§ 4. Недействительность сделок: понятие, виды и последствия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 

1. Условия действительности сделки вытекают из ее определения как правомерного юридического действия субъектов гражданского права, направленного на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сделка действительна при одновременном наличии следующих условий:

а) содержание и правовой результат сделки не противоречат закону и иным правовым актам;

б) каждый участник сделки обладает дееспособностью, необходимой для ее совершения;

в) волеизъявление участника сделки соответствует его действительной воле;

г) волеизъявление совершено в форме, предусмотренной законом для данной сделки.

Невыполнение этих условий влечет недействительность сделки, если иное не предусмотрено законом.

2. Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает юридических последствий, т.е. не влечет возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью. Недействительная сделка является неправомерным юридическим действием.

Закон (п. 1 ст. 166 ГК) подразделяет все недействительные сделки на два вида - ничтожные и оспоримые.

Ничтожная сделка недействительна в силу нормы права в момент ее совершения, поэтому судебного решения о признании ее недействительной не требуется (quae contra ius fiunt debent utique pro infectis haberi - сделанное против закона должно считаться ничтожным). Ничтожная сделка не подлежит исполнению. На ничтожность сделки вправе ссылаться и требовать в судебном порядке применения последствий ее недействительности любые заинтересованные лица.

Суд, установив при рассмотрении дела факт совершения ничтожной сделки, констатирует ее недействительность и вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе (п. 2 ст. 166 ГК). Закон предусматривает возможность признания судом в исключительных случаях (ст. ст. 171, 172 ГК) ничтожной сделки действительной.

Хотя среди перечисленных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав отсутствует такой способ, как признание ничтожной сделки недействительной, Пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 32 Постановления от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указали, что ГК не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, поэтому такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные п. 1 ст. 181 ГК, и подлежат рассмотрению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица <*>.

--------------------------------

<*> См.: ВВАС РФ. 1996. N 9.

Оспоримая сделка в момент ее совершения порождает свойственные действительной сделке правовые последствия, но они носят неустойчивый характер, так как по требованию исчерпывающе определенного в законе круга лиц такая сделка может быть признана судом недействительной по основаниям, установленным законом. В этом случае правовой результат сделки может оказаться полностью аннулирован, поскольку недействительная сделка недействительна с момента ее совершения, и решение суда по этому вопросу будет иметь обратную силу, если только из содержания сделки не следует, что ее действие может быть прекращено лишь на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК).

Из смысла п. 1 ст. 166 ГК вытекает, что основания недействительности сделок исчерпывающе установлены в ГК.

Существует мнение, что такое толкование п. 1 ст. 166 ГК ограничительно и не основано на законе <*>. Это мнение обосновывается ссылкой на наличие в ряде законов (Закон РФ "О валютном регулировании и валютном контроле", Федеральный закон "Об акционерных обществах", Водный и Лесной кодексы РФ и др.) дополнительных по сравнению с ГК оснований недействительности сделок. С таким мнением нельзя согласиться, поскольку в качестве основания недействительности сделок во всех упомянутых законах указано совершение сделок с нарушением норм соответствующего законодательства (валютного, лесного, водного и т.п.), что полностью охватывается ст. 168 ГК.

--------------------------------

<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 356.

Здесь же следует заметить, что новый ГК сохранил преемственность по отношению к ГК РСФСР 1964 г. в части подхода к последствиям нарушения требований законодательства при совершении сделок. По-прежнему последствием такого нарушения остается, по общему правилу ст. 168 ГК, ничтожность сделки, и лишь в специально предусмотренных законом случаях последствием этого нарушения оказывается ее оспоримость. Представляется, что целям гражданско-правового регулирования в большей степени соответствовала бы обратная ситуация, поскольку в этом случае судьба сделки, совершенной с нарушением требований законодательства, оказывалась бы, по общему правилу, поставлена в зависимость от свободного усмотрения тех участников гражданского оборота, чьи права и интересы затронуты соответствующим нарушением, а недействительность сделки автоматически влекла бы лишь специально предусмотренные законом наиболее "тяжкие" нарушения.

Поскольку гражданско-правовое регулирование направлено на придание устойчивости отношениям, складывающимся в гражданском обороте, ст. 180 ГК предусматривает возможность недействительности лишь части сделки при сохранении действительными остальных ее частей. Недействительной может быть признана лишь часть сделки, если, как указано в ст. 180 ГК, можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Для дву- и многосторонних сделок такое предположение правомерно при наличии двух условий: а) отсутствие части сделки не препятствует признанию сделки совершенной в остальной ее части (объективный критерий); б) стороны в момент совершения сделки были бы согласны совершить сделку без включения ее недействительной части (субъективный критерий). Для односторонней сделки (например, составление завещания) достаточно субъективного критерия.

