§ 4. Субъекты обязательства.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 

Множественность лиц в обязательстве

1. Сторонами обязательства являются должник и кредитор. Такое наименование законодателем сторон обязательственного правоотношения подчеркивает специфику правовой связи между ними: у должника - обязанности, у кредитора - права. При этом во взаимных обязательствах каждая из сторон является одновременно должником и кредитором по отношению к другой стороне (п. 2 ст. 308 ГК).

Вместе с тем при определенных обстоятельствах в обязательственном правоотношении наряду со сторонами могут участвовать и иные субъекты - так называемые третьи лица. Эти лица, не будучи ни должниками, ни кредиторами обязательств, тем не менее в рамках данного правоотношения находятся в определенной юридической связи с обеими сторонами обязательства либо с одной из них <*>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

--------------------------------

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 290.

Общее правило о возможности обязательства создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства содержится в абз. 2 п. 3 ст. 308 ГК. Это допускается в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Например, по договору в пользу третьего лица (см. ст. 430 ГК, гл. 23 настоящего учебника) право на получение предмета обязательства перевозки груза имеет грузополучатель, а предмета обязательства страхования - выгодоприобретатель, которые являются третьими лицами, поскольку не участвовали в заключении этих договоров.

Что касается обязанностей, возлагаемых на третьих лиц, то, по общему правилу, содержащемуся в п. 3 ст. 308 ГК, "обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон...".

Однако в отдельных случаях специальные нормы закона устанавливают возможность возложения обязанностей на третьих лиц. Так, согласно ст. 313 ГК исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично (см. § 1 гл. 24 настоящего учебника). Также грузополучатель (третье лицо) имеет не только право получения груза, но и несет обязанность оплатить перевозку и внести иные причитающиеся перевозчику платежи (ст. ст. 30, 35, 106 УЖТ РФ). И в отношениях по финансовой аренде (лизингу) арендатор, не будучи стороной договора купли-продажи арендованного им имущества, имеет, тем не менее, в соответствии со ст. 670 ГК как третье лицо определенные юридические права и обязанности в отношении продавца. Он вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, по поводу ненадлежащего исполнения договора продавцом, а также имеет иные права и несет обязанности, предусмотренные законом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное арендодателем имущество.

2. По общему правилу, в обязательстве две стороны: должник и кредитор. Но гражданское законодательство допускает обязательства, в которых число сторон может быть более двух, например, обязательство по совместной деятельности (ст. 1041 ГК), обязательство, возникшее из соглашения нескольких наследников о разделе наследства (ст. 1165 ГК).

Обычно каждая из сторон обязательственного правоотношения представлена одним лицом. Но закон допускает участие в обязательстве на стороне должника или кредитора (или обоих вместе) нескольких лиц (п. 1 ст. 308 ГК). Такие обязательства называются обязательствами со множественностью лиц.

Примером обязательства с участием нескольких лиц на стороне должника (пассивная множественность) является обязательство по возмещению вреда, причиненного несколькими лицами совместно (ст. 1080 ГК). Обязательством с несколькими кредиторами (активная множественность) будет обязательство между тремя юридическими лицами, объединившими свои средства на долевых началах, и подрядчиком по строительству для них жилого дома. Обязательство, в котором участвуют несколько лиц на стороне кредитора и несколько лиц на стороне должника (смешанная множественность), возникает, например, при заключении двумя собственниками дома и двумя кровельщиками договора о ремонте крыши.

3. Обязательства со множественностью лиц подразделяются на долевые и солидарные (от лат. solidus - целый, крепкий). При пассивной множественности долевым будет обязательство, в котором каждый из нескольких должников обязан исполнить кредитору определенное действие в своей части (доле). При активной множественности каждый из кредиторов имеет право требовать от должника исполнения в свою пользу определенной законом или договором доли в общем обязательстве. Возможны случаи долевого обязательства со смешанной множественностью: каждый из кредиторов вправе требовать причитающуюся ему долю, а каждый должник обязан к исполнению обязательства только в приходящейся на него доле.

