1. Банкротство граждан : Осуществление и защита гражданских прав при несостоятельности (банкротстве) – Химичев В.А. : Книги по праву, правоведение

 1. Банкротство граждан

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
РЕКЛАМА
<

 

 Признаки банкротства

 

 Закон наряду с банкротством юридических лиц содержит положения о банкротстве граждан. Правовое регулирование банкротства граждан имеет свои особенности, что прежде всего обусловлено положением указанной категории лиц в гражданском обороте (законодатель рассматривает гражданина как слабую сторону в правоотношении).

 Поэтому при банкротстве граждан в Законе о банкротстве 2002 г. использованы иные критерии для установления признаков банкротства, определен особый порядок предъявления, рассмотрения и удовлетворения требований кредиторов, предусмотрены иные условия по выбору и проведению процедур банкротства.

 Одной из основных задач при проведении процедур банкротства является обеспечение и защита интересов кредиторов. Комплекс правовых мер (материального и процессуального порядка), направленных на решение этой задачи, должен предусматривать правовые средства, позволяющие кредиторам в полной мере реализовать свои права.

 Нормы права, регулирующие банкротство юридических лиц и касающиеся обеспечения прав кредиторов, широко применялись на практике, а отдельные из них были предметом оценки Конституционного Суда РФ *(71).

 Напротив, поскольку в ГК РФ не внесены изменения, касающиеся возможности банкротства граждан, мы не имеем возможности с учетом практического опыта оценить правовое положение кредиторов в делах о банкротстве граждан.

 Однако положения закона, регулирующие банкротство граждан, применяются сейчас при банкротстве индивидуальных предпринимателей. Поэтому исследование этого правового института является актуальным.

 В данном параграфе хотелось бы затронуть проблему реализации кредиторами принадлежащих им прав при банкротстве граждан. Для этого, как представляется, необходимо проанализировать правовой режим банкротства граждан с акцентом на то, насколько он отвечает задаче обеспечения и защиты субъективных прав кредиторов.

 Отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) граждан, в том числе зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, регулируются гл. Х Закона о банкротстве 2002 г.

 Новый закон не внес каких-либо принципиальных изменений в правовой режим банкротства граждан. Это объясняется прежде всего отсутствием достаточной практики (положительной или отрицательной) применения соответствующих норм права, т.к. дела о банкротстве индивидуальных предпринимателей единичны.

 Гражданин считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества (п. 1 ст. 3).

 Приведенные обстоятельства составляют систему признаков банкротства гражданина. При наличии указанных признаков банкротства дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику-гражданину составляют не менее 10000 руб. (ст. 6).

 Основанием для признания индивидуального предпринимателя банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ст. 214).

 Таким образом, законодатель по-прежнему выделяет потребительское банкротство граждан, в основу которого положен критерий неоплатности, и предпринимательское банкротство, где за основу принят критерий неплатежеспособности.

 Различные признаки и основания возбуждения дела о банкротстве граждан и юридических лиц должны определять и различные правовые режимы банкротства указанных категорий лиц. Насколько это соответствует сложившейся ситуации, мы постараемся показать путем анализа конкретных положений закона, регулирующих банкротство граждан.

 

 Процедуры банкротства

 

 Статья 23 прежнего закона о банкротстве (1998 г.) исключала применение в делах о банкротстве граждан процедуры наблюдения. Это первое, что существенно отличало банкротство гражданина от банкротства юридического лица *(72). Поэтому была вполне понятна позиция законодателя, содержащаяся в п. 1 ст. 157 Закона о банкротстве 1998 г., согласно которой одновременно с принятием заявления о признании гражданина банкротом арбитражный суд налагал арест на имущество гражданина-должника. Эта норма была призвана восполнить отсутствие процедуры наблюдения - процедуры, основной целью которой является обеспечение сохранности имущества должника.

 Новый закон допускает наложение ареста в отношении имущества гражданина одновременно с вынесением определения о введении наблюдения (п. 1 ст. 207). Это означает, что при банкротстве граждан предусмотрена процедура наблюдения (причем как общее правило), которая не применялась по закону о банкротстве 1998 г. Однако, как следует из п. 2 ст. 27 нового закона, в отношении гражданина могут быть применены процедура конкурсного производства и мировое соглашение. По общему правилу, наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление в таких делах не применяются.

