II. Заметки ко второму тому

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

1) К стр. 40-42 (о влиянии родства на заключение браков). В ст. свящ. Борисовского: "Приметы, обычаи и посл. в пяти вол. нижегор. уезда" (Нижегор. сбор. т. III), сказано по этому поводу следующее (стр. 214): "В простом народе в браки вступают в родстве по крови в 8 степенях; по двоюродству в семи, по троюродству и свойству или сватовству в шести; с разрешения же духовного начальства брачатся по первому родству в 7-ми степенях, по второму в 6-ти, по третьему в 5-ти степенях. Впрочем, последние степени считаются в народе влекущими за собой кару и гнев Божий не только на лица вступившие по родству в брачный союз, но и на всех детей их, и в такие браки вступают немногие и, большей частью, по крайней нужде. Степени родства разбирает и определяет местный священник, как коротко знающий родословную своих прихожан. Духовное или крестное родство имеет важность одинаковую с родством кровным".-В соч. Кн. Кострова: "Юрид. обычаи кр. томской губ." (Томск, 1876) находим по этому предмету следующие сведения: "Сибирь прежнего времени была бедна русскими женщинами; поэтому некоторые колонии русских размножались исключительно путем брачного сожития родственников. Здешний крестьянин-старожил мало заботится о том, в какой степени родства и свойства он вступает в брак, и если бы не встречалось препятствий со стороны духовного ведомства, то браки с ближайшими родственниками были бы весьма часты. было несколько ходатайств о разрешении браков в 4-й степени родства. При определении степеней родства и свойства руководствуются обыкновенно метрическими книгами; впрочем, генеалогия всех лиц, проживающих в известном околодке, так немногосложна, что она хорошо известна почти каждому причетнику. Кумовство не считается в народе ни малейшим препятствием к браку, лишь бы последовало только разрешение на то со стороны епархиального начальства. Побратимство, хотя существует здесь, но встречается редко и не повсеместно: оно бывает в тех случаях, когда двое мужчин, преимущественно молодых, чувствуя особенную приязнь друг к другу, меняются крестами, в знак вечной, неизменной дружбы, и называются "братьями крестовыми" или "названными". В брачных союзах побратимство не имеет никакого значения (стр. 12-13).

2) На стр. 43 сказано, что усыновление не оказывает никакого влияния на вступление в брак. По этому вопросу г. Матвеев (очерки юр. быта сам. г., стр. 29-30) говорит, что, в самарской губернии, "народный обычай не допускает браков между приемышами и принимателями по причине разницы в возрасте, и кроме того, такие браки очевидно нарушали бы издавна установившиеся в крестьянском быту семейный склад: вдова, выходя замуж за молодого приемыша, взятого в дом ее первым мужем, стала бы от него в зависимости, то есть, из хозяйки дома, распоряжавшейся приемышем, как рабочей силой, стала бы его подчиненной;- вот причина, почему такие браки не допускаются в народном быту, а не духовное родство, которое будто бы установляется между приемышами и их принимателями;поэтому приемыши могут совершенно свободно вступать в брак с детьми своих принимателей, которые часто с этой именно целью и берут себе в дом мальчика-приемыша: именно, когда у крестьянина есть дочери и нет сына, он берет себе приемыша, чтобы женить его на дочери".- П. А. Муллов сообщил нам по этому предмету следующие сведения: В липецком уезде (тамбовской губернии) приемыши не считаются в родстве и свободно женятся на своих близких родственниках лица их принявшего. В балашовском уезде (сарат. г.), в с. зубриловке, касательно приемышей существует такой обычай, что крестьянин, принимая приемыша в свой дом, обыкновенно просит священника об усыновлении, и усыновленный таким образом приемыш ни в каком случае не может жениться на дочери принявшего его лица, на том основании, что он в церковной книге записан в качестве сына и называет принявшее лицо батюшкой или матушкой. В волости же северской, на браки приемышей с дочерьми принявших их, мир смотрит как на обстоятельство, не имеющее ничего особенного и предосудительного; бывали здесь случаи, что приемыши брались с той целью, чтобы воспитать хорошего работника и таким образом приготовить пригодного для дочери мужа. В бронницком уезде (моск. г.), крестьянское общество не одобряет браков приемышей с детьми принимателя; впрочем, был случай, что приемыш женился на дочери его, но на это спрашивалось разрешение пастыря (архиерея). В Сибири и в отзейских губерниях приемыши, по замечаниям гг. Щукина и Шульца, не считаются родней и потому вступают в брак с детьми принявших их.- В статье свящ. Борисовского: "Приметы, обычаи и пословицы в пяти волостях нижегородского уезда", помещ. в Нижегор. сборнике, т. III, говорится на стр. 214: "Приемыши, взятые в дети в возрасте младенческом, считаются наравне с детьми родными и не могут вступать в брак с детьми лиц принявших; взятые же в возрасте юношеском, возмужалом, пользуются правом зятьев, принятых в дом, и могут вступать в брак с детьми лиц принявших".- В Ветлуге же (нижегор. сбор., III, стр. 131), "в крестьянских семействах случается, что приемыши вступают в брачный союз с детьми принявших их на воспитание лиц, так как приемыши здесь не считаются за родню и никем, при приеме чужого детища на воспитание, не совершается положенного правилами церкви усыновления".- В соч. Кн. Кострова: "Юридические обычаи крестьян-старожилов томской губернии" (Томск, 1876 г.), на стр. 13 читаем: "Приемыши здесь не считаются родней и потому могут вступить в брак как с принявшими их лицами, так равно и с детьми их; последнее, впрочем, случается чаще".