При долевом обязательстве каждый из нескольких должников отвечает только за себя, только в своей доле, а каждый из нескольких кредиторов имеет право требовать исполнения лишь в определенной принадлежащей ему доле. При этом для должника, исполнившего обязательство в своей доле, обязательство прекращается, а для остальных сохраняет силу.

Любое обязательство со множественностью лиц является долевым, если из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное (ст. 321 ГК). Так, обязательство со множественностью лиц рассматривается как долевое (при отсутствии в законе либо договоре прямого указания на его солидарность) в тех случаях, когда его содержанием являются право требования и обязанность передачи денежной суммы или предметов, определяемых родовыми признаками. Обязанности всех должников и права требовать исполнения всех кредиторов предполагаются равными, если иное не предусмотрено в законе, иных правовых актах или условиях обязательства.

Солидарные обязательства бывают трех видов: один кредитор и несколько должников (солидарная обязанность); один должник и несколько кредиторов (солидарное требование); несколько должников и несколько кредиторов (смешанная солидарность).

Наиболее распространены солидарные обязательства с пассивной множественностью лиц (первый вид). В этом случае кредитор вправе требовать исполнения обязательства как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (ст. 323 ГК). Солидарный должник, к которому кредитор предъявил требование в полной сумме долга, не вправе рассчитывать на прекращение взыскания после выплаты части долга. В судебной практике встречаются дела об отмене решений нижестоящих судов об освобождении солидарных должников от дальнейшего возмещения долга по мотиву платы ими своей доли долга.

Если кредитор, обратившись с требованием к одному из солидарных должников, не получит от него полного удовлетворения, он вправе взыскать все недополученное с остальных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не погашено полностью (п. 2 ст. 323 ГК).

Исполнение обязательства полностью одним из солидарных должников освобождает перед кредитором всех должников. Однако последние в силу закона, если иное не вытекает из отношений между солидарными должниками, обязаны возместить исполнившему обязательство причитающиеся с них части долга. Доли должников предполагаются равными, т.е. сумма долга делится на всех солидарных должников, включая и должника, исполнившего обязательство. В случае неуплаты одним из солидарных должников должнику, исполнившему обязательство, своей части долга, она падает в равной доле на этого должника и на остальных должников (ст. 325 ГК).

Требование должника, исполнившего солидарную обязанность, к остальным солидарным должникам именуется регрессным (обратным), а обязательства, возникающие в этих случаях между ними, - регрессными (см. § 5 настоящей главы).

Ответственность должников при пассивной солидарности друг за друга не дает права каждому из них выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на таких отношениях других должников с кредитором, в которых данный должник не участвует (ст. 324 ГК). Нельзя также противопоставить иску ссылку на сложение долга кредитором с одного из солидарных должников, требование к которому не заявлено кредитором.

При активной солидарности (солидарное требование) любой из кредиторов вправе требовать от должника исполнения обязательства в полном объеме. Но до предъявления требования одним из солидарных кредиторов должник вправе исполнить обязательство любому из них по своему усмотрению. Исполнение должником обязательства в отношении одного из кредиторов погашает требования остальных. Солидарный кредитор, получивший исполнение от должника, обязан возместить причитающееся другим кредиторам в равных долях, если иное не вытекает из отношений между ними (ст. 326 ГК).

Смешанные солидарные обязательства встречаются реже. К ним применяются правила о солидарных обязанностях и солидарных требованиях.

Солидарные обязательства обеспечивают более полную, чем в долевых обязательствах, защиту интересов кредитора. При солидарной обязанности устанавливается специфическая ответственность должника (не только каждый за себя, но и каждый за всех), обеспечивающая кредитору большую возможность в получении удовлетворения. Солидарность требования создает кредиторам дополнительные удобства в осуществлении принадлежащего им права.

Ограждая интересы должников, закон устанавливает, что солидарность обязательства не предполагается. Она возникает только тогда, когда это прямо предусмотрено договором или установлено законом.

