Глава II. Какие гражданские права могут быть облечены в форму бумаг на предъявителя? Виды бумаг на предъявителя : О бумагах на предъявителя с точки зрения гражданского права - Н.О. Нерсесов : Книги по праву, правоведение

Глава II. Какие гражданские права могут быть облечены в форму бумаг на предъявителя? Виды бумаг на предъявителя

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 
РЕКЛАМА
<

Форма на предъявителя применима не ко всякому гражданскому праву. Так как предъявительская форма имеет своей целью облегчение доказательства, то она применима к таким лишь гражданским правам, которые способны к легкому циркулированию в обороте*(65).

I) Прежде всего предъявительская форма применяется к правам по обязательствам.

1) Из обязательств dare облекаются в форму на предъявителя по преимуществу денежные обязательства, где определенный должник обещивается произвести уплату известной денежной суммы предъявителю документа.

Денежные бумаги на предъявителя могут быть выпускаемы в обращение или единично, например, выдача чека на предъявителя, или массой, например, облигации, выпускаемые государством, общественными союзами и частными товариществами. Далее, денежная бумага может быть в то же время процентной (облигация) или нет (банкнот). Causa promittendi в них бывает в форме общей, абстрактной или же в форме индивидуально определенной. Срок удовлетворения определяется или известным срочным термином, или каким-либо событием (погашение посредством выхода в тираж), или же, наконец, усмотрением владельца (бумага на предъявителя и по предъявлению, каков банкнот)*(66).

2) Форма на предъявителя может иметь применения и к обязательствам in faciendo, где должник обещивается исполнить известное действие держателю документа. Сюда относятся билеты на проезд по железным дорогам, на пароходах, билеты для присутствия на публичных зрелищах (театрах, концертах), обеденные марки на пользование столом и т. п. Эти бумаги суть исключительно легитимационные, т. е. они возникли в интересах облегчения доказательств. Кредитору достаточно указать только на факт владения, чтобы требовать исполнения обещанного. Нет надобности доискиваться других оснований легитимации кредитора, кроме факта предъявления документа. Ввиду указанных удобств эта категория бумаг на предъявителя получает широкое развитие в современной жизни*(67).

В форме бумаг на предъявителя могут быть и обязательства на перевозку вещей или для хранения их. Бумаги эти, называемые традиционными, выдаются известными учреждениями (железной дорогой, транспортной конторой и т. п.) в предъявительской форме, если нет запрещения со стороны закона.

3) Форма на предъявителя применяется и к праву участия в товарищеском предприятии. В акционерных компаниях и в акционерных коммандитах*(68) (Actien Kommanditgesellschaft, la societe commandite par action) участие товарища может быть выражено в форме акции на предъявителя.

Перечисленные выше виды гражданских правоотношений являются по преимуществу предметом бумаг на предъявителя.

II. Кроме обязательств, форма на предъявителя может иметь применение и к вещным правоотношениям. Что касается до права собственности на движимые вещи, то нет никаких теоретических препятствий к выражению его в форме бумаги на предъявителя. Примером подобных бумаг могут служить традиционные бумаги и лотерейные билеты*(69), с владением которых связывается право распоряжения ценностями, обозначенными в них. Лицо, имеющее в руках коносамент, или фактуру, или варрант, считается собственником товара, представителем которого является документ. Он может продавать, дарить товар посредством передачи другому самого документа. Точно так же лотерейный билет, на который выпал выигрыш индивидуально определенного предмета, предоставляет владельцу право собственности на данную вещь.

Возможно ли облечь в предъявительскую форму закладное право? Ответ должен быть утвердительный, если нет специальных запрещений в законе.

Примерами безыменного закладного свидетельства могут служить билеты, выдаваемые из ссудной казны Императорского Воспитательного дома и из частных ломбардов на заложенные в них вещи. Право выкупа заложенного имущества принадлежит предъявителю подлинного ломбардного билета*(70).

Нет теоретического препятствия для облечения в предъявительскую форму и закладного свидетельства, выдаваемого из товарных складов. Так что всякий владелец подобного свидетельства имеет право в случае неисправности должника просить о публичной продаже имущества, находящегося на хранении на товарных складах.

Что же касается реальных прав на недвижимое имущество, то они не могут быть облечены в форму бумаг на предъявителя, потому что как установление вещных прав на недвижимость, так и переход их обставлены известными формальностями, несовместными с предъявительской формой. Подобные формальности вызваны экономическим и политическим значением недвижимого имущества в жизни народов. Сомнение возникает лишь относительно залогового права (ипотека) на недвижимость. Теоретически не должно быть препятствия к облегчению передачи залогового права от первого кредитора (залогопринимателя) к другим лицам. Должнику (залогодателю) безразлично, кто будет осуществлять свое право на его имущество. Раз главное обязательство может быть передаваемо, то и придаточное правоотношение, каковым является залоговое право, должно следовать ему. Облегчение передачи залогового права должно вести к удешевлению поземельного кредита, уменьшая размер процента.