Наличие объективного критерия предполагает, что такая часть сделки не должна относиться к числу ее существенных условий. Дело в том, что для заключения договора необходимо достижение сторонами соглашения по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК), поэтому отсутствие соглашения хотя бы по одному из них приводит к признанию договора незаключенным. Иное положение возникает при недействительности одного из существенных условий договора. В этом случае ст. 180 ГК не может быть применена ввиду отсутствия объективного критерия, так как независимо от намерений сторон недействительность соглашения по существенному условию договора не позволяет считать его заключенным, следовательно, договор в целом окажется недействительным.

Статья 180 ГК может быть применена, например, в случае установления в учредительном договоре хозяйственного товарищества права учредителя (участника) изъять внесенное им в качестве вклада имущество в натуре при выходе из товарищества. Если такая возможность специально не предусмотрена законом, подобное условие должно быть признано недействительным как противоречащее ст. 48, п. 3 ст. 213 ГК (п. 17 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8). Его недействительность может не повлечь недействительности учредительного договора в остальной его части при наличии субъективного критерия, предусмотренного ст. 180 ГК.

Другой пример - установление в договоре поручения условия, ограничивающего право доверителя на отмену выдаваемой им доверенности. Прямое указание закона о ничтожности такого условия (п. 2 ст. 188 ГК) не повлечет признания недействительным договора поручения в остальной его части, если будет доказано наличие субъективного критерия.

3. Ничтожная сделка, исполнение которой не начато ни одной из сторон, не порождает юридических последствий. Вместе с тем, если стороны намерены начать исполнять ничтожную сделку, любое заинтересованное лицо, правам которого исполнение этой сделки может создать угрозу, вправе на основании ст. 12 ГК предъявить иск о запрещении исполнения сделки как действия, создающего угрозу нарушения права.

Оспоримая сделка до вынесения судебного решения о признании ее недействительной создает гражданские права и обязанности для ее участников, но эти правовые последствия носят неустойчивый характер, так как в общем случае она может быть признана судом недействительной с момента ее совершения.

Статьи 167 - 179 ГК устанавливают различные правовые последствия частично или полностью исполненных недействительных сделок, при этом правовые последствия дифференцируются в зависимости от оснований недействительности сделки.

Основные последствия недействительности сделки связаны с определением правовой судьбы полученного сторонами по сделке. Общее правило, регулирующее правовую судьбу полученного сторонами по сделке, установлено п. 2 ст. 167 ГК.

Это правило, именуемое в науке гражданского права двусторонней реституцией, предусматривает возвращение сторонами друг другу всего полученного по сделке, а в случае невозможности возвращения полученного в натуре (в том числе когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возмещение его стоимости в деньгах.

Для последствий некоторых видов недействительных сделок (ст. 169 и ст. 179 ГК), которые более подробно будут рассмотрены ниже, применяются иные правила:

а) односторонняя реституция, т.е. восстановление в первоначальное состояние лишь невиновной стороны путем возвращения этой стороне исполненного ею по сделке, и взыскание в доход государства полученного виновной стороной или причитавшегося этой стороне в возмещение исполненного ею по сделке, или

б) недопущение реституции, т.е. взыскание в доход государства всего полученного сторонами по сделке и в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскиваются в доход государства все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

Если из содержания оспоримой сделки вытекает, что ее действие может быть прекращено лишь на будущее время, суд прекращает ее действие на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК). В этом случае полученное по сделке остается у сторон, но дальнейшему исполнению она не подлежит.

В соответствии со ст. 1103 ГК, устанавливающей соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, правила, предусмотренные гл. 60 ГК "Обязательства вследствие неосновательного обогащения", подлежат применению, если иное не установлено законом и не вытекает из существа соответствующих отношений, и к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке. Таким образом, эта статья устанавливает соотношение норм, применяемых к последствиям недействительных сделок, с требованиями о возврате неосновательного обогащения, поскольку ст. ст. 1102, 1104 и 1105 ГК устанавливают реституционные правила, которые могли бы быть применены к последствиям недействительности сделок.

Однако в силу принципа конкуренции норм к последствиям недействительных сделок применяются специальные правила, установленные в ст. ст. 167, 169 - 179 ГК. Итак, применение к последствиям недействительности сделки правил гл. 60 ГК носит субсидиарный характер и может иметь место, если иное не установлено ГК, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений.