 Норму п. 1 ст. 207 Закона о банкротстве 2002 г. нельзя рассматривать как специальную по отношению к норме, содержащейся в п. 2 ст. 27, поскольку первая норма, ввиду отсутствия иного порядка банкротства граждан, по существу содержит общее правило о введении наблюдения в отношении граждан-должников (как исключение можно рассматривать банкротство отсутствующего должника). Причем, это общее правило применимо в делах о банкротстве индивидуальных предпринимателей и глав крестьянских (фермерских) хозяйств, так как положения рассматриваемого  закона, регулирующие банкротство указанной категории лиц, не содержат специальных положений, исключающих применение к ним института наблюдения.

 Очевидно, налицо противоречие указанных норм права. И поскольку норма п. 2 ст. 27 опровергается содержанием нормы п. 1 ст. 207, то она (первая норма) не применима в делах о банкротстве граждан. Приоритет должна иметь норма, содержащая конкретные правила поведения, а не норма декларативного характера. Однако это не соответствует концепции правового регулирования банкротства граждан, так как процедура наблюдения в таких делах должна иметь не общий, а частный характер.

 Правило о введении в отношении гражданина процедуры наблюдения можно было бы рассматривать как техническую ошибку, если бы исследуемая норма не предусматривала полномочия временного управляющего по обеспечению проведения независимой оценки имущества должника.

 На практике неизбежно возникнут вопросы, касающиеся объема полномочий временного управляющего и порядка проведения процедуры наблюдения в делах о банкротстве граждан. В частности, ограничиваются ли полномочия временного управляющего обязанностью обеспечения проведения независимой оценки имущества или же они определяются ст. 66 и 67 Закона о банкротстве 2002 г.? Оканчивается ли наблюдение выполнением временным управляющим обязанности по обеспечению проведения независимой оценки имущества должника, или же оно завершается по правилам ст. 75 рассматриваемого закона?

 С этих позиций также можно рассуждать об объеме прав кредиторов.

 Норму о наложении ареста на имущество гражданина можно оценивать положительно, как норму, направленную на обеспечение прав кредиторов. Но нельзя не заметить, что меры обеспечения, принимаемые в соответствии со ст. 46 нового закона о банкротстве и ст. 91 АПК РФ, значительно шире, чем арест имущества должника, при этом они не ограничены в своем перечне.

 В деле о банкротстве гражданина может возникнуть целесообразность наложения ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у третьих лиц, в запрещении должнику и другим лицам совершать действия в отношении имущества, в возложении обязанности по сохранению имущества и т.д.

 Поэтому было бы правильным дополнить норму ст. 207 Закона о банкротстве 2002 г. положениями, которые бы предусматривали возможность принятия иных мер по обеспечению сохранности имущества должника.

 Нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что наложение ареста в момент принятия заявления о признании гражданина банкротом, как это предусматривалось Законом о банкротстве 1998 г., в большей мере отвечает интересам кредиторов, чем принятие таких мер с введением наблюдения (наблюдение вводится не одновременно с принятием заявления).

 Поэтому, представляется, что в такой ситуации кредиторам нельзя отказать в их праве заявить суду о принятии обеспечительных мер по правилам ст. 46 Закона о банкротстве 2002 г.

 Ранее, по Закону о банкротстве 1998 г. в целях защиты интересов должника не допускалось опубликование или разглашение иным образом сведений о банкротстве должника до момента публикации решения арбитражного суда о признании должника банкротом (п. 3 ст. 26). Новый закон о банкротстве как общее правило предусматривает публикацию сведений о вынесении арбитражным судом определений о введении в отношении должника всех процедур банкротства (п. 1 ст. 54). Это отвечает интересам кредиторов, дает им возможность своевременно предъявить должнику свои требования.

 Как этот вопрос решается при банкротстве гражданина?

 Решение о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства арбитражный суд направляет всем известным кредиторам с указанием срока предъявления требований, который не может превышать два месяца (п. 2 ст. 208).

