§ 2. Исключительные права как интеллектуальная собственность : Гражданское право В 2 т. Том I - ред. Е.А. Суханов : Книги по праву, правоведение

Популярное за неделю

Производство тротуарной плитки. Фасадные и тротуарные материалы
antais.ru
adhdportal.com

§ 2. Исключительные права как интеллектуальная собственность

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 
РЕКЛАМА
<

1. Трактовка исключительных прав как интеллектуальной собственности в действующем ГК

Совокупность исключительных прав как на результаты интеллектуальной деятельности, так и на приравненные к ним средства индивидуализации получила в ГК обобщенное наименование «интеллектуальная собственность».

1 См.: Дозорцев В. А. Новая эра в охране исключительных прав // Право и экономика. 1995. № 15/16; Дозорцев В. А. Комментарий к схеме «Система исключительных прав» // Дело и право. 1996. № 4 и 5.

В других законах такие результаты творческого труда, как изобретения, полезные модели и промышленные образцы, именуются промышленной собственностью. Возникает вопрос: в какой мере требуется оперировать категориями интеллектуальной или промышленной собственности и имеются ли принципиальные различия, к примеру, между изобретениями как объектами патентного права и ими же как объектами промышленной либо интеллектуальной собственности? Есть ли специальный правовой режим данных объектов?

Разумеется, двойное наименование в ГК одного и того же правового института трудно признать «законотворческой находкой». Тем более что Кодекс не дает какой-то иной трактовки такой разновидности абсолютных прав, как исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации юридических лиц, а также продукции, работ и услуг. Он лишь констатирует факт широкого применения термина «интеллектуальная собственность» как в отечественной, так и в зарубежной доктрине, законодательстве и практике. Для подобной трактовки имеются исторические и другие объективные предпосылки.

2. Предпосылки формирования проприетарной концепции прав на результаты интеллектуальной деятельности. Историческая предпосылка

Складывавшиеся еще в XVII–XVIII вв. институты авторского и патентного права [вспомним английские законы «Статут о монополиях» (1624 г.) и «Статут королевы Анны» (1710 г.), положившие начало патентно-правовым и авторско-правовым законам] в XIX–XX вв. наряду с обобщенным наименованием «исключительные права» нередко стали называться «литературной», «научной», «художественной», «промышленной» либо «интеллектуальной собственностью». Иногда, правда, употребляются и другие понятия, такие как «охрана промышленных прав», «право нематериальных благ» или «право на духовное благо». Однако к середине XX столетия изо всех этих категорий формируются и наиболее часто используются три понятия:

• исключительные права;

• право промышленной собственности и

• право интеллектуальной собственности.

Последним понятием охватываются права на все продукты творческой деятельности.

Право интеллектуальной собственности, как и право промышленной собственности, имеет ярко выраженный интернациональный характер, что закрепляется в Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 г.) и в Стокгольмской конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности (1967 г.). В соответствии со ст. 2 (VIII) последней конвенции «интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся:

к литературным, художественным и научным произведениям;

к исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам;

к изобретениям во всех областях человеческой деятельности;

к научным открытиям, промышленным образцам, товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям;

к защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

Трактовка прав на идеальные результаты умственного труда с позиций собственности может характеризоваться как проприетарная концепция (от лат. proprietas – собственность). Участие России в Парижской конвенции по охране промышленной собственности, в Стокгольмской конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), других аналогичных международных соглашениях и организациях, а также сотрудничество с зарубежными странами в области охраны и использования произведений науки, литературы и искусства, объектов смежных прав, изобретений, промышленных образцов, товарных знаков и других результатов интеллектуального творчества исторически обусловили широкое использование категорий интеллектуальной и промышленной собственности не только в доктрине и практике, но и в законах и иных правовых актах нашей страны.

3. Технологическая предпосылка

Изобретение книгопечатания и развитие машинного производства создали условия для широкого тиражирования произведений литературы и некоторых видов искусства, а также изобретений и товарных обозначений. Применительно к процессу массового воспроизводства на материальных носителях идеальных плодов умственного труда все чаще стали применять понятие «духовного производства». Но коль скоро в материальном производстве обычно участвуют собственники (сырья, материалов, зданий, сооружений и рабочей силы), то и к участникам «духовного производства», а следовательно, и к его результатам со временем все чаще стали применяться проприетарные категории.