В истории французского права мы находим попытки в смысле мобилизации ипотеки. По закону 9 messiodor'a, год III, всякий собственник мог обратиться к должностному лицу (conservateur des hypotheques) с просьбой внести свое недвижимое имущество в ипотечные книги. Ему выдавались в сумме 3/4 стоимости имущества особые документы (cedules hypotecaires), которые он мог по мере встретившейся надобности пустить в оборот. Передача этих документов совершалась посредством индоссамента. Всякий владелец становился залогопринимателем определенной части имущества, соответствующей документу. Впрочем этот закон не просуществовал долго и был отменен законом 28 vendemiaire, год V. Практическое неудобство первого закона состояло в том, что владельцы ипотекарных цедул не были гарантированы в том, что имущество оценено должностным лицом надлежащим образом. После отмены этого закона были делаемы не раз попытки к облегчению передачи ипотеки в интересах поземельного кредита и кончились они учреждением в 1852 г. общего для всей Франции поземельного банка. Возражения противников облегчения передачи залогового права основаны на экономических соображениях. Они указывали, что такое облегчение поведет к мобилизации и раздроблению частного землевладения, которые вредно отразятся на народном хозяйстве, содействуя появлению сельского пролетариата.

С точки зрения права, нет препятствия к тому, чтобы ипотека и главное обязательство расходились между собой, причем с уплатой по ипотеке у кредитора главного обязательства останется только личный иск. Во Франции законом 10 декабря 1874 г. признана возможность передачи морской ипотеки посредством индоссамента. Статья 10-я этого закона постановляет, что если обязательство, в обеспечение которого установлена ипотека, выражено в форме ордерной бумаги, то циркуляция посредством индоссамента ведет за собой и передачу ипотекарного права. Кредитор для ограждения своего реального права на случай продажи корабля должен озаботиться о занесении ипотеки в специальный регистр, хранящийся у должностного лица (receveur des douaines). В случае кораблекрушения ипотекарный кредитор имеет право на спасенные вещи и на страховые убытки.

Морская ипотека принята в других государствах Европы ранее, чем во Франции: в Англии в 1854 г., в Италии в 1865 г., в Пруссии в 1861 г.; и всюду она оказала большое влияние на развитие и увеличение морской торговли.

В современной французской юриспруденции и в судебной практике установилось такое положение, что действующее законодательство требует известные формальности только в момент возникновения ипотеки, а не для ее дальнейшего перехода. Поэтому если ипотека установлена с соблюдением законом требуемых условий, то дальнейшая передача ее может совершиться всякими способами: по cessio, по индоссаменту и даже простой традицией, смотря по форме главного обязательства. Главное обязательство, а с ним вместе и ипотека, прекращаются в своем действии, когда перейдут в руки должника; но как только последний пустил в обращение главное обязательство, то ипотека воспринимает свою прежнюю силу. В Пруссии ранее, чем во Франции, прибегли в интересах облегчения и удешевления поземельного кредита к мобилизации залогового права в форме залоговых писем (Pfandbriefe), появившихся в последней четверти XVIII столетия, в царствование Фридриха Великого. Впрочем, подобные закладные листы, выпускаемые обществом землевладельцев в половине стоимости заложенного имущества, устанавливали реальное право только для юридического лица, общества землевладельцев; частные же владельцы их в случае неполучения срочных процентов или капитального долга имели только личный иск к самому обществу. По более новому закону 1872 г., в Пруссии ипотека может передаваться независимо от главного обязательства. Самая передача ипотеки по этому закону происходит посредством индоссамента. Такой способ перехода ипотеки по индоссаменту давно практикуется и в Северной Америке.

Проект общегерманского гражданского уложения также допускает возможность перехода залогового права посредством передачи ипотекарного письма (Hypothekenbrief).

Что касается нашего законодательства, то оно безусловно запрещает передачу закладных на недвижимое имущество посредством надписи (ст. 1653, т. X, ч. I Св. граж. зак.). Это постановление взято целиком из банкротского устава 19 декабря 1800 г., по которому указанное запрещение мотивируется: "...поелику заемщик вверил свое имущество (известному) заимодавцу". Поэтому при всякой передаче необходимо предварительное уничтожение прежней закладной и составление нового акта. Ввиду таких строго личных отношений между залогодателем и залогопринимателем кассационная практика не допускает передачи залогового права без согласия залогодателя каким бы то ни было способом: посредством простой передачи как движимость, по верющему письму, на основании мировой сделки и т. п. Следовательно остается только возможность перехода залогового права в порядке наследственного преемства. Подобное законодательное стеснение передачи права залога не оправдывается ни теоретическими соображениями (для должника безразлична личность залогопринимателя), ни интересами реального кредита. С введением у нас ипотечной системы, основные начала которой приняты государственным советом еще 18 мая 1881 г., будет облегчена и передача залогового права от первого кредитора к последующим приобретателям.

Виды бумаг на предъявителя

При классификации бумаг на предъявителя писатели исходят из различных оснований. Одни разделяют ценные бумаги на две группы: процентные и беспроцентные; другие - на бумаги, выпускаемые массой и единично; третьи исходят из различия должника и на этом основании отличают бумаги частных лиц, товариществ, общественных союзов и государств.

Нам кажется более правильным классифицировать бумаги на предъявителя по содержанию, потому что указанные выше признаки почти не имеют значения для юридической природы бумаг на предъявителя; между тем как различие предметов влияет как на экономическую, так и на юридическую природу их.

На основании содержания можно все разнообразные ценные бумаги разбить на две большие группы: бумаги, владелец которых имеет право требования (по обязательству) от должника, и бумаги, по которым владельцу предоставляются какие-либо другие права.

А. К первой группе относятся следующие виды обязательственных бумаг на предъявителя: I) Денежные бумаги на предъявителя, в которых обязательство должника выражено в денежной сумме. Большинство бумаг на предъявителя суть денежные обязательства; поэтому некоторые юристы, трактуя о бумагах на предъявителя, называют их денежными. Бумаги этого рода могут быть процентные, причем проценты обыкновенно уплачиваются в известные периодические сроки (облигация), или же они бывают беспроцентные, каковы банкноты, чеки и т. п.

