Глава семнадцатая : Учение об акционерных компаниях : Книги по праву, правоведение

Глава семнадцатая

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 
РЕКЛАМА
<

Акционерная компания. Конторы, отделения, агентуры. Слияние одной акционерной компании с другой (фузионирование). Ликвидация; ликвидаторы. Конкурс. Погашение (амортизация) акций и скупка их. Теория, практика, законодательства и проекты. Задачи предстоящей реформы .

Согласно со всем вышеизложенным, в состав акционерной компании как общества с чертами юридического лица и корпорации и как органического целого входят следующие основные элементы: 1) фирма, 2) местопребывание, 3) устав, 4) имущество, 5) совокупность лиц и 6) самоуправление. Элементы эти исследованы были нами в предыдущих 16 главах, и на основании их акционерные компании могут: 1) выпускать акции, 2) совершать займы, 3) управлять своими делами, 4) искать судом и отвечать пред судом, 5) выдавать и получать обязательства, 6) заключать договоры, 7) приобретать прибыль, 8) приобретать и отчуждать движимое и недвижимое имущество, 9) требовать себе законного содействия и защиты со стороны правительственных и общественных властей и учреждений, 10) ходатайствовать пред общественными и правительственными властями, равно как и пред частными лицами, 11) получать и выдавать деньги, 12) делить, дарить и продавать свое имущество, 13) существовать определенное или неопределенное время (perpetual succession), 14) вообще быть дееспособной (common seal) и 15) везде сохранять свои черты юридического лица (ср. 152 - 9 и 41; 17 - IV, 19; 107 - III, 16; 469 - VIII, 602; 256 - 108; 328 - 25; 469 - XV, 246; 33 - II, 426; 101 - I, 17; 167 - 12; 222 - 69). Обязанности акционерной компании заключаются: 1) в подчинении уставу и закону (33 - II, 433), 2) в публичности (172 - 154), 3) в отчетности (149 - 101) и 4) в ответственности (17 - IV, 295; 53 - 426). Акционерная компания, имея черты юридического лица, не может вчинять иски об обидах (469 - VII, 367; 382 - XXIV, n 33), и затем, независимо от указанных уже выше ограничений права компании в отношении к увеличению или уменьшению своего капитала или цены акций, продолжению срока своего существования, изменению устава и производству займов, - право компании на открытие контор, отделений и агентур (филиалий), на сокращение срока своего существования (фузионирование, ликвидация и конкурс) и на погашение своих акций (амортизация) обставлено также некоторыми условиями и ограничениями, исследованию которых мы и посвящаем эту главу.

Без сомнения, акционерная компания имеет право беспрепятственно держать агентов для исполнения разного рода поручений, которые имеют значение второстепенных органов управления, исполняя только возлагаемые на них поручения; но открытие постоянных отделений, контор или агентур, называемых обыкновенно филиациями (Zweigniederlassungen, comptoirs, Brach offices, Filialen, Agenturen), должно быть обставлено некоторыми формальностями, обеспечивающими как акционеров, так и третьих лиц от возможных в данном случае злоупотреблений. Поэтому, во-первых, филиалий могут быть открываемы только в таком случае, если право на открытие их предусмотрено уставом с ограничением или без ограничения определенными местами (331 - 643); во-вторых, филиалий могут быть открываемы только теми акционерными компаниями, предмет предприятия которых не имеет исключительно местного характера, как, например, городской банк, местный театр т.п. (331 - 643);

в-третьих, открытие филиалий должно быть подчинено совершенно тем же правилам регистрации и публикации, как и учреждение самой компании, причем регистрация филиалий может только следовать, а не предшествовать регистрации компании (469 - XX, 599; 26 - 115), и регистрация должна быть произведена как в местонахождении компании, так и там, где открывается компания; то же должно быть соблюдаемо и при закрытии филиалий (331 - 835). Отрицание необходимости соблюдения правила, выраженного в последнем пункте, на том основании, что будто бы филиалий не имеют своей фирмы, едва ли правильно, так как филиалий имеют особую фирму, отличную от главной фирмы указанием на то, что это филиалия, и на местонахождение ее (26 - 114), а, кроме того, каждая филиалия имеет во всяком случае значение особого учреждения (469 VIII, 548 и 553). В-четвертых, филиалий ни в каком случае не могут изменять главной цели предприятия и сфера деятельности филиалий может быть только уже, а не шире сферы деятельности главной конторы (17 VI, 246); в-пятых, филиалий, открываемые в других государствах, должны подчиняться законодательству этих государств по данному предмету (17 - VI, 246; 331 - 192, 193); в-шестых, филиалий могут быть открываемы и закрываемы только по постановлениям общих собраний, а не других органов акционерной компании, хотя в практике встречаются частые отступления от этого правила (627 - 28); и в-седьмых, внутренняя и внешняя границы деятельности филиалий должны быть определены в регистрированном и опубликованном акте, прилагаемом к уставу компании, причем то же правило должно быть соблюдаемо и в отношении ко всем изменениям в этих границах (26 - 116). Вот основные правила относительно открытия филиалий (ср. 7 - 287; 15-1, 177; 17-1 268; 26 - 113; 440-141; 17-11,50; 299-218; 469-VI, 601; 17 - XVII, 3; 469-VII, 537; 89 -1,556 и др.).

Различие между отделениями и конторами, с одной стороны, и агентурами - с другой, заключается в том, что агентуры с их агентами имеют значение только посредников, а не самостоятельных деятелей, они служат только для облегчения сообщений с главной конторой, тогда как отделения и конторы совершают самостоятельные операции в указанных для них границах, причем разница между отделениями и конторами заключается обыкновенно в том, что первые находятся в большей зависимости от центра и более ограничены в характере и размерах своих операций, чем вторые, вообще же различие между этими тремя терминами мало соблюдается в практике (331 - 647, 648). Спорный вопрос о том, следует ли считать железнодорожные станции за филиалий, можно разрешить, согласно с Гольдшмидтом, только в отрицательном смысле, так как станции эти составляют существенную принадлежность самого предприятия, между тем как филиалий служат только для расширения предприятия; железная дорога не может существовать без станций, тогда как банк, завод, фабрика и т. п. могут существовать без филиалий (см. 469 - VIII, 548; ср. 331 - 647; 26 - 112, 113; 17 -1, 144).

Управляющие отделениями и конторами считаются второстепенными органами управления, и они подчиняются правлению компании; они должны быть утверждаемы в должности общим собранием по представлению правления, так как едва ли можно вверить всецело последнему замещение столь важной и ответственной должности, а, кроме того, слишком зависимое положение управляющих отделениями и конторами от центрального управления едва ли может быть желательно и полезно для деятельности этих контор и отделений. Если кроме управляющих в отделениях и конторах, согласно специальным правилам, должны быть еще и директора, то они должны быть назначаемы управляющими для сохранения единства действия (см. гл. 16).

Сказав выше, что внутренняя и внешняя сфера деятельности открываемой филиалий должна быть определена в особом документе, регистрируемом и опубликовываемом, вместе с этим мы понимали, что и капитал филиалий должен быть определен этим документом, причем капитал этот должен быть постоянный так же, как и в самой акционерной компании, но из этого не следует, что ответственность филиалий по их оборотам, обязательствам и договорам падает на них отдельно от компании: без сомнения, компания отвечает по оборотам своих филиалий, вследствие чего эти филиалий называются иногда коммандитами (7 - 287). Балансы филиалий должны входить в отчет компании (26 - 244, прим. 1).

В отношении к сокращению срока существования компании также необходимо установление определенных условий в защиту акционеров и третьих лиц. Сокращение этого срока возможно посредством совершенного закрытия акционерной компании, как то бывает при ликвидации и конкурсе, или же посредством слияния ее с другой компанией.

Слияние одной акционерной компании с другой, или фузионирование, имеющее огромное значение в особенности во времена кризисов (150408), отождествляется обыкновенно с ликвидацией одной компании и учреждением другой, т. е. та компания, которая сливается с другой, считается за ликвидирующуюся, а та компания, с которой она сливается, считается за вновь учреждающуюся (315-1, 367 до 370). Но это не совсем верно, так как при ликвидации происходит полное закрытие компании, сопровождаемое полным разделом имущества ее по удовлетворении всех кредиторов, тогда как при фузионировании независимо от форм его не происходит никогда полной ликвидации и во всяком случае все или только часть имущества компании переходит к другой компании; словом - фузионирование есть только как бы частичная ликвидация (ср. 26 179). Фузионирование бывает двух родов: 1) одна компания поглощается другой, т. е., как говорит Zimmermann (464 - 226), die eine verschwindet gдnzlich, die andere bleibt intact (700), и 2) две компании переходят в третью, новую компанию (331 - 805). Этот второй род фузионирования может быть двоякий: а) в самом деле учреждается совершенно новая компания, на новых основаниях (469 - VI, 618), или б) обе компании в сущности остаются в основаниях своих неизмененными, но изменяется только фирма их и сливается управление, как, например, это сделано было двумя компаниями - Rheinische Versicherungs-GeseIlschaft zu Mainz и Rheinische Versicherungs-Gesellschaft zu Wiesbaden, которые соединились вместе под фирмой Rheinische Versicherungs-Gesellschaft zu Mainz u. Wiesbaden (464 230). На тех же основаниях, разумеется, возможно слияние и не двух, а нескольких акционерных компаний (26 - 130). Так как фузионирование неизбежно связано с изменениями в правах и обязанностях акционеров, то вопрос о фузиоиировании может быть решаем только в общем собрании, состоящем из большинства акционеров (см. гл. 16), а так как фузионирование связано еще непосредственно с имущественным интересом акционеров, то в общем собрании, решающем вопрос о нем, должно быть представительство большей части акционерного капитала и каждый акционер должен пользоваться таким числом голосов, сколько у него акций (см. гл. 15 и 16). Дальнейшие последствия постановления о фузионировании, принятого при соблюдении указанного условия, находятся в зависимости от того, будет ли в уставе предусмотрено фузионирование; в положительном случае постановление о фузионировании делается обязательным для всех акционеров, как для участвовавших, так и для не участвовавших в общем собрании, как для согласившихся, так и для несогласившихся; если же в уставе не будет предусмотрен вопрос о фузионировании, то должны быть применяемы определенные .в уставе правила относительно постановления добровольной ликвидации компании, и в таком случае постановление о фузионировании делается обязательным для всех акционеров, так как фузионирование есть не что иное, как одна из форм неполной ликвидации; если, наконец, в уставе не будут предусмотрены вопросы ни о фузионировании, ни о ликвидации, то постановление общего собрания, принятое при соблюдении вышеуказанных условий, может быть обязательным только для согласившихся акционеров, а не для всех. Совершенно те же правила должны найти свое применение и в отношении к кредиторам компании, поэтому в последнем случае как акционеры, так и кредиторы компании, не согласные на фузионирование, имеют право требовать: первые - возврата своей доли из имущества компании, вторые - уплаты по обязательствам компании; в случае же неудовлетворения их требования они могут обратиться к суду, который, смотря по обстоятельствам дела, может или кассировать постановление общего собрания, или приостановить его исполнение, или же обеспечить требование истцов. Вот почему, между прочим, все почти законодательства требуют, чтобы имущество фузионирующей компании управлялось отдельно от имущества той компании, с которой она сливается, до тех пор, пока все кредиторы первой компании не будут удовлетворены уплатой или обеспечением их требований (331 - 811 до 814), хотя то же правило совершенно ошибочно не соблюдено также и в отношении к акционерам. Указанные правила всецело относятся и к той компании, с которой производится слияние. Фузионирование в зависимости от формы его совершается так, что весь актив и пассив одной компании переходит к другой, удовлетворяя акционеров и кредиторов деньгами (331 - 806), акциями (700) или тем и другим (469 - VI, 622), или же так, что сливающиеся компании, образуя новую компанию, удовлетворяют акционеров новыми акциями (464 - 230); но в том и другом случае при отсутствии в уставе указаний на общую обязательность постановлений о фузионировании или о добровольной ликвидации несогласные акционеры и кредиторы имеют право требовать удовлетворения их претензий исключительно только деньгами. Акт фузионирования должен быть выражен в письменном договоре, заключаемом уполномоченными на это общим собранием лицами и утверждаемом общим собранием. Как постановление общего собрания о фузионировании, так и вышеуказанный договор должны быть регистрированы и опубликованы, и затем, как указано уже выше, имущество фузионирующей компании должно управляться отдельно до полного удовлетворения или соглашения с кредиторами (с 17 - V, 121; 26 - 179; 150 408; 208 - 97; 464 - 230; 312 - 197; 440 - 155; 469 - VII, 391; 331 - 514, 805; 315-1367).