В соответствии с предписанием закона солидарными являются: обязательства при неделимости их предмета (п. 1 ст. 322 ГК); обязательства, связанные с предпринимательской деятельностью, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное (п. 2 ст. 322 ГК); обязательства участников полного товарищества в случае наступления их субсидиарной ответственности по долгам товарищества (п. 1 ст. 75 ГК); обязательства лиц, совместно причинивших вред (ст. 1080 ГК); обязательства нескольких лиц, совместно давших поручительство, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 3 ст. 363 ГК), а также некоторые другие обязательства (см., например, п. 1 ст. 363, п. 3 ст. 559, п. 4 ст. 562, п. 4 ст. 657, ст. ст. 707, 1047 ГК).

4. Среди договорных и внедоговорных обязательств (см. § 2 настоящей главы) встречаются так называемые субсидиарные обязательства. Субсидиарное (дополнительное) обязательство является правовой формой, обеспечивающей интерес кредитора в получении исполнения (или возмещения вреда) по основному обязательству. Суть субсидиарного обязательства заключается в возложении на дополнительного должника исполнения обязательства (возмещения вреда) вместо должника по основному обязательству, если последний не совершил в срок надлежащих действий (ст. 399 ГК).

Субсидиарные обязательства возникают из договора (например, в договоре поручительства в соответствии с п. 1 ст. 363 ГК предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя) или из закона при наступлении указанных в нем обстоятельств.

Так, закон устанавливает субсидиарную ответственность членов производственных и потребительских кооперативов по обязательствам своих кооперативов (п. 2 ст. 107, п. 4 ст. 116 ГК); участников полного товарищества по обязательствам товарищества (п. 1 ст. 75 ГК); ответственность членов ассоциации (союза) по ее обязательствам (п. 4 ст. 121 ГК); ответственность родителей (усыновителей) или попечителей за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 1074 ГК).

Субсидиарные обязательства рассматриваются в учебной юридической литературе в качестве самостоятельного вида множественности лиц (наряду с солидарными и долевыми) <*>. Такое решение вряд ли правильно: субсидиарные обязательства не укладываются в правовую модель обязательств со множественностью лиц.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. С. 28; Гражданское право/ Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Т. I. М., 2001. С. 521.

В субсидиарных договорных обязательствах (например, при поручительстве) с самого начала нет множественности лиц. Субъекты в этом случае являются сторонами двух взаимосвязанных, но самостоятельных и различных по правовой природе, содержанию и составу участников обязательств: основного, например, из кредитного договора (кредитор - банк, должник - учреждение) и дополнительного обязательства, например, из договора поручительства (кредитор - банк, должник - акционерное общество).

Нет множественности лиц и в случаях возникновения субсидиарной ответственности в силу закона. Так, до нарушения полным товариществом обязательства по оплате перед нами простое обязательство, в котором участвуют один должник (полное товарищество) и один кредитор (поставщик). Факт неоплаты полным товариществом товара (юридический факт) в соответствии с законом (п. 1 ст. 75 ГК) влечет возникновение нового обязательства (субсидиарного) с иным составом участников (должники - все полные товарищи, кредитор - поставщик).

Трудно усмотреть множественность лиц и во внедоговорных субсидиарных обязательствах. Согласно ст. 1074 ГК обязательство возмещения вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, мыслится как правоотношение или причинителя вреда и потерпевшего, или (когда у причинителя вреда нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда) родителей (усыновителей, попечителей) и потерпевшего как участников субсидиарного обязательства.

Изложенное позволяет положительно оценить отказ законодателя от трактовки субсидиарных обязательств в одном ряду с долевыми и солидарными как разновидности множественности лиц в обязательстве (см. ст. 67 Основ гражданского законодательства 1991 г.). Гражданский кодекс РФ исходит из классической трактовки видов обязательств при множественности лиц (ст. ст. 321 - 326) и отдельно говорит о субсидиарной ответственности как разновидности гражданско-правовой ответственности (ст. 399).