Обратим внимание на то, что правила гл. 60 ГК могут применяться лишь к вытекающим из недействительности сделки требованиям о возврате исполненного по ней (п. 1 ст. 1103 ГК), т.е. к реституционным требованиям. Применения этих правил к иным последствиям недействительности сделки ст. 1103 ГК не предусматривает, поэтому институт неосновательного обогащения не может применяться в отношении взыскания полученного по сделке в доход государства (ст. ст. 169, 179 ГК).

К последствиям недействительной сделки в отношении возврата исполненного по ней (при применении двусторонней или односторонней реституции) в полном объеме применяется правило ст. 1107 ГК о возмещении приобретателем потерпевшему неполученных доходов.

В случае двусторонней реституции в отношении возмещения неполученных доходов каждая сторона недействительной сделки будет одновременно и приобретателем, и потерпевшим. Возмещая неполученные доходы, приобретатель обязан возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из этого имущества с того времени, когда узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения; в случае неосновательного денежного обогащения доходы определяются в процентах за пользование чужими средствами, начисляемых по правилам ст. 395 ГК.

Последствия недействительных сделок, установленные в ст. ст. 167, 169 - 179 ГК, применяются к дву- и многосторонним недействительным сделкам. В случае недействительности односторонней сделки (например, недействительности сделки, заключающейся в принятии наследства лицом, не входящим в круг наследников по закону или завещанию, или лишенным судом права наследования, или по недействительному завещанию) применяются непосредственно нормы гл. 60 ГК о возврате неосновательно приобретенного имущества.

В правоприменительной практике вызывал сложности вопрос о конкуренции норм о последствиях недействительности сделок с нормами гл. 20 ГК о защите права собственности и других вещных прав. Существо коллизии состоит в том, что требованию о возврате исполненного по недействительной сделке, основанному на п. 2 ст. 167 ГК, иногда может быть противопоставлено возражение, основанное на недопустимости истребования от добросовестного приобретателя возмездно приобретенного имущества.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ выразил следующий подход к этому вопросу в п. 25 Постановления от 25 февраля 1998 г. N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <*>: если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате переданного покупателю имущества, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю (ст. 302 ГК), в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано; если при этом право собственности подлежит государственной регистрации, такое решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю.

--------------------------------

<*> ВВАС РФ. 1998. N 10.

Кроме основных последствий недействительности сделки, закон предусматривает и дополнительные имущественные последствия, заключающиеся в обязанности виновной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб (ст. ст. 171, 172, 176 - 178 ГК).

Закон устанавливает специальные сроки исковой давности для требований, связанных с недействительностью сделок (ст. 181 ГК). Так, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности сделки составляет десять лет и начинает течь со дня начала ее исполнения. Срок исковой давности для признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности составляет один год и начинает течь со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, предусмотренная п. 1 ст. 179 ГК, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной, - для остальных видов оспоримых сделок.

4. Гражданский кодекс предусматривает следующие виды ничтожных сделок в зависимости от оснований их недействительности:

а) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168);

б) сделка, совершенная с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169);

в) мнимая и притворная сделка (ст. 170);

г) сделка, совершенная лицом, признанным недееспособным (ст. 171), и сделка, совершенная малолетним (ст. 172);

д) сделка, совершенная с несоблюдением установленной законом или соглашением сторон обязательной формы сделки в случаях, когда такое несоблюдение влечет ничтожность сделки.

Рассмотрим эти виды ничтожных сделок и их последствия.

Статья 168 ГК устанавливает общее правило о ничтожности сделки, противоречащей закону или иным правовым актам. Эта норма применяется ко всем случаям, когда содержание и правовой результат сделки противоречат требованиям закона или иных правовых актов, за исключением случаев, когда закон устанавливает, что такая сделка оспорима, или предусматривает иные последствия нарушения (например, ст. ст. 174 - 180 ГК).

Норма ст. 168 ГК предполагает, что наличие или отсутствие вины сторон не имеет юридического значения для применения этой статьи. Так, ничтожны в силу их противоречия ст. 288 ГК сделки, связанные с арендой (имущественным наймом), безвозмездным пользованием и иным не связанным с проживанием граждан использованием организациями жилых помещений (п. 38 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г.).

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), представляет собой квалифицированный вид незаконных сделок, предусмотренных ст. 168 ГК.