 В связи с этим возникает вопрос о том, как арбитражный суд получит информацию о кредиторах? Такие сведения могут содержаться в заявлении должника о своем банкротстве или в отзыве должника на заявление о признании его банкротом. Но насколько такая информация может быть полна и достоверна? Видимо, настолько, насколько в этом может быть заинтересован должник.

 С целью исключения в этом вопросе субъективного фактора, необходим общий порядок уведомления кредиторов, то есть публикация в соответствующих средствах массовой информации.

 

 Исполнение решения арбитражного суда

 

 Решение арбитражного суда о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства и исполнительный лист об обращении взыскания на имущество гражданина направляются судебному приставу-исполнителю для осуществления продажи имущества должника (п. 1 ст. 209).

 Это положение заслуживает наибольшего внимания.

 Еще Г.Ф. Шершеневич отмечал определенную близость исполнительного и конкурсного процессов, но при этом отмечал и их существенные различия: "Устранение случайных преимуществ одних кредиторов составляет главное превосходство конкурсного процесса перед общим исполнительным порядком"; "....конкурсный процесс составляет особую форму исполнительного процесса, который имеет своей задачей равномерное распределение между всеми кредиторами ценности, какую представляет имущество несостоятельного должника ввиду вероятной недостаточности его для полного удовлетворения всех требований". Далее ученый отмечает: "....конкурс, преследуя те же цели, как и исполнительный процесс, только в более сложном виде, является квалифицированным исполнением" *(73).

 Означает ли возложение обязанности по продаже имущества должника на судебного пристава-исполнителя появление в деле о банкротстве нового лица, схожего в своих полномочиях с фигурой арбитражного управляющего? Такая мысль может возникнуть в связи с содержанием нормы ст. 35 Закона о банкротстве 2002 г., допускающей участие в арбитражном процессе по делу о банкротстве иных лиц.

 Исполнительное и конкурсное производство преследуют схожие цели. Однако правовые режимы указанных правовых институтов имеют принципиальные отличия.

 Правовое положение судебного пристава-исполнителя определено законами "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве". Закон о банкротстве не содержит каких-либо норм, регулирующих правовое положение судебного пристава-исполнителя при исполнении решения арбитражного суда при банкротстве гражданина. Таким образом, исполняя решение арбитражного суда о признании должника-гражданина банкротом, судебный пристав-исполнитель остается в правовом статусе, определенном законодательством об исполнительном производстве.

 Направление решения о признании должника банкротом и исполнительного листа об обращении взыскания на имущество гражданина вовсе не означает, что на судебного пристава-исполнителя возлагаются полномочия конкурсного управляющего.

 Вообще, существует разная позиция о том, кто исполняет решение арбитражного суда о банкротстве гражданина и соответственно проводит конкурсное производство.

 Одни ученые придерживаются взгляда, что конкурсное производство проводится арбитражным судом *(74), другие считают, что действия, связанные с исполнением решения арбитражного суда о признании должника банкротом выполняет судебный пристав-исполнитель в порядке исполнительного производства *(75).

 Последнее утверждение не вызывает сомнений, так как в точности соответствует буквальному смыслу правовой нормы ст. 209 Закона о банкротстве 2002 г. Первый взгляд основан, видимо, на том, что требования кредиторов, в отличие от общего правила, учитываются судом (а не арбитражным управляющим). Расчеты с кредиторами производятся с депозитного счета арбитражного суда. Но это все же не дает основания говорить о том, что конкурсное производство проводит арбитражный суд.

 Конкурсное право, как его определял Г.Ф. Шершеневич, представляет собой "совокупность положений, определяющих порядок равномерного распределения ценности, какую представляет имущество несостоятельного должника....". При этом он выделял материальное конкурсное право, или конкурсное право в тесном значении этого слова, и формальное конкурсное право, или конкурсное производство. К формальному конкурсному праву, или конкурсному производству, Г.Ф. Шершеневич относил "положения, определяющие порядок управления имуществом должника, назначения попечителей и выбора кураторов, порядок проверки предъявляемых требований, обжалования постановлений конкурсного управления, порядок выдачи причитающихся на долю каждого кредитора денежных сумм, порядок совершения мировой сделки и т.п." *(76).