5. В период существования обязательства в его субъектном составе возможны изменения: вступление в правоотношение нового участника вместо первоначального кредитора или первоначального должника. Это может произойти при универсальном правопреемстве (например, при реорганизации юридического лица, переходе имущества по наследству), когда к правопреемнику переходит, как правило, вся совокупность прав и обязанностей предшественника и, следовательно, в их числе право (обязанность) по конкретному обязательству. Какого-либо специального соглашения для вступления нового лица в конкретное обязательство в этих случаях не требуется.

Закон разрешает перемену лиц в обязательстве и в случаях частичного (сингулярного) правопреемства, т.е. при переходе от одного лица к другому какого-либо одного права или одной обязанности (или того и другого вместе) изолированно от остального имущества передающего. Замена лиц в обязательстве в этих случаях осуществляется, по общему правилу, на основании специальных сделок, именуемых уступкой требования и переводом долга.

Однако отдельное право, принадлежащее лицу на основании обязательства, может перейти к другому лицу и не в результате сделки, а на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств. В ст. 387 ГК названы основные случаи такого перехода прав.

Переход права может произойти:

а) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом. Так, при продаже собственником своей доли в праве общей собственности с нарушением преимущественного права покупки, принадлежащего другому участнику долевой собственности, на последнего по решению суда переводятся права и обязанности покупателя (ст. 250 ГК). В отношениях по аренде, если арендодатель отказал арендатору в заключении договора на новый срок, а затем заключил договор аренды с другим лицом, арендатор вправе потребовать в суде перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору (п. 1 ст. 621 ГК);

б) вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству. По закону к поручителю, исполнившему за должника обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю (ст. 365 ГК). А согласно п. 7 ст. 350 ГК залогодатель, являющийся третьим лицом (т.е. не должник по залоговому обязательству, а например, собственник вещи, заложивший ее в обеспечение исполнения обязательства должником), заботясь о своем имуществе, вправе в целях прекращения взыскания на него залогодержателем исполнить залоговое обязательство в любое время до принудительной продажи предмета залога. В этом случае право требования залогодержателя к должнику переходит к залогодателю;

в) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая. Под суброгацией понимается переход к страховщику, выплатившему страховое возмещение в связи с наступлением страхового случая в соответствии с условиями договора имущественного страхования, права требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Суброгация имеет место, если иное не предусмотрено договором страхования (п. 1 ст. 965 ГК);

г) в результате универсального правопреемства в правах кредитора. Как отмечалось выше, это происходит при наследовании и реорганизации юридических лиц.

Этот перечень не является исчерпывающим. Возможны и иные случаи перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона. Например, права кредитора по обязательству переходят к третьему лицу, если последнее, устраняя опасность утраты своего права на имущество должника (право аренды и др.), за свой счет удовлетворяет требование кредитора без согласия должника (п. 2 ст. 313 ГК); к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

Уступкой требования, или цессией (от лат. cessio - уступка, передача), называется соглашение между кредитором обязательства и новым лицом о передаче последнему права требования к должнику. Например, займодавец ввиду отъезда на длительное время передает брату свое право требования к заемщику о возврате долга. Широко распространена уступка прав требования организациям, специализирующимся на их осуществлении, в деловой практике коммерческих организаций (договоры факторинга - гл. 43 ГК).

Уступка требования - договор. Относительно его правовой природы высказываются различные мнения.

В литературе советского периода господствующим было признание цессии самостоятельным видом договора, хотя и находящимся в тесной связи с договорами, направленными на передачу имущества в собственность приобретателя, например, договорами купли-продажи, дарения <*>.

--------------------------------

<*> См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 223, 226.

В настоящее время обосновывается иной взгляд. М.И. Брагинский признает, что передача права при цессии происходит по договору. "Но этим договором является не цессия, как нередко полагают, а та сделка, на которую опирается переход, составляющий сущность цессии". Чаще всего это договор купли-продажи, но могут быть использованы для цессии и другие столь же традиционные гражданско-правовые договоры, опосредующие реализацию имущества, в частности, мена <*>. И по мнению М.В. Кротова, цессия, совершаемая за плату, может рассматриваться как разновидность купли-продажи, а безвозмездная уступка требования - как дарение <**>. Другими словами, такая трактовка отрицает договорную природу цессии, сводя ее к юридическому факту перехода права в рамках известных гражданскому законодательству договоров о передаче имущества в собственность приобретателя.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

--------------------------------

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 373 - 374.