В частности к денежным бумагам относятся:

1) Обязательства, выпускаемые частными лицами, каковы чеки и вообще приказы на выдачу предъявителю определенной денежной суммы, находящейся у третьего лица. Что касается до векселей, то они не могут быть выданы на предъявителя по постановлению всех положительных законодательств европейских народов, за исключением английского, которое допускает векселя на предъявителя. Впрочем векселя с бланковым индоссаментом приближаются к бумагам на предъявителя, потому что правомерным кредитором по ним считается всякий векселедержатель, так как невозможно проверить правомочие такого владельца по непрерывным, последовательным передаточным надписям.

Чек есть приказ, выдаваемый на банкира, у которого положены деньги на вклад, на получение такового вклада в целом или по частям. Он давно в употреблении в Англии, во Франции же он был введен законом 23 мая 1865 г. По постановлению этого закона, чек может быть выдан на предъявителя и по предъявлению. Но этим самым он не становится еще банкнотом или бумажными деньгами на том основании, что по силе 5-й статьи упомянутого выше закона держатель чека должен осуществить свое требование в промежуток времени от 5-8 дней*(71); следовательно по чеку нельзя требовать уплаты, когда вздумается владельцу, как это имеет место относительно банкнота. Многие вовсе не признают чек за бумагу на предъявителя на том будто основании, что здесь мы имеем дело с обыкновенным поручением. Чековладелец действует как мандатарий. Для нас важно не то юридическое основание, в силу которого действует владелец чека, а самая форма его, в силу которой он переходит из рук в руки, а должник (банкир), уплачивая предъявителю чека, освобождается от всякой дальнейшей ответственности. Чек имеет большое сходство с переводным векселем, будучи для трассанта средством обратного получения в свою или чужую пользу вкладов, оставленных у трассата. Вначале и вексель был средством уплаты, переводом денег с одного места в другое. В настоящее время чек является средством зачета (уплаты), а вексель служит по преимуществу орудием кредита. Вексель выдается с одного места на другое, а чек может быть выдаваем на то же место; вексель всегда срочный, а чек - по предъявлению, следовательно не подлежит акцепту. Чек может быть на предъявителя, а вексель только в форме ордерной бумаги.

2) Денежные обязательства на предъявителя, выдаваемые частными лицами на самих себя. О действительности подобных обязательств с точки зрения общих начал права будет сказано в следующей главе: "О праве выдачи бумаг на предъявителя". Положительные законодательства ограничивают правоспособность частных лиц лишь относительно выдачи денежных знаков, т. е. таких бумаг на предъявителя, которые предназначены для функционирования в качестве денег, следовательно выпускаются массой.

3) Банкноты, банковые билеты - суть беспроцентные денежные обязательства, выпускаемые банками с целью обращения их в качестве денежных знаков. Юридическая природа банковых билетов служит в литературе предметом споров. Одни причисляют их к обязательствам; другие считают их за деньги, наконец, третьи признают в банкнотах смешанный характер - обязательства и денег.

Если рассматривать банкноты с точки зрения их происхождения, возникновения, то не может быть сомнения в их частноправовом характере. В этом отношении банкноты не отличаются от других бумаг на предъявителя и составляют обязательство для лица, их выдавшего. Отсюда само собой вытекает различие между банкнотами и бумажными деньгами - первые суть обязательства, реализируемые должником по первому требованию кредитора, вторые же суть вещи (res), признанное государством средство платежа. Банкноты не имеют принудительного курса, а бумажные деньги имеют; банкноты выпускаются на началах обязательственного права, а бумажные деньги выпускаются государством по началам публичного права.

Но если рассматривать банкноты с точки зрения их экономической природы, практического их значения, то они походят на бумажные деньги. Банкноты предназначены к циркулированию, наподобие денежных знаков; они служат орудием мены и средством платежа. По мнению Бруннера, Книса, погашение существующего обязательства уплатой банкнотами будет solutio в настоящем смысле слова, а не datio in solutum. Мнение это, однако, не вытекает из природы банковых билетов. Раз последние суть частные обязательства, как это признают и упомянутые писатели, то кредитор не может быть принуждаем к принятию от должника вместо государственных денежных знаков банковых билетов. Если он тем не менее принимает в уплату банкноты, то делает это добровольно, а следовательно в данном случае имеет место datio in solutum.

Бывают, однако, случаи, когда банкноты по особому исключительному постановлению правительственной власти признаются неразменными, т. е. банк освобождается от обязательства разменивать свои банкноты по первому заявлению их владельцев. К подобной мере правительство прибегает обыкновенно, когда само становится крупным должником банка, так что положение последнего пред своими частными кредиторами становится затруднительным. Так, например, по закону 12 августа 1870 г., во время Франко-Прусской войны, правительство Французской республики объявило, что билеты французского банка считаются неразменными и имеющими принудительный курс до тех пор, пока авансы, данные банком государству, не будут погашены*(72). Уплата по частным обязательствам такими неразменными банкнотами будет solutio, потому что неразменные банкноты, имеющие принудительный курс, не отличаются от бумажных денег ни по экономической, ни по юридической природе своей. Так как закон, изданный в подобных исключительных случаях, касается общественного порядка, интересов государства, то не может иметь юридической силы частное соглашение, в силу которого должник обязывается уплачивать кредитору не банкнотами (неразменными), а металлическими деньгами*(73).