3) К стр. 75 (отказ от вступления в брак). Х. жаловалась на Б., что он не отдает свою дочь, просватанную за ее сына; велено взыскать с него за убытки 10 р., а дочери его "дозволить отказаться от брака" (сергач. у., гагинс. вол. пр., 1862 г.). И засватал у М. дочь за сына; невеста отказалась: за убытки и бесчестье взыскано 3 р. (знам. вол. пр., 1869 г.). М., по смерти своей жены, "усватал" вдову А. и по обычаю, по окончании сватовства, созвал ее ближних родственников для угощения в своем доме (что называется "смотреть дом"), которых и было человек 15, впоследствии А. почему-то от вступления в брак отказалась: велено взыскать с нее в пользу М. за убытки 3 р. (александр. вол. пр., 1866 г.). С. усватал у И. дочь; так как брак не состоялся по вине последнего, то и присуждены с него свадебные издержки (шапар. вол. пр., 1864 г.). Б. усватал за своего сына у Л. дочь; при сватовстве Б. употребил на обычные расходы около 3 р.; дочь за Б. замуж идти не пожелала: присуждены с Л. расходы (кошкар. вол. пр., 1868 г.). Л. сосватал вдову С., угощал ее с родственниками, что ему стоило 8 р.; после того уговорились в "кладке": 5 р. деньгами и определенное количество разного хлеба. Л. с С. (отцом невесты) ударили по рукам, а последний даже дал честное слово, что его дочь будет за Л.; С. получила и кладку 5 р., но впоследствии от брака отказалась, объясняя на суде, что ей не понравился дом Л., а также недостаток у него хлеба и многочисленности детей; суд приговорил взыскать в нее в пользу Л. за расходы, за долгую проволочку времени и отвлечение от занятий - 25 руб. (кошкаровск. вол. пр., 1870 г.). Мать, просватав дочь за Б., потом от выдачи дочери замуж отказалась: присуждено взыскать в пользу Б. убытки 2 р. 94 1/2 к. сер. (паново-асановс. вол. пр., 1862 г.). Иногда дело кончается лишь возвратом взятого в обеспечение имущества; так, С. присватался к дочери Ф. и принес ей водки, а у отца ее взял на сохранение шубу; потом присватался к другой невесте, не возвращая шубу и требуя 3 р. "за пивку"; так как отказ последовал от С., то приказано ему шубу возвратить (чукальс. вол. пр., 1866 г.). за отказ жениха от свадьбы взыскано с него за бесчестье 15 р. (исуп. в. пр., 1867 г.). С невесты за отказ жениха, в виде бесчестья, взыскано 2 р. (кашкар. вол. пр., 1868 г.). После соглашения о браке, невеста отдала жениху свою женскую одежду на 10 р.; потом ее отец отказался выдать ее замуж; одежду велено возвратить невесте, а с отца взыскать 6 р. 30 к. в пользу жениха (балахн. у., митроф., вол. пр., 1863 г.).

4) К стр. 85 и сл. (личные отношения между супругами). Муж жаловался на жену за непочтение к нему и его семейным; на суд она явилась почти без одежды и обуви; на предложение одеть и обуть жену, муж на суде и при свидетелях сказал ей: "мне тебя не надо, ступай куда глаза глядят, ты меня не знай и я тебя, вечно"; жена, поклонившись свекру и мужу в ноги, сказал: "простите меня, я тем остаюсь весьма довольна";--"|"тем суд и окончился (сергач., шарап., 1866 г.). По жалобе мужа на жену, за неповиновение, обиды ему и нежелание жить вместе, она наказана 10 уд. (там же, 1867 г.). Муж жаловался, что жена с ним не живет, а живет неизвестно где, суд приговорил: супругам жить вместе, наказав жену "за нежитье" 10 уд. (сергач., асан., 1869 г.). Жена несколько раз без причины, по показанию соседей, бегала от мужа; в последний раз была в отлучке пять недель; ей дали 20 уд. (балахн., митроф., 1863 г.). За уход от мужа к матери жена наказана 20 уд. (там же, 1864 г.). Свекровь с сыном жаловались, первый на сноху, а второй на жену, что она два раза убегала к матери, причем во второй раз унесла из сундука свою одежду, а в сундук положила камни; жена объявила, что она "почему-то мужа не любит" и что "замуж вышла (в сем году) по принуждению матери"; на первый раз она наказана 20 уд. в присутствии судей , "со внушением"; праздничную же одежду ее, впредь до добропорядочного житья с мужем, велено хранить в сельском или волостном правлении (балахн. у., 2 городец., 1867 г.). Жена, за распутную жизнь и грубости против мужа, посажена под арест на 7 дней (балахн., вершил., 1866 г.). За непослушание мужу жена посажена на 6 дней в общественные работы, и велено ей у мужа испросить прощение (балахн., 1 город., 1868 г.).

5) К стр. 88 (самостоятельные отлучки жен). Муж жаловался, что жена ушла в другую деревню и к нему нейдет и не возвращает взятой одежды его; решено: выдержать виновную 3 суток под арестом или отдать на такой же срок в общественные работы (балахн., 2 город., 1869 г.). За самовольный уход к отцу от мужа, жена посажена на 7 дней под арест на хлеб и воду (балахн. у., пурх. в., 1869 г.). За неоднократное укрывательство от мужа, без его вины, жена наказана 15 уд. (балах., больше-песошин.6 1864 г.). Жена обвинялась в том, что бегает от мужа, тащит всякую одежду и укрывается у А., за что наказана 20 уд.; менее чем через месяц за то же снова наказана 20 уд. (там же, 1867 г.).

6) К стр. 91 (отдельное жительство жены). Жена жаловалась, что муж, свекор и вообще все семейство делают ей притеснения, и что поэтому она не желает с ними жить. Суд, "по неподсудности", не вошел в рассмотрение вопроса, жить или не жить ей с мужем, советуя однако жить; мужу велено выдать жене из приданого необходимые для ношения вещи, а остальные хранить в доме мужа (балах., 1 катунск., 1864 г.).