Ликвидация бывает добровольная и обязательная. Добровольная ликвидация имеет место тогда, когда она постановляется общим собранием не вследствие какой-либо внешней или внутренней необходимости или принуждения, а по добровольному соглашению акционеров, выраженному в решении общего собрания. Решение это, как мы указали выше (см. гл. 16), может быть постановлено только таким общим собранием, в котором присутствует большинство акционеров, представительствующих за большую часть акционерного капитала, причем каждый акционер пользуется таким числом голосов, сколько у него акций. Будет ли в уставе предусмотрен такой случай ликвидации или нет, во всяком случае правильно постановленное решение общего собрания по этому предмету делается общеобязательным, так как несогласные акционеры, хотя бы даже они не были обязаны уставом к подчинению такому решению общего собрания, могут только, как и при фузионировании, требовать возврата своей доли из имущества компании, ликвидация же и заключается именно в разделе имущества компании между акционерами после удовлетворения всех кредиторов ее (ср. 191 - 441). Добровольная ликвидация постановляется обыкновенно только с целью закрытия компании, но иногда она имеет целью редукцию акционерного капитала (150 - 409), т. е. акционерная компания ликвидируется, чтобы немедленно учредиться вновь с меньшим капиталом; иногда же ликвидация имеет целью обеспечение права собственности на имущество компании за одним или несколькими акционерами, которые, пользуясь низким курсом акций, постепенно скупали их до тех пор, пока все или большая часть акций не перешла в их руки, после чего они постановляют ликвидировать, дабы обеспечить за собой имущество компании, выгодно приобретенное (17 - V, 311).

Обязательная или вынужденная ликвидация бывает: 1) при недостаточном числе акционеров, как, например, в Англии и во Франции требуется, чтобы акционерная компания состояла не менее как из семи акционеров (369 - 230); 2) при уменьшении акционерного капитала до известной нормы (49 - II, 441); 3) при неначатии акционерной компанией своих операций к установленному сроку (34 - 89); 4) при перерыве в операциях компании свыше установленного срока (172 - 137); 5) по прошествии срока существования компании (312 - 193); 6) при прекращении цели компании вследствие ли достижения ее (постройка железной дороги) или вследствие какой-либо естественной причины (истощение рудника); 7) официальное закрытие из полицейских или иных соображений (524 41, п. 5) и 8) на основании постановлений устава (369 - 230). Есть еще как бы средний путь ликвидации, а именно когда признана обязательной не сама ликвидация, а обсуждение ее вследствие наступления определенных причин; например, в некоторых законодательствах устанавливается, что правление должно доводить до сведения общего собрания об уменьшении имущества компании до известной нормы, общее же собрание обязано в таком случае обсудить и решить вопрос о том, следует ли ликвидировать или продолжать операции компании. Очевидно, этот случай не имеет существенного отличия от добровольной ликвидации, а потому условия относительно постановления решений о добровольной ликвидации должны быть всецело применяемы и здесь (49 - II, 150), тогда как при обязательной ликвидации условия эти, разумеется, не имеют применения и вопрос об этой ликвидации разрешается ipso jure с момента наступления причин, делающих ее обязательной, в случае же неначатия ликвидации в этот срок всякий заинтересованный имеет право обращаться в суд с просьбой о назначении ее, причем в обеспечение прав заинтересованных может быть немедленно наложено запрещение на имущество компании (469-VIII, 607).

Исследуя отдельно вышеуказанные причины обязательной или вынужденной ликвидации, остановимся сначала на уменьшении числа акционеров ниже установленной нормы. Это обстоятельство может служить причиной для обязательной ликвидации не только тогда, когда в законе установлен minimum числа акционеров, но и при отсутствии такого постановления; так, например, при амортизации, о которой мы будем говорит ниже, все акции могут быть погашены так, что не останется больше акционеров и имущество компании как bonum vacans отойдет к государству (442 - 16) или к общине (704 - 31, 32, 35, 37) и т. п.; другой пример тот, что все акции будут скуплены одним акционером - в этом случае акционерная компания как universitas personarum не может существовать, хотя некоторые и держатся противного мнения (312 - 195; 482 - 222), опираясь на положения римского права, которые никакого отношения к акционерным компаниям как к новой, римскому праву не известной форме соединства иметь не могут (см. введение, гл. 1, 7, 15).

Уменьшение акционерного капитала или имущества компании может служить поводом для обязательной ликвидации только тогда, когда это установлено законодательством (312 - 207, прим. 3) или частным уставом компании (708 - 89; 598 - 48; 640 - 77; 689 - 66); но и при отсутствии таких постановлений ликвидация делается безусловно обязательной при уменьшении капитала или имущества компании настолько, что ими не покрываются долги; мы полагаем, что при отсутствии этого последнего условия нет основания устанавливать в законодательном порядке обязательность ликвидации при уменьшении капитала или имущества компании, а достаточно требовать только заявления об этом общему собранию, как это сделано в немецком и французском законодательствах (513 - 37; 512 - 240) и в некоторых уставах (631 - 70), так как, хотя такая обязательность и служит до известной степени для защиты интересов третьих лиц, но она может быть и крайне несправедливой в отношении к акционерам, лишающимся возможности при благоприятных условиях пополнить удачными операциями происшедшую убыль и таким образом оградить интерес как третьих лиц, так и свой (ср. 220 - 12; 448 - II, 440; 390 - II, 172, 192) или же иными путями пополнить ущерб (590 - 59; 708 - 89 и др.).

Неначатие акционерной компанией своих операций к установленному сроку, например в течение года, как это постановлено в Companies Act 1862 г. (520 - 79), может служить поводом для обязательной ликвидации, так как акционеры помещают свои капиталы в компанию не для того, чтобы они лежали праздно или употреблялись для операций, не имеющих ничего общего с предприятием компании, неначатие же операций компании в течение столь продолжительного времени указывает или на то, что предприятие вообще невыполнимо, или что оно служило только прикрытием для иных целей компании. Совершенно то же следует сказать и о ликвидации по случаю прекращения операций в течение более или менее продолжительного времени (ср. 34 - 89; 172 - 137). Истечение срока может тогда только служить поводом для обязательной ликвидации, когда срок определен уставом, и притом без оговорки, что он может быть продолжен, так как вообще законодательства допускают учреждение акционерных компаний и на неопределенное время (ср. 312 - 193). Если же назначение срока связано с достижением определенной цели, цель же эта по прошествии срока не будет еще достигнута, то решающее значение должен иметь срок, так как в противном случае можно было бы продолжить существование компании до бесконечности (ср. 299 - 272).

Достижение цели служит поводом для обязательной ликвидации компании, так как компания не может существовать без определенной цели (см. введение); изменение же цели равносильно учреждению новой компании (см. гл. 9). То же следует сказать и о ликвидации по случаю невозможности дальнейшего преследования той же цели, как, например, это бывает при истощении рудника или копи, разработка которых составляла цель компании, или, например, по истечении срока привилегии, без которой цель компании делается недостижимой, и т. п.

Обязательная ликвидация компании может иметь совершенно официальный характер, если, например, она происходит вследствие отнятия концессии, как это предусмотрено Бернским законом, в котором, в ст. 41, п. 5, сказано, что Правительственный Совет может из соображений общего блага или вреда кредиту отнять данную компании концессию, причем такое право Правительственного Совета может быть предусмотрено в самой концессии или же вытекать из общего закона, в противном же случае Правительство должно вознаградить компанию за отнятие концессии в той мере, в какой решит это суд; в нашей акционерной практике был аналогичный случай с Российско-Американской акционерной компанией; также в английском законодательстве предусмотрен случай принудительной ликвидации, whenever the court is of opinion that it is just and equitable that the company should be wound up, т. е. когда суд найдет правильным и справедливым, чтобы компания была закрыта. Не оправдывая этих постановлений бернского и английского законодательств, открывающих двери произволу и едва ли могущих содействовать правильному развитию акционерного дела, мы тем не менее не отрицаем права суда постановлять решения о закрытии акционерных компаний в тех случаях, которые предусмотрены будут законом. Наконец, обязательная ликвидация может иметь место вообще во всех тех случаях, которые будут указаны в частном уставе каждой компании, причем, разумеется, имеет значение то, будет ли сказано в уставе об этой ликвидации в смысле дозволения или обязанности, так как в первом случае ликвидация может и не последовать, во втором же случае она неизбежна и не может быть отменена контрпостановлением общего собрания, если о праве на такое изменение устава ничего не сказано в самом уставе.

Постановление о ликвидации должно быть регистрировано и опубликовано, так как только при соблюдении этого условия могут быть ограждены интересы акционеров и кредиторов компании и даже третьих лиц, для которых важно, чтобы компания в момент наступления ликвидации не могла совершать каких-либо оборотов, не находящихся в прямой связи с ликвидацией. Но из этого не следует, что с наступлением момента ликвидации компания перестает существовать (17 - IV, 300), наоборот пока существует имущество, существует и компания (442 - 26; 191 - 442; 312 - 206). Сама ликвидация заключается в том, что все дела компании приводятся к концу: компания может состоять должной и сама может иметь долги на других, в состав ее имущества могут входить недвижимости, не способные к разделу, она может состоять в договорных отношениях с разными лицами и учреждениями и т. д., - все это надо выяснить, распутать, прекратить обязательства к третьим лицам, реализовать имущество, стребовать долги, словом - сделать имущество компании способным к разделу между акционерами; этот-то процесс и называется ликвидацией, хотя нередко под этим названием разумеется и самый раздел (312 - 209). Witte (442 - 26) говорит, что ликвидация есть die Succesion der Actionдren in das Vermцgen des Vereins. Совершение всех этих действий, очевидно, должно быть поручено каким-либо лицам; лица эти называются ликвидаторами, в отличие от членов правления, функции которого при ликвидации прекращаются, но общее собрание остается, т. е. компания продолжает свое существование, но управление ее заменяется ликвидацией (442-27).

Ликвидаторами могут быть как особо избранные для этого общим собранием лица, так и последнее правление, т. е. правление, бывшее в момент объявления ликвидации (191 - 442), но из этого не следует, чтобы сфера компетенции ликвидаторов была та же, что и правления, и в этом случае Jolly совершенно прав, говоря, что die Befugnisse des liquidirenden Vorstandes, als Vertreters der Geseilschaft, sind der Natur der Sache nach andere, als die des administrirenden (cp. 469 - VIII, 596,597), - эта разница в компетенции не должна оставаться без влияния и на интенсивность ответственности ликвидаторов (ср. 331-618, 833, 886; 299 - 283; 469 - XI, 442; 654 - 59; 26 - 142, 209, 310; 172 - 150; 169 - 36; 149 - 109; 17 - V, 318; 33 - II, 437). Если обязанности ликвидаторов не возложены, согласно уставу, на правление, то избираются, как мы только что сказали, особые ликвидаторы общим собранием, хотя от этого правила встречаются отступления (см. 312 - 212, 213). Избрание ликвидатора или ликвидаторов, мы полагаем, может происходить только в таком общем собрании, в котором участвует большинство акционеров с представительством большей части акционерного капитала, так как власть ликвидаторов обыкновенно настолько обширна, что в выборе их требуется особая осторожность, причем избранные ликвидаторы могут быть в таком случае смещаемы только таким же общим собранием в том же составе, а не единогласно, как думает Keyssner (17 - V, 318), утверждая, что nur die Einstimmigkeit der Gesellschaft beherrscht den Liquidator, - такое диктаторское положение ликвидаторов едва ли может быть признано безопасным для интересов акционеров и кредиторов компании. Если общее собрание, созванное для избрания ликвидаторов, соберется не в должном составе, то назначение ликвидаторов должно быть предоставлено суду, так как продолжительный промежуток времени до созвания второго общего собрания может вредно отразиться на всей ликвидации. Весьма спорный вопрос о том, можно ли предоставить ликвидаторам право отчуждать недвижимое имущество компании, совершать займы, заключать мировые сделки и т. п., не испрашивая на это особого разрешения общего собрания, может быть, нам кажется, разрешен удовлетворительно только установлением требования, чтобы пределы власти ликвидаторов определялись при самом избрании их и утверждались общим собранием, так как этим способом достигнуто будет то, что единичная санкция общего собрания для каждого отдельного действия, представляющая большие практические неудобства, заменена будет общей санкцией, причем от общего собрания будет зависеть, сообразуясь со степенью доверия, вселяемого ему избранными ликвидаторами, расширить или сузить их полномочия, но в этом случае, без сомнения, необходимы регистрация и публикация документов, определяющих эти полномочия, дабы отсутствовавшие акционеры, кредиторы компании и вообще третьи лица могли бы ознакомиться с границами компетенции ликвидаторов. На этом же основании мы полагаем излишними в законодательстве какие-либо иные специальные постановления относительно ликвидаторов, кроме тех, которые определяют порядок назначения и смещения их и порядок установления границы их компетенции, во всем же остальном постановления законодательства относительно правления должны иметь свое применение и к ликвидаторам, включая сюда и вопрос об отчетности, контроле, ревизии и ответственности (см. гл. 16).