<**> См.: Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Т. I. М., 2001. С. 525. Следует заметить, что в ранее вышедшей работе М.В. Кротов несколько иначе трактовал сущность этого договора, что представляется более правильным. Он отмечал, что "цессия - вполне самостоятельная двусторонняя сделка, влекущая перемену лиц (изменение субъектного состава) в обязательстве", что ее "невозможно подвести под какой-либо из предусмотренных гражданским законодательством видов договоров". Однако "цессия, совершаемая за плату, может подчиняться правилам, предусмотренным для договоров купли-продажи, а безвозмездная уступка права - нормам о дарении" (Кротов М.В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательствах // Очерки по торговому праву. Вып. 6. Ярославль, 1999. С. 60 - 62).

Изложенная позиция не находит пока поддержки в цивилистической литературе. Наоборот, все чаще высказывается противоположное мнение, активно отстаивающее классическую трактовку самостоятельности договора об уступке требования. Так, Е.А. Крашенинников считает, что договор уступки нельзя смешивать с договором, который обосновывает обязанность совершить уступку (например, с куплей-продажей требования - п. 4 ст. 454 ГК). И хотя на практике оба эти договора часто совершаются одновременно и оформляются одним документом, это "ничего не меняет в существе дела: договор уступки есть самостоятельная абстрактная сделка, не совпадающая с лежащей в ее основании каузальной обязательственной сделкой" <*>. Такой же позиции придерживаются А.В. Вошатко <**> и В.А. Белов. Правда В.А. Белов, отстаивая абстрактность договора цессии, все же признает допустимость частных случаев конструирования титулированной цессии (т.е. выступающей как купля-продажа, мена или дарение), если она совершается за деньги, передачу вещей или безвозмездно <***>.

--------------------------------

<*> Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования// Очерки по торговому праву. Вып. 6. Ярославль, 1999. С. 7.

<**> Вошатко А.В. О сущности уступки требования// Очерки по торговому праву. Вып. 7. Ярославль, 2000. С. 15.

<***> См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2000. С. 136, 171 - 173.

В законе детально разработаны условия осуществления цессии. Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Так, в силу закона невозможен переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности, требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 383 ГК). Не допускается в силу закона передача арендатором другому лицу своих прав и обязанностей по договору проката (ст. 631 ГК). По общему правилу, не допускается передача другому лицу принадлежащего бенефициару права требования по банковской гарантии (ст. 372 ГК).

Стороны вправе ограничить возможность передачи прав требований по обязательству между ними другим лицам, установив такой запрет в договоре. Однако в некоторых отношениях закон ограничивает такое право сторон. Например, договор об уступке финансовому агенту денежного требования клиентом признается действительным даже в том случае, если в ранее заключенном договоре между клиентом и его должником было предусмотрено условие о запрете или ограничении цессии (ст. 828 ГК).

Поскольку интересы должника, по общему правилу, уступкой права требования не нарушаются, его согласия на совершение цессии не требуется. Исключение составляют случаи, когда иное предусмотрено законом или договором. Также не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 2 ст. 382 и п. 2 ст. 388 ГК). Например, лицо (кредитор), заказавшее художнику (должник) свой портрет, не вправе без согласия последнего переуступить право данного требования своему другу, представляющему собой совершенно иной тип человека, что может не представлять интереса для художника. Точно так же залогодержатель не вправе передавать свои права по ипотеке другому лицу, если в договоре об ипотеке по настоянию залогодателя было записано условие о возможности цессии лишь при наличии его согласия (см. п. 1 ст. 47 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" <*>.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400; 2001. N 46. Ст. 4308; 2002. N 7. Ст. 629.