7) К стр. 101 (жалобы мужей на жен). Жена, по жалобе мужа, за распутство, пьянство и нерадение к хозяйству, наказана 10 уд. (балах., 1 город., 1862 г.). По жалобе мужа, жена наказана 20 уд. за то, что ведет распутную жизнь, не ночует дома и не наблюдает за детьми (балахн у., горд. в., 1866 г.). По жалобе мужа, жена наказана, за любовную связь, 20 уд. розог (балахн. у., полянск., 1866 г.).

8) К стр. 103 и след. (жалобы жен на мужей за обиды). По жалобе жены на обиды и пьянство, муж выдержан под арестом 6 суток (нижегор. г., балах. у., 1 город., 1862 г.). За пьянство и буйство муж, по жалобе жены, наказан 20 уд. (балах., горд., 1863 г.). Муж, по жалобе жены, за пьянство и буйство, как наказанный уже два раза розгами, посажен под арест на 6 дней с употреблением на чистку улиц и волости (там же, 1865 г.). За дерзкие поступки и разврат, муж, по жалобе жены, наказан 20 уд. (балах., полян., 1868 г.). Чаще жалобы жен за побои и жестокое обращение. За жестокое обращение с женой муж наказан 20 уд. (сергач., знам., 1864). Жена жаловалась на мужа, что он избил ее железным аршином; по освидетельствовании, на ней оказались знаки побоев на руках, боку и голове; муж на суде не только отрицал нанесение жене побоев, но и говорил, что она ему не жена;- за побои он наказан 20 уд., а как волостному суду известно, что он бродяжничает и отрекается от жены, то за эти поступки велено отдать его в работу на 6 дней при волостном правлении (сергач., кошкар., 1868 г.). По жалобе жены муж, за пьянство и побои ей и детям, наказан 15 уд. (балахн., горд., 1863 г.). За жестокие побои жены муж наказан 20 уд. (балах., павелк., 1865 г.). Муж, за побои жены, по жалобе матери, наказан 20 уд. (балах., митроф., 1863 г.). Жена жаловалась на мужа, что притесняет ее, не дает пищи и гонит вон из дому, хотя она живет с мужем 10 лет "по третьему старообрядному браку": велено выдать ей все ее вещи, а мужа посадить под арест на 3 суток (балах., 2 город., 1868 г.). жена жаловалась на мужа и свекровь: первый, постоянно пьянствуя, бесчеловечно избил жену, а свекровь не только не унимала сына, но и поощряла его к тому; муж наказан 20 уд., а свекровь посажена под арест на 7 дней; кроме того, для избежания подобных столкновений на будущее время, велено мужу и свекрови "загородить ход", ведущий через сени в верхние комнаты жены (балах., 2 город., 1868 г.). По жалобе жены на побои и оскорбления, муж наказан 20 уд., а свекровь недельным арестом на хлебе и воде при волостном правлении (балах., смольков., 1864 г.). Муж избил жену: голова проломлена, тело избито, черные пятна, половина косы вырвана, правое бедро прокусано зубами; "по обыску", муж в поведении не одобрен, а жена одобрена: велено наказать его 15 ударами и взять с него "подписку" не чинить жене побоев (балах., пурех., 1869 г.). За пьянство и нанесение сильных побоев жене, муж посажен на 6 суток под арест (балахн., катунск., 1870 г.). Муж, за побои, безвинно причиненные жене, наказан 20 уд. (балах., н-погост., 1862 г.). Муж и свекровь, за невинные побои, постоянно наносимые жене и снохе, наказаны по 20 уд. (балах., б-песош., 1868 г.); за то же, первый приговорен на общественную неочередную работу, а свекровь на 4 дня в арестантскую (бал., 1 город., 1861 г.).

9) К стр. 108 (о ссорах между супругами). Суд подвергает иногда наказанию обоих; напр.; в одном случае, за ссоры и взаимную брань суд присудил мужу 10, а жене 15 розог (балахн. у., кубинц. в., 1868 г.). Муж и жена, за несогласное между собой житье, выдержаны по 6 дней под арестом (балахн. у., 1 городец., 1862 г.). Судились муж и жена; суд нашел, что хотя муж и бранит иногда жену, но за дело, замечая ее знакомство с распутными женщинами, а как между мужем и женой трудно узнать, кто из них прав, кто виноват.6 то велел посадить их на 3 дня ни мирскую неочередную работу, "чтобы жили ладнее и друг друга уважали" (балах., 1 город., 1863 г.). супруги были она наказаны, по 10 уд., муж за пьянство, жена за сварливость (балах., горд., 1861 г.). Перессорились между собой муж, жена его и мать: первый наказан 5 ударами, а последние посажены на хлеб и воду на 3 дня (балах., смольк., 1865 г.). Мужу, за развратную жизнь, дано 20 уд., а жена его, за то же самое, посажена под арест на 7 дней (балахн. у., николо-погостинс. в., 1869 г.). Иногда жена, и при жестоком обращении с ней, все-таки подвергается наказанию. Так, муж за жестокое обращение с женой наказан 20 уд., а жена за неповиновение мужу - 10 уд. (балах., б-песош., 1865 г.).

10) К стр. 118 (о том, что муж не в праве распоряжаться вещами, лично принадлежащими жене, напр. закладывать их). Жена жаловалась, что муж Ш. самовольно взял ее вещи из сундука и заложил вдове Ю.: вещи велено от последней отобрать, так как она, зная слабость Ш., не должна была принимать их в залог, без согласия жены, а чтобы и Ю. не обидеть, взыскать с Ш. 2 руб. и, кроме того, за этот поступок, и за пьянство, наказать 20 уд. розог (балахн., 1 город., 1865 г.).

