§ 1. Понятие крестьянского (фермерского) хозяйства и его правосубъектность : Аграрное право - Быстров Г.Е. : Книги по праву, правоведение

§ 1. Понятие крестьянского (фермерского) хозяйства и его правосубъектность

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
РЕКЛАМА
<

Крестьянское (фермерское) хозяйство, относящееся к индивидуальным или семейным сельскохозяйственным предприятиям, известно законодательству всех стран СНГ и современному зарубежному законодательству. Несмотря на различия в построении этой организационно-правовой формы сельскохозяйственного предприятия, нельзя не отметить сходства основных начал правовой организации этого вида семейного хозяйства.

Закон РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990 г.1 рассматривает крестьянское хозяйство в качестве самостоятельного хозяйствующего субъекта с правами юридического лица, представленным отдельным гражданином, семьей или группой других лиц, осуществляющих производство, переработку и реализацию сельскохозяйственной продукции на основе использования имущества и земельных участков, находящихся в их пользовании, в том числе и в аренде, в пожизненном наследуемом владении или в собственности (п. 1 ст. 1).

Крестьянское хозяйство как субъект аграрных, гражданских, земельных, финансовых правоотношений и самостоятельная организационно-правовая форма аграрного предпринимательства характеризуется следующими признаками:

во-первых, оно представляет собой сумму трех компонентов: имущественный комплекс, земельный участок и граждан, объединившихся для осуществления сельскохозяйственной и связанной с ней иной деятельностью;

во-вторых, выступает в качестве односубъектного формирования самостоятельно хозяйствующего субъекта и носителя прав и обязанностей;

в-третьих, субъект предпринимательской деятельности, поскольку в законе говорится о его правосубъектности, об осуществлении им определенных прав и обязанностей.

В деятельности крестьянского хозяйства преобладают не только хозяйственные задачи, связанные с осуществлением сельскохозяйственной и связанной с ней иной деятельностью, но и коммерческие задачи, направленные на получение прибыли. Поэтому закон наделяет

крестьянское (фермерское) хозяйство всем комплексом прав и обязанностей, которые необходимы ему для осуществления частной предпринимательской деятельности.

Формой осуществления предпринимательской деятельности крестьянина выступает семейное, индивидуальное предприятие, правосубъектность которого характеризуется совокупностью прав и обязанностей в различных областях сельскохозяйственной и связанной с ней иной деятельностью. Правда, Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", утративший силу с 1 января 1995 г. в связи с принятием Гражданского кодекса Российской Федерации, не предусматривал такой формы предпринимательства, как крестьянское хозяйство. Не внес ясности в решение вопроса о правовом статусе крестьянского хозяйства и Гражданский кодекс, который предусматривает применение лишь таких организационно-правовых форм предпринимательства, как хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные предприятия, и не признает такие субъекты права, как семейные и индивидуальные предприятия, если они не облечены в форму хозяйственного товарищества и общества, производственного кооператива. В связи с этим в последнее время широко распространилось мнение о том, что крестьянское хозяйство занимает промежуточное положение между организационно-правовыми формами предпринимательства, известными ранее Закону РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", а в настоящее время Гражданскому кодексу Российской Федерации, и физическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность.

Если исходить из того, что крестьянское хозяйство представляет собой особую организационно-правовую форму предпринимательства, урегулированную самостоятельным законом, можно обоснованно заключить, что к организации и деятельности крестьянских хозяйств не должны применяться общие законоположения, содержащиеся в гл. IV Гражданского кодекса Российской Федерации. Ранее на основе этой исходной позиции формулировался необоснованный вывод о том, что на отношения, связанные с организацией и деятельностью крестьянских хозяйств, не распространяются нормы Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности". Существовала и другая точка зрения, согласно которой на крестьянское хозяйство, являющееся по экономическим и юридическим признакам индивидуальным или семейным предприятием, распространяются не только специальные нормативные акты, но и общие законы, регламентирующие предпринимательскую деятельность.

При всем, однако, различии, если не противоположности указанных позиций их объединяет тот общий момент, что обе они опираются на теорию физических и юридических лиц, и потому крайне важно применить эти институты гражданского права к потребностям аграрного предпринимательства и рынка. Вместе с тем необходимо обратить внимание на то, что понятие крестьянского хозяйства как особого хозяйствующего субъекта, данное в п. 1 ст. 1 Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" является разновидностью общего

понятия предприятия, сформулированного ранее в п. 1 ст. 4 Закона "О предприятии и предпринимательской деятельности".