4. Экономическая предпосылка

Широкое вовлечение исключительных прав на идеальные продукты умственного труда в сферу товарно-денежных отношений, их «товаризация», рост их коммерческой ценности, обусловливаемой все большим влиянием, в частности, научно-технических достижений на рост производительности труда, формировали представление о «купле-продаже» результатов интеллектуальной деятельности. А поскольку согласно экономическим представлениям о товарно-денежном обмене продукт труда лишь тогда приобретает в процессе обмена свойства товара, когда его участники противостоят друг другу как собственники, то и участники «продажи» исключительных прав стали восприниматься как их «интеллектуальные собственники».

5. Психологическая предпосылка

Сформировавшееся в течение столетий психологическое восприятие права собственности как священного и неприкосновенного интуитивно способствовало выработке стремления творческой интеллигенции иметь на свои произведения модель права аналогичного характера. Критикуя проприетарную теорию прав на нематериальные результаты умственного труда, один из специалистов в данной области права справедливо усматривал корни этой теории в стремлении ее творцов подчеркнуть абсолютный, тождественный с таким «вечным» институтом, как право частной собственности на вещи, характер данных прав, в желании втиснуть сравнительно новый правовой институт в освященные традицией схемы1.

6. Юридическая предпосылка

Исключительные права на результаты творческой деятельности по своей природе являются, как и вещные права, в первую очередь право собственности, абсолютными.

1 См.: Раевич С. И. Исключительные права Право на товарные знаки, промышленные образцы, изобретения, авторское право. Л., 1926. С. 6.

Носителю права и там и здесь не противостоит конкретное обязанное лицо. Как и обладатель вещного права собственности, обладатель исключительных прав может совершать в отношении объекта своих прав все не запрещенные законом действия с одновременным запрещением всем третьим лицам совершать указанные действия без согласия право-обладателя. Но при этом нередко забывают о принципиальном различии в природе объектов рассматриваемых двух видов абсолютных прав.

7. Юридико-техническая предпосылка

Она состоит в удобстве обозначения двумя-тремя словами большого числа результатов интеллектуальной деятельности, в частности тех, которые перечислены в ст. 2 (VIII) Стокгольмской конвенции об учреждении ВОИС. Не случайно в этой связи в ст. 1 Патентного закона РФ после первого упоминания объектов патентного права – изобретений, полезных моделей и промышленных образцов – в скобках сказано: «...далее по тексту также – объекты промышленной собственности».

8. Оценка проприетарной концепции

Таким образом, проприетарная концепция прав на идеальные достижения человеческого ума обусловлена многими факторами. Однако все они в совокупности не позволяют регламентировать отношения по поводу этих достижений в рамках законодательства о праве собственности на вещи. Попытки приспособить механизм вещных прав к обслуживанию сферы творческой деятельности оказываются безуспешными.

Как известно, модель права собственности предполагает осуществление собственником триады правомочий: владения, пользования и распоряжения вещью. К нематериальным результатам, каковыми являются все продукты интеллектуального труда, неприменимо правомочие владения: нельзя физически обладать идеями и образами. Не может быть прямо применено к нематериальным объектам и вещное правомочие пользования. Научно-технические идеи и литературно-художественные образы могут одновременно находиться в пользовании бесчисленного круга субъектов. При этом данные объекты не будут потребляться в процессе пользования, амортизироваться в физическом смысле слова.

Принципиально важные отличия присущи и распоряжению творческими результатами. Отчуждая право на их использование по авторскому или лицензионному договору о передаче неисключительных прав, продавец (лицензиар) сам не лишается возможности продолжать их использование, а также разрешать аналогичное использование третьим лицам. Кроме того, при уступке исключительных прав утрачивают смысл различные оговорки, обычно сопровождающие куплю-продажу вещей: о скрытых недостатках вещи, необходимости ее осмотра покупателем, о порядке доставки вещи и т. п. Идеальные объекты исключительных прав нередко не нуждаются даже в простейшем их описании в договоре, поскольку, к примеру, описания изобретений публикуются и с ними может заранее ознакомиться любой потенциальный лицензиат. В договоре же достаточно назвать номер патента, охраняющего то или иное изобретение.