11) К стр. 123 (судьба приданого после смерти жены). Д. просил отдать ему имущество, оставшееся после смерти его дочери, бывшей замужем за Г.; велено отцу взять всю женскую одежду, а мужу всю мужскую (сергач., юр., 1866 г.). После бездетно-умершей дочери Н., бывшей замужем за К., велено из приданого всю женскую одежду возвратить отцу, а мужскую и два платка оставить мужу (серг., исуп., 1863 г.). После смерти жены (через 4 месяца после свадьбы), велено у мужа отобрать вещи, купленные на деньги отца, и возвратить последнему (серг., больше-мож., 1864 г.). Приданое, купленное на кладку, остается в пользу мужа, а теще выдана незначительная часть (сергач., тарх., 1868 г.).

12) К стр. 125 и сл. (возврат приданого). После смерти дочери, бывшей замужем один год, и не оставившей детей, мать требовала от ее мужа имущество дочери: суд велел все имущество отдать матери беспрекословно, "а что между ними было договорено в кладке", то матери в это не вступаться (сергач., шарап., 1867 г.). После бездетно умершей дочери Н., бывшей замужем за К., велено из приданого всю женскую одежду возвратить отцу умершей, а мужскую и два платка оставить мужу, "применяясь с местным обычаем" (сергач., исуповс., 1863 г.).

13) К стр. 140 (об устранении отца от хозяйства по жалобе других членов семьи). Сын жаловался на отца, что он безобразно пьянствует и истощает имущество, и потому просил отобрать от отца "большину" и предоставить ему. Суд нашел, что отец по слабости "испивает частенько", и потому решил большину от него отобрать и передать сыну, обязав последнего поить и кормить отца до смерти и оказывать ему достодолжное уважение (балах. у., смольк. в., 1866 г.).

14) К стр. 145 (личные отношения между родителями и детьми). Отец жаловался на четырех сыновей, из коих один несовершеннолетний, за неповиновение, обиды и дерзости, и просил дозволить ему наказать их "в полное свое удовольствие"; дозволено наказать детей, сколько ему будет угодно (сергач., алекс., 1866 г.). За явное непочтение родителям, сын наказан 20 уд. (серг., старо-амх., 1866 г.). Мать жаловалась на сына и его жену за непочтение и грубости; обвиняемые отвергали обвинение; мать не желала помириться; суд обязал сына построить для матери особую келью, давать ей для пропитания 1 1/2 п. ржи в месяц и 2 меры гречневой крупы в год (сергач., тархан., 1868 г.). За непочтение к матери и ругательства, сын наказан 12 уд. (сергач., ст.-ахмат., 1869 г.). За непочтение и неповиновение отцу сын наказан 20 уд. (сергач., еделевск., 1869 г.). Иногда, за особенные оскорбления, напр. побои, суды усиливают наказание; так, за непочтение и побои отцу сын наказан 30 уд. (серг., ивк., 1868 г.). Сын и жена его, за причиненные матери побои, наказаны: первый 20, а последняя 15 уд. (сергач., ст.-ахмат., 1866 г.). Сын и жена его, за непочтение к матери, наказаны: первый 20 уд., а последняя 3 днев. арестом (там же, 1867 г.). Сын, за обиду родителям, нак. 15 уд. (серг., тар., 1862 г.). Сын, за побои отцу и за обругание его скверными словами, а также за название судей "безумными", наказан 25 уд. (серг., исуловск., 1864 г.). За непослушание матери и побои, сын наказан 20 уд. (сергач., ключ., 1867 г.). Сын, за злословие отца, наказан 20 уд. (балах., 1 город., 1864 г.). Л. и его жена жаловались на сына и его жену, что без причины выгоняют их из дому и ругают неприличными словами; сыну дано 10 уд., а жена его посажена на сутки на хлеб и воду (балах., смольк., 1865 г.). Сын, за оскорбление отца словами и действием, нак. 20 уд. (балах., 1 город., 1869 г.).

15) К стр. 154 и след. По вопросу об обязанности детей давать родителям пропитание и содержание, приведем несколько случаев из практики волостных судов нижегородской губернии. Отделенный сын присужден был к даче своему отцу, живущему с другим сыном, ношеного белья и платья и на пропитание 1 р. в месяц; в приговоре поименовано, что сын должен сшить отцу (полушубок, рубашки и т. д.) и на какой срок, по истечении которого вновь сшить (балахн. у., 1 городец., 1862 г.). Сыновья, уже отделенные, были присуждены, по жалобе отца, платить 25 р. на содержание его с женой (их мачехой) и троими детьми (балахн. у., стриг. в., 1867 г.). Отец жаловался на сына за отказ ему во вспоможении: сыну дано 20 розог и велено выдавать отцу ежегодно по 7 руб. (там же, 1870 г.). По жалобе отца, что сын не дает ему пропитания, хотя он за сына "поступил в прежнее время четвертью рекрута", велено сыну платить отцу на пропитание 25 коп. (не сказано в какие сроки), и сверх того, состоялось на суде такое соглашение: сын построит отцу новую избу, а отец в течение года не требует присужденной ему платы на пропитание и платит половину оброка за усадебную оседлость (балахн., 1 город., 1865 г.). Отец жаловался на сына, что он ушел в дом к теще, оставив и его и мать без помощи: суд велел сыну или возвратиться в дом отца, или платить на содержание родителей по 4 р. в месяц (балахн. у., смольков. в., 1869 г.). По жалобе отца на сына, за непропитание его в старости, велено давать отцу на содержание по 1 пуду в месяц до его смерти (балахн. у., андр. в., 1869 г.). Мать жаловалась на сына, что не дает ей пропитания: на суде предложено было ей ходить к сыну обедать и ужинать, но она не согласилась; тогда суд присудил получать ей с сына в неделю по 25 коп. (балахн. у., 1 катунск., 1863 г.). По жалобе матери-вдовы на сына, суд решил: по несогласию матери жить вместе с сыном, велеть последнему давать на пропитание матери по 1 четверти ржи в год и высевать для нее на своей земле по одному четверику семени (балах. у., кирюш. в., 1869 г.).

