Глава шестнадцатая : Учение об акционерных компаниях : Книги по праву, правоведение

Глава шестнадцатая

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 
РЕКЛАМА
<

Управление акционерных компаний. Общее собрание; созвание общих собраний, право участия в них, очередные, годичные и чрезвычайные общие собрания, состав их, председательство в них, предметы обсуждения, порядок голосования, протоколизация, регистрация и публикация решений общего собрания, кассация решений общего собрания. Правление: образование его, состав и компетенция. Второстепенные органы управления. Поверочный совет: образование его, состав и компетенция. Контроль и ревизия. Отчетность: годовые отчеты, балансы и инвентаря. Ответственность органов управления, контроля и самой компании. Теория, практика, законодательства и проекты. Задачи предстоящей реформы

Третий основной элемент в акционерных компаниях составляет управление в обширном смысле этого слова, т. е. включая сюда собственно управление, ревизию, контроль, отчетность и ответственность.

Управление акционерной компании, без сомнения, должно быть организовано так, чтобы организация эта вполне соответствовала значению акционерной компании не только как universitas bonorum, но и как universitas personarum (ср. 442 - 14, 15; 191 - 420). Поэтому высшим органом управления в акционерных компаниях может быть только общее собрание (Generalversammlung, assemblй gйnйrale, general meeting, congresso gйnйrale) как орган для выражения общей воли акционеров и, следовательно, как ближайший представитель идеи соединства, т. е. свободного соединения лиц для достижения совокупными усилиями одной общей цели. В одном решении немецкого суда (17 - V, 313) сказано: die General-Versammlung bildet, sofern nicht besondere Bestimmungen entgegenstehen, die Verkцrperung der Actien-Gesellschaft. Sie ist als solche sowohl die Principalin aller Verwaltungsorgane, als auch die Inhaberin alleiniger freier Willensbestimmung. Die Letztere ist nur durch solche Rechte beschrдnkt, welche der Gesellschaftsvertrag den Gesellschaftern unverkьrzbar zugesichert hat. Это определение, самое полное из всех определений понятия об общем собрании, которые встречаются в литературе (ср. 191 - 367, 368; 331-459,498; 167-49; 26- 170; 268 - 75; 312 - 159; 101 - II, п. 435, и др.), можно принять за основание для ближайшего анализа этого органа управления, выкинув только слова "sofern nicht besondere Bestimmungen entgegenstehen", столь обычные как в судебных решениях, так и в исследованиях об акционерных компаниях как санкция для всевозможных отступлений акционерной практики от установившихся уже коренных начал.

Общее собрание не есть законодательный орган акционерной компании, так как такое значение можно признать разве только за учредительным собранием, утверждающим устав. Общее собрание в выражениях своей воли ограничено уставом, так что, держась воззрений Л. Штейна на соотношение между законами и распоряжениями (см. наше: Изложение основных положений Л. Штейна и т.д. Киев, 1874, стр. 2), за Общим собранием следует признать не законодательную, а только распорядительную власть: воля общего собрания вращается в пределах исполнения устава. Поэтому общее собрание имеет значение органа управления, воля его не есть закон, а распоряжение, деятельность его не есть законодательство, а управление, вследствие чего следует признать вполне удачным сравнение, которое делается Renaud (331 - 458) между общим собранием и Gemeindeversammlung in der Gemeinde или Makerding in der Markgenossenschaft (cp. 40 - 5). Как община не пользуется законодательной властью и может издавать только распоряжения во исполнение закона и в пределах, указанных законом, так точно и общее собрание может издавать только постановления во исполнение устава и в пределах, указанных уставом. Вот почему, между прочим, общим собраниям не следует предоставлять неограниченное право изменять устав компании, а пределы этого права и условия пользования им должны быть точно определены как частным уставом компании, так и общим нормальным уставом, причем некоторым изменениям устава должно быть придано, безусловно, значение закрытия существующей компании и учреждения новой (ср. 191 404; 312-172).