Для применения ст. 169 ГК необходимо наличие следующих признаков:

сделка нарушает требования правовых норм, обеспечивающих основы правопорядка, т.е. направленных на охрану и защиту основ конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина, обороноспособности, безопасности и экономической системы государства (например, сделки, направленные на ограничение передвижения товаров по территории РФ, незаконный экспорт оружия и иных товаров, экспорт которых запрещен или требует специального разрешения, уклонение от уплаты налогов; сделки, результат которых создает угрозу жизни и здоровью граждан и т.п.), либо противоречит основам общественной нравственности, т.е. грубо нарушает сложившиеся в обществе представления о добре и зле, хорошем и плохом, пороке и добродетели и т.п. (например, соглашение между престарелым родителем и совершеннолетним ребенком об уплате последнему денежного вознаграждения за посещение им родителя);

наличие у обеих или одной из сторон сделки прямого или косвенного умысла в отношении противоречащих основам правопорядка или нравственности последствий ее, т.е. осознание именно такого характера последствий и желание или сознательное допущение их наступления.

Последствиями такой сделки, в зависимости от наличия умысла у обеих или только у одной из сторон, являются, соответственно, недопущение реституции или односторонняя реституция.

Мнимая и притворная сделки (ст. 170 ГК) весьма сходны по основаниям их недействительности: в обоих случаях имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон. Статья 170 ГК определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а притворную сделку - как сделку, совершенную с целью прикрыть другую сделку. Поскольку в случае мнимой и притворной сделок целью сторон обычно является достижение определенных правовых последствий, возникает вопрос о правильном разграничении этих видов сделок.

В случае совершения мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки, и целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или, что чаще встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества).

Последствием мнимой сделки являются двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке (п. 2 ст. 167, ст. 1107 ГК). Наличие при совершении мнимой сделки цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст. 169 ГК, с соответствующими последствиями.

В случае совершения притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон (например, заключение договора купли-продажи недвижимого имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество).

Согласно п. 2 ст. 170 ГК к сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила, в соответствии с которыми и решается вопрос о действительности прикрываемой сделки. Совершение прикрываемой сделки имеет, как правило, незаконную цель, что, однако, не означает ее обязательной недействительности.

Применение правил о ничтожных сделках, предусмотренных ст. ст. 171, 172 ГК, требует наличия специальных субъектов - гражданина, признанного судом недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171), или малолетнего, т.е. лица, не достигшего 14 лет (ст. 172). Основанием недействительности этих сделок является отсутствие у их субъектов дееспособности, необходимой для совершения сделки. Ничтожными являются все сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным, и сделки, совершенные малолетним, за исключением сделок, которые малолетний вправе совершать самостоятельно в соответствии с п. 2 ст. 28 ГК.

Ничтожность этих сделок влечет одинаковые правовые последствия, предусмотренные п. 1 ст. 171 ГК.

Основным последствием является двусторонняя реституция, а дополнительным - обязанность дееспособной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности или малолетстве другой стороны. По общему правилу, в этом случае действует принцип презумпции вины правонарушителя (п. 2 ст. 401, ст. 1064 ГК), поэтому на дееспособную сторону ложится бремя доказывания отсутствия своей вины.

Статьи 171, 172 ГК предусматривают возможность судебного признания рассматриваемых сделок действительными по иску законных представителей недееспособного и малолетнего в случае, если они совершены к выгоде недееспособного или малолетнего. Сделка должна признаваться совершенной к выгоде недееспособного или малолетнего, если суд придет к выводу, что добросовестно действующий опекун, родитель или усыновитель при тех же обстоятельствах совершил бы эту сделку от имени недееспособного или малолетнего.

Недействительность сделок вследствие несоблюдения установленной законом формы и последствия недействительности сделок по этому основанию рассмотрены в § 3 настоящей главы.

5. К категории оспоримых сделок относятся:

а) сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК);

б) сделки, совершенные лицом или органом с ограниченными полномочиями (ст. 174);

в) сделки, совершенные несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175);

г) сделки, совершенные гражданами, ограниченными судом в дееспособности (ст. 176);

д) сделки, совершенные гражданами, не способными понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177);

е) сделки, совершенные под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (ст. 178);

ж) сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179).

Под понятие сделок, выходящих за пределы правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК), подпадают два вида сделок:

сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, т.е. за пределами специальной правоспособности этого юридического лица (например, совершение некоммерческой организацией сделки, направленной на извлечение прибыли и не соответствующей целям ее создания);

сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющим лицензии на соответствующий вид деятельности (например, совершение банковской сделки лицом, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности).