16) К стр. 161 и 184 (отношение снохи к свекру). Обыкновенно до суда доходят жалобы на обиды, наносимые снохе, но бывает и наоборот. Свекор жаловался на сноху и внука за непочтение, заявляя, что не хочет с ними жить: почитать его велено, а относительно раздела, на основании 51 ст. общ. пол. о кр., указано обратиться к сельскому сходу (балах., 1 город., 1863). В., за побои снохе, и за пререкания с судьями, наказан 15 уд., по неимению средств заплатить штраф; в другой раз, он же, "за опасные без разбору побои снохи", присужден к штрафу в 2 р., с рассрочкой (сергач., китовского вол. правления). Свекровь жаловалась на сноху в нанесении ей побоев: так как драку начала сама свекровь, то обеим дано по 20 уд. (серг., федор., 1867 г.). Свекровь, за притеснение снохи, в отсутствие мужа последней, посажена на 7 дней на хлеб и воду (балах., 1 катун., 1863 г.). Свекор, за побои снохе и сестрам ее, наказан 20 уд., а его жена за то же посажена на 3 дня под арест (балах., смольк., 1864 г.). Свекровь, за сильные притеснения снохе своей, наказана 20 уд., причем внушено ей вести жизнь спокойную (балах., андр., 1865 г.). За побои, нанесенные свекрови, сноха наказана 20 уд. (сергач., федор., 1867 г.).

17) К стр. 169 (об ответственности детей за долги родителей). Отец был должен стороннему лицу по расписке 335 р. ас.; суд определил взыскать с него эти деньги в течение 10 лет, а в случае его несостоятельности взыскание обратить на трех его сыновей (балахн. у., город. в., 1867 г.). С отца взыскивали 100 р. асс.; суд нашел, что так как отец при старости лет долг заплатить не в силах, то т определил: деньги платить отделившемуся по непочтению к родителю сыну, на что и последний согласился (сергач., ивков., 1862 г.).

18) К стр. 173 (выделы детей). Иногда распоряжения о выделе детей, хотя исполняются при жизни родителей, носят название завещаний. Из одного решения видно, что отец, за неповиновение и грубости, отделил сына "по завещанию своему 10 июля 1868 г." (сергач., ивк., 1868 г.).

19) К стр. 186 (выдел снохи). Из имущества свекра Ч., "на пропитание" жены и детей отданного в солдаты сына его, велено выделить часть, в виду неодобрительного поведения свекра и невозможности снохе жить совместно с ним (сергач. у., ивков. в., 1869 г.).

20) К стр. 187 (пасынки). В судебных книгах разных волостей балахнинского уезда (нижегор. губ.) неоднократно встречается слово "падчерик", в значении пасынка (сообщено П. А. Мулловым).

21) К стр. 192 и след. (отношение приемышей к воспитателям). Приемыш жаловался на "воспитательницу", что не дает ему его одежду; суд решил: так как он ушел от воспитательницы без ее согласия, оставив ее без призрения и помощи, то в выдаче одежды отказать; если же он возвратится к ней в дом и будет ее призревать и покоить, то одежда будет его неотъемлемой собственностью (балах. у., смольков. в. 1869 г.). Чаще случаи, в коих возникают жалобы на непочтение или обиды со стороны приемышей. С. оказывал грубость и неповиновение воспитателю своему М. Суд предоставил последнему самому избрать меру наказания; М. назначил своему воспитаннику 15 уд. розгами и просил исполнить это через старосту (сергач., тархан., 1863 г.). За неповиновение воспитателю, воспитанник наказан 20 уд. (балахн. у., николо-погост. в., 1869 г.). Б. жаловался на воспитанника за оскорбление его жены: дозволено ему наказать воспитанника в присутствии волостного старшины, но не более как 20 уд. (балах. 1 катун., 1862 г.).

22) К стр. 193 (о приемышах). Из судебных решений видно, что отдача "на воспитание" происходит с разрешения суда, от которого выдается в том удостоверение, а с воспитателя берется подписка; на этих основаниях, напр., Ш. отдал рядовому К. приемную умершего сына своего девочку Н. 13 лет (балах., 1 город., 1861 г.). Из одного дела дяди с племянником (незаконным сыном его сестры) видно, что, при разделе, приемыш получает часть из имущества воспитателя, "награждение", но не по праву родства, а за работу (сергач., ларион., 1869 г.). До волостного суда доходило и следующее дело: Н. жаловался, что он два года назад был взят в приемыши к Я., и при нем поступило к Я. имущество: хлеба 2,800 снопов, 60 овец, 6 гусей и 50 руб. денег, что после Я. выгнал его из дому, не возвратив имущества и не заплатив за 2 года работы; Я. возражал, что он содержал Н., с его сестрой, два года, как детей, поил и кормил их и платил подати; суд решил: взыскать с Я. 30 руб. денег, 3 овцы и 3 гуся; что же касается 50 р., то в иске воспитаннику отказать, так как Я. их не получал (сергач. ендовищ., 1867 г.).

23) К стр. 197 (об усыновлении). Приводим случай, из которого видно, что усыновлять может и женщина: Ч. отдал ротнической вдове М. "в усыновление" внука своего К.: суд согласился на это с тем условием, что К. наследует ей во всем ее движимом и недвижимом имении (балах., 1 город., 1861 г.).