Так как конечная цель ликвидации заключается в разделе имущества компании между акционерами, раздел же этот может быть произведен отнюдь не прежде, как после удовлетворения всех кредиторов компании и взыскания всех долгов с акционеров и третьих лиц, то для ликвидации, понимая в этом случае действия, предшествующие разделу, должен быть установлен определенный срок, который, с одной стороны, не был бы слишком продолжителен для акционеров, с другой же стороны, давал бы возможность кредиторам компании своевременно заявить свои требования и получить по ним удовлетворение; срок этот обыкновенно назначается годичный. Вообще же вся техническая сторона ликвидации должна быть основана на строго коммерческих основаниях, так как независимо от цели, преследуемой компанией, ликвидация есть во всяком случае действие торговое, коммерческое. Сказанным исчерпываются существенные черты ликвидации, подробности же, находясь в зависимости от бесконечно разнообразных причин, настолько проникнуты исключительным характером, что мы почитаем излишним анализировать их, наметив основные положения (ср. 191 - 441; 299 - 269; 442 - 16; 469 - VIII, 596; 469 VIII, 607; 369 - 226; 149 - 109; 49 - II, 146; 172 - 137, 150; 150 - 409; 17 -IV, 300; 33 - II, 437; 17 - V, 311 ; 252 - 82; 312 - 209; 331 - 618, 833; 469 XI, 442; 654 - 59; 50 - 288; 26 - 142; 169 - 36; 17 - V, 318).

При несостоятельности компании, т. е. когда имущество ее недостаточно для покрытия долгов, тогда объявляется конкурс. Вопрос о том, следует ли считать несостоятельной и потому подлежащей правилам о конкурсе ту компанию, имущество которой, будучи достаточным для удовлетворения кредиторов, недостаточно для удовлетворения акционеров, - вопрос этот может быть разрешен только в отрицательном смысле, так как, во-первых, акционеры ни в каком случае не считаются кредиторами компании (312 - 220) и акции их не суть долговые обязательства на компанию, а только документы на акционерное право (17 - III, 488; см. гл. 14), и, во-вторых, даже из простой аналогии с частным хозяйством видно, что хозяин, могущий уплатить сполна все свои долги, хотя бы и в ущерб всему своему имуществу, никак не может считаться несостоятельным, а потому если он будет продолжать свои обороты, то его нельзя объявить в конкурсе, пока он выполняет все свои обязательства, если же он решит прекратить свои обороты и заключить все счета, то такое действие его будет добровольной ликвидацией и не должно подлежать правилам о конкурсе. То же воззрение должно быть применено и к акционерным компаниям.

Конкурс есть не что иное, как та же обязательная ликвидация, но всегда вызываемая исключительно только одной причиной - несостоятельностью компании, причина же эта создает борьбу двух совершенно противоположных интересов - акционеров и кредиторов, влияющую на самый характер ликвидации, называемой поэтому конкурсом. При ликвидации кредиторы получают полное удовлетворение по своим требованиям на компанию, и если кто теряет что-либо, то это одни только акционеры, вследствие чего между обоими сторонами господствует скорее согласие интересов, чем борьба их, и главная цель ликвидации заключается не в защите интересов кредиторов, вполне обеспеченных, а в защите интересов акционеров, между которыми должен быть разделен остаток имущества компании, тогда как при конкурсе интересы кредиторов настолько господствуют над имуществом компании, что акционеры не только не получают обратно своих долей капитала и не имеют права требовать неполученных дивидендов, входящих в конкурсную массу (17 - VI, 247), но даже вынуждены бывают иногда делать еще дополнительные взносы, если, например, акции не были еще сполна оплачены. Из этого уже ясно видно, что, насколько при ликвидации кажется совершенно правильным и целесообразным назначение ликвидаторов общим собранием акционеров, настолько же правило это в применении к конкурсу равносильно подчинению акционерам интереса кредиторов компании, а потому в данном случае должен быть установлен совершенно иной порядок, и именно тот, к которому пришла Англия, постановив, что конкурсные администраторы назначаются судом и большинством кредиторов.

Мы сказали уже в предыдущей главе, что на обязанности правления лежит сообщать немедленно акционерам о том, что имущества компании недостаточно для покрытия долгов ее (331 - 587); то же сообщение могут сделать и акционеры, и кредиторы компании установленному для этого учреждению, которое должно немедленно удостовериться в факте (331 796) и затем принять соответствующие меры. Объявление о конкурсе должно быть регистрировано и опубликовано, и тотчас же должны быть назначены конкурсные администраторы, причем собственные органы компании могут оставаться (17 - V, 317), но подчиняясь во всем этим администраторам как охранителям интересов кредиторов несостоятельной компании. Затем, вся деятельность администраторов имеет совершенно тот же характер и то же значение, как и вообще при всех конкурсах (331 844), т. е. они взыскивают с должников и акционеров компании все, что они должны ей, включая сюда и недостающие взносы до полной оплаты акций, реализуют все имущество компании и удовлетворяют кредиторов пропорционально сумме их требований и прав, причем, с одной стороны, администраторы эти обязаны отчетностью перед акционерами и кредиторами, с другой стороны, они могут быть привлекаемы к ответственности теми и другими. Лица и учреждения, назначающие администраторов, имеют, без сомнения, право и смещать их (ср. 17 - V, 317; 114 - 341; 312-203; 17 -VI, 247; 191 -448; 331-795; 17 -III, 488; 299-256).

До сих пор мы говорили о тех формах закрытия акционерных компаний, в которых акт этот совершается как бы внезапно и влечет за собой полное прекращение жизни компании, - это смерть, и смерть скорая, причем в одном только случае - при фузионировании; компания, умирая внезапно, оставляет как бы наследство, переходящее к другой компании, в других же случаях - при истечении срока и достижении конечной цели - компания хотя и умирает вдруг, но в определенный или известный срок; в-третьих, при добровольной ликвидации компания совершает как бы самоубийство; в четвертых, при отнятии концессии и принудительном закрытии компания умирает насильственной смертью; наконец, в-пятых, при конкурсе и невозможности дальнейшего достижения цели компания умирает как бы от тяжкой болезни. Во всех этих случаях, исключая первый, компания исчезает как бы бесследно, причем, как указано уже выше, этот первый случай служит обыкновенно лучшим исходом во времена акционерных кризисов. Но есть еще один способ закрытия компании, применяемый в весьма редких случаях и оспариваемый не только многими исследователями, но и законодательствами, - это закрытие компании посредством погашения (амортизации) ее акций. При этом способе закрытия компания не умирает и не пропадает бесследно, а перерождается из universitas bonorum и universitas personarum только в первое, - капитал ее нейтрализуется, и тогда только акционерная компания делается тем, чем ее ошибочно с самого начала называют некоторые исследователи (см. 312 - 192), т.е. союзом капиталов, а не лиц. Предприятие остается со своими духовными и материальными элементами, но устраняется личный элемент, и капитал предприятия делается окончательно безличным, принадлежа исключительно только предприятию, а не лицам. В этом погашении акций, не уменьшая акционерного капитала, Proudhon (306 - 426) видит безграничную способность акционерных компаний создавать богатства (une facultй illimitйe de crйer des richesses), самый же процесс погашения акций из чистой прибыли он называет амортизацией капитала трудом (l'amortissement par le travail).

В литературе вопрос о погашении акций был и остался до сих пор одним из наиболее спорных и вместе с тем одним из наиболее часто исследуемых (см. 297 - 84; 299 - 221, 250; 268 - 47; 442 - 16; 89 - IX, 386; 26 - 51; 180 - IX, 67; 35 - 254; 14 - 390; 256 - 250; 331 - 760; 195 - n 50; 222 - 220; 48 - I, п. 30; 448 - II, 440; 469 - XII, 45. 124; 14 - 390; 195 n78 до 81; 390-II, 172, 192; 115-40; 126-1198; 123 - III, 331; 299 250; 228 - 249;28 - 74;163 - 379;17 - VI, 323; 252 - 29; 270 - 9;220 - 12; 166 - 10 и мн. др.), но нельзя сказать, чтобы он от этого вполне выяснился, и это потому, что погашение акций, заключая в себе, согласно вышеизложенному, общественно-хозяйственные элементы, имеющие положительное значение, оно в то же время служит средством для спекуляции наиболее опасного и вредного свойства; нежелание же или неспособность отделить положительные и отрицательные свойства одного и того же явления в зависимости от практического применения мешало выяснению вопроса об амортизации не в одностороннем смысле. Кроме того, амортизация акций постоянно смешивается с простой скупкой их на бирже (228 - 249), тогда как только строгое различие между этими двумя действиями может служить основанием для правильного анализа. Наконец, амортизацию акций нередко смешивают с так называемой мортификацией их (см. гл. 14; 268 - 47; 454), заключающейся в замене потерянных, украденных и т. п. акций новыми акциями, о чем мы говорили уже выше, в гл. 14, а потому во избежание повторений ограничимся сказанным.

Скупка акций, как показывает само название, заключается в том, что компания покупает свои собственные акции на бирже или где бы то ни было, причем скупка эта может быть совершаема тайно исключительно только с целью спекуляции, ажиотажа, т. е. перепродажи этих акций с большей или меньшей выгодой, или же она может быть совершаема публично, открыто не с целью спекуляции как ремесла и не с целью обхода закона, запрещающего уменьшение акционерного капитала (17 - VI, 323; 195 -n 50, 78 до 81, 469 - XII, 45; 124; 33 - II, 459 366 - 71, 99; 166 - 10), а с целью поправления положения дел компании, поколебленных какими-либо случайными, временными или непредвиденными обстоятельствами; поэтому в последнем случае и самая скупка имеет значение только случайной временной меры, оправдываемой обстоятельствами, а не постоянного промысла, производимого с целью эксплуатации легкомыслия, паники и т. п. Очевидно, что первый род скупки должен быть безусловно запрещен и преследуем как деяние, наносящее вред общественному хозяйству и угрожающее существованию самой компании, и в этом случае совершенно правы те исследователи, которые восстают против этой скупки акций, указывая на все опасные и вредные свойства ее. Второй же род скупки акций не только не должен быть запрещаем, но он весьма желателен, доказав уже на практике благотворное значение свое в тех случаях, когда совершенно исключительные, временные или случайные условия вызывают колебание даже солидных учреждений, падение которых могло бы только ухудшить зло, тогда как посредством скупки акций приобретается возможность спросом поднять доверие к учреждению, а затем перепродажей акций при более благоприятных условиях возместить совсем или до известной степени те убытки, которые нанесены были паникой (ср. 34 - 82; 33 - II, 459). Из практики акционерного дела нам известно несколько таких случаев, и все они дали результаты вполне удовлетворительные; достаточно указать хотя бы на примере Centralbank fьr Industrie und Handel, который в период кризиса спас себя от конечного разорения только такой операцией (229 - 12). A. Wagner в своей System d. Zettell в. (II, 440) рассказывает о скупке мелкими банками своих акций в период кризиса, причем, указывая на добытые вполне удовлетворительные результаты, он высказывается за дозволение скупки своих акций, но в отношении только к акционерным банкам, так как bei ihnen, говорит он, das Kapital hat doch eine andre Bedeutung, als bei allen andren Aktiengesellschaften fьr sonstige Zwecke. За дозволение скупки компаниями собственных акций говорит также Saling (390 - II, 172, 192). Keyssner (222 224), защищая это право без ограничения применения его только к акционерным банкам, определяет операцию скупки акций как zeitweilige Einschrдnkung des Geschдft mit der Absicht, dasselbe zum geegnet erscheinenden Zeitpunct wieder auszudehnen. Многие другие исследователи желают также признания за акционерными компаниями права на скупку своих акций (14 - 390; 28 - 74; 297 - 84; 26 - 53 и др.), и даже германский верховный торговый суд, несмотря на категорическое запрещение законом скупки своих акций, признал за этим запрещением значение только полицейской меры, не влияющей на силу заключенной уже сделки (123 III, 331), энергические же противники этого права, как, например, Jaques (195 - n 50), обыкновенно ссылаются только на злоупотребления в пользовании этим правом, не касаясь вопроса о том, нельзя ли устранить эти злоупотребления иным способом, чем отрицанием самого права. Без сомнения, дозволение акционерным компаниям скупки своих акций должно быть обставлено известными условиями, которые представляли бы достаточную гарантию тому, что пользование этим правом не послужит источником для злоупотреблений, и в этом случае необходимо: во-первых, чтобы такое право компании предусмотрено было уставом (26 - 54), так как скупка акций равносильна уменьшению акционерного капитала, подписчикам же на акции должно быть известно, каким капиталом компания будет совершать свои обороты (см. гл. 8 - 10, 12); во-вторых, чтобы скупка могла быть производима только на основании постановления общего собрания как мера временная, преходящая, а не постоянная (26 - 54), причем постановление общего собрания может последовать только при соблюдении тех же условий, какие требуются для постановлений об уменьшении акционерного капитала (см. гл. 12 и 16); в-третьих, чтобы в балансе открыта была особая графа "собственные акции" (222 - 224), дабы ход операции по скупке акций был известен не только акционерам, но и третьим лицам, заинтересованным в делах компании (см. гл. 16); вчетвертых, чтобы купленные акции хранились в кассе компании до уничтожения или отчуждения их, дабы никто не мог воспользоваться правом голоса по ним (ср. 26 - 54), и, в-пятых, к операции этой должны быть применены вполне начала публичности и ответственности (448 - II, 440). Соблюдения всех этих условий совершенно достаточно для того, чтобы парализовать все отрицательные стороны скупки акций, пользуясь всеми положительными выгодами ее. Скупка акций, как видно из вышеизложенного, имеет значение только временного уменьшения акционерного капитала, нисколько не влияющего ни на жизнь акционерной компании, ни на внутреннее содержание ее, ни, наконец, на общественнохозяйственное значение ее, а потому вопрос этот более у места там, где говорится об акционерном капитале (см. гл. 12), но смешение понятий о скупке акций и о погашении их вынуждает сопоставить эти два понятия для полного уяснения их (ср. 429 - 97).