Сходная интерпретация интеллектуальной собственности наблюдается и в современной зарубежной доктрине.

Например, во Франции, где еще в конце прошлого века была заключена одна из наиболее важных многосторонних конвенций по праву промышленной собственности и где в 1993 г. на смену Закону 1957 г. «Об охране литературной и художественной собственности», патентному и некоторым другим законам пришел Кодекс интеллектуальной собственности, специалисты в разное время критиковали проприетарную концепцию.

По свидетельству Р. Дюма, «в прошлом веке во Франции рассматривали литературную и художественную собственность как подлинную собственность, по сути относящуюся к категории движимого имущества. Такой же была и позиция Кассационного суда, концепция которого позднее изменилась: он перестал применять термин "собственность", заменив его понятиями "монополия" и "исключительное право". В дальнейшем во Франции, к примеру, авторские права стали трактовать как собственность особого рода, которая требует специального регулирования ввиду ее нематериального характера. Данные права признавались также особыми интеллектуальными правами, находящимися вне классических концепций личных и вещных прав. Они могут быть лишь присвоены, но не являются интеллектуальной собственностью»1.

1 Дюма Р. Литературная и художественная собственность. Авторское право Франции. М., 1989. С 17–18.

9. Право интеллектуальной собственности как совокупность исключительных авторских, смежных и патентных прав

Изложенное позволяет сделать ряд выводов. Прежде всего, сами термины «интеллектуальная собственность», «промышленная собственность» и «право интеллектуальной (промышленной) собственности» прочно вошли в международный и национальный обиход. Однако надо учитывать, что эти категории являются не вещно-правовыми понятиями, а скорее бытовыми синонимами таких понятий, как «мое», «собственное», «созданное мною» или «принадлежащее мне».

Далее, вещно-правовой режим собственности, используемый на протяжении веков в отношении материальных объектов и включающий традиционные правомочия владения, пользования и распоряжения данными объектами, неприменим к нематериальным достижениям умственного труда. Он приемлем лишь для материальных носителей результатов этого труда, что, кстати, прямо подчеркивается, к примеру, в п. 5 ст 6 Закона об авторском праве и смежных правах.

В отношении же продуктов интеллектуального творчества следует применять режим исключительных прав. Лишь создатели данных продуктов, их работодатели или иные указанные в законе лица вправе их использовать и распоряжаться ими с учетом их нематериальной природы. В условиях рыночной экономики исключительные права на результаты творчества можно и нужно отчуждать в товарно-денежной форме. При этом важно учитывать, что в силу идеального характера и оригинальности (либо неочевидности) данных результатов плата за приобретение прав на их использование должна определяться не общественно необходимыми затратами на их производство, а соотношением спроса и предложения1.

Действующее законодательство в основном учитывает особенности правового режима результатов творчества. В частности, ни в одной статье раздела II части первой ГК, посвященного праву собственности и другим вещным правам (ст. 209–306), ни слова не говорится об интеллектуальной собственности. Иными словами, последняя целиком отождествляется с исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, производимой продукции, выполняемых работ и услуг.

1 См Зенин И А Товарно-денежная форма научно-технической продукции // Вопросы изобретательства 1989 №7 С 9, Сергеев А П Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации М , 1996

Дополнительная литература

Дозорцев В. А. Исключительные права и их развитие. Вступительная статья // Права на результаты интеллектуальной деятельности. Авторское право. Патентное право. Другие исключительные права. Сборник нормативных актов. М., 1994;

Дюма Р. Литературная и художественная собственность. Авторское право Франции. М., 1989;

Ионас В. Я. Произведения творчества в гражданском праве. М., 1972;

Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 1996 (гл. 1, 2);

Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995 (§ 30-32).

 


<