24) К стр. 200 (отношения зятя-приемыша к тестю и теще). Зять, принятый в дом тестя, искал на последнем имущество, назначенное по условию; суд решил: дом с надворным строением, срубы, сарай, лошадь с упряжью, корову и овцу передать зятю (балахн., полянск., 1868 г.). Теща выгнала из дому своего приемного зятя вместе с женой, удержав у себя всю их одежду и заработанные ими деньги 30 р.; волостной суд определил: вещи и деньги теща обязана выдать зятю (сергач. у., юрьевс. в., 1866 г.). Тесть жаловался, что зять делает ему грубости, ослушание, называет неприличными словами и хочет самовольно разделиться; зять на суде представлял неосновательные отговорки, и потому суд решил наказать его за неповиновение тестю 20 уд. (сергач., старо-берез., 1864 г.). За побои тестю, зять наказан 20 уд. (серг., ключ., 1867 г.). За обиду тещи скверными словами, зять наказан 15 уд. (там же). За нанесение теще побоев, дано зятю 20 уд. (балах., кирюш., 1869 г.).

25) К стр. 216 (долги умершего). На умершем был, по казенному взысканию, долг в 25 р.; вдова просила взыскать с деверя, так как он воспользовался имением брата: имея в виду, что имением умершего воспользовались и жена его и брат, суд присудил взыскать долг с обоих поровну (сергач., ивков., 1864 г.). К. по расписке был должен Ш-ву 16 р. и до уплаты долга умер: так как он оставил дом и все имущество своей жене, то и означенный долг присуждено взыскать с нее (балахн., вершил., 1866 г.).

26) К стр. 219 (наследование сыновей). Малолетние не устраняются от наследства: вдова А. жаловалась на свекра и на деверя о невыдаче ее малолетнему сыну доли из имущества умершего мужа: так как три брата жили вместе в одном доме, то малолетнему велено дать 1/3 часть (сергач., федор., 1864 г.). После Я. осталось 4 дес. земли: суд разделил землю по равным частям между двумя сыновьями и внуком, за смертью третьего сына (сергач., кошкар., 1868 г.). По смерти А. осталось усадебное место и три сына: так как отец проживал у сына П. и оставшийся на душу отца участок он же обрабатывал, то суд предоставил место под двором и усадьбой сыну П., устранив других сыновей (серг., б.-мож., 1869 г.). После Т. осталось 4 дес. земли, которой завладел всею сын В., не выделив частей двум братьям, и одну десятину отдал в аренду под посев, получив за нее и деньги: по решению волостного суда земля разделена на три части между всеми братьями, а арендатору определено дать 1 дес. земли, доставшейся В. из мирской земли по жребию (серг., кошкар., 1868 г.). Дети умершего П., три брата, получили по равной части оставшуюся после отца их землю; дом же с строением оставлен их матери (серг., ассан., 1868 г.).

27) К стр. 238 (наследование родителей). Из имущества кр-на Г. отцу "на пропитание выделена третья часть, а все остальное отдано жене (сергач., кечас., 1868 г.). Оставшееся после Г. имущество разделено пополам между его сыном и матерью умершего (сергач., едел., 1870 г.). По смерти сына имущество велено оставить у его жены с малолетними детьми, а матери умершего получить "в награду" 60 р. и более никому не вступаться (балах., стригин., 1870 г.).

28) К стр. 241 (наследование боковых). После В. остались: жена и 3-летний сын: все имение передано в распоряжение вдовы, за исключением лошади, переданной брату умершего (сергач., старо-берез., 1864 г.). Т. жаловалась, что оставшуюся по смерти ее отца келью сельское начальство отдает не ей, а сестрам умершего: келью велено отдать Т., как прямой наследнице, а сестрам выделить из нее пятую часть (сергач., знам., 1869 г.). По смерти И. принадлежащая ему земля отдана его дочери и жене только в пожизненное владение, а в собственность его двум братьям (сергач., алекс., 1862 г.). Рядовой Щ. искал от снохи имущество умершего своего брата: присуждено отделить ему 1/3 часть из всего движимого имущества (серг., старо-ахм., 1866 г.). После бездетноумершей имущество ее получила ее сестра, за выделом некоторой лишь части мужу (там же). После З. осталась земля: за неимением других наследников, суд присудил отдать ее, по равной части, двум племянникам умершего (сергач., паново-асан., 1865 г.). Имущество кр-на Т. оставлено за женой его и дочерью, а брату его присуждено получить со снохи 3 руб. (балахн., павелк., 1867 г.).