Относительно виндикации, амортизации банковых билетов действуют те же правила, что относительно бумажных денег; другими словами, добросовестный владелец их гарантирован против виндикационного иска собственника. В случае погибели или безусловной потери их банк освобождается от ответственности*(74). Единственное легитимационное основание для права требования по банкнотам есть факт владения и предъявления их. Всякий предъявитель банкнота вправе требовать уплаты, причем банк не может входить в рассмотрение оснований права предъявителя. На некоторых банкнотах это положение прямо выражено; например, на банкнотах бывшего прусского банка, переименованного с 1875 г. в имперский, обозначено: "Die Bank zahlt ohne Legitimationsprьfьng an den Ueberbringer.

Ввиду большого сходства банкнотов с бумажными деньгами выпуск их в обращение находится под контролем правительственной власти. Существуют две системы по вопросу об отношении правительства к выпуску банкнотов: или это право предоставляется исключительно одному какому-нибудь привилегированному учреждению, получающему монополию выпуска банкнота*(75), (когда само государство оставляет за собой исключительное право выпуска банкнотов, то последние получают характер бумажных денег, как в России); или же при известных ограничениях и условиях это право предоставляется, помимо одного привилегированного, еще нескольким другим учреждениям, деятельность которых находится все-таки под контролем правительства*(76).

4) Облигации, выпускаемые как частными товариществами, так и общественными союзами и государством. Они представляют собой долгосрочный заем, срок и порядок уплаты по которым заранее установлены. Учреждение, выпускающее облигационный заем, ежегодно погашает известное число облигаций по жребию из особого погасительного фонда. Облигации, вышедшие в тираж, должны быть представлены в кассу должника для получения по ним денег; до этого же времени облигации пользуются определенными процентами, получаемыми два раза в год.

Обыкновенно в уставах акционерных компаний, имеющих право выпуска облигационного займа, говорится, что обеспечением выпускаемых облигаций служит имущество компаний. Такие облигации называются приоритетами, или приоритет-облигациями. Но, с точки зрения закона, нельзя признать за подобными облигационерами залоговое право на имущество компаний, потому что для установления залога требуется совершение известных формальностей; там, где существует ипотечный порядок, необходимо о совершении залога вносить в ипотечные книги. Поэтому в случае несостоятельности акционерных компаний облигационеры не могут иметь особого преимущества пред другими кредиторами компаний, а тем более пред кредиторами, обеспечившими свое право требования закладом или залогом, совершенными с соблюдением законом требуемых формальностей и условий*(77).

Облигационная форма займа в настоящее время преобладает во всех крупных займах, совершаемых общественными союзами. Для государственного займа существуют и другие формы: например, билет внутреннего или внешнего займа с выигрышем и без оного, банковые билеты, серии государственного казначейства, краткосрочные займы государственного казначейства (bons de tresor) и другие.

5) Закладные листы, выпускаемые поземельными обществами в размере ссуд, выданных под залог имущества (Pfandbriefe, Hypothekenbriefe, obligations foncieres). По существу эти бумаги мало отличаются от предыдущей категории. Владельцы получают периодически определенные проценты, пока не наступит время полного удовлетворения. Уплата по закладным листам происходит также путем погашения их посредством тиража. Владельцы имеют лишь обязательственное отношение к банку, выдавшему таковые; между ними и собственником имущества, в размере стоимости которого выпущены закладные листы, не существуют никаких юридических отношений.

6) Купоны, дивидендные листы. При некоторых ценных бумагах, приносящих процент, существуют отдельные документы о процентах, соединенные с главным обязательством. Если ценная бумага приносит определенные проценты (например, закладные листы, серии, облигации и т. п.), то такой придаточный документ называется купоном; если же величина процента зависит от успеха предприятия, например, в акции, то называется дивидендный купон.

Дивидендный купон имеет в своем основании определенное, индивидуальное обязательство (specialis causa obligationis). Он всегда бывает на предъявителя, даже в тех случаях, когда главный документ именной или по приказу. Например: в именных акциях дивидендный купон бывает, тем не менее, на предъявителя в видах облегчения права реализации. В противном случае всякий владелец главного документа должен был бы лично явиться к должнику за получением следующих ему процентов или же прибегать к стеснительным формам гражданского представительства.

7) Лотерейные билеты. Из множества лотерейных билетов один или ограниченное число их предоставляют владельцам право требовать от должника, выпустившего подобные билеты, определенную денежную сумму. Право на такую выдачу выясняется жребием. Мы причисляем лотерейные билеты к денежным бумагам, имея в виду ту категорию их, по которым обещивается выигравшему денежная сумма, а не какая-либо другая индивидуально определенная вещь.

II. К обязательственным бумагам на предъявителя, содержащим какое-либо другое право, а не денежное требование, относятся:

1) Талон. Под ним разумеется добавочный к главному денежному документу лист, по которому можно требовать новый купонный или дивидендный лист, когда старый уже исчерпан. Обыкновенно дивидендный или купонный лист выдается на определенный срок (10, 20 лет), после которого, если главный документ не срочен, т. е. не может быть предъявлен должнику к удовлетворению, необходимо возобновить дивидендный лист. В большинстве случаев представляется должнику талон, а не главный документ, и он, не требуя доказательств легитимации предъявителя, выдает новый процентный лист. Но если предъявляются одновременно двумя разными лицами талон и главный документ для получения процентного листа, то должник обязан выдать таковой предъявителю главного документа, так как талон в качестве res ac-cessoria должен следовать главному документу. Талон по цели своего возникновения не предназначен к циркуляции в промышленном обороте, он только заменяет предъявление главного документа. Поэтому в случае указанной выше коллизии между ними предпочтение следует дать главному обязательству. Из акцессорного характера талона само собой вытекает, что с погашением, прекращением главного обязательства теряет юридическую силу и талон.

