§ 5. Право собственности в промышленно развитых зарубежных странах

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 

Центральное для гражданского права понятие права собственности употребляется в двух основных значениях - объективном и субъективном. В первом оно означает совокупность норм, регулирующих отношения собственности, во втором - указывает на субъективное право собственника.

Во втором случае подчеркивается возможность собственника по своему усмотрению использовать принадлежащее ему имущество. Так, § 903 ГГУ, ст. 641 Гражданского кодекса Швейцарии управомочивают собственника вещи "обращаться с вещью по своему усмотрению".

В системе вещных прав право собственности является наиболее полным субъективным правом. Оно опирается на принцип дозволения собственнику совершать любые действия, не запрещенные законом. Этот принцип не является абсолютным. Нет ни одного общества, в котором бы государство не устанавливало границ осуществления права собственности <*>.

--------------------------------

<*> См.: Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной экономике. М., 1992. С. 30 - 31.

Строго говоря, пределы, или, точнее, ограничения права собственности составляют часть самого понятия этого права. В совокупности этих ограничений цивилистическая доктрина стран континентальной системы права обычно выделяет такие, которые выступают результатом выражения воли самого собственника, и такие, которые возникают независимо от его воли и даже вопреки ей. К числу первых относят так называемые добровольные сервитуты (servitudes etablies par le fait de I'homme, ст. 686 ГК Франции), ко вторым - легальные, т.е. такие, которые ограничивают объект права собственности путем обременений, налагаемых не волей собственника, а волей законодателя (servitudes etablies par la loi, ст. ст. 639, 649 ГК Франции).

И те, и другие, тем не менее, ограничивают, а не уменьшают права собственника. Они лишь сужают обычную сферу действия его прав, не устраняя возможности восстановления их до первоначального объема при отпадении наложенных обременений.

В числе сервитутов выделяют водные, сервитуты прохода, сервитуты межевания и огораживания. Все они могут быть приобретены только за справедливое и предварительное возмещение. Иллюстрируя содержание такого рода сервитутов на примере французского права, можно заметить следующее. Сервитут стока вод, например, обязывает собственников нижерасположенных участков принимать естественный сток вод с вышерасположенного участка (ст. 640 ГК Франции); сервитут орошения обязывает собственника обремененного им участка допускать в целях орошения участков, отдаленных от стока воды, подведение воды через территорию своего участка. Аналогичные сервитуты действуют на подключение к линиям электропередачи.

Сервитут прохода (droit de passage, ст. 682 ГК Франции) обременяет промежуточные участки правом прохода через них собственника замкнутого участка (анклава). Такой сервитут может быть приобретен за возмещение, уплачиваемое собственникам обременяемых участков, либо приобретен по давности осуществления (30 лет).

Устройство прохода подчиняется определенным правилам. В частности, следует устраивать проход при наименьшем ущербе для собственника обременяемого проходом участка. Проход может быть устроен и тогда, когда промежуточные участки тоже являются анклавами. Если проход осуществлялся безвозмездно в течение срока приобретательной давности, то право на иск о возмещении погашается истечением такого же срока исковой давности. Наконец, если участок превратился в анклав в результате продажи, мены или раздела, право на проход возникает только в отношении участков, затронутых такими сделками, а обязанность выплаты возмещения в таких случаях не возникает.

Назначение сервитутов межевания (bornage, ст. 646 ГК Франции) и огораживания (clore, ст. 647) участков заключается в том, чтобы предоставить собственнику возможность обязать своего соседа к размежеванию за общий счет их смежных участков, либо наделить его правом огородить свой участок. Такое право не возникает у собственника в том случае, когда его участок обременен сервитутом прохода в пользу чужого анклавного участка.

Право собственности на недвижимость может ограничиваться с учетом публичного интереса. Такое ограничение возникает в результате вмешательства государства в полномочия собственника, причем подобное вмешательство подчиняется жесткой регламентации в законе. Основанием для него могут служить интересы обороны - ограничение выражается в таких случаях в запрещении возводить строения на определенном расстоянии от оборонительных сооружений и военных баз либо в праве проводить военные реквизиции. Интересы общественной безопасности и санитарии также могут служить основанием такого рода вмешательства; таковы, в частности, распоряжения органов государственной власти о сносе аварийных строений, прекращении загрязнения среды, осушении болот и т.п. Собственники могут подвергаться ограничениям и в интересах движения транспорта, например, посредством установления сервитутов в интересах авиации, поддержания обзора на шоссе, для строительства и эксплуатации линий электропередач и т.п.