Совсем иное значение имеет погашение, или амортизация, акций. Посредством амортизации, или постепенного погашения, акций акционерная компания постепенно освобождается от входящего в нее личного элемента, не изменяя ни предприятия своего, ни капитала, причем амортизация не осуществляется никогда посредством скупки акций, имеющей характер временный, случайный, а единственно посредством только периодического, на вперед определенных основаниях совершаемого тиража, которым погашается каждый раз определенное число акций из вперед определенного для этого источника, будет ли он заключаться в доле чистой прибыли компании или в особом амортизационном фонде - это все равно (270 - 9; 126 - 1198; 299 - 250; 222 - 220; 115 - 40; 256 - 25), только бы акционерный капитал оставался неприкосновенным (26 - 51). Погашение это, или амортизация, как видно, не имеет ровно ничего общего с тем частичным возвратом капитала по акциям, описанным Вреденом (429 - 96, 97) и, насколько нам известно, встречающимся в акционерной практике чрезвычайно редко. Этот род погашения, совершенно неправильно так называемый, заключается в том, что компания, устанавливая максимальный дивиденд (см. гл. 14, 15), определяет, что всякая выдача дивиденда свыше установленного максимума считается за премию (супердивиденд), причем определяется также и максимум премии; после нескольких премий, при продолжающемся возрастании чистого дохода, приступают к частичному возврату капитальной стоимости акций. "Результат выходит тот, - говорит Вреден, - что прекращение капитального возврата по акциям и временная невыдача одной или нескольких премий не вызывают того колебания биржевой цены акций, какое неминуемо влечет за собой убыль, на 5 или несколько более процентов, в коренном и т. н. специальном (?) дивиденде. Обыкновенно акционеры довольствуются своим неизменным дивидендом, - и это постоянство в дивиденде имеет самое благоприятное влияние на кредит всего предприятия. Сверх того, значительные отчисления в запасной капитал из чистого дохода тоже не встречают такого упорного сопротивления в среде общего собрания, как это бывает в том случае, когда увеличение запасного капитала в какой-либо год грозит убавить ту выдачу, которую акционеры привыкли называть дивидендом (?). Таким образом, - заключает Вреден, - погашение акций в смысле возврата по ним капитала свидетельствует о весьма цветущем положении дел компании". Но независимо от сделанного нами выше указания, что такой частичный возврат капитала по акциям представляет в акционерной практике явление настолько исключительное, что о нем можно было бы даже и не упоминать, следует заметить еще, во-первых, что тут нет никакого погашения акций, ибо акции остаются и число их не сокращается, во-вторых, в данном случае следует видеть только выдачу дивиденда под разными названиями и, в-третьих, практика нисколько не подтверждает того благотворного значения частичного возврата капитала по акциям, на которое указывает Вреден, - достаточно сослаться в этом случае на пример Русского общества пароходства и торговли по Черному морю, которое так или почти так поступило со своей прибылью в период своего процветания; да оно и не может быть иначе, так как замена одного названия другим едва ли когда-либо и где-либо приносила существенную пользу, тогда как очевидный вред в данном случае заключается в том, что дается возможность непомерно высокий дивиденд маскировать другим названием, вследствие чего не только не достигается столь желательная в акционерных компаниях равномерность дивиденда, а наоборот - неравномерность эта как бы санкционируется посредством отнятия возможности употребить излишек чистой прибыли (сравнительно с максимальным дивидендом) на действительное погашение акций, т. е. на уменьшение числа их, не уменьшая акционерного капитала, или на пополнение какого-либо из запасных фондов (например, Dividendenreserve), или, наконец, на образование амортизационного фонда. При защищаемом Вреденом порядке погашения (?) достигается только то, что акционеры, владеющие акциями в период процветания компании, получают разом непомерно большую прибыль под разными названиями без всякой заботы о будущем, вследствие чего последующие приобретатели акций нередко выносят на своих плечах результаты такой непредусмотрительности; пример вышеприведенная нами компания. Тот способ погашения, который мы отстаиваем и против которого восстает Вреден (429 - 98, 99), предусмотрен русским проектом нового акционерного закона, требующим, чтобы погашение производилось исключительно только из чистой прибыли, не изменяя акционерного капитала, причем акции должны быть погашаемы не иначе как по их нарицательной цене и в уставе должно быть указано, в чью собственность должно обратиться имущество компании после окончательного погашения всех акций. Такой порядок погашения, в сущности не заключающий в себе ничего нового и с успехом применяемый, как мы увидим ниже, у нас и в других государствах, удивляет Вредена, вследствие чего он делает целый ряд неодобрительных замечаний, которые мы для полного уяснения вопроса и приводим здесь дословно.

"Следовательно, выходит, - говорит Вреден (429 - 99 до 103), - что основной капитал компании сохранит свою первоначальную величину, хотя бы в компании к данному сроку не оставалось ни одного акционера или оставался один какой-нибудь последний могикан (?). Очевидно, стало быть, здесь речь идет о постепенном выводе акционеров из предприятия, т. е. вещи, совершенно немыслимой (?). В самом деле: что станется с компанией, когда в последний год ее существования погашены уже все акционеры, так что на лицо останутся одни члены правления и наблюдательного комитета. Из кого составится общее собрание для избрания ревизионной комиссии по отчету за этот последний год? Кем будет утверждена смета за самый последний год? Комиссия (составлявшая русский проект) оправдывает свой взгляд срочностью предприятия. Строго говоря (?), каждое предприятие существует только на срок и таким сроком служит закрытие его (?). Этот срок наступает: или по определению самого общего собрания, или по закону, или вследствие требования кредиторов, или к определенному времени, указанному в самом уставе. Во всех случаях основной капитал остается собственностью наличных акционеров, которые и сохраняют право делить его между собой при прекращении оборотов. По мнению же комиссии (составлявшей русский проект), оказывается возможным, что к сроку прекращения действий компании уже некому будет и выдавать обратно акционерный капитал (?), так как все акции будут погашены. Комиссия, очевидно, соблазнилась (?) мнимой справедливостью такого упразднения акционеров; ей показалось (?), что если акционерам уже раз возвращена цена акций, то они тем самым потеряли всякое право требовать вторичного надела (?) из оставшегося основного акционерного капитала, так что им предоставляется только указать заблаговременно в уставе, на какую благотворительную цель (?) должно быть обращено их имущество. Таким образом, компания, которой предоставлено 30-летнее существование, обязана обратить свой капитал в конце концов в пожертвование (?), а компания, которая предусмотрительно избегла всякого обозначения срока, после 50-летнего существования делит все приобретенное между наличными акционерами. Такая необъяснимая непоследовательность (?) могла быть допущена, очевидно, только потому, что комиссия забывает (?), что погашение и в этом случае производилось на счет чистого дохода акционеров, что дивиденд их сокращался соответственно погашению и что несправедливо к такому ущербу (?) присоединить еще новый, т. е. полную потерю капитальной стоимости акций (?). Вопреки мнению комиссии мы полагаем, что, естественно, и в срочном предприятии может быть речь только о постепенном возврате капитальной стоимости акций всем наличным акционерам, что ни в срочной, ни в бессрочной компании не может быть речи о сокращении числа акционеров без соответственного изменения устава, что, наконец, погашение акций во всех случаях вполне равносильно покупке их (??). Покупка же акций самой компанией предосудительна (?) потому, что по закупленным и хранящимся в кассах компании акциям компания может насчитывать процент и дивиденд, которые, в сущности, поступают в чистый доход и, следовательно, увеличивают соразмерно дивиденд остальных владельцев акций или оставшихся налицо акционеров. Для последних подобная закупка акций на общие средства выгодна, так как основной капитал остается нетронутым, а более значительный дивиденд поднимает биржевой курс всех обращающихся акций. Этот более значительный дивиденд, конечно, создается искусственно и не представляет собой никаких новых успехов самого предприятия, а потому публика вводится в заблуждение; но затем последним компания и воспользуется для распродажи с выгодой акций, временно хранившихся в ее кассе. Вот почему покупка и продажа собственных бумаг должны быть запрещены. Но с той же строгостью должно быть запрещено и всякое мнимое погашение акций, от которого может единственно возникнуть (?) обязательное отчуждение акций по тиражу для одних и соответственное увеличение дивиденда для всех прочих акционеров. Вероятно, всякий устав для срочных предприятий заранее постарается определить дело так, чтобы погашение акций не доходило до полного уничтожения личного состава компании ранее истечения срока ее действия. Мы убеждены (?), что ни одна компания, учрежденная на определенный срок, не включит в свой устав ни статьи 99-ой, ни статьи 100-ой (русского проекта, - в них говорится о погашении акций), как это допускает проект. Вместе с тем очевидно (??): эти две статьи должны быть исключены и из нормального акционерного устава".

К приведенному суждению Вредена можно отнестись только как к результату недоразумения, дающего даже повод к предположению, что Вреден говорит здесь о предмете, ему не знакомом, так как только при помощи такого предположения можно объяснить, каким образом Вреден пришел к отрицанию формы погашения акций посредством тиража, не только наиболее обычной в практике акционерного дела сравнительно с другими формами погашения (см., например, 704 - 31, 32, 35, 27; 180 IX, 67; 442 - 16; 222 - 232, 236, прим. 33; 268 - 48, 148, и мн. др.), но и давно признанной теорией, ибо нет ни одного мало-мальски полного исследования об акционерных компаниях, в котором не говорилось бы об этой форме погашения акций, но, разумеется, не в смысле Вредена, т. е. безусловного отрицания ее как чего-то анормального (см., например, 26 51, 134; 89 - IX, 390; 268 - 47, 147; 222 - 220; 331 - 509 и др.); кроме того, в литературе существует целая масса отдельных монографий, посвященных исключительно только исследованию этого вопроса (см., например, 28; 74; 166; 188; 195; 220; 235 и мн. др.), наконец, и судам неоднократно приходилось иметь дело с тем же вопросом (см., например, 123 - III, 331 -VIII, 337, X, 437 и др.). Мы обозначили вопросительными знаками те места, где суждения Вредена кажутся нам наиболее ошибочными, а потому, оставляя критику этих суждений, укажем сначала на наиболее типические случаи практического применения амортизации акций, после чего мы перейдем к исследованию тех условий, которыми вообще должно быть обставлено дозволение погашения акций.

Molle (268 - 47) указывает на амортизацию посредством образования из долей чистой прибыли особого амортизационного, или погасительного, фонда (Amortisations-oder Tilgungsfonds), которым ежегодно погашается определенное число акций. Амортизация эта должна быть предусмотрена уставом, но она может быть постановлена и решением общего собрания, которое должно быть регистрировано и опубликовано (268 147). В уставе компании или в решении общего собрания должно быть определено, какая доля чистой прибыли будет отчисляема на амортизацию и к кому должно перейти имущество компании после погашения всех акций. Применение этих начал Molle (268 - 148) находит в строительной акционерной компании "Alexandra Stiftung", которая, как мы указали уже выше, обязана своим возникновением императору Николаю I. В уставе этой компании определено, что ежегодно отчисляется 1/4 чистой прибыли на погашение акций по номинальной цене их посредством тиража, имущество же компании после погашения всех акций поступает в собственность "Alexandra Stiftung".