2) Билет на проезд по сухопутным или водяным сообщениям. Таковы, например, билеты на проезд по железным дорогам, на пароходах, по конно-железной дороге и т. п. Билеты эти в руках владельца имеют значение квитанции в учинении платежа, и в то же время с ними связано право требования исполнения определенного действия от должника.

3) Билеты, дающие право на вход в известные помещения, например, в общественные сады, музеи и т. п.; или же для присутствования на публичных представлениях, например, в театрах, концертах, цирках и т. п.

4) Билеты, марки или карты, встречаемые в обыденной жизни, каковы:

обыденные марки, или билеты на пользование ваннами, купальней и т. п.

Перечисленные под N 2, 3, 4 бумаги суть легитимационные в тесном смысле слова, т. е. предъявительская форма их установлена в интересах облегчения доказательства'.

5) Традиционные бумаги, т. е. коносамент, фактура и варрант2. Эта категория ценных бумаг может быть причислена к обязательственным бумагам на предъявителя, если рассматривать их с точки зрения исполнения обязательства, принятого на себя должником, и к реально правовым бумагам, если рассматривать их с точки зрения права владельца на ценности, представляемые документом. Подробнее о них скажем во второй группе бумаг на предъявителя.

6) Страховые полисы. Под страхованием понимается обязательство, принимаемое одной стороной, страховщиком, вознаградить другую за ущерб, который может последовать от какого-либо несчастного случая.

Страхование недвижимого имущества не может быть облекаемо в предъявительскую форму, так что управомоченным лицом по полису считается страхователь или его представитель. Совсем другое, когда страхование касается товара, находящегося в движении (на море), и следовательно продолжительность его ограничивается временем доставления застрахованного товара в данное место.

Эти билеты, хотя и отличаются от настоящих бумаг на предъявителя, но обсуживаются по одним и тем же юридическим нормам. См. Мотивы к _ 702 общегерм. гражд. уложения.Мы приводим традиционные бумаги в том предположении, что положительное законодательство допускает применение к ним предъявительской формы. Эти бумаги называются также товарно-распорядительными.

Такое страхование может быть эмансипировано от личности первоначального страхователя и облечено в форму бумаги на предъявителя. Вообще предъявительская форма имеет целью облегчить возможность перемены в личном составе участников данной юридической сделки. Такая перемена оказывается полезной, иногда даже необходимой, в отношениях, вытекающих из морского страхования. Наконец, если право требования отправленного товара может быть выражено в форме безыменной бумаги (коносамент на предъявителя), то и право требования страховых убытков может принадлежать предъявителю документа.

В торговом быту нередко случается, что товар отправляется комиссионером, в таком случае представляется более удобным страховать товар в пользу адресата, личность которого обусловливается предъявлением страхового полиса.

Из истории морского страхования известно, что полисы выражались в форме альтернативной бумаги на предъявителя, т. е. выдавались они N, или всякому представителю. Купце приводит подобную формулу полиса из статута города Флоренции 1523 г. Были также полисы с бланком (in blanco), т. е. место для обозначения имени управомоченного оставалось в документе пустым - белым. Лицо, которому нужно было получать страховые убытки, вставляло на пустом месте полиса свое имя и таким образом делалось управомоченным. В Голландии в XVI в. встречаются полисы на предъявителя, и они были там одним из первых видов бумаг на предъявителя.

В современных положительных законодательствах договор морского страхования должен быть именным; в нем обозначается как имя страхователя, так и имя страховщика. По постановлению французского торгового уложения (ст. 332) в страховом полисе не может быть оставлено место белым для обозначения имени страхователя (in blanco). В нашей судебной практике установилось такое положение, что даже передача страховых полисов без особого согласия страховщика (общества) недействительна, так как страховой договор основан на личном доверии органов страхового общества к страхователю и к его заботливости об отданном на страх имуществе*(78). Понятно, что указанный мотив имеет значение лишь при страховании имущества, находящегося во владении страхователя; при морском же страховании не может быть речи о заботливости страхователя об отданном на страх имуществе. На этом основании закон дозволяет беспрепятственную передачу полисов морского страхования из одних рук в другие по надписям.

Законодательства европейских народов, считая страхование именным договором, в то же время дозволяют страховать товар как на свой счет, так и на счет другого лица (комитента). При этом можно личность препоручителя, за чей счет производится страхование, определить в договоре с точностью или нет. Так страхуется товар, принадлежащий N, или же страхуется товар за счет того, кому он будет принадлежать. Кто явится законным держателем коносамента, тому и будут выданы страховые убытки.

Кроме морского страхования, могут быть на предъявителя и полисы страхования жизни. В этом страховании одна сторона (страховщик) обязывается уплачивать определенную сумму денег по смерти страхователя другому лицу, которое обыкновенно указывается в тексте полиса самим страхователем. Личность выгодоприобретателя по страховании жизни может быть во всякое время изменена посредством надписи на полисе, учиняемой страхователем без всякого каждый раз уведомления об этом страхового общества. Если в тексте страхования не указана личность выгодоприобретателя и на полисе учинена простая бланковая надпись страхователя, то уплата по такому страхованию производится лицу, представившему полис, причем общество не обязано требовать от предъявителя полиса удостоверения личности*(79). В такой форме полис является бумагой на предъявителя, предназначенной не к циркулированию в обороте, а лишь к облегчению доказательств легитимации.