 Таким образом, совокупность норм конкурсного производства включает не только нормы по проверке требований кредиторов и их удовлетворению (полномочия арбитражного суда). Поэтому, как нельзя сказать, что конкурсное производство ведет арбитражный суд, так и нельзя сказать, что его осуществляет судебный пристав-исполнитель. Полномочия по конкурсному производству распределены между указанными лицами. Однако это не следует относить к достоинствам правового регулирования несостоятельности (банкротства) граждан. Любое распределение полномочий между субъектами, решающим общую задачу, требует не только четкого очерчивания объема полномочий каждого из них, но и высокого уровня их взаимодействия. Несоблюдение этих принципов в деле о банкротстве негативно скажется на правовом положении его участников, в том числе кредиторов.

 Приобретает ли кредитор права стороны исполнительного производства, права взыскателя (ст. 29 и 31 Закона об исполнительном производстве)?

 Следует согласиться с позицией В.В. Витрянского, согласно которой "стороны, участвующие в деле о банкротстве, одновременно становятся сторонами исполнительного производства (взыскателем(ями) и должником), и, следовательно, несут обязанности и обладают правами, предусмотренными правами об исполнительном производстве" *(77). При ином подходе кредиторы никак не могут влиять на ход исполнительного производства. Здесь мы имеем дело с правовой фикцией, необходимой для защиты интересов кредиторов.

 Но главный вопрос состоит в том, насколько исполнительное производство предпочтительнее конкурсного?

 Для ответа на поставленный вопрос прежде всего следует сравнить права кредитора в конкурсном процессе, в случае осуществления процедуры конкурсным управляющим, и права взыскателя в исполнительном производстве. Также следует провести сравнительный анализ полномочий конкурсного управляющего и судебного пристава-исполнителя.

 На основе сравнительного анализа можно сделать вывод о том, что при большем объеме полномочий, указанных в ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" (с изменениями от 7 ноября 2000 г.) *(78) (далее - Закон о судебных приставах), судебный пристав-исполнитель не обладает очень важными полномочиями конкурсного управляющего.

 В функции судебного пристава-исполнителя не входит:

 - предъявление к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном законодательством РФ;

 - заявление отказа от исполнения договоров и иных сделок должника;

 - предъявление исков о признании недействительными сделок, совершенных должником, об истребовании имущества должника у третьих лиц, о расторжении договоров, заключенных должником, и совершение иных действий, предусмотренных законами и иными правовыми актами РФ, направленных на возврат имущества должника (п. 2 и 3 ст. 129 Закона о банкротстве 2002 г.).

 Специальные условия признания сделок недействительными и отказ от исполнения текущих обязательств являются одними из тех правовых инструментов, которые характеризуют национальные правовые системы несостоятельности (банкротства) *(79).

 Как представляется, в деле о банкротстве гражданина указанные правовые средства, направленные в первую очередь на формирование конкурсной массы, не могут быть использованы, даже в том случае, если конкурсное производство проводит арбитражный управляющий.

 Этот вывод основан на положениях ст. 206 Закона о банкротстве 2002 г., согласно которой применение арбитражным судом последствий недействительности ничтожных сделок гражданина в виде возврата имущества гражданина, являвшегося предметом сделки, в состав имущества гражданина либо в виде обращения взыскания на соответствующее имущество, находящееся у заинтересованных лиц, происходит на основании требования кредитора.

 Приведенная норма, в отличие от нормы ст. 103, не предусматривает права конкурсного управляющего на предъявление требований о применении последствий ничтожной сделки от своего имени или от имени должника.

 Поэтому есть основания говорить о том, что из-под контроля арбитражного управляющего и кредиторов вышли сделки, направленные на предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим (сделки с предпочтением), и сделки, признаваемые недействительными по основаниям, предусмотренным ГК РФ.

 Опять же, для того, чтобы заявить требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, кредитор должен обладать соответствующей информацией.

