§ 2. Полномочие представителя.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 

Представительство без полномочий

1. Непременным условием представительства является наличие у представителя полномочий на совершение сделок и иных юридических действий от имени и в интересах представляемого.

В юридической литературе существуют различные точки зрения на правовую природу представительского полномочия. В частности, В.А. Рясенцев рассматривал полномочие как "проявление гражданской правоспособности представителя", указывая, что полномочие представляет собой особое субъективное право лица, которому "не соответствует конкретная обязанность" представляемого либо третьего лица <*>. По мнению О.А. Красавчикова, полномочие является субъективным правом, которому противостоит обязанность представляемого принять на себя все юридические последствия действий представителя <**>. С последней точкой зрения трудно согласиться в силу "автоматизма" наступления последствий представительства для представляемого. Дело в том, что последствия представительства возникают у представляемого независимо от его волеизъявления на этот счет (что особенно очевидно в случае, когда представляемым является недееспособное лицо). Вряд ли приемлема и позиция О.С. Иоффе, согласно которой полномочие представляет собой "юридический факт, определяющий границы присоединения к правоспособности представляемого дееспособности представителя" <***>. Согласно данной позиции полномочие рассматривается как юридический факт, восполняющий недостаток дееспособности представляемого. Однако это утверждение справедливо лишь в том случае, когда представляемым является недееспособное лицо либо лицо с ограниченной дееспособностью.

--------------------------------

<*> См.: Советское гражданское право / Под ред. В.А. Рясенцева. Ч. 1. М., 1986. С. 228 - 229.

<**> См.: Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. Ч. 1. М., 1972. С. 214.

<***> Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 201 - 203.

Следует подчеркнуть, что полномочие представителя, на основании которого он совершает самостоятельное юридическое действие, формируется представляемым. Таким образом, представительство основано на взаимодействии актов волеизъявления представляемого и представителя. В связи с этим при представительстве установленное в гл. 9 ГК требование о соответствии волеизъявления действительной воле стороны сделки относится в равной мере как к представителю, так и представляемому.

2. Представитель обязан совершать сделки и иные юридические действия на основании и в пределах предоставленных ему полномочий (fides servanda est, т.е. представитель не должен выходить за рамки предоставленных ему полномочий). Однако на практике встречаются случаи осуществления деятельности в интересах и от имени других лиц без полномочия (например, в случае неправильно оформленной доверенности, истечения ее срока, отмены доверенности представителем) либо с превышением полномочий (в частности, когда представитель, уполномоченный заключить договор найма жилого помещения, вместо заключения данного договора покупает жилое помещение для представляемого).

Отсутствие представительских полномочий, равно как и выход за их пределы (превышение полномочий), влекут последствия, предусмотренные п. 1 ст. 183 ГК: сделки и иные юридические действия, совершенные неуполномоченным лицом от имени другого лица, не порождают прав и обязанностей для последнего. Вместе с тем в ст. 183 ГК предусмотрено исключение, согласно которому последующее одобрение представляемым совершенной неуполномоченным лицом сделки создает, изменяет и прекращает для представляемого гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения (ratihabitionem retrotrahi, et mandato non est dubium comparari - последующее одобрение обладает обратной силой и бесспорно равносильно полномочию). По своей правовой природе последующее одобрение представляемым сделки и иных юридических действий представителя является односторонней сделкой представляемого.

Закон не устанавливает специальных требований к форме и сроку выражения одобрения. В данном случае действуют общие правила о форме сделок и сроке исполнения обязательств (гл. гл. 9, 22 ГК). Эти правила должны применяться с учетом сроков, указанных в одобряемой сделке.

В правоприменительной практике встречаются случаи, когда представляемый одобряет сделку посредством конклюдентных действий. Приведем следующий случай из практики Высшего Арбитражного Суда РФ. К ООО был предъявлен иск о выплате задолженности за электроэнергию. Ответчик иск не признал, ссылаясь на то, что договор энергоснабжения был заключен его структурным подразделением, не имеющим соответствующего полномочия на заключение данного договора. Кроме того, ответчик утверждал, что впоследствии он не одобрил совершенную неуполномоченным структурным подразделением сделку. Суд первой инстанции согласился с доводами ответчика. Аналогичную позицию заняла и апелляционная инстанция. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ вынес решение об изменении постановления апелляционной инстанции на том основании, что договор энергоснабжения все же был одобрен ответчиком. Такое одобрение, по мнению Президиума, выразилось, в частности, в том, что ответчик в течение двух лет фактически пользовался электроэнергией. Данное обстоятельство, представляющее собой конклюдентное действие ответчика, было признано достаточным основанием для применения ст. 183 ГК <*>.

--------------------------------

<*> См.: ВВАС РФ. 1997. N 2. С. 93 - 94.

В соответствии с п. 1 ст. 183 ГК сделки и иные юридические действия неуполномоченного лица, не одобренные тем лицом, от имени которого они были совершены, порождают права и обязанности для неуполномоченного лица. Следует иметь в виду, что неуполномоченное лицо в силу материального положения или иных обстоятельств не всегда способно к исполнению обязательств по совершенной им сделке. Возможна, в частности, следующая ситуация. Неуполномоченный работник склада заключает от имени владельца склада - казенного предприятия договор на поставку крупной партии товаров, хранящихся на складе. В данном случае на работника не могут быть возложены правовые последствия по совершенной им сделке. Казенное предприятие вправе требовать признания сделки недействительной как не соответствующей закону (ст. 168 ГК). При этом неуполномоченный работник может быть привлечен к ответственности за причиненный вред по ст. 1081 ГК.

Действующее законодательство исходит из предположения о том, что третьи лица, вступающие в правоотношения с лицом, действующим от чужого имени, знают или должны знать о полномочиях этого лица (ст. 312 ГК). В этой связи третьи лица освобождаются от исполнения обязательств по заключенной с неуполномоченным лицом сделке лишь в том случае, если докажут, что не знали и не должны были знать об отсутствии или превышении полномочий со стороны контрагента.