Кроме этого способа амортизации Molle (268 - 48, 49) указывает еще и на другой, ссылаясь на пример Верхне-Силезской железнодорожной акционерной компании. Этой компании правительство гарантировало 5 1/2% на акции, выговорив себе право приобрести все акции посредством постепенного погашения их. Акции погашаются ежегодно по тиражу. Владельцы погашенных акций выходят из компании, акции же их переходят в собственность государства. Акции, приобретенные таким образом государством, не могут быть вновь отчуждаемы. Кроме того, государство может приобретать акции покупкой их, и в таком случае при вынутии этих акций в тираже они погашаются по номинальной цене их, оставаясь собственностью государства, которое делается постепенно собственником всего предприятия. Auerbach (26 - 51 до 53), указывая на аналогичные случаи амортизации акций, ссылается еще на пример акционерных компаний der Bцhm. Westb. _ 45, 52, Soc. autrich. des chemins de fer de l'Йtat, _ 48, der Kais. Elisabeth-B., _ 48, в которых имущество после амортизации всех акций делится между всеми акционерами пропорционально их долям акционерного капитала, причем он цитирует циркулярное распоряжение прусского правительства от 26 марта 1856 г. за n 24, в котором сказано (26 - 52, прим.): die Amortisation der Actien aus Reingewinn ist nicht unzulдssig, wogi aber die Bestimmung, dass nach erfolgter Amortisation aller Actien das Vermцgen der Gesellschaft ohne Weiteres freies Eigenthum der Betheiligten werde. Затем он указывает (26 - 134) на случаи амортизации не всех акций, а только определенных серий, как, например, это сделано в акционерной компании der Frankfurter Quellwasserleitung, по уставу которой акции разделены на две категории так, что одни акции принадлежат городу, а другие разобраны были по открытой подписке; первая категория акций не погашается, а вторая подвергается погашению, и, таким образом, после погашения всех этих акций город делается собственником всего предприятия, будучи единственным его акционером. Renaud (331 - 760), оправдывая вполне амортизацию акций, указывает на такие случаи применения ее, когда после погашения акции отношения владельца ее к компании не прекращаются совершенно, а только видоизменяются, причем взамен погашенных акций выдаются так называемые Genussscheine (actions de jouissance); далее он указывает на случаи погашения не всех акций, а только некоторых серий, как, например, это постановлено уставами Hannover-Altenbechener Bahn, _ 8, der MдrkischPosener-Bahn, _ 8, der Breslau-Warschauer-Bahn, _ 8 (331 - 771), предусматривая еще и случаи амортизации акций из акционерного капитала (не из прибыли) с целью редуцирования (уменьшения) его (331 - 85, 827). Goldschmidt в своих лекциях (146), указывая на два способа погашения акций - посредством тиража и посредством скупки, считает последний способ хотя и более удобным и часто более выгодным, но опасным вследствие трудности контроля над этой операцией. Wine (442 - 16) приводит случай перехода железнодорожной акционерной компании в руки правительства путем постепенного погашения акций из чистой прибыли посредством тиража. Keyssner (222 - 232) указывает на применение начала амортизации в прусских так называемых gemeinnьtzigen BauActiengesellschaften, уставами которых установлен максимальный дивиденд с тем, чтобы весь излишек прибыли употребляем был на погашение акций. В _ 15 устава Stettiner gemeinnьtzigen Baugesellschaft сказано: die Miethsbetrдge sollen fьr die Gesellschaftshдuser so festgestellt werden, dass das Ahlagekapital nach Abzug der Verwaltungskosten u. s. w. sich mit sechs Procent verzinst und hiervon sollen zwei Procent zur Amortisation der Actien verwendet werd en. Der Ueberrest des Reinertrages ist zur Verzinsung de Aktienkapitals bestimmt. _ 17 Die Reihenfolge der zu amortisirenden Aktien bestimmt das Loos. Те же постановления заключаются и в уставе der Aktien-Baugesellschaft Alexandra Stiftung. B уставе BazarActiengeselIschaft в Берлине, в _ 37, сказано, что из чистой прибыли прежде всего идут 5% на раздачу в виде дивиденда, затем выдается tantieme правлению, поверочному совету и другим служащим, оставшаяся же после этого прибыль делится пополам так, что одна половина идет в дивиденд, другая же - на погашение акций. Самое погашение производится следующим порядком: четырнадцать дней после опубликования баланса производится в присутствии по крайней мере двух членов поверочного совета тираж, причем погашается столько акций, сколько раз в назначенной для погашения сумме заключается 200 (номинальная цена акций равняется 200 талерам), остаток же менее 200 причисляется к амортизационному фонду следующего года. На погашенную акцию выдается владельцу ее т. н. Genusschein с купонами и таланом, которые обеспечивают за ним получение дивиденда и вообще все права, исключая права на получение 5% первоначального дивиденда и права голоса. Погашенные акции уничтожаются в присутствии нотариуса.

Еще одна своеобразная форма погашения акций приведена у Кейснера же (222 - 236, прим. 33) в применении к акционерному товариществу (коммандите на акциях). Pauksch u. Freund, Maschienenbaugesellschaft zu Landsberg a. W., учредившееся 17 июня 1864 г., выпустило две серии акций под литерами А и В. Акции под литерой А были обыкновенными, непогашаемыми акциями, относительно же акций под литерой В сказано в уставе: dieselben werden fьr diejenige Summe ausgefertigt, welche die betreffenden Zeichner an die Firma У. Я. Freund, u. K° zu fordern haben aber nicht herausbezahlt verlangen, sich vielmehr bei der neuen Gesellschaft betheiligt haben - эти-то акции, согласно _ 17 устава, должны быть погашаемы посредством тиража. Наконец, по уставе Magdeburger TheaterActien-Vereins (704 - 31, 32, 35, 37) акционеры получают не более 5% дивиденда, весь же излишек прибыли сверх этих 5% идет на погашение акций по тиражу, а погашенные акции поступают в собственность города Магдебурга, гарантировавшего по акциям определенный процент. Акции погашаются по номинальной цене их.

Приведенных фактов, нам кажется, совершенно достаточно, чтобы рассеять всякое сомнение в том, что погашение акций из чистой прибыли применяется на практике и что посредством такого погашения постепенно уменьшается число акционеров в акционерной компании до тех пор, пока они не будут устранены все, и тогда предприятие и капитал остаются, но без акционеров, заменяемых в таких случаях государством, общиной, городом и т. п. Что такого рода погашение акций может получить обширное применение и иметь большое общественно-хозяйственное значение, - это также не подлежит сомнению, и в этом случае достаточно указать хотя бы на железнодорожные акционерные компании, в большей части которых прибыль возрастает из года в год с такой быстротой (см. введение, стр. 100), что в близком будущем применение к ним начала погашения акций даст возможность сделать постепенно частные железные дороги государственным достоянием, эксплуатируемым не с целью добывания прибыли, а исключительно только с целью общественной пользы. Нейтрализация капитала, производимая на хозяйственных основаниях, есть, без сомнения, одна из важнейших общественно-хозяйственных задач, в разрешении которой акционерная форма соединства должна иметь едва ли не первенствующее значение. Но из этого не следует, чтобы возможно было законодательным путем установить обязательность погашения акций, - такое принуждение, вызвав на практике разного рода извороты для обхода закона, было бы, во-первых, в некоторых случаях вовсе не применимо, во-вторых, иногда нежелательно и, в-третьих, оно препятствовало бы правильному применению акционерной формы ко всем тем видам предприятий, к которым форма эта вполне применима. Принудительное погашение акций могло бы иметь место только тогда, когда все акционерные компании учреждались бы правительством, но это, вопервых, невозможно и, во-вторых, не нужно. Исследуя случаи применения погашения акций, нельзя не заметить, что оно встречается обыкновенно при одном из двух условий: 1) когда предприятие, лежащее в основании акционерной компании, имеет благотворительный характер и 2) когда погашение акций поставлено условием за гарантию процентов, за дачу привилегии, монополии и т. п. Но и в этой, по-видимому, узкой сфере применения погашение акций может иметь огромное общественнохозяйственное значение.

Что касается условий, на основании которых должно быть производимо погашение акций, то все почти исследователи (146; 26 - 51; 414 35; 268 - 147; 331 - 827 и др.) требуют, чтобы амортизация предусмотрена была уставом или же производилась на основании постановления общего собрания. Такое постановление общего собрания должно подчиняться тем же условиям, как и вообще все постановления, изменяющие имущественные отношения акционеров (см. гл. 16), т. е. оно должно исходить от большинства акционеров, представительствующих за большую часть акционерного капитала и пользующихся таким числом голосов, сколько у каждого из них акций. Постановление это должно быть регистрировано и опубликовано. В уставе или в постановлении общего собрания должно быть определено, к кому перейдет имущество компании после погашения всех акций, какими средствами и в каком порядке будет производиться погашение. Погашение может производиться только посредством тиража, а не скупки акций, так как только при таком условии возможен правильный контроль над этой операцией. Погашаемые акции должны быть уничтожаемы в присутствии членов поверочного совета и нотариуса. Прибыль, причитающаяся на погашенные акции, должна идти на образование погасительного фонда, так как причисление ее к общей прибыли было бы несправедливостью в отношении к прежним акционерам и, кроме того, не соответствовало бы вообще значению акции как документа, по которому, между прочим, получается прибыль на ту долю капитала, которая представительствуется этим документом, - сюда вошла бы прибыль и на те доли капитала, которые с непогашенными акциями ровно ничего общего не имеют; следовательно, отдельное вычисление прибыли на погашенные акции разумеется само собой, что же касается отчисления этой прибыли на образование погасительного фонда, то оно имеет за себя то соображение, что погашение, будучи производимо из излишка чистой прибыли, находится в прямой зависимости от высоты последней и потому подвержено неравномерности, тогда как образование погасительного фонда дает возможность до известной степени устранить это неудобство. Погашение может быть производимо из чистой прибыли или же из особо назначенного для этого погасительного фонда (ср. 256 25; 299 - 250; 252 - 29), образуемого посредством отчисления на этот предмет особого капитала. Первое, как мы только что сказали, имеет то неудобство, что оно сообщает всей операции погашения характер чего-то случайного, зависимого каждый раз от высоты чистой прибыли, которая может быть выше или ниже, может и не быть совсем, но неудобство это ослабляется посредством образования погасительного фонда из прибыли, причитающейся на погашенные акции. Второе имеет гораздо большее неудобство и заключается в том, что капитал, отчисленный на образование амортизационного фонда, уменьшает оборотный капитал компании, так как неизъятие его из этого оборотного капитала, как это делается иногда с запасным капиталом (см. гл. 12), могло бы повести к убыли его в ущерб всей операции погашения и, кроме того, затруднило бы отчетность и контроль.

Для предъявления к оплате акций, вынутых в тираже погашения, должен быть определен срок давности (ср. 270 - 17); срок этот может быть установлен тот же, что и для оплаты купонов. Погашение производится в обычном для этого порядке до тех пор, пока число акционеров не уменьшится до семи человек; после этого погашение должно производиться так, чтобы у каждого из семи акционеров осталось не более как по одной акции; наконец, когда и это будет достигнуто, тогда, если погасительный фонд и излишек чистой прибыли в ближайшем году будут недостаточны для погашения разом всех семи акций, в таком случае предприятие должно перейти в управление того учреждения, к которому, согласно постановлению устава или общего собрания, должно перейти имущество компании, учреждение же это погашает оставшиеся акции из своих средств или из последующих прибылей предприятия. Как в балансах, так и в отчетах должен заключаться счет погашения. Тираж производится однажды в год после утверждения годового отчета, в присутствии поверочного совета, nn акций, вынутых в тираж, регистрируются и опубликовываются.

В теории по вопросу о правах и обязанностях и вообще положении акционерной компании как органического целого мы не можем указать ни на одно исследование, которое было бы посвящено исключительно только этому вопросу независимо от анализа органов акционерной компании, прав и обязанностей акционеров, образования акционерного капитала и т. п., тогда как даже таким второстепенным вопросам, как подписи фирмы акционерной компании, мортификации акций и т. д., посвящены отдельные монографии. Обстоятельство это отчасти объясняется тем, что воззрение на правовое и общественно-хозяйственное значение акционерной компании до сих пор не установилось и служит еще поводом для многих, часто совершенно бесплодных, споров. В отношении к этому вопросу мы ограничились только указанием на главнейшие начала его, считая это достаточным для полноты нашего исследования, тем более что развитие этих начал повело бы только к повторению сказанного в предыдущих главах, но мы считаем, однако, желательным появление в литературе специального исследования по данному вопросу, исходя из воззрения на акционерную компанию как на живой организм; о практическом значении такого исследования дают уже понятие отрывочные и краткие замечания, встречающиеся у Meier'a в его монографии "Ueber das Wesen der Actien-Cesellschaft" (286 - 369 до 375) или еще более у Schaeffle в его "Das heutige Actienwesen" (356 - 259).