 В обязанности конкурсного управляющего входит проведение анализа финансового состояния, в том числе на основе анализа сделок должника, и предоставление информации о финансовом состоянии должника и его имуществе, а также иной информации, касающейся конкурсного производства.

 Судебный пристав-исполнитель не выявляет сделки должника и не анализирует их - исполнительное производство не ориентировано на решение этих задач. По существу, судебный пристав-исполнитель выполняет лишь одну функцию - продает имущество должника.

 Отсутствие в деле о банкротстве компетентного и ответственного перед кредиторами лица, проводящего конкурсное производство, крайне негативно скажется на правах кредиторов. Права кредиторов просто не будут реализованы в полной мере.

 Поскольку порядок реализации имущества должника определен законодательством об исполнительном производстве, право кредиторов определять порядок и сроки продажи имущества должника утрачивает всякий смысл. То есть, в делах о банкротстве, где судебный пристав-исполнитель выполняет решение суда о признании должника банкротом, не действуют коллегиальные органы кредиторов (собрание кредиторов и комитет кредиторов). Собрание кредиторов может только решать вопрос о заключении мирового соглашения с гражданином-должником.

 Судебный пристав является должностным лицом, состоящим на государственной службе, что предопределяет пределы его ответственности за ущерб, причиненный кредиторам.

 Для кредиторов предпочтительнее иметь дело с арбитражным управляющим, являющимся по своему статусу индивидуальным предпринимателем, гражданская ответственность которого застрахована страховой организацией.

 Право обжаловать действия арбитражного управляющего и заявлять о его отстранении от должности является дополнительной гарантией защиты прав кредиторов. Процессуальные нормы Закона о банкротстве 2002 г. не содержат положений об обжаловании действий судебного пристава-исполнителя.

 Исполнение судебных актов всегда было слабым местом судебной системы. Поэтому неясно, насколько будет правильно использовать этот отрицательно зарекомендовавший себя правовой институт (в плане применения, а не законодательного решения) в делах о банкротстве. Применение в делах о банкротстве механизма исполнительного производства требует его адаптации к задачам конкурсного процесса. Эта задача законодательного, а не правоприменительного уровня.

 При необходимости постоянного управления недвижимым имуществом или ценным движимым имуществом гражданина арбитражный суд назначает для указанных целей конкурсного управляющего и определяет размер его вознаграждения. В этом случае продажа имущества гражданина осуществляется конкурсным управляющим.

 В связи с таким изложением правовой нормы возникает вопрос о полномочиях конкурсного управляющего в деле о банкротстве гражданина. Ограничиваются ли они только обязанностями по управлению имуществом должника и продажей его имущества, или же конкурсный управляющий обладает всеми полномочиями, предусмотренными законом?

 Бесспорно, пожалуй, только то, что конкурсный управляющий не рассматривает требования кредиторов и не удовлетворяет их, так как эти вопросы отнесены к компетенции арбитражного суда.

 

 Порядок рассмотрения и удовлетворения требований кредиторов

 

 Закон о банкротстве 2002 г. в качестве обязанных лиц по ведению реестра кредиторов называет арбитражного управляющего и реестродержателя.

 По Закону о банкротстве 1998 г. предъявление и учет требований кредиторов в делах о банкротстве юридических лиц и гражданина имели существенные различия. При банкротстве юридического лица, согласно указанному закону, требования предъявлялись арбитражному управляющему, который по результатам их рассмотрения отклонял или вносил требования в реестр (ст. 63 и 75).

 По новому Закону при банкротстве юридических лиц требования кредиторов независимо от порядка их предъявления и рассмотрения должником и управляющими в конечном итоге рассматриваются арбитражным судом, который выносит определение о включении или об отказе во включении требований в реестр (п. 5 ст. 71 и п. 5 ст. 100).

 В случае банкротства гражданина как по Закону о банкротстве 1998 г., так и по новому закону требования кредиторов рассматривает арбитражный суд, и по результатам рассмотрения выносит определение о порядке и размере удовлетворения требований кредиторов. Порядок удовлетворения требований кредиторов установлен ст. 211 Закона о банкротстве 2002 г. Одной из особенностей удовлетворения требований кредиторов при банкротстве граждан является использование при расчетах с кредиторами депозитного счета арбитражного суда.