Особую категорию государственного вмешательства составляют действия не по ограничению прав собственников, а по лишению их этих прав. Речь идет о принудительном отчуждении объектов права частной собственности. Возможность такого отчуждения предусматривается в праве промышленно развитых зарубежных стран (expropriacion, takings, desapropriacao). Возможность принудительного отчуждения, однако, может обосновываться только общественными интересами (utilite publique), а само такого рода обоснование должно подчиняться ряду правил. Первое из них требует, чтобы общественный интерес был признан законом или подзаконным актом; второе - чтобы отчуждение проводилось только по решению суда; третье - чтобы отчуждению предшествовало предварительное и справедливое возмещение (ст. 545 ГК Франции).

Общий подход сводится, таким образом, к тому, что вопрос об ограничении права собственности связывается с подчинением его некоторым общим принципам, не столько определяющим объем содержания права собственности, сколько указывающим на известные долженствования, касающиеся использования собственником принадлежащих ему правомочий. Формулируются такие указания в основном в терминах обозначения границ правомерного поведения собственника, использующего предоставляемые законом возможности, нежели в плане сужения или расширения границ содержания права собственности.

Наиболее отчетливо идея поведения собственника в русле не столько осуществления признаваемых за ним прав, сколько исполнения налагаемых на него обязанностей выражена принципом, известным под названием "социальной функции собственности".

Этот принцип не нов: получение им теоретического обоснования относится к началу XX в. <*> Его освещение и оценки в советский период отечественной цивилистики нередко давались с остро критических позиций, поскольку считалось, что вытекающие из него солидаристские концепции камуфлировали социальные антагонизмы классово разделенного общества идеей социальной солидарности. Между тем его основной тезис состоит в том, что собственность должна характеризоваться не только правомочиями, но и обязанностями, и поэтому он не должен оставаться за рамками вопроса о понятии и содержании права собственности. Этот тезис ("собственность обязывает"), получивший законодательное закрепление в ряде промышленно развитых зарубежных стран, в том числе и на уровне конституционного положения ("Eigentum verpflichtet", ст. 14 Основного закона ФРГ), имеет большое упорядочивающее, организующее и дисциплинирующее воздействие на мотивацию поведения участников правоотношений собственности. Действительно, если обладание имуществом на праве собственности суть не привилегия, а обязанность, то эффективность правового регулирования в сфере отношений собственности органично повышается за счет установления санкций за невыполнение такой обязанности, либо за препятствия к ее нормальному, надлежащему исполнению.

--------------------------------

<*> См.: Дюги Л. Основные преобразования гражданского права со времен Кодекса Наполеона до наших дней. Пг., 1919.

При восприятии такого подхода к законодательной трактовке права собственности в Российской Федерации стало бы возможным разрешить либо создать необходимые предпосылки для разрешения многих остающихся нерешенными вопросов. "Собственность обязывает" - принцип, требующий от собственников предприятий сохранения либо создания рабочих мест без ущерба для их рентабельности; это принцип, не допускающий уменьшения площади зеленых массивов в населенных пунктах путем отведения их территории под промышленные и иные строения и т.д. Собственность должна обязывать своего обладателя быть заботливым хозяином и расчетливым коммерсантом.

Современное состояние правоотношений частной собственности в западных странах характеризуется процессами глубоких перемен. Эти перемены не затрагивают пока традиционных правовых конструкций, в которые облекаются различные субъективные права собственников и обладателей иных вещных прав. Однако содержание данных отношений становится существенно иным, чем прежде. Это отражается, например, на традиционных привилегиях собственников природных ресурсов - растущий массив экологического законодательства подвергает их существенным ограничениям. Меняется роль недвижимости в качестве вместилища частных имущественных накоплений - растущее налоговое бремя, особенно заметное при совершении сделок, оформляющих переход таких накоплений от поколения к поколению, меняет отношение значительной части населения западных стран к такому виду имущества как средству достижения личного финансового благополучия. По существу, происходит постепенное изменение традиционных представлений о частной собственности.