В указанных случаях отсутствует такое условие действительности сделки, как необходимая для совершения сделки правоспособность юридического лица.

Юридическое лицо должно признаваться не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью во всех случаях, когда на момент совершения сделки у него отсутствует действующая лицензия (лицензия вообще не была получена, либо действие лицензии прекращено или приостановлено выдавшим ее органом, либо истек срок действия лицензии).

Данные сделки могут быть признаны судом недействительными при наличии двух условий:

сделка совершена за пределами правоспособности юридического лица;

другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Статья 173 ГК предусматривает ограниченный круг лиц, управомоченных на предъявление иска о признании указанных сделок недействительными: само юридическое лицо; его учредитель (участник); государственный орган, осуществляющий контроль и надзор за деятельностью юридического лица. Другая сторона по сделке предъявлять такой иск не вправе.

В соответствии с гражданским процессуальным законодательством бремя доказывания наличия обоих условий, необходимых для признания сделки недействительной, ложится на истца, заявившего это требование.

Последствием недействительности этих сделок является двусторонняя реституция.

Под ограничением необходимых полномочий на совершение сделки (ст. 174 ГК) понимается выход лица, совершающего сделку, за пределы своих полномочий в случаях неочевидного ограничения его полномочий. Неочевидное ограничение полномочий, как следует из текста этой статьи, имеет место в случаях, когда: полномочия, определенные в доверенности, законе или очевидные из обстановки, в которой совершается сделка, превышают полномочия, предусмотренные в договоре между представителем и представляемым; полномочия органа юридического лица ограничены учредительными документами и недостаточны для совершения сделки.

Статья 174 ГК не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных не учредительными документами, а законом. В указанных случаях подлежит применению ст. 168 ГК (п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" <*>).

--------------------------------

<*> ВВАС РФ. 1998. N 7.

Закон, охраняя интересы добросовестных контрагентов, допускает признание таких сделок недействительными лишь в случае недобросовестности контрагента, который знал или заведомо должен был знать об указанных ограничениях, и только по иску лица, в интересах которого установлены ограничения. В тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом, по смыслу ст. 174 ГК, является само юридическое лицо. Иные лица, в том числе учредители, вправе предъявлять данные иски в случаях, прямо указанных в законе (п. 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г.).

Юридическое лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в ст. 174 ГК. Поскольку ст. 174 ГК не содержит положений об одобрении сделок, в силу ст. 6 ГК к таким отношениям в порядке аналогии закона следует применять правило п. 2 ст. 183 ГК о последующем одобрении сделки представляемым. Одобрением сделки может быть признан, в частности, факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке. Предусмотренные ст. 174 ГК основания для признания сделки недействительной в таком случае отсутствуют (п. 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г.).

Последствием признания сделки недействительной на основании ст. 174 ГК является двусторонняя реституция.

Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (за исключением несовершеннолетнего, ставшего полностью дееспособным) без согласия его родителей, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст. 26 ГК, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя (ст. 175 ГК).

В случае признания сделки недействительной применяются правила, предусмотренные п. 1 ст. 171 ГК, т.е. двусторонняя реституция и, кроме того, возмещение дееспособной стороной несовершеннолетнему реального ущерба в случае, если дееспособная сторона знала или должна была знать о факте несовершеннолетия другой стороны.

Сделка по распоряжению имуществом (за исключением мелких бытовых сделок), совершенная гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, может быть признана судом недействительной по иску попечителя с применением последствий, предусмотренных п. 1 ст. 171 ГК, т.е. двусторонней реституции и, кроме того, возмещения дееспособной стороной реального ущерба, понесенного другой стороной, если дееспособная сторона знала или должна была знать об ограничении дееспособности другой стороны (ст. 176 ГК).

Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но в момент совершения сделки находившимся в таком состоянии, когда он не способен был понимать значения своих действий или руководить ими (нервное потрясение, опьянение, иное болезненное состояние), в соответствии со ст. 177 ГК может быть признана недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Последствия признания этой сделки недействительной определяются правилами п. 1 ст. 171 ГК, т.е. производится двусторонняя реституция и, кроме того, реальный ущерб, причиненный стороне, которая не могла осознавать значение своих действий или руководить ими, возмещается другой стороной, если последняя знала или должна была знать о болезненном состоянии первой.