7) Билеты на заклад движимого имущества. Таковы билеты, выдаваемые из ссудной казны Императорского Воспитательного Дома под заклад ценных вещей, билеты, выдаваемые частным ломбардом, ссудными кассами и т. п. Еще во 2-й половине XV столетия во многих итальянских городах возникли по инициативе церкви так называемые monies pietatis в отличие от monies profani с целью помочь бедным (pauperibus, non divibus), против ростовщичества (ad occurrendum usuris, quas cogebantur usurariis solvere)*(80). Эти учреждения выдавали небольшие суммы заимообразно нуждающимся под обеспечение вещей. Закладодателю выдавался из учреждения билет в том, что по уплате занятых денег будут возвращены ему в целости заложенные вещи.

С XVII в. подобные учреждения стали возникать по инициативе светских властей во Франции, Германии, Голландии. По этому же образцу возникли частные учреждения (ломбарды), которые выдают закладодателю безыменные билеты, но, по желанию последнего, могут быть выдаваемы и именные билеты. Такие безыменные билеты могут передаваться из рук в руки без всяких формальностей и могут быть предметом различных гражданских сделок, как-то: купли-продажи, дарения, заклада и т.п.

Прусский закон 17 марта 1881 г. дает возможность облечь в предъявительскую форму право закладодателя вообще. По этому закону закладное право возникает внесением его в особые книги (Pfandbuch). Дословная выпись из этой книги, называемая Pfandschein, есть не что иное, как доказательство заключенного уже договора заклада. Прекращение закладного права происходит лишь под условием возвращения этой выписи в течение трех недель по наступлении срока обязательства. Хотя в этой выписи обозначается имя закладодателя, но право уплаты обязательства и обратного получения заклада предоставляется и всякому предъявителю; следовательно, Pfandschein есть ценная бумага с альтернативной предъявительской оговоркой.

8) Книжки сберегательной кассы. Положительные законодательства европейских народов в видах поощрения недостаточных лиц к сбережениям допускают учреждения сберегательных касс или самим государством, или общественными союзами, куда всякий может делать самые незначительные взносы для приращения из процентов. Вкладчику выдается книжка, в которой отмечаются все поступающие от него вклады и все выдачи. Право обратного получения денег из кассы предоставлено у нас лишь поименному владельцу книжки, а в случае его смерти законным наследникам; если же имя он учинен. Но в некоторых странах Европы ссудосберегательные книжки обозначаются номерами, хотя имя первого взносчика и записывается в особой книге правления кассы. В такой форме книжка становится безыменным документом. Всякий предъявитель книжки должен быть рассматриваем кассой как правомерный кредитор.

II. Вторая группа бумаг на предъявителя будет та, где содержанием документа является не право требования по обязательству, а какое-либо другое право. Бумаги этой группы можно разделить в свою очередь на две категории: бумаги, содержание которых суть права корпоративные (акции) и - содержание которых суть реальные права.

Наиболее важным видом ценной бумаги первой категории служит акция, под которой понимается воплощенное в документе право участия в товарищеском предприятии. Акционерная форма считается излюбленной и преобладающей в современной промышленной жизни*(81). Удобства ее заключаются в том, что с небольшими средствами можно участвовать в выгодах крупного предприятия, причем по первому желанию можно выступить из общего дела посредством продажи имеющихся в руках акций, так как ответственность каждого участника за обязательство компании ограничивается определенным вкладом (акциями) и не распространяется на другое имущество его. Эта форма товарищеского предприятия вызвана условиями промышленной жизни новых народов. С открытием Америки и морского пути в Индию был дан толчок колониальной торговле европейских народов. Но такая торговля была сопряжена с риском, который был не по средствам единичных предпринимателей. Форма товарищества с ограниченной ответственностью отдельных соучастников найдена была для такой торговли наиболее пригодной.

Возникновение первых акционерных компаний можно отнести к началу XVII в.*(82): Ост-Индская компания в Голландии 1602 г., знаменитая Английская Ост-Индская компания 1613 г., компания de la Nouvelle France 1628 г., du Senegal 1651 г. и особенно des Indes Occidentales 1664 г. во Франции были первые товарищества, кредитоспособность которых ограничивалась размером определенного капитала без всякого отношения к личной ответственности отдельных соучастников. Основной капитал товарищества был разделен на определенное число равных частей, облеченных в документах (акциях), с приобретением которых владелец становился участником предприятия. Акции указанных компаний были именные. Впервые появились акции на предъявителя с учреждением Джоном Ло учетного банка во Франции в 1717 г. Королевскими декретами 2 и 20 мая 1716 г. предоставлено было Ло учредить акционерный банк с основным капиталом в 6 миллионов франков, разделенных на 1200 акций по 5000 франков каждая, и с правом выпуска банкнотов.

В августе 1717 г. Ло учредил новую акционерную компанию с основным капиталом в 100 миллионов, разделенным на 200 000 акций, под названием компании "Миссисипи", с целью эксплуатации и колонизации стран, лежащих по берегам реки Миссисипи. Акции как банка, так и компании были на предъявителя. "Les actions sont regardees comme marchandises et en cette quali-te pourraient etre vendues, achetees et negociees ainsi que bon semblera aux pro-prietaires". Удобства, связанные с предъявительской формой акций (легкость передачи, упрощенность доказательства легитимации), не замедлили дать ей широкое применение к акционерным компаниям. Но предъявительская форма акции имеет и свои невыгодные стороны, а именно: она дает богатую пищу биржевой игре. Эти невыгодные стороны акций на предъявителя обнаружились очень скоро в упомянутых акционерных учреждениях Ло. Биржевая горячка охватила лиц всех сословий, пола и возраста, и чрез какие-нибудь два года она закончилась беспримерным крахом: владельцы акций, за несколько дней считавшие себя крупными капиталистами, остались ни с чем, имея в руках ничего не стоящие бумаги.