 В связи с таким порядком предъявления, рассмотрения и удовлетворения требований, правомерен вопрос о том, кто должен вести реестр требований кредиторов? Этот вопрос еще более актуален в делах, в которых исполнение решения арбитражного суда о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства осуществляет судебный пристав-исполнитель, а не арбитражный управляющий.

 В деле о банкротстве гражданина необходимость в реестре возникает, в частности, при учете и удовлетворении требований кредиторов, при определении правомочности принятия кредиторами решения о заключении мирового соглашения и при утверждении мирового соглашения арбитражным судом.

 Поскольку судебный пристав-исполнитель и арбитражный суд не наделены полномочиями по ведению реестра требований кредиторов, можно сделать вывод о том, что в делах о банкротстве граждан, в которых процедура конкурсного производства проводится не конкурсным управляющим, ведение реестра требований невозможно. В этом случае кредиторам и суду при решении вопросов, требующих сведений, основанных на реестре требований кредиторов, при его отсутствии придется систематизировать данные определений арбитражного суда о порядке и размере удовлетворения требований кредиторов.

 Но определения суда отражают размер требований кредиторов только на момент их рассмотрения судом. Изменение размера требований, в частности, в связи с удовлетворением требований кредиторов, не находит закрепления в каком-либо обобщающем документе. В связи с этим возникает необходимость анализировать также все платежные документы по расчетам с кредиторами. При значительном числе кредиторов систематизировать разобщенные сведения будет достаточно трудно.

 Таким образом, отсутствие реестра требований кредиторов не будет способствовать эффективности конкурсного производства, а значит и не будет отвечать интересам кредиторов.

 

 Особенности банкротства гражданина-предпринимателя

 

 Правила о банкротстве граждан применяются к отношениям, связанным с банкротством индивидуального предпринимателя и банкротством крестьянского (фермерского) хозяйства, с учетом особенностей, предусмотренных § 2 и 3 гл. Х Закона о банкротстве 2002 г.

 Поскольку нормы § 2 гл. Х рассматриваемого закона не предусматривают иного, при банкротстве индивидуальных предпринимателей действует тот же порядок конкурсного процесса, что и при банкротстве граждан. Это и выбор процедур банкротства, и специальные условия недействительности сделок должника, и особенности правового положения арбитражного управляющего, и исполнение решения арбитражного суда о признании должника банкротом судебным приставом-исполнителем и др.

 Насколько такой подход соответствует правовому положению индивидуального предпринимателя в гражданском обороте?

 Льготный режим налогообложения граждан-предпринимателей создал предпосылки для активизации и расширения масштабов их участия во всех сферах деятельности - от оказания услуг до промышленного производства. Являясь субъектами предпринимательской деятельности, граждане-предприниматели выступают в общественных отношениях в разном качестве: и как участники гражданского оборота, и в роли налогоплательщика, и работодателя и т.д. Уровень развития хозяйственных связей у индивидуальных предпринимателей достаточно высок. Поэтому признание индивидуального предпринимателя банкротом имеет значительные экономические и социальные последствия.

 В связи с этим нельзя не согласиться с позицией М.В. Телюкиной о необходимости применения в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя процедур наблюдения и внешнего управления в целях обеспечения прав кредиторов *(80).

 Использование в деле о банкротстве реабилитационной процедуры прежде всего отвечает интересам самого гражданина-предпринимателя. И если внешнее управление (как и финансовое оздоровление) предусмотрено в отношении индивидуального предпринимателя - главы крестьянского (фермерского) хозяйства, то, видимо, нет никаких препятствий для применения этого института и в отношении всех индивидуальных предпринимателей, если имеется реальная возможность восстановления их платежеспособности.

 И еще одно обстоятельство говорит в пользу приведенных доводов. В основу банкротства гражданина-предпринимателя положен критерий неплатежеспособности, то есть критерий, применяемый в отношении юридических лиц.

 Поэтому вполне логично говорить о восстановлении платежеспособности индивидуального предпринимателя.

