§ 3. Ограничения прав земельных собственников в зарубежном законодательстве в условиях реализации аграрной реформы : Аграрное право - Быстров Г.Е. : Книги по праву, правоведение

§ 3. Ограничения прав земельных собственников в зарубежном законодательстве в условиях реализации аграрной реформы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
РЕКЛАМА
<

Опыт земельной реформы показывает, что современный законодатель наряду с мерами экономического воздействия для регулирования предпринимательской сельскохозяйственной деятельности широко использует также административно-правовые ограничения частной земельной собственности. Так, в Болгарии законодательно закреплено, в частности, что болгарская семья может иметь в собственности не более 30 га, а в районах интенсивного земледелия — 20 га.

Указанные ограничения распространяются также на бывших собственников земли, права которых должны быть восстановлены по Закону "О земле" 1991 г. В тех случаях, когда размер земельного участка, принадлежавшего собственнику в прошлом, превышает максимальные пределы, на собственника возлагается обязанность передать разницу между фактическим и нормируемым земельным участком своим детям, родственникам или государству.

Закон "О земле" 1991 г. Болгарии воспроизводит позицию конституционного законодательства, которое закрепляет положение о том, что право собственности не может осуществляться в ущерб общественным интересам. Вполне допустимы и необходимы потому определенные ограничения объема правомочий земельного собственника. К числу таких ограничений после восстановления прав собственника относится прежде всего ограничение права распоряжения, которое заключается в том, что земельный собственник не может в течение трех лет совершать сделки по отчуждению земли. Вводимые новейшим аграрным законодательством ограничения правомочия распоряжения земельной собственностью не распространяются на сделки между родственниками по прямой линии, между супругами, близкими родственниками, собственниками, с государством и общинами, при обмене сельскохозяйственных земель.

Второе ограничение правомочий земельного собственника относится к малоземельным и безземельным крестьянам, получившим земли из государственного и общинного земельного фонда. Болгарский законодатель устанавливает 10-летний мораторий на куплю-продажу земельных участков, полученных таким образом. Мораторий не распространяется на сделки с землей с участием государства и общины.

Ограничения права земельной собственности в так называемом публичном интересе содержатся также в конституционном, гражданском, земельном законодательстве Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, Германии. Необходимость ограничений права земельной собственности конституционным и специальным законодательством в этих странах обосновывается, как правило, с позиции понятия права собственности, тех функций, которая выполняет земельная собственность в современных условиях. Так, ст. 8 Конституции бывшей Чехословакии особо подчеркивает служение общественному интересу земельной собственности, созданию субъектов рыночного хозяйства, реальных собственников средств производства, отвечающих за результаты хозяйствования собственным имуществом. "Собственность обязывает", — гласит ст. 8 Конституции Чехословакии, которая воспроизводит ст. 14 Конституции ФРГ и запрещает злоупотреблять правом собственности в ущерб правам других лиц или общества1.

Иной подход к законодательному регулированию функций общественной полезности земельной собственности принят в Китае, где в качестве исходных правовых категорий признаются не частная, а коллективная и государственная собственность на землю, а земельные отношения исключаются по политическим мотивам из гражданского оборота и подчиняются полностью административно-правовому режиму.

Такая доктрина обусловливает и те исходные принципы, которыми руководствуется законодатель при решении вопроса о пределах правомочий коллективных хозяйственных организаций, деревенских сельскохозяйственных производственных кооперативов, других коллективных хозяйственных организаций по распоряжению землей. В Китае преобладающим, по-видимому, можно считать два мнения по вопросу о праве распоряжения как элементе коллективной земельной собственности.

Первое исходит из того, что реализация коллективной собственности крестьян на землю является непоколебимым принципом новой экономической системы в китайской деревне. Поэтому основу правового режима коллективной собственности на землю должны составлять ограничения правомочий земельных собственников, относящихся к ограничению права распоряжения земельным участком, находящимся в коллективной собственности.

Китайские экономисты и юристы стремятся доказать застойность аграрных отношений, их традиционность, нежелание крестьянства изменять традиционно устоявшиеся социалистические земельные отношения. Концепция построения начального этапа социализма, рассчитанная до 2050 г., ориентирована на то, что процесс товаризации земли и приватизации — дело будущего тысячелетия2. В отличие от восточноевропейских стран китайский законодатель сохраняет верность идеологизированному принципу построения социалистического земельного строя, запрета купли-продажи земли.