Должника следует уведомить письменно о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Если это не будет сделано, исполнение должником обязательства первоначальному кредитору признается надлежащим (п. 3 ст. 382 ГК). За должником признается право не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу. Соответственно на кредитора, уступившего требование, возлагается обязанность передать новому кредитору документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (ст. 385 ГК).

Так как новый кредитор занимает место первоначального, то, по общему правилу, передаваемое право переходит к нему в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства (неустойка, залог и др.), а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты. В законе или договоре может быть и иное решение вопроса (ст. 384 ГК).

Обеспечивая интересы должника, закон закрепляет за ним право выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Поскольку соглашения об уступке требования являются сделками, они должны быть совершены в форме, установленной для сделок. В силу прямого указания закона уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме. Если уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, то такая уступка должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации такой сделки. Возможны исключения, если они установлены законом (ст. 389 ГК).

Специальные требования установлены для уступки права по ордерной ценной бумаге. В этом случае передача права требования оформляется путем совершения на самой ценной бумаге передаточной надписи - индоссамента (п. 3 ст. 146 ГК).

Вопрос об ответственности кредитора, уступившего требование, перед новым кредитором решен таким образом, что он отвечает только за недействительность переданного требования, но не за неисполнение этого требования должником, кроме случая принятия на себя поручительства за должника перед новым кредитором (ст. 390 ГК). В отличие от этого кредитор, передавший свое право по ордерной ценной бумаге путем совершения на ней индоссамента, несет ответственность не только за существование права, но и за его осуществление.

Под переводом долга понимается соглашение между кредитором, должником и третьим лицом о замене последним должника в обязательстве. Участие в соглашении кредитора - необходимое условие. Без него, без его согласия невозможен перевод долга (п. 1 ст. 391 ГК). Это понятно, так как кредитору небезразлично, кто является его должником: он заинтересован в том, чтобы должник был платежеспособным и аккуратным в исполнении обязательства.

Договор о переводе долга является многосторонней сделкой, предусматривающей согласованные волеизъявления двух должников (старого и нового) и кредитора <*>. Есть и иное мнение. В.А. Белов считает, что перевод долга представляет собой результат реализации сложного юридического состава: а) договора о переводе долга, по которому одна сторона (старый должник) слагает с себя обязанность, вытекающую из определенного обязательства, перелагая ее на другое лицо (нового должника), и б) односторонней сделки кредитора, заключающейся в даче им согласия на замену должника в обязательстве в соответствии с договором о переводе долга <**>.

--------------------------------

<*> См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 229; Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. С. 39.

<**> См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 182.

Предпочтительной представляется трактовка перевода долга как многосторонней сделки. Ее преимущество наглядно проявляется в ситуациях уступки права требования во взаимных обязательствах, которая, по общему правилу, сопровождается одновременно и переводом долга. Так, если уступается право покупателя получить вещь в собственность от продавца, то одновременно на нового кредитора должна быть переведена и встречная по договору купли-продажи обязанность покупателя уплатить цену товара продавцу (перевод долга). В такой осложненной ситуации правовая форма многосторонней сделки позволяет наиболее полно и четко определить взаимоотношения сторон.

Конструкция перевода долга позволяет коммерческим организациям сокращать количество расчетных операций. Например, покупатель, получивший товар на условиях коммерческого кредитования (с отсрочкой оплаты), может при наступлении срока платежа достичь соглашения с поставщиком (кредитор) и со своим должником по другому обязательству о переводе своего долга поставщику на этого нового должника.

Поскольку обязанности прежнего должника переходят на нового без каких-либо изменений, новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником (ст. 392 ГК). Но в отличие от цессии с переводом долга поручительство и залог, установленные третьим лицом, прекращают действие. Они сохраняют силу лишь в случае, если поручитель или залогодатель согласятся отвечать за нового должника.

Вопрос о форме сделок по переводу долга решается так же, как и о форме уступки требования (п. 1 и п. 2 ст. 389 ГК).