§ 2. Гражданское право стран континентальной

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 

правовой системы и его источники

Континентальная правовая система (именуемая также романо-германской) исторически сложилась в континентальной Европе на базе римского частного права. В системе источников права господствующую роль она отводит закону. Именно в рамках этой системы в Европе утвердилась практика кодификации, посредством которой упорядочивались на основе единых принципов основные правовые отрасли.

Наиболее значительной для упорядочения гражданского права признается роль французской кодификации. Гражданский кодекс Франции 1804 г. (Code civil, именуемый также Кодексом Наполеона) оказал большое влияние на развитие гражданского законодательства в целом ряде европейских и иных стран. В Германии кодификация вылилась в принятие в 1896 г. Германского гражданского уложения (далее - ГГУ).

В рамках континентальной правовой системы выделяют две подсистемы: "римского" (романского) права и "германского" права. Первая из них охватывает, в частности, право Франции, Испании, вторая - право Германии, Австрии, Японии и некоторых других стран.

Различия между ними легче всего обнаруживаются в архитектонике действующих в них гражданских кодексов. Для подсистемы романского права характерно институционное строение кодексов, начало которому положил Кодекс Наполеона. Структура последнего построена по модели, которую применил древнеримский юрист Гай для своего учебника по римскому праву, названного им "Институциями". Как и учебник Гая, французский Гражданский кодекс открывается книгой "О лицах", далее идет книга "О вещах и различных модификациях собственности", а завершает кодекс третья книга - "О различных способах приобретения собственности", объединяющая по преимуществу нормы обязательственного и наследственного права.

Подсистема "германского" права использует пандектное строение кодексов, для нее характерно выделение наиболее общих норм в первую книгу, именуемую "общей частью", и распределение остальных норм кодекса по книгам, посвящаемым основным разделам гражданского права, - обязательственному, вещному, семейному и наследственному. Именно такое строение характеризует действующее в ФРГ ГГУ 1896 г.

Ни во Франции, ни в Германии гражданские кодификации не инкорпорируют в себе все национальное гражданское законодательство. В числе крупных неинкорпорированных законов можно упомянуть германский Закон об общих условиях договоров 1976 г., французский Закон N 88-15 от 5 января 1988 г. "О развитии и передаче предприятий".

Наряду с законом большую роль в системе источников гражданского права стран континентальной правовой системы играют акты органов исполнительной государственной власти (регламенты, декреты и др.), предназначаемые для закрепления норм, принимаемых для конкретизации положений законодательных актов. Если такие акты самостоятельно принимаются названными органами на основе специально для этого предоставленных законодателем полномочий, то их совокупность именуют в литературном обиходе "делегированным законодательством".

Судебная практика также имеет немалое значение для гражданского права стран континентальной системы, хотя оно неизмеримо меньше того, которое ей придается в системе "общего права". Утверждается взгляд на право не только как на вместилище норм, сформулированных законодателем, но и как на результат толкования этих норм судьями.

Некоторые исследователи отмечают, что в странах континентальной системы права, например во Франции, судебная практика переросла роль средства толкования законов, превратившись в особый дополнительный источник права, именуемый "источником в рамках закона". Существует также мнение, что "решения Кассационного суда Франции в определенной степени начинают играть роль, близкую английскому судебному прецеденту". В Нидерландах понятие права включает в себя и толкование законодательства судами, однако доктрина stare decisis официально не признается, а прецеденты остаются менее "престижными, чем законы" <*>. В Германии судебная практика рассматривается как олицетворение процесса применения закона, в деятельности суда видят сферу развития права. Право, возникшее в результате развития судьей действующего права, характеризуется как судебное право, которое, однако, не является для судов строго обязательным, а служит им лишь руководством, "направляющей нитью" для принятия решений <**>.

--------------------------------

<*> См.: Правовая система Нидерландов / Под ред. В.В. Бойцова, Л.В. Бойцовой. М., 1998. С. 28 - 29.

<**> См.: Шапп Я. Основы гражданского права Германии. М., 1996. С. 10, 19, 23. Подробнее о судебном праве см.: Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. М., 2002.

Правила поведения, сложившиеся на основе постоянного и единообразного повторения фактических отношений, именуются обычаями <*>. Назначение обычая, по общему правилу, состоит в восполнении пробелов закона.

--------------------------------

<*> См.: Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. М., 1983.

Обычай как источник гражданского права, хоть и в ослабленном виде, сохраняет значение в промышленно развитых зарубежных странах <*>. Нормативную силу он приобретает в результате признания его законом или решением суда. Наиболее высокое место в иерархии источников отводится ему германским правом (ст. 2 Закона о введении в действие ГГУ формально приравнивает его к закону).

--------------------------------

<*> См.: Гражданское и торговое право капиталистических стран / Под ред. В.П. Мозолина и М.И. Кулагина. М., 1980. С. 27.

Важное значение имеют также торговые обыкновения и заведенный порядок. Единообразный торговый кодекс США определяет торговое обыкновение (usage of trade) как такую практику деловых отношений, соблюдение которой в том или ином месте, профессии или сфере деятельности настолько постоянно, что оправдывает ожидание такого соблюдения также и в связи с конкретной сделкой (ст. ст. 1 - 205). Заведенным порядком (course of dealing) признается единообразие поведения сторон в предшествующих сделках между ними, которое позволяет рассматривать его как основу выяснения их намерений в конкретной сделке.

Дуализм частного права. В системе континентального права исторически сложилось деление права на публичное и частное. В рамках последнего гражданское право отграничивалось от торгового. Самостоятельное, т.е. отдельное от гражданского права, бытие торгового права подтверждается обычно ссылками на наличие торговых кодексов (Испания, ФРГ, Франция, Япония и др.), систем специализированных торговых судов (например, торговых трибуналов во Франции), включение в университетские программы юридического образования курса торгового права. Обособленное друг от друга существование гражданского и торгового права иногда именуют дуализмом гражданского (частного) права.

Следует отметить, что сохранение обособленных кодификаций гражданского и торгового законодательства постепенно перестает служить основным признаком такого дуализма. Гражданский кодекс Италии 1942 г. заменил собой как прежний, построенный по французской модели Гражданский кодекс 1865 г., так и Торговый кодекс 1882 г. От сохранения двух отдельных кодификаций, гражданской и торговой, отказались также Нидерланды. Гражданский кодекс канадской провинции Квебек (1991 г.) также соединяет в себе нормы гражданского и торгового права.