Чтобы препятствовать по возможности биржевой игре с акциями, действующие законодательства определяют минимальную стоимость акции, ниже которой (стоимости) они не могут быть выпускаемы. По общеимперскому германскому закону 18 июля 1884 г. (о товариществах), стоимость акции должна быть не менее 1000 марок; только в исключительных случаях по особому постановлению союзного совета допускаются акции менее 1000 марок, но не менее 200 марок и притом именные. Французский закон 24 июля 1867 г. о товариществах также определяет минимальную стоимость акций*(83). Так что, если копания выпускает акции на меньшую против законного определения стоимость, то подобные документы считаются юридически недействительными, и лица, выпустившие их, отвечают пред владельцами солидарно за последовавшие убытки. Определенной законом предписанной формы для акции не существует. Но так как акция есть документ, удостоверяющий участие акционера в товарищеском предприятии, то необходимо в ней обозначить некоторые существенные моменты предприятия, а именно: величину основного капитала, номинальную стоимость акции, цель и фирму предприятия. Документ должен быть подписан представителем компании согласно уставу.

Случается, что компания ввиду будущего расширения предприятия выпускает новые акции; отсюда происходит различие основных акций (Stam-mactien) от последующих, состоящее в том, что владельцам основных акций дается преимущественное право приобретения акций последующих выпусков. Поэтому к основным акциям иногда придается особое свидетельство (Berechtigungsscheine), удостоверяющее это право.

Различаются акции простые и промышленные (индустриальные). Последним именем называются такие акции, по которым или не сделано вовсе вклада (например, акции, выдаваемые учредителям за их труды), или же вклад получен обратно посредством выхода акций в тираж. Далее различаются акции обыкновенные и привилегированные. Преимущество последних перед первыми заключается в праве пользования какими-либо привилегиями; например, право преимущественного участия в прибылях предприятия, право пользования особыми выгодами при ликвидации дел компаний*(84).

Привилегированные акции называются также приоритетами (Priori-tatsactien, actions privilegiees). На разговорном языке смешивают привилегированные акции с облигациями, называя обе бумаги приоритетами. Но между ними есть существенное различие. Акция есть доля участия в товарищеском предприятии, а облигация есть долгосрочный заем компании. Из этого главного отличия вытекает ряд других. Акция дает лишь право участия на дивиденд, величина которого колеблется в зависимости от успеха акционерного предприятия, а облигация дает владельцу заранее определенный процент, уплачиваемый в периодические сроки. Акционер как хозяин предприятия участвует в управлении делами компаний посредством участия на общих собраниях; облигационер же как кредитор - лицо постороннее, обыкновенно не пользуется правом голоса на общих собраниях акционеров*(85).

На бирже различаются три главные вида акций: железнодорожные, банковые и промышленные, но это различие не имеет никакого юридического значения.

По иностранным законодательствам наряду с акциями допускаются и доли акций (Coupons d'action по ст. 34 Code de commerce; Actientheile no 207 ст. германского торгового уложения). Подобные доли допускаются в тех случаях, когда стоимость акции слишком велика, так что одну акцию делят на несколько частей, с тем чтобы дать возможность мелким сбережениям участвовать в выгодах крупного предприятия. Наше законодательство не знает долей акций.

До сих пор мы имели в виду акцию вполне оплаченную; но на практике подписчики на акции вновь возникаемой компании не вносят немедленно всей подписной суммы; взнос таковой происходит по частям и в определенные сроки. Подписчику в таком случае выдается временное свидетельство, или расписка (Promessen, Interimsscheine, по немецкому праву; recepisse de souscription, по французскому праву). Эти свидетельства бывают только именные, так как в противном случае многие, подписываясь на акции, не имели бы серьезного намерения помещать свои сбережения в данное предприятие, а руководствовались бы спекулятивными целями. При таком порядке легко может случиться, что акционерное товарищество не состоится, потому что анонимные подписчики могут ограничиться первоначальными небольшими взносами и не внесут всей подписной суммы. Во избежание указанных неудобств положительные законодательства предписывают, чтобы акции на предъявителя были бы выданы подписчику лишь после внесения всей подписной суммы после оплаты ее.

Но законодательства германское и французское дают при известных условиях право превращать временные свидетельства в безыменные бумаги. Ст. 222, п. 2 и 3 германского торгового уложения постановляет, что подписчик лично ответствен пред компанией за взнос 40% подписной суммы; от этой ответственности он не может освободиться и после передачи своего права другому. По уставу компании, после уплаты 40% временное свидетельство может быть превращаемо в бумагу на предъявителя. По ст. 3-й французского закона о товариществах 24 июля 1867 г., акции и доли акций могут быть выражены в форме безыменной бумаги при наличности двух условий: после взноса 50% подписной суммы и с одобрения общего собрания акционеров.

По нашему законодательству (ст. 2163 т. X, ч. I), безыменные временные свидетельства запрещаются. Оно не знает и акций на предъявителя; по ст. 2160 т. X, ч. I, "дозволяется один только род акций, именно: с точным означением в них лица получателя, званием или чином, именем, отечеством и фамилией". Но из этого правила допущены изъятия отдельными уставами акционерных компаний.

