§ 6. Обязательственное право в промышленно развитых

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 

зарубежных странах

В качестве правоотношения, связывающего одного или нескольких лиц обязанностью совершить какое-либо действие или воздержаться от такового в отношении другого лица или нескольких лиц, обязательство выступает общей категорией, обрамляющей разнообразные отношения имущественного оборота.

Однако общего определения понятия "обязательство" гражданское законодательство промышленно развитых зарубежных стран обычно не содержит. Нередко этот термин используется для указания на отдельные обязанности, возникающие у лица по тому или иному основанию. Подчас предмет обязательства обозначается в понятиях, определяющих не обязательство, а договор как основание его возникновения, как это, например, имеет место в формулировке ст. 1101 ГК Франции: "Договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо".

Еще более своеобразное положение сложилось в странах общего права. Здесь общее понятие обязательства вообще не используется. В качестве отдельных подотраслей гражданского и торгового права выступают договорное право (law of contract) и деликтное право (law of torts). Понятие договора трактуется настолько широко, что распространяется даже на односторонние сделки.

Основные элементы общего понятия обязательства содержит § 241 ГГУ, в котором указывается, что обязательство служит кредитору основанием требовать от должника предоставления.

Что же касается договорного права в странах common law, то его основные положения выступают фактически общими положениями обязательственного права.

Применительно к деликтным обязательствам в странах общего права следует отметить, что термином law of torts принято обозначать нормы права, относящиеся к обязательствам из причинения вреда. И становление, и реформирование этого правового института шло с заметным акцентом на сферу процессуального права - расширение оснований деликтной ответственности выражалось, как правило, через предоставление права на иск о возмещении вреда все более широкому кругу потерпевших. В последней трети XX в. в США, Англии, Канаде такое право было признано, например, за конечными потребителями произведенной изготовителями продукции, за иждивенцами лиц, погибших в результате правонарушения; кроме того, был упразднен иммунитет правительственных учреждений, которым они были ранее защищены от деликтной ответственности.

В области такой категории деликтов, как умаление чести в средствах печати (libel), суды США придерживаются менее строгих подходов, чем суды Англии. Так, в США обладающее публичной известностью лицо (public figure) не вправе предъявить иск о возмещении вреда к тому, кто добросовестно, но несправедливо критиковал его деятельность; в Англии, напротив, публикуемые в средствах массовой информации факты должны быть истинными, а их комментарий - справедливым. В США весьма примечательным видом гражданского деликта признается вмешательство в частную жизнь (interference with privacy). Примером такого вмешательства, влекущего за собой деликтную ответственность, служит, в частности, самовольное использование чужих фотографий в целях рекламы, установление подслушивающих устройств в чужом доме, фотографирование с целью запечатлеть лицо в неловкой, конфузящей его обстановке и др.

С 1982 г. в странах Европейского союза началась работа специально созданной комиссии по выработке Принципов европейского договорного права (далее - Принципы). Первая часть Принципов, содержащая положения, относящиеся к исполнению договоров и последствиям их неисполнения, была опубликована в 1995 г. Вторая часть увидела свет в 1999 г.

Принципы состоят из девяти глав: 1) Общие положения; 2) Заключение договора; 3) Полномочия агентов; 4) Условия действительности договора; 5) Толкование договоров; 6) Содержание договора; 7) Исполнение договора; 8) Неисполнение договора и общие средства правовой защиты; 9) Специальные средства правовой защиты.

В некоторых отношениях Принципы напоминают авторитетную в США инкорпорацию, известную под названием "Свод договорного права" (Restatement of the Law of Contract), второе издание которого было опубликовано в 1981 г. Сходство выражается, например, в том, что как и Свод, положения Принципов снабжены примечаниями и комментариями. Как и Свод, они состоят из диспозитивных норм (soft law). И Принципы, и Свод воспринимают положения не только из национального права стран-участниц (штатов), но и немало заимствуют из внешних источников. Так, оба акта учитывают положения Венской конвенции ООН по международной купле-продаже товаров.

Различия проявляются в том, что Принципы задуманы как часть Европейского Гражданского кодекса, т.е. выступают частью довольно радикального интеграционно-правового проекта, а Свод лишь консолидирует нормы общего права США. Кроме того, Свод опирается на единую общенациональную систему права - common law, а Принципы уделяют внимание всем правовым системам стран - участниц ЕС, хотя не каждая из них оказывает равное влияние на те или иные положения. Более того, в Принципах отражены идеи, которые вообще еще не закреплены ни одним из национальных правопорядков. Главная особенность Принципов состоит в том, что в них закрепляются положения, которые их составители считают наиболее отвечающими экономической и социальной обстановке в современной Европе. Учитывая практику договорных связей в сфере внешней торговли, составители Принципов, тем не менее, не сводили свою задачу к тому, чтобы предназначить их исключительно к внешнеторговым (международным) сделкам.