Этим и объясняется специальное указание ч. 1 ст. 2 Закона "Об управлении землей" на то, что любым организациям и лицам запрещается продавать, покупать, сдавать в аренду или незаконно передавать землю в какой-либо другой форме. Не ограничиваясь воспроизведением этого общего правила, Закон "Об управлении землей" в специальной норме ст. 47 определяет последствия совершения противозаконных сделок с землей: купли-продажи, аренды, передачи земельного участка в какой-либо незаконной форме. Из содержания ст. 47 следует, что при совершении подобных противозаконных сделок с землей доходы конфискуются, а здания и сооружения, прочие строения, возведенные на земле, купленной, сданной в аренду или переданной в какой-либо незаконной форме, подлежат сносу в течение установленного срока или конфискации. Кроме того, законодательством предусмотрена административная ответственность отдельных граждан и должностных лиц, виновных в совершении противозаконных сделок с землей.

Второе мнение по вопросу о праве распоряжения как элементе коллективной земельной собственности исходит из того, что запрет купли-продажи, аренды земли затрудняет земельный оборот, осложняет формирование земельного рынка, отрицательно сказывается на развитии сельского хозяйства. В связи с этим выдвигаются предложения о пересмотре ранее принятых земельно-правовых актов, в том числе и Закона "Об управлении землей", с точки зрения их сообразности с рыночной аграрной экономикой.

Проанализировав современное законодательство, обеспечивающее укрепление социалистической системы землепользования в деревне, а также экономическую и аграрно-правовую литературу, некоторые китайские экономисты и юристы высказываются за поэтапное, постепенное введение земельного рынка. Для этого предлагается ввести первоначально продажу и покупку земли коллективными хозяйствами между собой, между государством и коллективными хозяйствами. Наряду с этим предлагается предоставить коллективному собственнику земли право сдавать земельный участок в аренду посторонним лицам либо организациям для использования в целях, разрешенных законом. Столь же важно предоставление кооперативу права брать землю в аренду для хозяйственного использования у других земельных собственников.

Как уже отмечалось, Китай располагает незначительными запасами пахотной земли. Потому для предотвращения концентрации земли в руках небольшого количества землепользователей Закон "Об управлении землей" ограничивает размеры землепользования крестьян, насаждает на основе уравнительного подушного принципа распределения земли мелкие крестьянские земельные участки. В настоящее время на каждый крестьянский двор приходится менее 0,5 га пашни. Потому здесь так остро стоит вопрос об укрупнении земельной собственности. Это продиктовано многими соображениями аграрно-политического характера и прежде всего необходимостью преодоления извечной мелкокрестьянской распыленности земельного фонда.

Решение проблемы оптимальных размеров земельной собственности крестьянских хозяйств осложняется тем, что при распределении земли также тщательно учитывается качество и местоположение земельного участка. А это приводит к еще большему распылению погектарного земельного участка на мелкие земельные участки, разбросанные в разных сторонах деревни. В среднем на крестьянское хозяйство приходится по 7 — 8 таких клочков земли. Естественным результатом такой растраты земельных ресурсов являются также потери людских, материальных, финансовых ресурсов1.

Специалисты считают, что "даже в случае повышения цен на зерно в 2 — 3 раза при таких масштабах ведения хозяйства невозможно сравнять рентабельность в зерноводстве с другими отраслями экономики. В то же время опыт тех районов Китая, где создаются относительно крупные семейные фермы, показывает, что при нынешнем уровне закупочных цен доход крестьян — производителей зерна оказывается сопоставим с доходом от других промыслов"2.

В связи с этим в Китае вновь поднимается вопрос о несовместимости уравнительного подушного распределения земли, проведенного в ходе внедрения подряда, с требованиями рыночной аграрной экономики. Однако любая попытка форсировать процесс увеличения размеров хозяйств, пересмотреть сложившееся распределение земельных участков встречает серьезное сопротивление крестьян. По данным опроса, проведенного Министерством сельского хозяйства Китая, треть крестьян удовлетворены нынешним размером своего участка, 50% выступают за сохранение принципа подушного наделения землей. Лишь 11 % крестьянских дворов хотели бы взять дополнительный подрядный участок и только 6% изъявили желание передать другим лицам свой подряд3. В провинции Цзалинь, например, за четыре года лишь 2,2% всех дворов передали свои подрядные участки фермерам-"умельцам"4.