По вопросу о филиалиях вообще есть несколько отдельных монографий, из которых заслуживают большого внимания исследования Agricolas'a (7 - 279 до 232), Lesse (17-1, 255 до 265) и Keyssner'a (17-1, 265 до 272), причем в исследованиях этих сделаны и указания на весьма обширную литературу по данному вопросу. Agricoles делит все свое исследование, наиболее обширное, на пять частей: l) Rechtsbegriff der Zweigniederlassung, 2) Eintrag in das Handelsregister, 3) Rechtsverhдltnisse der Zweigniederlassung, 4) Sitz und Gerichtsstand и 5) Zweigniederlassung eines auswдrtigen Hauses. Очевидно, что тут пропущена еще одна часть - о закрытии филиалий; кроме того, Agricolos говорит о филиациях исключительно только в смысле торговых контор, вследствие чего все исследование его получает односторонний характер; по его мнению, es muss Hauptund Zweiginstitut jedes fьr sich dem Handel dienen. Границам компетенции филиалий он не придает существенного значения, после чего он определяет основные черты филиалий в следующих словах: sind sie auch keine juristischen Personencorporationen, so sind sie doch corporativ organisirte Societдten mit scbstдndigeu Namen, Wohnsitz, Gerichtsstand und einem (wenn auch nicht dem Eigenthume nach) gesonderten und geschlossenen Vermцgenscomplex; к этому он добавляет еще, что главная контора и филиалий должны принадлежать одному и тому же лицу или учреждению и филиалия должна действовать не в своих интересах, а в интересах главной конторы. Филиалий должны быть регистрируемы после главной конторы, а затем все, что подвергается регистрации в главной конторе, должно быть регистрируемо и в местонахождении филиалий. Филиалий заграничных компаний должны подчиняться законодательству той страны, где они открываются (ср. 17 - V, 229). Lesse, восставая против определения филиалий как eine ausserhalb des Sitzes der Gesellschaft befindliche Handelsniederlassung, стоит за определение, сделанное в "Berliner Bцrsenzeitung", по которому eine Zweigniederlassung muss, wie dies das Wort "Zweig" angebe, als ein abhдngiges Handelsetablissement bezeichnet werden, welches mit denen des Hauptgeschдftes im Verdindung stehende Handelsgewerbliche Zwecke verfolge, demselben seine Kraft zufьhre und andererseits von demselben unterstьtzt werde, если же, говорит он, нет этой тесной связи между главной конторой и филиацией, то следует видеть два самостоятельных учреждения, или две главные конторы. Затем он говорит об агентурах, различая главную агентуру от обыкновенной, так как первая имеет значение филиалий, а вторая - нет. Keyssner, давая филиалий то же определение, что и Lesse, останавливается в особенности на вопросе об открытии филиалий иностранными акционерными компаниями, причем разрешает этот вопрос в том же смысле, как и Agricolas (ср. 17- V, 229). Кроме того, несколько монографий посвящено исключительно только вопросу о том, следует ли считать железнодорожные станции за филиалий; таковы, например, исследования Schalk'a (17 - VI, 124), Ackermann'a (17 - VI, 197), Dietrich'a (17 - I, 144) и др., причем большая часть этих исследователей держатся того воззрения, что если со станции производится отправка пассажиров и товаров, то ее следует считать за филиалию. Goldschmidt же (469 - VIII, 548), исходя из понятия о характере железнодорожного предприятия, высказывается против такого воззрения. Наконец, есть еще отдельные монографии, посвященные только вопросу об агентурах (17-1, 222; 89 - I, 201 и др.), из числа которых наибольшего внимания заслуживает исследование Bezold'a "Ueber das Agenturwesen" (17 - XXXI, 140 до 152), где он старается выяснить понятие об агенте, порицая все до него существовавшие определения, причем он приходит к заключению, что die Eigenschaft und Befugnisse der Agenten sind vielmehr nach den obwaltenden factischen Umsstдnden allein zu beurtheilen. Он различает генеральных агентов от обыкновенных; желает учреждения советов агентов для наблюдения за действиями агентов, как это делается, например, в советах присяжных поверенных, и т. п.; кроме того, он энергически восстает против вознаграждения агентов в форме определенного процента с совершенных сделок, так как это ведет к высшей степени неблаговидному способу заманивания клиентов, в подтверждение чего он ссылается на исследование по этому предмету профессора Peabody из Кембриджа. Конечный же свой вывод Bezold формулирует в словах, что die erste Reformbestrebung sollte gerichtet sein gegen das Institut der Agenten.

По вопросу о фузионировании, независимо от подробного исследования его у Renaud'а. (331 - 805) и в особенности у Auerbach'a (26 - 179), приложившего к своей книге и образцы договоров о фузионировании (26 - 364), есть еще отдельная монография Zimmermann'a (464 - 226), посвященная исключительно только этому вопросу, - об этой монографии мы говорили уже выше. О фузионировании (слиянии) говорит и Писемский (312 - 197), который посвящает особенное внимание вопросу о ликвидации, считая, между прочим, фузионирование одним из видов ликвидации или прекращения акционерной компании. Но Писемский приходит к выводам, почти единогласно отвергнутым теорией и новейшими законодательствами; так, например, он утверждает (312-221), что "если баланс компании хорошо составлен (?) и из него явствует, что актив компании превышает пассив, то нет основания запрещать раздел имущества (между акционерами) уже в течение самой ликвидации (?), если только из такого преждевременного раздела не произойдет никаких затруднений в будущем относительно удовлетворения кредиторов (!)".

Наиболее полезный источник для ознакомления с вопросом о ликвидации и конкурсе - это, без сомнения, Gьterbock'a die englischen Actiengesellschaftsgesetze von 1856 und 1857 (152 - 48 до 77), где приведено, с соответствующими комментариями, все английское законодательство, основательно считающееся по этому предмету образцовым.

Относительно амортизации и скупки акций, указав уже выше на обширную литературу по этому вопросу, мы ограничимся здесь только некоторыми замечаниями на исследования по этому предмету Bachmann 'а и Geiger'а. Bachmann (74 - 1 до 23) высказывается, безусловно, против скупки акций, допуская, однако, амортизацию их, но только не посредством скупки. Возражения его против возможности дозволения скупки акций, не делая различия в том, на какие средства она производится, опираются исключительно только на положения немецкого законодательства, так что он не разрешает принципиально вопроса, а только комментирует закон. Он не отрицает пользы и даже, в некоторых случаях, необходимости скупки акций для уменьшения акционерного капитала, поправления дел и т. п., но так как скупка эта, по его толкованию, безусловно запрещена немецким законодательством, то, замечает он, es ist дusserst bedenklich ein strictes Verbotsgesetz mit Rьcksicht auf sein angebliche ratio einschrдnkend auszulegen und es lediglich auf den vorausgesetzten Zweck zu beschrдnken; но при этом он сам же указывает на то, как в Германии, в особенности в период кризиса, несмотря на запрещение закона, совершенно открыто производилась скупка акций для уменьшения акционерного капитала. Правда, Bachmann делает попытку оправдать принципиально абсолютное запрещение скупки акций несогласием этой операции с сущностью акционерных компаний, причем он опирается на мотивы немецкого закона, но ни у Bachmann 'а, ни в этих мотивах нет ближайшего пояснения тому, в чем же именно заключаются как это несогласие, так и сущность акционерных компаний. Geiger (166 - 323 до 335; 17 - XXX, 10) совершенно на том же основании приходит к отрицанию права акционерных компаний на скупку своих акций для уменьшения капитала или для спекуляции, не придавая значения тому, на какие средства будет совершаема эта скупка, т. е. из капитала и из чистой прибыли; но он допускает вполне погашение акций, если оно совершается на основании устава или постановления общего собрания. Отрицая право акционерных компаний на приобретение своих акций, Geiger тем не менее допускает исключения, так, например, он говорит: trotzdem soll nicht in Abrede gesteift werden, dass Fдlle denkbar sindx, in denen man der Gesellschan das Recht auf Erwerbung eigner Actien wenigstens mit Grund nicht wird bestreiten kцnnen, wenn ihr Z. B. ein Geschдnk oder ein Legat in solchen gemacht wird. Кроме того, тот же Geiger указывает на то, что, несмотря на запрещение скупки акций, большая часть акционерных компаний занимается ею и уследить за этим почти невозможно; он говорит: ein jeder, der mit, den Bцrsenverhдltnissen selbst nur oberflдchlich vertraut ist, weissJ dass fast sьmmtliche Actiengesellschaften, namentlich die eigentlichen Banken, fast ausnahmslos in ihren eigenen Actien speculiren, das sie bei niedrigem Cursstande ihre Actien zusammenhaufen, dieselben treiben und alsdann mit Nutzen realisiren. К этому следует заметить, что Krдwel (17 - XXIX), Keyssner (222) и многие другие на основании того же немецкого закона приходят к признанию за акционерными компаниями права на скупку своих акций; к такому же заключению пришли и немецкие суды (см. также 501).

Практика по вопросу о правах и обязанностях акционерной компании как органического целого соответствует вполне теории. В уставах акционерных компаний, и то далеко не во всех, встречаются попытки к разрешению этого вопроса, но попытки эти нельзя назвать удачными (см., например, Stat. d. Dampf-Dresch-Maschinen-A.-G. zu Herrstein, _ 23; 641 24 до 32), в большей же части уставов заключается перечисление тех операций, на совершение которых акционерная компания имеет право (см., например, 598 - 10, 11; 638 - 10, 11, 12, 13; 602 - 3; 632 - 7, 8, 9; 601 - 6; 636 - 9 до 13; 556 - 3; 568 - 11; 536 - 6; 708 до 41; 642 - 12 до 36; 652 - 10 до 35; 599 - 3; 705 - 6; 608 - 14, 15), а некоторые уставы ограничиваются даже указанием только на цель компании (611 - l; Stat. d. Corn. Ges. auf Actien Fischbach u. C°; 551 - l, 588 - 3; 553 - l; 615 - 3), причем это определение цели делается иногда в столь общих выражениях, что его можно по произволу суживать, расширять и даже изменять, как, например, это сделано в уставе der Actien-Gesellschaft Kцnigsberger Vereins-Bank (588 3), в котором сказано: Zweck der Gesellschaft ist der Betrieb von BankHandels-u. industriellen Geschдften aller Art, insbesondere solcher welche die Unterstьtzung von Handel und Gewerbe, die Vermittelung und Erleichterung des Geld u. Creditverkehrs und die Entwickelung eines ausgedehnten Depositen-Geschдfts fцrdern.

Указания относительно права открытия филиалий в особенности обычны в уставах акционерных компаний, учредившихся в период разгара акционерной горячки (см., например, 555 - 3; 547 - 2; 608 - 2; 708 - 2, 3; 536 - 2; 601 - 3; 638 - 3), или же в этот период дополнен был устав таким указанием (569 - 1). Некоторые уставы делают различие между назначением комиссионеров и открытием контор, не поясняя, в чем именно заключается сфера прав и обязанностей комиссионеров, тогда как понятие о комиссионере весьма растяжимо (708 - 2, 3). Также делается различие, столь же мало выясняемое, между филиалиями и агентурами (638 3; 569 - 1). Наконец, и это очень важно, некоторые уставы отличают от филиалий и агентур еще и коммандиты (609 - 3), очевидно неправильно употребляя этот термин, так как главная контора, т. е. сама акционерная компания, никогда не стоит и не может стоять в отношении к своей филиалий как комплементар к коммандитисту: акционерная компания не может нести неограниченной ответственности в том смысле, в каком она понимается в акционерных товариществах (коммандитах на акциях), в которых товарищи (комплементары) отвечают не только своими вкладами, т. е. определенной суммой, но и всем своим имуществом, т. е. неопределенной суммой, ответственность же акционерной компании всегда определенная и ограниченная исключительно только размером акционерного капитала. Это ошибочное употребление термина, содержание которого установилось уже в общем представлении, весьма опасно, так как оно может ввести в заблуждение многих лиц, вступающих в какие-либо сделки с филиалией, неправильно названной коммандитой. К этому остается еще добавить, что нередко открытие филиалий производится весьма опрометчиво, т. е. они открываются там, где они совсем не нужны или же где было бы совершенно достаточно назначения одного агента в качестве простого посредника, не имеющего права самостоятельно заключать сделки (239-26).

Как открытие филиалий есть один из симптомов развития акционерной горячки, так фузионирование служит доказательством наступления реакции, причем реакция в такой форме есть лучший исход кризиса; новейшая практика акционерного дела в особенности богата случаями фузионирования, конкурирующими с редукцией капитала, посредством скупки своих акций (74 - 1, 150 - 408). Скупка акций, как мы указали уже выше, уместна только тогда, когда она производится не на счет капитала, а только на счет прибыли и когда она не принимает характера постоянного промысла, вследствие чего уменьшение капитала посредством скупки акций на его же счет не должно быть допускаемо, хотя практика и представляет массу таких случаев, об опасном свойстве которых можно судить, между прочим, по следующему примеру: компания скупила 2 тыс. штук своих акций по 96 за 100, после чего наступил кризис, акции упали до 80, правление же компании, желая создать несуществующую прибыль и пользуясь правом скупки акций для редукции капитала, записывает в баланс погашение 2 тыс. штук акций 100 за 100, вследствие чего получается совершенно фиктивная прибыль = 2000 х 4, т. е. 8000 (166 - 320).

По вопросу о конкурсе и ликвидации дает необыкновенно обильный материал новейшая практика акционерного дела как результат переживаемого кризиса; о степени обилия этого материала можно судить по тому, что в 1873 г. в одной Австрии, без Венгрии, находились в конкурсе или в ликвидации 109 акционерных компаний с оплаченным капиталом в 262 032 400 гульденов (84 - 1874 г., 2 Th. XXXVII; см. также Statistische Jahrbuch. Wien, 1878. Heft 8). Но рядом со случаями вынужденной или, вернее сказать, правильной ликвидации бывают еще случаи ликвидации преднамеренной, предпринимаемой с какой-либо более или менее неблаговидной целью; так, например, бывают случаи ликвидации с целью избежать дальнейшей оплаты акций, после того как оплаченная часть возвращена была в виде фиктивного дивиденда (369 - 226)*(12); бывает также, что лица, стоящие во главе управления акционерной компанией, представляют акционерам положение дела в столь безнадежном виде, что акционеры решаются на ликвидацию, и тогда имущество компании сбывается за бесценок тем лицам или учреждениям, с которыми правление компании вперед уже вошло в соглашение по этому предмету; наконец, бывают также и такого рода случаи ликвидации, что одно или несколько лиц по взаимному между собой соглашению скупают постепенно все акции компании, пользуясь для этого искусственным понижением цены их, а затем, когда все акции таким образом сосредоточатся в их руках, они объявляют ликвидацию, дабы обеспечить за собой имущество компании, ценность которого далеко превышает их затрату на скупку акций (17-V, 311).