Говоря об общих собраниях, необходимо исследовать следующие вопросы: 1) о созвании общих собраний, 2) о праве участия в общих собраниях, 3) о составе их, 4) о председательстве в них, 5) о предметах обсуждения, 6) о порядке голосования, 7) о протоколизации, регистрации и 8) об обжаловании решений общих собраний.

Первый вопрос распадается на две части: а) кто созывает общие собрания и б) как они созываются. Мы указали уже выше на необходимость признания за единичным акционером права требовать созвания общих собраний; без сомнения, такое же право должно быть признано как за правлением, так и за поверочным советом, имея в виду, что для успешного развития компании органам управления и контроля необходимо предоставить возможность обращаться к общему собранию за разрешением таких вопросов, которые выходят за пределы компетенции этих органов; большинство исследователей стоит за признание такого права за правлением и поверочным советом (ср. 331 - 473; 191 - 409; 26 - 186; 312- 163 и мн. др.), практика же нередко ограничивается признанием этого права только за правлением или только за поверочным советом (632 - 49; 561 - 21; 708 - 68; 600 - 33). Самое созвание общих собраний производится обыкновенно правлением посредством рассылки акционерам повесток и публикации в газетах; в исключительных случаях, не оправдываемых, впрочем, никакими основательными соображениями, созвание общих собраний предоставляется поверочному совету и даже единичным акционерам, тогда как, уделяя каждому органу акционерной компании соответствующую ему сферу компетенции и имея в виду значение правления как органа исполнительного, какового значения не имеют ни поверочный совет, ни единичный акционер, непосредственное созвание общих собраний должно было бы быть вменено в обязанность только правления или суда, если бы правление отказало в исполнении требования о созвании общего собрания. Как в повестках, так и в объявлениях, на основании которых созываются общие собрания, должны заключаться указания на время и место собрания и предметы обсуждения; впрочем, о форме и содержании этих повесток и объявлений мы говорили уже выше по поводу учредительных собраний (см. гл. 11); те же постановления должны быть соблюдаемы и в данном случае, с тем только добавлением, что в повестке и в объявлении должно быть обозначено, созывается ли очередное или чрезвычайное общее собрание, и в последнем случае должно быть указано еще, по чьему требованию созывается такое собрание. Неуказание в повестке какого-либо предмета обсуждения должно быть связано с теми последствиями, что, во-первых, общее собрание может отказаться от обсуждения этих предметов и, во-вторых, акционеры, не участвовавшие в общем собрании, должны иметь право опротестовывать постановления общего собрания по предметам, не указанным в повестке, так как участие или неучастие акционера в общем собрании, без сомнения, находится в теснейшей связи с знанием предметов обсуждения. Неуказание в повестке, будет ли общее собрание очередное или чрезвычайное, должно иметь те же последствия, так как характер, значение, компетенция и даже личный состав этих двух родов общих собраний нередко различны настолько, что различие это не может не влиять на решение акционера, принимать ли ему участие в созываемом общем собрании или нет; от положительного же или отрицательного решения этого вопроса, разумеется, зависит численный и личный состав общего собрания.