29) К стр. 261 (наследование бездетной жены после мужа). Е. жила с мужем С. 30 лет и вместе с ним хлопотала по хозяйству; поэтому суд признал справедливым все имущество мужа предоставить ей, а не двум его братьям, так как они были им уже отделены, один 18, а другой 9 лет назад (сергач. у., тархан. 1868 г.). Деверь не отдавал снохе (невестке) имение, оставшееся по смерти его брата, отзываясь тем, что у брата не было детей; суд нашел такой отзыв несправедливым и велел ему выделить снохе то, что принадлежало ее мужу по разделу с братьями (сергач., старо-ахмат., 1864 г.). По смерти кр-на Г., отцу его выдана, на пропитание, третья часть, а все прочее жене, а было имущества всего на 18 р. (сергач., кечасовск., 1868 г.). Жене отказано в наследстве после мужа, так как она снова вышла замуж, а разделено оставшееся имущество между матерью и сыном (сергач., едел., 1870 г.). После мужа осталась оцененная в 20 р. келья, за которую не были уплачены долги; суд присудил выдать жене из кельи 10 р., а остальные на уплату долгов (серг., старо-берез., 1865 г.). После смерти М. остались жена и две дочери от первого брака - падчерицы: все имущество (изба, сарай и проч.), оцененное в 25 р., велено отдать дочерям, с выдачей матери 5 р., т. е. 1/5 части (серг., федор., 1869 г.). А. жаловалась, что из имущества ее мужа племянник не дает ей части, хотя имущества осталось на 420 р.; с согласия сторон, вдове выделено: не молоченной ржи одно одонье в 13 телег, на келью 15 р., четверть полбы, четверть гречи, мера проса, две овцы (серг., алекс., 1869 г.). А. жаловалась на деверя, что не выдает ей имущества, оставшегося после ее мужа и состоявшего в хлебе, пчелах и проч.; деверь объяснил, что после покойного брата не осталось наследников мужского пола и незамужних дочерей, и что сноха получила уже носильное платье мужа, два улья с пчелами и три четверти гречи; суд, согласно местным обычаям, приказал дать А. еще три четверти ржи (серг., федор., 1864 г.). Случаи, относящиеся к балахнинскому уезду: после смерти Р. во владении его жены остался дом; родная тетка умершего Е., просила дом отдать ей, а жену покойного отстранить; суд сказал: хотя Е. и тетка, но по обычаю в праве наследования ей отказать, а дом оставить жене (балахн., 1 кат., 1864 г.). После смерти мужа, вдове, как оставшейся без детей, признано достаточным дать лишь половину имения мужа, а другая присуждена двум сестрам покойного брата (балахн., 2 город., 1864 г.). Второбрачная жена просила о выделе ей части из имения первого мужа; суд приказал, чтобы ее "падчерик) (пасынок) дал ей, из посеянного на 3 души, хлеба на 1 душу, 4 1/2 четверика ржи и за обработку земли на половину души 1 р. 50 коп. (балах., смольк., 1869 г.). По смерти С., в его семействе остались налицо жена, мать и племянник: в уважение "убожества" жены, и по существующему издавна обычаю, велено выделить ей баню и 3 овцы, а остальное все отдать матери и племяннику (балах., полян., 1863 г.). Вдове А. выдана часть имущества умершего ее мужа, "с согласия" деверя; при постановлении приговора принято во внимание, что она бездетная и то, что "сама живет нехорошим поведением" (балах., павелк., 1862 г.). После А. остались: вторая жена и сын от первого брака: она жаловалась, что при выходе в замужество принесла довольно приданого, из которого шила мужу кое-какую одежду, но что пасынок не возвращает ей одежды и не дает на продовольствие хлеба: хотя она и была замужем 6 лет, но как детей у нее не осталось, то "по обычаю" должна оставить дом и получить только собственно ей принадлежащую женскую одежду, а всю одежду мужа оставить детям мужа от первого брака; пасынок же должен дать ей 2 п. ржаной муки (балах., кубинц., 1866 г.).

30) К стр. 257 (наследование вдовы при детях). Обыкновенно вдова при детях получает не на себя, а на детей. Вдова С. жаловалась на пасынка П. за невыдачу части из имения ее мужа: так как имение нажито мужем С., по смерти которого остались пасынок П. и другой родной ей сын, то выделить ей половину (сергач., села антиг., 1867 г.). Вдова М. жаловалась на деверя, что делает ей притеснения и с малолетним ее сыном не допускает ее к разделу имущества: велено имение разделить пополам (серг., федор., 1867 г.). М. купил землю, которую его жена, после его смерти, отдала в аренду на 16 лет; по истечении срока найма, земля присуждена дочери умершего, а вдове не досталось ничего (сергач., паново-асан., 1865 г.). У дяди была общая земля с племянником; по смерти последнего осталась жена его и дочь: из 7 дес. пашни и 2 дес. лугу велено жене и дочери отделить только 1 дес. 800 саж. указной меры (серг., гагинс., 1862 г.). После А. остались жена и две малолетние дочери: опекуну над имением умершего велено выдавать матери "на воспитание" детей по 4 р. в месяц (сергач., семен., 1866 г.). По смерти Н. остались жена и три сына; жена пользовалась всем наследством: 3 десят. 2 осминниками земли и домом с надворным строением; разрешая спор о наследстве между матерью и детьми, суд постановил: землю по равным частям разделить между тремя сыновьями, а дом со строением оставить матери (сергач., асан., 1868 г.). Приведем еще несколько случаев из практики судов балахнинского уезда. По смерти кр-на Г. остались жена и дочери Д. и А.; оказалось, что А. замужем уже более 25 лет, а "девка" Д. отделена уже более 20 лет; поэтому они, как не участвовавшие в приобретении имущества отца и не представившие его духовного завещания, устранены от наследства, которое все отдано жене (балах., андр., 1863 г.). После Ш. осталось имущество: дом, баня, сарай и корова; семейство: жена и 3 дочери, из коих одна малолетняя; решено: дом продать по вольной цене и деньги разделить всем поровну, а корову малолетней (балах., вершил., 1864 г.).

31) К стр. 267 (наследство вдовы-снохи). При вступлении в брак сына, мать предоставила ему с женой в вечное пользование движимое и недвижимое имение - дом с надворным строением и земли в трех полях 4 1/2 осминника; через месяц новобрачный умер; по краткости времени замужества, вдове дано только 1/2 осминника, с тем, что если ее отец этим недоволен, то ей предоставляется жить у свекрови, после смерти которой она уже может воспользоваться всем, что дано при браке (сергач., обаимовск., 1869 г.). Спорили свекровь со снохой о доме, оставшемся после мужа первой: по обычаю велено дом разделить пополам (сергач., знамен., 1865 г.). Со свекра и трех его сыновей велено взыскать в пользу снохи-солдатки, бывшей замужем за четвертым сыном свекра, 15 руб. за келью (сергач., села аткил., 1866 г.). Из практики волостных судов балахнинского уезда приведен следующий случай: Ш. судилась со свекром об имуществе ее мужа: в пользу Ш. велено отдать на снос баню и некоторые вещи, а остальное все предоставить свекру (балахн., павелк., 1868 г.). Н. просила о выделе ей части из оставшегося по смерти ее мужа, а также и по смерти свекра имущества, находившегося у ее свекрови: велено, чтобы свекровь выдала снохе 400 штук "околотков" немятого льна, 3 фунта шерсти, полмеры льняного семени и кафтан (балахн., смольк., 1869 г.). Свекру велено, для снохи-солдатки, построить "сиротскую избушку" или отдать полевую баню и выдать одежду мужа (бал., полянск., 1868 г.).

