторического и логического в науке о праве, в том числе в позитивном праве, т.е. положительных законах.

В отличие от разного рода легизма, правового юридического релятивизма, нигилизма и юридического позитивизма автор, на мой взгляд, методологически корректно подчеркивает гуманистическую сущность права как социального и политико-правового явления, и в соответствие с данной своей методологической позицией универсализирует понятие прав и свобод личности. Об этом сам автор пишет следующим образом: “Сегодня развитие любого общества и государства невозможно без демократии и уважения прав человека. Права человека в современном мире, в котором существуют различные экономические и политические системы, являются главнейшим критерием объединения людей и обществ, их очеловечивания” (стр. 104).

Такое универсальное толкование понятия прав и свобод человека позволяет автору данный монографии избегать односторонностей, например, легизма или юридического позитивизма и переводить проблему в плоскость широкого контекста социально-правовой культуры. И сравнительный подход к проблеме прав и свобод человека, предпринятый автором в данной монографии, служит раскрытию сущности данного понятия и многообразия форм его проявлений на уровнях соотношения права и закона (другими словами, естественного права и позитивного (положительного) права, т.е. позитивных законов), также прав и свобод человека в их соотнесенности с теми правовыми нормами и законами, которые конкретно нашли свое отражение в действующих конституциях стран-членов СНГ, в том числе Азербайджанской Республики. При данном подходе к проблеме автор весьма критически относится к гиперформализации отдельных конституционных положений, правил, норм применительно к правам и свободам человека и настаивает на скорейшем создании реального правового механизма по обеспечению данных свобод и прав. Именно, в данном ракурсе, по мнению автора, имеет смысл говорить о верховенстве права в гражданском обществе и правовом государстве, в которых люди, граждане подчиняются правовым законам. И юридический, политико-правовой и культурный смысл прав и свобод человека в том и состоит, что совокупность положительных или позитивных законов, будучи надежным гарантом по обязательной охране и защите прав и свобод человека и граждан, нацелена на то, чтобы удерживать эти свободы и права в границах правовых законов данного конкретного общества. Этим наполняется тот пробел между формальной и содержательной сторонами обсуждаемой в монографии проблемы.

Действительно, весьма сложным является вопрос о регулируемости данных прав и свобод личности. Часто правовое сознание на обыденном и повседневном уровне воспринимает данный вопрос весьма болезненно и неадекватно. Политики радикального толка подчас говорят о некоем синдроме сверх национального или наднационального давления сил, поскольку речь идет о регулировании прав и свобод личности на международном уровне.

На мой взгляд, необходимость и потребность международного регулирования прав и свобод личности всесторонне освещены и глубоко научно обоснованы в данной монографии, в которой автор подвергает юридическому анализу большое количество международных договоров, пактов, конвенций по правам человека и весьма удачно сравнивает их с национальными конституциями в частях, в которых закреплены права и свобода личности.

Сравнительному анализу подвергнуты также важные международные документы по правам человека, как “Всеобщая декларация прав человека”, “Заключительный акт СБСЕ”, “Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ”, “Парижская Хартия для новой Европы”, “Документ Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ”, “Международный пакт о гражданских и политических правах”, “Конвенция о правах ребенка” и пр. а так же Конституции Азербайджана, Узбекистана, Казахстана, Грузии, Российской Федерации и др. Результаты проведенного автором сравнительного исследования отличаются достаточным глубоким знанием проблемы прав и свобод человека, новизной классификации и типологии основных правово-юридических признаков, свойств, характеристик предмета на всех этапах и уровнях его исторического и теоретического развития.

Например, кроме отмеченных выше, к новизне монографии, на мой взгляд, относится также теоретическое обоснование необходимости согласованного международного регулирования прав человека, в результате которого, как полагает автор, будет формироваться однозначный правовой режим личности во всех государствах нашей планеты; выделение двух этапов в процессе имплементации международных стандартов по правам человека во внутригосударственном праве: на первом этапе создаются реальные условия для практического осуществления норм права, а на втором этапе осуществляется непосредственная фактическая деятельность, предусмотренная в нормах международного права; так же классификация исторического процесса формирования нынешнего каталога прав и свобод человека, которые, согласно автору, можно разделить на три этапа: первый этап начался с зарождения идей прав человека и продолжался до конца XVIII века и правовое регулирование прав и свобод человека происходило во внутригосударственном праве; второй этап приходится на начало XIX в. и конец первой половины XX в. Главной особенностью данного периода состоит в том, что в нем некоторые вопросы прав человека стали предметом международных отношений и появились конвенции по правам человека; начавшийся с середина XX века третий этап характеризуется становлением международных стандартов по правам человека. В связи с данной эволюционной концепцией заслуживает внимания теоретический вывод автора о том, что в международном праве прав и свобод человека доминирующая роль принадлежала европейским культурным и правовым ценностям, а после второй мировой войны и процесса деколонизации и обретения политической независимости роль и значение других неевропейских стран в международном праве стала возрастать и увеличиваться.

Бесспорным является также авторское положение о том, что в области защиты прав и свобод личности приоритетными являются внутригосударственные механизмы, поскольку индивиды непосредственно находятся под юрисдикцией того или иного конкретного государства. Поэтому необходимо, прежде всего, создание и усовершенствование национальных социальных институтов и политико-правовых структур по обеспечению зашиты прав и свобод личности в Азербайджанской Республике.

Вместе с тем, монография А.Абилова страдает рядом неточностей и содержит спорные моменты в трактовке прав человека. Например, недостаточно в ней освещается гуманитарное право, являющееся одной из ветвей международного права и имеющее непосредственное отношение к правам человека в условиях вооруженных конфликтов и войн. Далее, теория прав и свобод человека, будучи междисциплинарной, должна была быть развита в тесной взаимосвязи с философией, этикой, политологией и др. Такая взаимосвязь просто необходима при дальнейшем исследовании данной проблемы.

Настоящая монография не могла, естественно, охватить все стороны этой сложной проблемы и не все вопросы в ней освещены с одинаковой полнотой.

Все это, конечно, придает монографии полемический характер, что вовсе не снижает ее научной и практической ценности и творческой природы авторских поисков. Полагаю, что монография А.Абилова будет весьма интересной как для специалистов, так и для широкого круга читателей, всех, кто интересуются своими субъективными правами и свободами в нашем беспокойном мире, полном надежды и отчаяния.

К.А.Азимов

профессор, доктор философских наук

 


<