И в той мере, в какой крестьянское хозяйство выступает в качестве субъекта гражданского и аграрного права, т.е. действует в качестве частного сельскохозяйственного предприятия, ему присущи все признаки, характеризующие любое частное предприятие. Действующее законодательство не содержит существенных правовых отличий в имущественном статусе крестьянского хозяйства и любого иного частного предприятия. В крестьянском хозяйстве правовой режим имущества подчиняется нормам об общей совместной собственности, хотя закон не исключает и иных вариантов закрепления имущества за гражданами — субъектами права общей долевой собственности (п. 1 ст. 257 ГК РФ).

Частное предприятие отвечает по долгам предприятия в тех пределах, которые определены Уставом предприятия. По обязательствам крестьянского хозяйства несет, однако, ответственность не крестьянское хозяйство, а его члены. Ввиду того, что имущество крестьянского хозяйства признается общей собственностью членов крестьянского хозяйства, юридическая конструкция ст. 24 Закона, в которой говорится о полной имущественной ответственности крестьянского хозяйства, является фикцией.

Особая природа крестьянского хозяйства выражается также в наделении его правами юридического лица. Такая искусственная юридическая конструкция, закрепленная п. 1. ст. 1 Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г., породила массу недоразумений и споров о степени ответственности имущества крестьянского хозяйства по сделкам и правонарушениям отдельных членов крестьянского хозяйства. Одновременно она повлекла за собой ряд неблагоприятных последствий в области налогообложения крестьянского хозяйства и его членов. В современных условиях в соответствии с господствующим в теории гражданского права и практике взглядом свойство юридического лица за крестьянским хозяйством отрицается. Этот взгляд нашел отражение и в ГК РФ 1994 г., и в проекте нового Закона РФ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", которые не признают за такими хозяйствами статуса юридического лица.

Совпадение базовых норм отмененного Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 4) и Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. (п. 1 и 2 ст. 1) обнаружилось и в решении главного вопроса — об основных правах и обязанностях частного предприятия и крестьянского хозяйства как самостоятельного хозяйствующего субъекта, осуществляющего в качестве самостоятельного товаропроизводителя сельскохозяйственную и связанную с ней иную деятельность.

То, что Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности отказывал крестьянскому хозяйству в предоставлении статуса частного предприятия, закреплял за ним некую промежуточную правоспособность (и не предприятие, и не физическое лицо), нужно рассматривать как результат юридико-технического несовершенства действующего законодательства. Крестьянское хозяйство — хозяйственная организация особого рода, которая ведется, по общему правилу, либо отдельным гражданином, либо семьей. Крестьянская семья наиболее простая, широко распространенная организационно-правовая форма крестьянского хозяйства.

Легальным определением подчеркивается, что крестьянское хозяйство, с одной стороны, основано на семейно-родственных связях лиц, ведущих совместную сельскохозяйственную деятельность, с другой стороны, это семейно-трудовое объединение лиц, занятых частной предпринимательской сельскохозяйственной деятельностью.

На такой основе создавались крестьянские хозяйства в дореволюционной России, законодательство которой рассматривало крестьянский двор не только в качестве родственного, но и трудового союза. В юридической литературе того времени являлся господствующим взгляд, согласно которому "право на семейное имущество или его долю определяется как началом кровного родства, так и трудовым началом..."1. Противоположную трактовку социальной и юридической природы крестьянского двора давал Правительствующий Сенат, который, опираясь формально на крестьянские обычаи, а по существу, по политическим мотивам в противоположность индивидуальной собственности, закрепленной X томом Свода законов Российской империи, признавал, что семья по смыслу обычного крестьянского права не есть родственный союз, а является трудовым союзом. Соответственно домохозяин рассматривался как представитель коллектива, а не как правомочный собственник. Фактически власть домохозяина была неограниченной: она распространялась не только на имущественные отношения, но и самих членов семьи. Такое объяснение юридической сущности крестьянского двора вполне соответствовало самодержавному режиму государственной власти.

Практика дореволюционного Сената подвергалась обоснованной критике в дореволюционной юридической литературе, в которой предпринимались попытки еще до Указа от 9 ноября 1906 г. распространить положения X тома Свода законов Российской империи об индивидуальной собственности на имущественные отношения в крестьянской семье. После реализации Указа от 9 ноября 1906 г. эта позиция стала господствующей в юридической литературе. Вот как, например, характеризовал юридическую сущность крестьянского двора проф. А.А. Леонтьев. "Право потомственного пользования подворным наделом определяется не одними родственными отношениями крестьян между собой, но и принадлежностью к составу той рабочей семьи, на имя домохозяина которой выдана данная"2. Такое понимание юридической сущности крестьянского двора базировалось на Указе от 9 ноября 1906 г., который порвал с сенатской теорией крестьянского двора как трудового союза, а также общей семейной собственностью двора и стал на позицию личной семейной собственности домохозяина, вышедшего из общины.