В связи с несоответствием волеизъявления действительной воле стороны может быть признана недействительной сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение. Под заблуждением понимается неверное представление лица о каких-либо обстоятельствах. Лицом, управомоченным на предъявление иска, является сторона, действовавшая под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК). Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов совершения сделки не имеет существенного значения (например, покупка акций в неоправдавшемся расчете на получение больших дивидендов).

Что следует понимать под заблуждением относительно природы сделки? Именно этот вопрос вызывает наибольшие трудности в практике применения ст. 178 ГК. Прежде всего заметим, что ст. 178 ГК обычно применяется в отношении дву- или многосторонних сделок, т.е. договоров.

Заблуждение относительно правовой природы договора с необходимостью сопряжено с заблуждением относительно содержания договорного обязательства. Такое заблуждение может оказаться следствием незнания закона, однако в этом случае оно не может явиться основанием для применения ст. 178 ГК (ignorantia facti non iuris excusat - извинительно незнание факта, но не права). Например, стороны заключают договор купли-продажи и называют его при этом именно таким образом, но одна из сторон в силу правовой неосведомленности не имеет правильного представления о наступающих вследствие этого правовых последствиях (например, предполагает, что продажа вещи означает передачу ее во временное пользование).

Для целей гражданско-правового регулирования следует исходить из того, что законы должны быть известны каждому участнику гражданского оборота, обладающему необходимой для совершения соответствующей сделки дееспособностью. Иной подход к этому вопросу ставил бы под угрозу стабильность гражданского оборота.

Но заблуждение относительно правовой природы может и не быть следствием незнания одной стороной сделки норм закона. Оно может оказаться результатом неправильной оценки одной из сторон сделки действительных намерений другой стороны, в результате чего стороны могут в принципе достичь соглашения о предмете договора (без чего договор вообще не мог бы считаться заключенным в силу п. 1 ст. 432 ГК), но тем не менее заблуждаться относительно вида заключенного договора и, соответственно, своих прав и обязанностей по нему. Такое возможно в основном при заключении договора в устной форме, поскольку в этом случае недостаточная ясность выражения сторонами своих действительных намерений наиболее вероятна. В этом случае допустимо применение ст. 178 ГК <*>.

--------------------------------

<*> Подробнее об этом см.: Эрделевский А.М. Заблуждение относительно природы сделки // Бизнес-Адвокат. 2001. N 19.

Основным последствием признания этой сделки недействительной является двусторонняя реституция. Кроме того, заблуждавшаяся сторона вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. При этом вина другой стороны может иметь только форму неосторожности, так как умышленная форма вины свойственна сделке, совершенной под влиянием обмана. Если вина другой стороны не доказана, заблуждавшаяся сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, или сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (ст. 179 ГК). В этих случаях волеизъявление потерпевшей стороны не соответствует ее действительной воле, либо она вообще лишена возможности действовать по своей воле и в своих интересах.

Обман - преднамеренное введение другого лица в заблуждение путем ложного заявления, обещания, а также умышленного умолчания о фактах, могущих повлиять на совершение сделки. В отличие от ст. 178 ГК, где заблуждение одной из сторон не является результатом умышленных действий или бездействия другой стороны, необходимым условием для применения ст. 179 ГК является наличие у этой стороны прямого умысла.

Под насилием в ст. 179 ГК понимается противоправное физическое воздействие на другое лицо путем причинения страданий ему и его близким с целью заставить совершить сделку.

Угроза - противоправное психическое воздействие на другую сторону, заключающееся в предупреждении о причинении ему или его близким существенного вреда в будущем, во избежание чего потерпевший вынужден совершить сделку (qui est timore facit praeceptum, aliter quam debeat facit, et ideo iam non facit - тот, кто из страха действует так, как не поступил бы в ином случае, считается не совершившим никакого действия).

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной заключается в соглашении о совершении сделки в ущерб представляемому, но в пользу контрагента и (или) представителя (например, продажа имущества поверенным продавца по более низкой цене за вознаграждение от покупателя).

Кабальная сделка характеризуется тем, что потерпевшая сторона вынуждена совершить ее вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась. Юридический состав кабальной сделки включает в себя следующие факты: стечение тяжелых обстоятельств у потерпевшего; явно (в терминологии закона - крайне) невыгодные для потерпевшего условия совершения сделки; причинная связь между стечением у потерпевшего тяжелых обстоятельств и совершением им сделки на крайне невыгодных для него условиях; осведомленность другой стороны о перечисленных обстоятельствах и использование их к своей выгоде.

Последствиями признания указанных сделок недействительными являются односторонняя реституция, а также возмещение понесенного потерпевшей стороной реального ущерба.