О практическом применении погашения акций мы говорили уже выше. Что касается законодательства по вопросам, исследованным нами в этой главе, то, за исключением весьма подробного английского закона о ликвидации, оно отличается чрезвычайной неполнотой, так что даже о некоторых вопросах вовсе не упоминается в нем.

В русском законодательстве определено, что так как все компании образуются посредством договоров, то к составу их прилагаются все общие правила о составлении, совершении, исполнении и прекращении договоров, изложенные в законе, условия же положения и постановления компаний ограждаются законами, если они им не противны и не клонятся ко вреду, ущербу или убытку для общего блага (ст. 2132). Об открытии филиалий и фузионировании ничего не сказано, - упомянуто только, что компания, получившая исключительную привилегию, не вправе вступать в товарищество с другой компанией на акциях или уступать ей свою привилегию без особенного на это дозволения правительства (ст. 2152). Относительно ликвидации сказано, что компании могут учреждаться на сроки и бессрочно, но срок может быть всегда продолжен с разрешения правительства даже в тех случаях, когда компания пользуется срочной привилегией, которая никогда не возобновляется (ст. 2146); затем, компании, испрашивающие особые преимущества или привилегии, должны обозначать срок начатия полного действия, но срок этот может быть продолжен по усмотрению подлежащего министерства или главного управления (ст. 2159); то же и в том случае, если компания не соберет к установленному сроку требуемый капитал (ст. 2154). В уставе должен быть определен порядок закрытия компании и ликвидации (ст. 2191, п. п). Вопрос о закрытии компании или о продолжении срока ее существования решается общим собранием (ст. 2182). Компании могут закрываться до срока, если общим собранием акционеров признано будет невозможным или ненужным продолжать далее предприятие компании и если обязательства, принятые ею перед публикой или частными лицами, по свойству своему не воспрепятствуют этому (ст. 2155). В случае закрытия компании данные ей преимущества или исключительная привилегия прекращаются вместе с ее уничтожением, хотя бы срок их еще не миновал (ст. 2156). Неначатие компаниями, пользующимися привилегиями и преимуществами, своих оборотов к назначенному сроку служит поводом к обязательной ликвидации только тогда, когда доказано будет, что в том была очевидная и несомненная вина самой компании, и если окажется невозможным дать ей отсрочку без вреда обществу и нарушения прав третьих лиц (ст. 2156). Публикация о закрытии компании и о прекращении привилегий и преимуществ делается по представлению подлежащего министерства или главного управления через Правительствующий Сенат, а, кроме того, сама компания обязана публиковать об этом в "Ведомостях" для сведения акционеров и других лиц, имеющих какое-либо участие в делах ее (ст. 2157). При закрытии компании правление приступает прежде всего к ликвидации ее дел по порядку, принятому вообще в коммерческих делах, и извещает всех акционеров и всех посторонних лиц, прикосновенных к делам компании, как о начале ликвидации, так и об окончании ее. Никто из акционеров не может получить обратно какую-либо часть из своего капитала, пока от компании не будет внесена в одно из кредитных установлений сумма, необходимая для уплаты всех ее обязательств. По очистке этих обязательств правление приступает к удовлетворению акционеров соразмерно возможности и остающимся в распоряжении компании способам (ст. 2188). О скупке акций и о погашении их ничего не сказано.

По английскому законодательству акционерная компания пользуется правами юридического лица и корпорации (ст. 18, 131). Об открытии филиалий и о фузионировании нет никаких постановлений. Затем, относительно ликвидации сказано, что добровольная ликвидация компании может последовать в следующих случаях: 1) по истечении установленного срока или по наступлении обстоятельств, которые по уставу компании должны повлечь за собой ликвидацию ее, и 2) когда компания постановит специальным решением общего собрания приступить к ликвидации (ст. 129). О всяком специальном решении касательно ликвидации компании должно быть обнародовано объявление в установленной для того газете (ст. 132). Со дня начала добровольной ликвидации компания должна прекратить свои дела, исключая те случаи, когда продолжение этих дел выгодно для ликвидации. Но акционерная компания сохраняет значение юридического лица и корпорации до совершенного окончания всех расчетов (ст. 131). Затем, после чрезвычайно подробных определений относительно выбора, прав и обязанностей ликвидаторов и самого порядка ликвидации (ст. 133; см. 152 - 72 и след.), закон говорит о принудительной ликвидации на основании судебного решения. Такая ликвидация имеет место: 1) когда компания сама постановит специальным решением общего собрания произвести ликвидацию судебным порядком, 2) когда компания не начнет своих операций в течение целого года после регистрации или когда компания прервет свои дела на целый год, 3) когда число акционеров будет менее семи, 4) когда компания не в состоянии платить своих долгов и 5) когда 3/4 акционерного капитала потеряно или сделалось негодным к употреблению (ст. 79). Компания считается несостоятельной: 1) если кредитор ее представит в правление письменное требование об уплате долга, превышающего 50 фунтов стерлингов, и компания в течение 3 недель не уплатит этой суммы или не удовлетворит иначе кредитора и 2) если компания не в состоянии будет исполнить судебных решений, декретов или приказаний, направленных против нее, в силу предъявленных исков, протестов и т. п. (ст. 80). Просьба о ликвидации компании (petition for winding up the Company) подается в суд в форме петиции (petition) и сопровождается присягой (affidavit). По выслушании кредитора или контрибуента суд может или отказать им, взыскав или не взыскав с них судебные издержки, или отсрочить решение условно или безусловно, или сделать всякое другое постановление по своему усмотрению (ст. 86). В случае ликвидации акционеры обязаны внести в кассу компании суммы, необходимые для покрытия всех долгов компании и расходов ликвидации, но в компаниях с ограниченной ответственностью акционеры не обязаны вносить более того, что причитается с них за акции (ст. 38), причем акционеры, вышедшие из компании в течение последнего года до ликвидации, находятся в том же отношении к кредиторам компании, как и настоящие акционеры (ст. 38). Директора и управляющие, несущие неограниченную ответственность, отвечают при ликвидации так, как если бы они были членами товарищества с неограниченной ответственностью (ст. 5). Для производства судебной ликвидации назначаются один или несколько официальных ликвидаторов (official liquidators). Порядок судебной ликвидации определен в законе до мельчайших подробностей (153 - 48 и след.). О погашении и скупке акций ничего не сказано, хотя и упоминается об уменьшении акционерного капитала, но ничего не сказано, каким именно способом может быть производимо это уменьшение капитала (ст. 10, 11, 15, 17).

По германскому законодательству акционерная компания считается торговым обществом, хотя бы предмет ее предприятия не имел значения торгового промысла (ст. 208). Акционерная компания имеет определенные права и обязанности, она может приобретать в собственность недвижимое имущество и другие вещные права; она может искать пред судом, и на нее могут быть предъявляемы иски; она подведомственна тому суду, который находится в ее местопребывании (ст. 213). Если компания открывает филиалию, то она должна быть регистрирована в местном торговом суде (ст. 212). Вопрос о закрытии компании с передачей ее имущества и долгов другой акционерной компании, которая выдает за это свои акции, не может быть решаем в общих собраниях простым большинством голосов, если только в уставе не постановлено противное (ст. 215). При фузионировании соблюдаются следующие правила: 1) имущество закрывающейся компании должно быть отделено до тех пор, пока все кредиторы этой компании не будут удовлетворены или обеспечены, 2) подсудность в течение этого времени остается та же, а управление переходит к другой компании, 3) правление этой другой компании отвечает лично и солидарно кредиторам закрывающейся компании в том, что имущество ее будет отделено, 4) о фузионировании должно быть заявлено суду для регистрации и 5) вообще слияние имущества обеих компаний не может последовать раньше, чем это установлено для распределения имущества между акционерами при ликвидации (ст. 247). Акционерные компании закрываются: 1) по истечении установленного срока, 2) решением акционеров, засвидетельствованным нотариальным или судебным порядком, и 3) открытием конкурса; но могут быть и другие причины (ст. 242). Если имущества компании недостаточно для покрытия долгов ее, то правление под опасением тюремного заключения обязано заявить об этом суду (ст. 240, 249а). Ликвидация должна быть регистрируема, и о ней должна быть сделана троекратная публикация, одновременно с которой производится приглашение кредиторов (ст. 243). Ликвидация возлагается на правление компании, если она по уставу или по решению акционеров не поручается другим лицам; права и обязанности ликвидаторов определяются так же, как и в полных товариществах (ст. 244). Имущество компании по удовлетворении всех обязательств распределяется между акционерами соразмерно числу владеемых ими акций. Распределение имущества не может последовать раньше как по истечении года, считая с того дня, когда объявление о ликвидации появилось в третий раз. Относительно кредиторов, текущих обязательств и спорных требований применяются те же правила, что и в товариществах на вере (ст. 246). Относительно погашения и скупки акций постановлено, что акционерная компания не имеет права приобретать свои акции. Она не имеет также права погашать акции, если погашение это не предусмотрено уставом или не постановлено решением общего собрания, состоявшимся до выдачи акций (ст. 215, 225b, 245, 248).

Итальянское законодательство признает за акционерными компаниями значение юридического лица (ст. 107). Об открытии филиалий и о фузионировании ничего не сказано. Относительно ликвидации требуется, чтобы в уставе было определено, когда компания обязана начать и когда кончить свои операции (ст. 162). Закрытие компании до срока может быть постановляемо акционерами, и такое решение должно быть заявлено суду, регистрировано, вывешено и опубликовано (ст. 163); в этом случае в отношении к третьим лицам компания считается закрытою только по истечении месяца со времени совершения указанных формальностей, хотя заинтересованные лица могут доказывать, что им известно было о закрытии компании до этого срока (ст. 165). Компании закрываются: 1) по истечении установленного срока, 2) с прекращением или уничтожением цели, для которой учреждена была компания, или по невозможности преследовать эту цель, 3) по достижении цели и 4) в случае несостоятельности компании (ст. 166). Если капитал компании уменьшится наполовину, то правление обязано объявить об этом общему собранию для решения вопроса о том, что не нужно ли ликвидировать, при уменьшении же капитала на 2/3 ликвидация обязательна, если только акционеры не предпочтут внести недостающую часть капитала или ограничить капитал компании до тех размеров, в каких он находится (ст. 142). Директора, ликвидируемой компании не могут совершать никаких операций (ст. 167). Если в уставе не определен порядок ликвидации и раздела имущества, то соблюдаются следующие правила: 1) если между акционерами не последуют соглашения о назначении ликвидаторов, то ликвидаторы назначаются судом, 2) до назначения ликвидаторов директора исправляют их обязанности, 3) назначение ликвидаторов должно быть заявлено суду, регистрировано, вывешено и опубликовано (ст. 168). Ликвидаторы после составления баланса пассиву и активу должны вести реестр, в который вносятся по числам все действия, относящиеся до раздела; затем они должны вести описание текущего хода дела, для всех открытое (ст. 169). Ликвидаторы не могут делать никакой новой операции, но должны исполнить и заключить все те действия, которые касаются только ликвидации; они не могут производить раздела между акционерами до удовлетворения всех кредиторов компании, и, наконец, они не могут назначать третейский суд или заключать мировые, если они не уполномочены на это особым актом (ст. 170), причем ликвидаторы вообще подчиняются правилам, постановленным в законе относительно поверенных (ст. 171). Относительно погашения и скупки акций ничего не сказано, хотя допущено уменьшение капитала, но без указания, какими именно способами (ст. 163).

Во французском законодательстве об акционерных компаниях при отсутствии постановлений относительно открытия филиалий, фузионирования, погашения и скупки акций о ликвидации сказано только, что в случае потери 3/4 капитала правление обязано заявить об этом общему собранию для решения вопроса, не следует ли ликвидировать. Решение собрания должно быть во всяком случае распубликовано. Если же правление не созовет общего собрания или последнее не соберется, то каждый заинтересованный имеет право требовать судом закрытия компании (ст. 37). Кроме того, такое требование возможно и тогда, когда пройдет более года с того времени, что число акционеров сделалось менее семи (ст. 38).