32) К стр. 285 (наследование зятя-приемыша). Ш. был взят около пяти лет назад, в дом И-ва, для поддержания хозяйства, где проживал и по смерти жены: дом велено отдать дочери умершего И., а Ш-ву плетневый сарай (сергач., семен., 1868 г.).

33) К стр. 293 (о повиновении брату). З. жаловался на трех родных братьев в непослушании ему и грубостях, несмотря на то, что он воспитывал их с малолетства; все трое посажены под арест на 3 дня, а двоим, сверх того, за грубости дано по 10 уд., и велено быть в полном повиновении у старшего брата (сергач., федор., 1866 г.).

34) К стр. 301 (наследство и разделы). У братьев Я. и И. было неразделено имущество: долг с надворным и гуменным строением и скот; до раздела Я. сдан в солдаты и умер, оставив жену Т. и малолетнего сына; солдатка Т. ищет с деверя имения; суд решил: так как по крестьянскому обычаю раздел имущества должен быть сделан между владельцами поровну и у солдатки Т. есть наследник сын, то все имение братьев Я. и И. разделить на две части, и одной из них удовлетворить просительницу (балах., пурех., 1868 г.).

35) К стр. 310 (разделы, жребий). По спору между свекровью и снохой о доме, оставшемся после мужа первой, велено судом дом разделить пополам, и бросить жребий, кому остаться в доме, кому из него выйти; выходящая получает 100 р. (сергач., знам., 1865 г.).

36) К стр. 322 (завещание в пользу жены). После Н. осталось 1000 р., которые взял его брат и купил на эти деньги пшеницу; вдова просила отдать ей как прямой наследнице и засвидетельствовать завещание мужа; деверь согласился возвратить деньги по продаже пшеницы; завещание, как ни кем не оспоренное, велено записать в книгу (балахн., 1 город., 1863 г.).

37) К стр. 334 и сл. (завещания). Словесные завещания считаются действительными, если распоряжение подтверждено свидетельскими показаниями лиц, бывших при объявлении завещателем своей воли; это видно, напр. из дела между Р. и его братьями о завещанной ему матерью коровы (сергач., ивков., 1869 г.). По делу брата с сестрой, словесное приказание умершего отца о выделе части, подтвержденное свидетелями, признано обязательным (балахн., 1 город., 1862 г.). П. отыскивала с З. четыре овчины русских овец, завещанных будто бы ей матерью; суд отказал ей в просьбе на том основании, что ею не предоставлено ни завещания, ни свидетелей (балахн., вершил., 1867 г.). Кр-н Г. не отдавал сыну своему солдату имущество, завещанное последнему его дедом; имущество присуждено выдать, так как завещание было явлено в волостном правлении (сергач., ивковс., 1868 г.). По одному делу, незасвидетельствованное завещание не принято в уважение и наследство разделено по закону; в приговоре волостного суда сделана ссылка на 1063 ст. X т. 1 ч. (балахн. у., 1 катун., 1862 г.). По делу братьев с сестрой о разделе, приведено в исполнение, при участии суда, духовное завещание их отца (балахн., пурх., 1862 г.).

38) К стр. 345 и сл. (опека). Отчиму отданы были на сохранение 500 снопов, принадлежавшие малолетнему сыну его жены от первого брака (пасынку); по небрежности отчима снопы частью сгнили, частью съедены мышами: велено взять у него собственных 500 снопов в пользу малолетнего (сергач., ендовищ., 1869 г.). Опекун Н., за упорство в выдаче денег опекаемому им лицу на постройку нового дома вместо сгоревшего, оштрафован 3 р. в пользу мирской казны (балахн., 1 катун., 1863 г.). Вдова К. заявила, что все имущество ее дочери, по муже М., приобретено ею, матерью; по розыску оказалось, что вещи приобретал М. на сей счет: велено вещи описать и назначить опекуна, до возраста сына М. (балах., вершил., 1862 г.). По смерти жены Б. осталось двое малолетних детей; имущество умершей, заключавшееся в разной одежде и других вещах, было заложено ее мужем: суд приказал ему вещи выкупить и хранить их до возраста его детей (балахн., катун., 1870 г.). Для охранения имущества малолетней, оставшегося после умершей ее матери, велено было сделать ему опись, запереть в сундук под замок, запечатать и отдать на сохранение ее дяде до совершеннолетия, с передачей ему и ключа (балахн., никольско-погост., 1864 г.). Малолетнему достался по наследству амбар и деньги 30 р. сер.; амбар велено продать и вырученные деньги, вместе с 30 р., внести в волостное правление, которое отдавало бы их в торговлю из процентов благонадежным лицам до совершеннолетнего возраста, т. е. до 18 лет (сергач., шарап., 1867 г.). Малолетнему досталось все имущество его отца; хотя родная мать была в живых, но суд назначил опекуном отчима, обязав его, на имущество малолетнего, оцененное в 48 р., накоплять ежегодно по 5 р. процентов, не вычитая за воспитание и содержание малолетнего (серг., ивковск. 1869 г.). Опекуну над малолетними вменено было в обязанность выдавать матери их, на воспитание детей, по 4 руб. (семеновск., 1866 г.). Над малолетними учреждается опека по распоряжению волостного суда (семен., 1868 г.).