К бумагам на предъявителя, содержание которых составляет какое-либо вещное право, относятся: Традиционные бумаги*(86). С точки зрения своего возникновения и отношений между непосредственными участниками, эти бумаги, как мы заметили выше, должны быть отнесены к категории обязательственных бумаг. Если же рассматривать их с точки зрения юридического значения документа для права распоряжения обозначенными в них товарами, то следует причислить их к ценным бумагам, содержание которых составляют реальные права. Владение и передача означенных бумаг равносильны владению и передаче товара, в них обозначенного. Благодаря им облегчается возможность циркуляции товаров, находящихся в движении, на пути или на хранении в товарных складах. Иногда совершаются несколько сделок купли-продажи или заклада товара между лицами, не видавшими вовсе товара, а действующими лишь на основании тех сведений, которые заключаются в диспозитивных бумагах. К традиционным бумагам относятся:

1) Накладная (lettre de voiture, Ladeschein). Под накладной разумеется письменный документ, по которому одна сторона принимает на себя обязанность доставить товар в определенный пункт сухим путем или по внутренним водяным сообщениям*(87). Из этого документа возникают отношения между тремя лицами: отправителем товара (экспедитором), перевозчиком (фрахтовщиком) и получателем товара (дестинатарием, адресатом). Возможно, чтобы отправитель был в то же время и получателем. Взаимные внутренние отношения сторон не влияют на права, вытекающие из документа, т. е. на право распоряжения отправленным товаром*(88). Отправитель может быть собственником товара, комиссионером или приказчиком другого; получатель может быть также комиссионером или поверенным отправителя, и все это не влияет на правоотношения, возникающие из накладной. Перевозчик обязан сдать кладь в целости и сохранности адресату при условии возвращения ему накладной. Для него законный владелец накладной есть и правомерный распорядитель клади, хозяин ее.

По постановлению положительных законодательств, накладная есть именная бумага, в ней должны быть обозначены имя отправителя и имя получателя. Следовательно, передача накладной происходит посредством cessio; но она может быть и в форме ордерной бумаги; тогда накладная переходит по передаточной надписи (полной или бланковой), и уполномоченным на получение товара считается тот, кому накладная передана по надписи. По теории, нет препятствий к тому, чтобы адресат был означен в форме предъявителя; в таком случае накладная будет переходить не посредством cessio или индоссамента, а простой традицией, а управомоченным будет считаться всякий предъявитель накладной. По своей экономической природе накладная сходна с коносаментом, который может быть в форме на предъявителя. Ст. 57 и ст. 78, п. 4 общего устава российских железных дорог признает две формы накладной: именную и на предъявителя.

2) Коносамент, или грузовая роспись (Konossement, le connaissement), отличается от накладной тем, что предмет обязательства есть перевозка товара морем. Здесь также участвуют три лица: отправитель товара (которым может быть и не хозяин товара), шкипер корабля и адресат-получатель. Дестинатарий, имея в руках коносамент, считается не простым поверенным отправителя, а самостоятельным управомоченным по данному документу. Передача коносамента производит те же юридические последствия, как передача самого товара, обозначенного в нем. Как и накладная, коносамент, по постановлению некоторых положительных законодательств, может быть только именной бумагой (в форме простой именной бумаги или ордерной). Французское же законодательство признает три вида коносамента: a ordre, auporteur et a personne denommee. В Германии не встречаются коносаменты на предъявителя.

3) Складочное свидетельство (warrant, Lagerschein) есть документ, удостоверяющий принятие товара на хранение с тем, чтобы выдать его правомерному владельцу документа. Учреждение товарных складов (Lagerhaus, magasins generaux) в западной Европе относится в концу прошлого столетия, но получило законодательную регламентацию в нынешнем. У нас положение о товарных складах появилось лишь по закону 30 марта 1888 г. Свидетельства о приеме товаров на хранение бывают или простые в одном экземпляре (эта система действует в Англии, Голландии, Австрии, Испании), или двойные (в Германии, Франции, Италии, Бельгии).

Двойное свидетельство состоит из двух отдельных документов: складочного свидетельства (Lagerschein, recepisse во Франции, fede di deposito в Италии), предоставляющего владельцу право собственности на данный товар, и закладного свидетельства (Lagerpfandschein, warrant или cedul во Франции и Бельгии, fede di pegno в Италии), предоставляющего владельцу право заклада на товар. Удобство двойного свидетельства заключается в том, что оба документа могут циркулировать по разным рукам. Если явится за получением товара владелец складочного свидетельства, не имеющий в руках закладного свидетельства, то товар выдается не иначе, как получив от него обеспечение на удовлетворение владельца закладного свидетельства; если же явится владелец закладного свидетельства, не получивший в срок удовлетворения по главному обязательству, то товар подвергается публичной продаже для его удовлетворения; сумма же, оставшаяся за удовлетворением, остается в кассе общества для вручения по принадлежности владельцу складочного свидетельства. Как простое, так и двойное складочное свидетельство может быть именное, притом в форме ордерной бумаги, или же на предъявителя. У нас, по положению о товарных складах, только простое свидетельство может быть в форме бумаги на предъявителя, двойное же должно быть именным.

Варрант, по аналогии с коносаментом и накладной, предоставляет владельцу распоряжение данным товаром на правах собственника. Можно требовать товар, находящийся на хранении в складах, и обязанность выдачи такового существует лишь при условии предъявления документа; следовательно как самое право собственности, так и передача этого права неразрывно связаны с владением документа.

Промышленный оборот знает и некоторые другие виды бумаг на предъявителя, похожие на только что перечисленные, с владением которых связывается какое-либо вещное право; таковы, например, багажная квитанция на отправленный по железным дорогам багаж, приказ на отпуск или выдачу известного товара (Waarenanweisung) и т.п.