 Достаточно урегулированным является банкротство крестьянского (фермерского) хозяйства. Правое регулирование включает специальные нормы, необходимые для проведения процедур банкротства. Закон предусматривает особенности финансового оздоровления крестьянского (фермерского) хозяйства и внешнего управления крестьянским (фермерским) хозяйством, исходя из специфики сельскохозяйственного производства.

 Также представляется правильным в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя использовать институт по отказу от исполнения сделок должника и о недействительности сделок по правилам ст. 102 и 103, используя при этом и специальные положения, предусмотренные ст. 206 закона.

 Такой подход к банкротству индивидуального предпринимателя основан и на том, что к предпринимательской деятельности граждан применяются правила ГК РФ о регулировании деятельности юридических лиц, являющихся коммерческими организациями (ст. 23 ГК РФ).

 Одной из особенностей банкротства индивидуального предпринимателя является утрата им предпринимательского статуса с момента объявления его несостоятельным (п. 1 ст. 216). Что касается юридических лиц, то они утрачивают свою правоспособность после исключения их из реестра юридических лиц на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства.

 Утрата статуса предпринимателя влечет определенные правовые последствия: аннулируется действие лицензий на осуществление определенных видов деятельности, утрачивает силу определенный режим налогообложения, прекращаются иные права, которые мог иметь гражданин как субъект предпринимательской деятельности.

 При наличии указанных правовых последствий правомерен вопрос о возможности заключения и исполнения в делах о банкротстве индивидуального предпринимателя мирового соглашения после открытия конкурсного производства, поскольку удовлетворение требований кредиторов на условиях мирового соглашения требует продолжения гражданином предпринимательской деятельности.

 Возможно ли продолжение индивидуальным предпринимателем предпринимательской деятельности после утраты силы его государственной регистрации в таком качестве?

 Безусловно, что нет, так как гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица лишь с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (п. 1 ст. 23 ГК РФ). При отсутствии государственной регистрации и без специального разрешения (лицензии) осуществление предпринимательской деятельности будет являться уголовно наказуемым деянием (ст. 171 УК РФ).

 На этом основании можно утверждать, что исполнение мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом после признания индивидуального предпринимателя банкротом и открытия конкурсного производства, невозможно.

 Имеется теоретическая возможность заключения мирового соглашения в период после возбуждения дела о банкротстве индивидуального предпринимателя и до объявления его несостоятельным (банкротом). Но, ввиду отсутствия полноценной процедуры наблюдения (об этой проблеме было сказано выше), проведение которой позволило бы кредиторам получить информацию о финансовом состоянии должника, они, не располагая такой информацией, вряд ли будут готовы к заключению мирового соглашения.

 Таким образом, для того, чтобы в полной мере работали все правовые институты регулирования отношений по банкротству индивидуального предпринимателя, утрата его государственной регистрации должна иметь место после завершения конкурсного производства, т.е. в порядке, применяемом к юридическим лицам.

 На основе изложенного можно сделать следующие выводы. На примере правового регулирования банкротства граждан мы имеем ситуацию, при которой специальные нормы права исключают применение общих норм, а сами при этом полностью не регулируют правоотношения. Распределение обязанностей по проведению конкурсного производства между судом и конкурсным управляющим или судебным приставом-исполнителем требует определенного уровня их взаимодействия, что усложняет конкурсный процесс, не способствует его эффективности. Одновременно также снижается уровень ответственности указанных лиц перед кредиторами.

 Пожалуй, было бы правильным, если и сохранять в прежнем виде порядок банкротства граждан, то допустить при расчетах с кредиторами использование счета исполнительного производства или счета конкурсного управляющего. Это способствовало бы упорядочению конкурсного производства и концентрации информации в одном месте. При сохранении существующего порядка, если банкротство граждан примет массовый характер, арбитражному суду будет затруднительно выполнять не свойственные ему функции (проведение расчетов с кредиторами).

 Таким образом, особые условия правового регулирования банкротства граждан порождают трудности, которые не способствуют эффективности конкурсного процесса, не в полной мере отвечают целям защиты прав и интересов кредиторов.