Земельный кодекс РСФСР 1922 г. (ст. 65) характеризовал крестьянский двор как семейно-трудовое объединение лиц, совместно ведущих сельское хозяйство.

Современная юридическая практика содержит также много доводов в пользу юридической конструкции крестьянского хозяйства как семейно-трудового объединения крестьян, занятых частным предпринимательством в сфере сельского хозяйства.

На основе такой конструкции вопросы, связанные с регулированием земельных, имущественных, трудовых отношений, возникающих на почве совместной трудовой деятельности членов крестьянской семьи, должны быть отнесены к сфере законодательства о крестьянском хозяйстве. Право членов крестьянского хозяйства по отношению к имуществу определяется нормами права, учитывающими как начало семейного родства, так и трудовые отношения.

Вместе с тем закон допускает существование крестьянских хозяйств, которые ведутся группой лиц, не связанных семейно-родственными связями, но объединившихся для совместной сельскохозяйственной деятельности. При таком широком понимании состава крестьянского хозяйства возникает вопрос, чем отличаются эти коллективы от иных сельскохозяйственных предприятий, которые могут выступать по законодательству участниками рыночных аграрных отношений. Эта двойственность положения крестьянского (фермерского) хозяйства вызывает противоречивые объяснения его сущности. При обобщенном и неполном регулировании деятельности крестьянских хозяйств, созданных группой граждан, возникают и другие затруднения. В основном они связаны с тем, что участники гражданского оборота не имеют представлений, с кем они должны иметь дело в гражданском обороте. Неопределенным остается также вопрос о том, кто является собственником имущества, на каких основаниях оно закреплено за группой граждан, не связанных между собой семейно-родственными отношениями? Можно ли считать при определенных условиях крестьянское (фермерское) хозяйство сельскохозяйственным товариществом или кооперативом?

Положения, касающиеся социальной и юридической природы крестьянских хозяйств, дополнены, уточнены, видоизменены в проекте закона РФ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", подготовленном в 1994 г. сотрудниками Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ и специалистами по аграрному праву Института государства и права РАН. Здесь предлагается закрепить традиционный взгляд на крестьянское хозяйство как семейно-трудовое объединение лиц, совместно ведущих сельское хозяйство.

При этом не исключается возможность использования и иных юридических конструкций группы граждан, в частности, совместной деятельности без создания юридического лица. Наряду с этим п. 1. ст. 259 ГК РФ 1994 г. предусматривает создание членами крестьянского хозяйства на базе имущества хозяйства хозяйственного товарищества или производственного кооператива.

Понятие "крестьянское хозяйство" законодательство связывает не только с формой сельскохозяйственного предприятия, но и с земельной собственностью, арендой сельскохозяйственных земель, земельным оборотом, организацией земельной территории. Вопрос о правовом режиме земель крестьянского хозяйства решен, в сущности, п. 1 ст. 1 Закона о крестьянском хозяйстве. Здесь говорится о таких титульных земельных правах граждан, ведущих крестьянское хозяйство, как право аренды, пожизненного наследуемого владения землей или собственности на земельный участок. Земельный участок может входить в состав недвижимого имущества крестьянского хозяйства по разным правовым основаниям: часть земли — в качестве частной собственности гражданина, которому выдано свидетельство о праве собственности на землю; другая — в качестве пожизненного наследуемого владения; третья — по договору аренды.

Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2287 "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации" отказался от института пожизненного наследуемого владения землей граждан. Однако Закон РФ от 23 декабря 1992 г. "О праве граждан Российской Федерации на получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительства" подтверждает значение института пожизненного наследуемого владения земельным участком, представленного ранее в ЗК 1991 г., и устанавливает правило о том, что граждане, имеющие на момент вступления этого Закона в силу земельные участки, размеры которых превышают предельно допустимые нормы, во всех случаях сохраняют право пожизненного наследуемого владения или пользования частью земельного участка, превышающей указанные нормы. С введением в действие в 1994 г. ГК РФ российский законодатель вновь подтвердил существование таких титульных земельных прав граждан, ведущих крестьянское (фермерское) хозяйство, как право пожизненного наследуемого владения землей граждан. Оно закреплено не только в гл. 17 ГК РФ, которая будет введена в действие после принятия нового ЗК РФ, но и в ст. 216 ГК РФ, которая к вещным правам лиц, не являющихся собственниками, относит и право пожизненного наследуемого владения земельным участком. В соответствии с этим можно заключить, что несмотря на отсутствие каких бы то ни было упоминаний в действующем ЗК РФ о пожизненном наследуемом владении, крестьянское (фермерское) хозяйство как семейно-трудовое объединение лиц, его ведущих, осуществляет частную предпринимательскую деятельность либо как собственник, либо как землевладелец, либо как арендатор земельного участка.