Существует, как минимум четыре условия, при наличии которых могут быть сняты ограничения размеров землевладений крестьян и решена проблема укрупнения земельной собственности, становления полноценных субъектов рыночных аграрных отношений. Во-первых, потребуется, чтобы 60% всех работников было занято вне сельского хозяйства. Во-вторых, необходимо создание системы социального страхования, пенсионного обеспечения крестьян. В-третьих, укрупнению земельной собственности должна благоприятствовать организация рынка продовольствия, средств производства, фондов, капитала, труда, финансов, создание эффективной системы реализации сельскохозяйственной продукции, надежного материально-технического обслуживания фермерских хозяйств. В-четвертых, для последовательного применения принципа оптимального размера земельной собственности и укрупнения крестьянских хозяйств должна быть создана система налогообложения, основанная на единых ценах, величина которых дифференцируется в зависимости от площади пахотной земли, занимаемой налогоплательщиком. Чем более полно соблюдаются указанные условия, тем меньше государство прибегает к административно-командным методам распределения земли, тем в большей степени размер земельной собственности и крестьянского хозяйства регулируется посредством рыночных механизмов.

Возможны различные формы укрупнения земельной собственности и крестьянских хозяйств. Одной из наиболее распространенных форм является так называемая двухпольная система, которая представляет собой компромисс с подушным распределением земли. При этом 60 — 70% всей земли подлежит разделу по дворам для того, чтобы обеспечить продовольственное снабжение семьи. Оставшиеся 30 — 40% земельного участка двора объединяются в крупные наделы и передаются "фермерам-умельцам" в подряд на конкурентной основе. В таком развитом районе, как дельта р. Чжуцзян (провинция Гуандун), широко распространено объединение земельных участков на паевой основе с соответствующим распределением прибыли, а также аренда земли крестьянами у коллективов сроком на 10 — 13 лет1. Постепенно вопреки требованиям действующего законодательства, запрещающего куплю-продажу, аренду земельных участков, развивается продажа крестьянами друг другу прав на подрядный участок.

Ограничения права земельной собственности содержатся также в законодательстве латиноамериканских стран, в том числе и в Мексике. Это касается прежде всего ограничений на куплю-продажу земельных участков гражданам. К числу таких ограничений земельного оборота относится, например, запрет приобретать иностранцам в собственность земельные участки в определенных закрытых зонах, каковыми являются лесозащитные насаждения и пограничные прибрежные территории. К числу ограничений земельного оборота относятся также правила разрешающие иностранцам приобретать в собственность лишь 49% капитала акционерных обществ, действующих в сфере сельского хозяйства. Повышение этой доли допускается в исключительных случаях только с санкции комиссии по иностранным вложениям Министерства финансов Мексики.

Современное законодательство Мексики, как уже отмечалось, с одной стороны, обеспечивает укрепление и концентрацию землевладения, с другой стороны, делает ставку на эхидальную земельную собственность. Его целью провозглашается отказ от минифундизма, но недопущение латифундизма. Это особо подчеркивается в Аграрном законе 1992 г., который ограничивает земельную собственность акционерного общества 25 земельными минимумами. При ликвидации такого общества эхидатарии имеют приоритетное право обратного выкупа проданных участков.

Чтобы не допустить чрезмерной концентрации земли в одних руках, государство нормирует верхние предельные размеры мелкой частной собственности. Исходя из того, что латифундизм принадлежит прошлому и не может быть возвращен, ст. 114 Аграрного закона закрепляет верхние пределы мелкой частной собственности. Они установлены в отношении земель, занятых обычными продовольственными культурами — 100 га; в отношении хлопковых плантаций — 150 га, в отношении земель под тропическими культурами (бананы, сахарный тростник, кофе, хенекен, каучуконосы, кокосовые пальмы, виноград, оливы и т.д.) и фруктовых садов — 300 га.

Действующее аграрное законодательство нормирует также предельные размеры частнособственнических владений животноводческих хозяйств. Они ограничиваются площадью пастбищных угодий, необходимых с учетом их качества. Максимальная лесная площадь, которая может находиться в индивидуальном владении, не должна превышать 800 га.

Для борьбы с латифундизмом в мексиканском земельном праве установлен различный правовой режим для различных категорий сельскохозяйственных земель, оцениваемых по эквиваленту: 1 га поливных земель приравнивается к 2 га сухопутных площадей, к 4 га пастбищ хорошего качества и к 8 га пастбищ в засушливых местах.

На земельных собственников возлагается обязанность передать излишки земель по сравнению с установленным лимитом. Отчуждение производится на возмездных началах в течение одного года. Продажа осуществляется в виде открытого, заранее объявленного аукциона.


<