Бернский закон, не упоминая о филиалиях и о фузионировании, требует, чтобы в уставе были определены срок открытия компанией своих операций и срок ее существования (ст. 4, п. 3 и 5). Решения о ликвидации до срока постановляются общими собраниями (ст. 25). Ликвидация имеет место: 1) по определению общего собрания, утвержденному правительством, 2) вследствие отнятия концессии, 3) вследствие несостоятельности и 4) по прошествии установленного срока (ст. 39). Закрытие компании может быть предписано тем учреждением, которое дало концессию, на что можно жаловаться в 30-дневный срок Большому Совету. Постановление о закрытии должно быть дважды опубликовано (ст. 40). Концессия может быть взята обратно: 1) при несборе капитала к установленному сроку, 2) при неначатии операций к установленному сроку или в течение целого года, 3) если не отменены неправильные решения или не прекращены неправильные действия, 4) когда капитал уменьшится наполовину, о чем правление обязано уведомить Правительственный Совет, и 5) из соображений общего блага или вреда кредиту, но в последнем случае правительство обязано уплатить убытки, решаемые судом, если только в концессии оно не выговорило себе этого права или это отнятие концессии не находится в связи с общим законом. Если отнятие концессии не последует в течение 3 месяцев со дня обнаружения причины, дающей право на такое действие, то это равносильно отказу от пользования этим правом до тех пор, пока причины не возобновятся (ст. 41). В случаях, указанных в п. 1, 2 и 4, должно быть сделано три публикации. Кредиторы обязаны заявить свои требования в 60-дневный срок ликвидационной комиссии (ст. 42). Через 60 дней следует распределение имущества компании, причем если окажется, что пассив превышает актив, то назначается конкур (ст. 43). Ликвидационная комиссия назначается правительством, если противное не постановлено уставом. При конкурсе применяется общий закон, установленный на этот предмет (ст. 44). При ликвидации во всяком случае удовлетворяются сначала кредиторы (ст. 45). Относительно погашения и скупки акций нет прямых указаний, но в ст. 17 сказано, что акционеры могут получать обратно свои доли капитала, если это предусмотрено уставом.

Бельгийский проект определяет условия относительно открытия филиалий иностранными акционерными компаниями, условия эти - подчинение бельгийскому закону (ст. 127 до 129). О фузионировании ничего не сказано, если не считать за указание на фузионирование постановления ст. 114, в которой сказано, что ликвидаторы имеют право faire apport de l'avor social dans d'autres sociйtйs. Относительно ликвидации определено, что назначение и порядок ее должны быть опубликовываемы (ст. 21). Далее сказано, что концессионированные акционерные компании могут существовать только в течение срока, на который им дана концессия, остальные же компании могут существовать только в течение 30-летнего срока, хотя срок этот может быть и продолжаем (ст. 70). При потере 1/2 капитала правление обязано заявить об этом общему собранию, при потере же 3/4 капитала ликвидация компании может быть постановлена акционерами, владеющими 114 акций, представительствуемых в общем собрании (ст. 71). Ликвидация может быть объявлена по требованию каждого заинтересованного, если пройдет год с того времени, что число акционеров сделалось менее семи (ст. 72). Закрывающаяся компания считается в состоянии ликвидации, и все документы, исходящие от нее, должны иметь указание на это (ст. 110). Если нет иных постановлений, то порядок ликвидации и назначение ликвидаторов зависят от общего собрания (ст. 111). До назначения ликвидаторов администраторы исправляют их обязанности (ст. 112). Ликвидаторы, если на это нет иных постановлений, имеют право предпринимать от имени компании все действия, получать платежи, выдавать квитанции, реализовывать все движимое имущество и т. п., они могут также продавать с публичного торга недвижимость (ст. 113). Они могут, но не иначе как с разрешения компании и при соблюдении ст. 111, продолжать операции компании, совершать займы, закладывать, передавать имущество другой компании и т. п. (ст. 114); они же могут требовать от акционеров производства платежей по акциям (ст. 115). Ликвидаторы обязаны удовлетворять кредиторов по первенству прав их, хотя они могут под личную ответственность и отступать от этого правила, если актив превышает пассив (ст. 116). По удовлетворении кредиторов ликвидаторы производят раздел имущества между акционерами (ст. 117).

Скупка акций воспрещена, если она производится не на счет чистой прибыли и не основывается на уставе или на постановлении общего собрания (ст. 133), причем, как указано в ст. 117, скупка может быть совершаема также ликвидаторами soit а la bourse, soit par souscription ou soumission, auxquelles tous les sociйtaires seraient admises а participer. Относительно погашения акций сделано не совсем ясное постановление в ст. 133, дающее повод заключить, что оно допускается проектом.

В австрийском проекте сказано, что акционерная компания имеет свои права и обязанности, она может приобретать недвижимую собственность и другие вещные права; она может предъявлять судебные жалобы, равно как иски могут быть предъявляемы и против нее; она подведомственна тому суду, где имеет свое местопребывание (ст. 213). Компания может открывать филиалии, которые должны быть регистрируемы на тех же основаниях, как и сама компания (ст. 212). Слияние акционерной компании с другой может последовать только на основании решения общего собрания (ст. 224b), причем соблюдаются следующие условия: 1) имущество фузионирующей компании должно оставаться отделенным до тех пор, пока не будут удовлетворены или обеспечены кредиторы, 2) подсудность остается та же, пока имущество остается отделенным, управление же сосредоточивается в руках другой компании, 3) правление и поверочный совет второй компании отвечают пред кредиторами лично и солидарно, если они не будут управлять имуществом фузионирующей компании отдельно, 4) о фузионировании должно быть заявлено суду, 5) хотя вызов кредиторов может не быть производим или может быть отложен на более отдаленный срок, тем не менее слияние имущества может последовать только в таком же случае, как и раздел имущества между акционерами при ликвидации (ст. 247). В уставе и в выписке из устава должен быть определен срок существования компании, если компания не учреждается бессрочно (ст. 209, п. 3; ст. 210, п. 3). Вопрос о ликвидации решается общим собранием (ст. 224b). Если из последнего баланса обнаружится, что акционерный капитал уменьшился наполовину, то правление обязано заявить об этом общему собранию, если же имущество компании не покрывает долгов, то правление обязано заявить об этом суду для открытия конкурса (ст. 240). Ликвидация имеет место: 1) по прошествии установленного срока, 2) по постановлению акционеров, явленному в нотариальном порядке, 3) при открытии конкурса и 4) по другим причинам (ст. 242). О ликвидации должно быть заявлено в регистратуру, и одновременно с этим должен быть произведен вызов кредиторов (ст. 243). Ликвидация производится правлением, если уставом или решением акционеров она не поручена иным лицам. Правила по этому предмету для полных товариществ относятся и сюда. Ликвидаторы могут отчуждать недвижимое имущество компании не иначе как по постановлению акционеров, представительствующих за 1/3 акционерного капитала. По представлению одного акционера могут быть назначены ликвидаторы судом, если для этого есть основательные побудительные причины (ст. 244), обыкновенно же назначение и смещение ликвидаторов производится общими собраниями, хотя по представлению одного акционера при основательных причинах смещение может быть произведено и судом (ст. 244а). Если при составлении баланса ликвидаторы увидят, что имущество компании не покрывает долгов, то они должны немедленно требовать открытия конкурса (ст. 244b). До конца ликвидации отношения акционеров к компании и компании к третьим лицам остаются те же в той мере, в какой это согласно с сущностью ликвидации (ст. 244с). По удовлетворении всех кредиторов происходит распределение имущества между акционерами; это распределение ни в каком случае не может последовать раньше как по прошествии года со дня объявления ликвидации, причем соблюдаются правила, установленные на этот предмет для акционерных товариществ (ст. 245). При частичном возврате долей капитала должны быть соблюдаемы те же правила, которые установлены для ликвидации (ст. 248). Акционерная компания не имеет права приобретать или принимать в залог свои акции, но из этого запрещения допускаются следующие исключения: 1) если такая скупка акций допущена уставом с целью уменьшения или полного погашения капитала, 2) когда такая скупка находится в связи с исполнением судебного решения для удовлетворения претензии компании и 3) когда такая скупка находится в связи с характером предприятия как вексельный оборот, причем она не должна превышать размеров 1% всего капитала; во 2-м и 3-м случаях должно последовать немедленно отчуждение акций и вся операция по этому обороту должна быть указана в отчете (ст. 21 За). За отступление как от этих правил, так и от правил относительно возврата акционерам капитала (ст. 245, 248) виновные подвергаются уголовной и гражданской ответственности (ст. 225а, 249, п. 4).

Согласно вышеизложенному, задачи предстоящей реформы по вопросам, исследованным в этой главе, могут быть формулируемы в развитии следующих положений. 1) Акционерная компания пользуется правами юридического лица и корпорации в той мере, в какой это согласно с общим положением об акционерных компаниях и с частным уставом компании, составленным на основании этого положения. 2) Филиалии могут быть открываемы только теми акционерными компаниями, которые по характеру предприятия не имеют исключительно местного значения, причем право на открытие филиалии должно быть предусмотрено уставом, в противном же случае требуется постановление общего собрания в составе большинства акционеров, представительствующих за большую часть акционерного капитала. 3) Постановление об открытии и закрытии филиалии должно быть регистрировано и опубликовано, причем должны быть определены как размер капитала, назначаемого для филиалии, так и сфера деятельности (компетенция), на которую уполномочена филиалия и которая не может быть шире сферы деятельности компании; регистрация и публикация должны быть произведены как в месте нахождения компании, так и там, где открывается филиалия. 4) Филиалии иностранных акционерных компаний подчиняются тем же правилам. 5) Различие между конторами и отделениями должно заключаться в том, что сфера деятельности контор та же, что и самой акционерной компании, оставаясь, однако, в подчинении от последней, тогда как сфера деятельности (компетенция) отделений ограниченнее. 6) Агентуры состоят из одного лица с помощниками или без них, и агенты могут быть только посредниками, не заключая никаких сделок; агенты могут получать вознаграждение за свой труд только в форме определенного жалованья; для открытия агентур не требуется ни регистрации, ни публикации, и открытие их может быть предоставлено усмотрению правления; агентуры не имеют ни определенного капитала, ни особой фирмы. 7) Железнодорожные и телеграфные станции и пароходные пристани одной и той же компании считаются за агентуры, а не за филиалии. 8) Фузионирование в тех случаях, когда оно не заключается в соединении двух однородных компаний в одну, не изменяя ни капитала, ни цели, а только фирму, считается за ликвидацию двух или более существовавших компаний и учреждение одной новой, подчиняясь всем правилам относительно добровольной ликвидации и учреждения. 9) Если право на фузионирование не предусмотрено уставом, то оно может быть постановлено только общим собранием в составе большинства акционеров, представительствующих за большую часть акционерного капитала, но решение это необязательно для акционеров, не согласившихся с ним, и как они, так и кредиторы компании имеют право искать удовлетворения их требований. 10) Слияние имущества фузионирующих компаний может последовать только после удовлетворения или соглашения со всеми кредиторами. 11) Ликвидация бывает добровольная и обязательная. Добровольная ликвидация постановляется в общем собрании в составе большинства акционеров, представительствующих за большую часть акционерного капитала. Обязательная ликвидация наступает: а) при недостаточном числе акционеров, б) при уменьшении капитала до известной нормы, в) при неначатии компанией своих операций или при перерыве их в течение целого года, г) по прошествии установленного срока и д) при прекращении цели компании вследствие ли достижения ее или же вследствие невозможности дальнейшего достижения ее. 12) Постановление о ликвидации должно быть регистрировано и опубликовано. 13) Ликвидаторами могут быть как особо избранные для этого общим собранием лица, так и правление, бывшее в момент объявления ликвидации. 14) Если общее собрание, созванное для избрания ликвидаторов, соберется не в должном составе, то ликвидаторы назначаются судом. 15) Если права и обязанности ликвидаторов не определены особо в уставе или в акте избрания их, то права эти и обязанности те же, которые установлены для правления. 16) Раздел имущества компании между акционерами может последовать не раньше как после удовлетворения всех кредиторов, заявивших свои требования в установленный срок, который не может быть менее года. 17) Конкурс объявляется тогда, когда имущество компании оказывается недостаточным для покрытия долгов, причем применяются вообще те же правила, которые установлены для торгового конкурса. 18) Скупка компанией своих акций допускается только на основании устава или постановления общего собрания, и притом не в виде постоянного промысла, а временной меры в интересах компании; скупленные акции должны быть немедленно сдаваемы в кассу для хранения, дабы никто не мог пользоваться по ним правом голоса, в балансе же и в отчетах должен быть указан подробный счет по всей этой операции. 19) Скупка акций может быть совершаема на счет капитала, и тогда применяются все те же постановления, которые установлены на случай уменьшения акционерного капитала, или же она может быть совершаема на счет чистой прибыли с целью временного уменьшения капитала и последующей перепродажи акций; в первом случае скупленные акции должны быть уничтожаемы в присутствии поверочного совета и нотариуса, во втором же они должны храниться в кассе до перепродажи их и число их не может превышать 1/10 всего числа акций. 20) Погашение акций допускается на основании устава или постановления общего собрания, причем погашение это может быть совершаемо только посредством тиража и на счет чистой прибыли. 21) В уставе должно быть определено, к кому перейдет имущество компании, все акции которой погашены. 22) В том случае, когда при погашении акций число акционеров уменьшится до семи, тогда погашаются акции этих акционеров до тех пор, пока у каждого из них останется только по одной акции, после чего компания переходит к тому учреждению, к которому, согласно уставу, она должна перейти и которое удовлетворяет этих остальных акционеров.


<