Такие права предоставляются законодательными актами, принятыми на первом этапе земельной реформы, не крестьянскому хозяйству как односубъектному земледельческому хозяйству, не семье крестьянина, которая не признается субъектом права вообще и права частной собственности на землю, в частности, а гражданину, получившему свидетельство о праве собственности на землю. В соответствии с нормами п. 1 ст. 5, ст. 10 — 12, 26 Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. и ст. 7, 57, 58 — 62 ЗК РСФСР 1991 г. земельной правосубъектностью наделялся лишь глава крестьянского хозяйства, изъявивший желание создать крестьянское хозяйство и обратившийся с заявлением в соответствующие органы о предоставлении в собственность или пожизненное наследуемое владение земельного участка.

Ответ на вопрос, почему именно гражданин, изъявивший желание создать крестьянское хозяйство и обратившийся с заявлением в соответствующие органы о предоставлении ему земельного участка, признается собственником земельного участка, содержится в ст. 7 Земельного кодекса. Она предусматривает, что граждане имеют право на получение в частную собственность земельных участков для ведения крестьянского хозяйства. Если оставаться на позициях действующего законодательства, то надо признать обоснованным запрет на выдел земельного участка при выходе из состава крестьянского хозяйства, передачу в наследство земли наследникам, не являющимся членами крестьянского хозяйства (ст. 11, 26 Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве").

Дореволюционное правовое регулирование земельно-имущественных отношений периода П.А. Столыпина также базировалось на теории личной собственности домохозяина на имущество семьи.

В основе юридических конструкций земельноправных институтов на первом этапе земельной реформы лежит право собственности на земельный участок главы крестьянского хозяйства. Закон признавал земельные участки, находящиеся в подворном владении, а также усадебные участки при общинном владении личной собственностью домохозяина1. Таким образом, российское законодательство еще в начале XX в. отказалось от семейной собственности и коллективной формы землевладения, закрепив право личной собственности домохозяина и общей собственности в качестве основных институтов гражданского и земельного права. Все это сближало владение домохозяина с общими положениями частного гражданского права, хотя при нарушении нормальной жизни крестьянского двора, например, в случае смерти главы семьи, при семейных разделах, суды руководствовались обычным крестьянским правом.

На втором этапе земельной реформы по требованию V съезда АККОР в новый проект закона РФ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" были внесены изменения, относящиеся к правовому режиму фермерских земель. Эти изменения заключаются в закреплении права общей собственности на земельный участок не за главой, а за всеми членами крестьянского хозяйства, объединившимися для осуществления частнопредпринимательской деятельности в сельском хозяйстве. Аналогичное решение вопросов о земельной правосубъектности крестьянского (фермерского) хозяйства дано в ст. 267 ГК РФ, закрепившей общую собственность на землю членов крестьянского хозяйства (совместную или долевую — по договору между его членами).

Содержание трудовой правосубъектности крестьянского хозяйства определяется группой его прав и обязанностей, предоставленных крестьянскому хозяйству для организации сельскохозяйственного труда. Речь идет прежде всего о хозяйствах, основанных на собственном труде самого крестьянина и членов его семьи.

Однако положение о трудовом характере землевладения не может рассматриваться в качестве безусловного принципа организации труда крестьянского хозяйства. Владелец земли (собственник, арендатор), занятый частным предпринимательством на селе, как любой предприниматель, зарегистрированный в установленном порядке, может осуществлять свою деятельность с привлечением наемного труда (ст. 23,257 ГК РФ).

Применение наемного труда в крестьянском хозяйстве имеет ряд специфических особенностей, которые закреплены ст. 22 Закона о крестьянском хозяйстве. Хозяйству разрешается использовать наемный труд в случае производственной необходимости в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Условия применения наемного труда определяются договорами крестьянского хозяйства с гражданами об использовании их труда.

Для социальной защиты лиц, работающих по договорам найма, Закон гарантирует выделение средств на оплату труда наемных работников в первоочередном порядке, устанавливает определенный уровень оплаты их труда не ниже, чем у работников соответствующих профессий государственных предприятий.

Итак, крестьянское (фермерское) хозяйство — семейно-трудовое объединение лиц, занятых частным аграрным предпринимательством и осуществляющих на принципах коммерческого расчета товарное производство, переработку, реализацию сельскохозяйственной продукции на основе собственного капитала с использованием земельных участков, переданных в частную собственность, пожизненное наследуемое владение, аренду членам данного хозяйства, с применением собственной, а в определенных пределах также наемной рабочей силы.