Очередными общими собраниями называются те собрания, которые созываются в определенный уставом срок, причем и самые предметы обсуждения в этих собраниях нередко также определяются уставом, что дает возможность в таком случае в повестках и в объявлениях на эти собрания ограничиваться только ясным указанием на то, что собрание будет очередное, а не чрезвычайное, без перечисления предметов обсуждения, предполагая знакомство акционеров с этими предметами из устава (см. 600 - 33, 35; 641 - 33; 566 - 25, 30; 708 - 67, 75; 642 - 59; 606 - 40; 552 - 16; 652 - 60 и др.). Хотя бы в уставах не было даже указано, что в так называемых годичных, очередных общих собраниях обсуждаются и утверждаются годовые отчеты, балансы, инвентари и т. п., но в силу установившегося и общераспространенного обычая это понимается само собой, и в этих-то предметах обсуждения и заключается отличие годичных общих собраний от всех остальных очередных общих собраний, которых может быть и несколько в одном году, хотя в акционерной практике неправильно стушевывается это различие тем, что акционерные уставы ограничиваются обыкновенно требованием одного только такого собрания, которое и есть одновременно годичное и очередное, вследствие чего произвольно умаляется польза от очередных общих собраний как весьма практического средства к периодическому ознакомлению акционеров с ходом предприятия (см. _ 66 Немиринецкого ссудо-сберегательного товарищества). Собрания эти почти всегда созываются правлением и очень редко - поверочным советом. Чрезвычайные общие собрания, как мы сказали уже выше, созываются по требованию акционера или акционеров, или по усмотрению правления и поверочного совета, или, наконец, по предписанию суда; сроки созвания этих собраний уставами не указаны, равно как не указаны и предметы обсуждения в них, вследствие чего в повестках и в объявлениях, созывающих на эти собрания, безусловно необходимо указание на предметы обсуждения. Необходимость указания на лицо или лица, по требованию которых созывается чрезвычайное общее собрание, явствует уже из тех соображений, которые изложены были нами предыдущей главе, так как, без сомнения, из знакомства с лицами, воспользовавшимися своим правом требовать созвания чрезвычайных общих собраний, можно до известной степени вперед определить действительную серьезность предметов, предлагаемых на обсуждение, и степень солидности причин, заставивших воспользоваться этим правом, вследствие чего каждый акционер получает основание для решения вопроса о том, следует ли ему принимать участие в созываемом общем собрании или нет.

Hecht (172 - 111, 117), указывая на различие между очередными и чрезвычайными общими собраниями, придает очень мало значения первым, отстаивая между тем вторые, причем он высказывает положение will man die General-Versammlung beleben, so ver ringere man ihre Zahl; но едва ли положение это вытекает из данных практики, так как число общих собраний всегда и во всех акционерных компаниях было скорее недостаточным, чем чрезмерным, вследствие чего порождался тот недостаток общения между компанией и акционерами, который много содействовал развитию злоупотреблений в акционерной практике (ср. 114 - 321; 101-II, п. 435, и др.).

О праве участия в общих собраниях было говорено уже в предыдущей главе, причем мы старались доказать, что право это, входя как интегральная часть в акционерное право вообще, не может быть отнято ни у какого акционера, за которым признана гражданская правоспособность, поэтому, считая вопрос этот исчерпанным, мы переходим к следующему вопросу, - о составе общих собраний.

Говоря о составе общих собраний, как законодательства, так и частные уставы акционерных компаний определяют обыкновенно, в каком случае общее собрание должно считаться состоявшимся в зависимости от численного состава собравшихся в нем акционеров (652 - 62; 631 - 64), причем обозначается и доля акционерного капитала, которая должна быть представлена в общем собрании совокупностью наличных акционеров (566 - 31; 552 - 19; 561 - 25; 544 - 39; 638 - 40; 632 - 52; 600 - 32). Определяя minimum числа акционеров, держатся обыкновенно троякого порядка: этот minimum обозначается просто известным числом, независимо от всего числа акционеров, т. е. сказано, что в общем собрании должно быть не менее такого-то числа акционеров, например 20, 30 и т. д. (652 62; 631 - 64; 559 - 39; 636 - 59), или же minimum этот определен в пропорциональном отношении ко всему числу акционеров, т. е. сказано, что в общих собраниях должно быть не менее 1/3, 1/4 и т. п. всего числа акционеров (664 - 32); иногда тот и другой порядок соединяются вместе, и в таком случае говорится, что в общем собрании должно быть не менее такой-то части всего числа акционеров, но вместе с тем и не менее такогото числа вообще (ср. 250 - _ 37,38). Точно так же, ставя состоятельность общего собрания в зависимость от доли акционерного капитала, представляемого в нем, правила по этому предмету модифицируются в разных уставах акционерных компаний (545 - 21; 708 - 70; 587 - 16; 558 - 18; 604 45), причем minimum капитала нередко связывается с minimum'ом числа акционеров (600 - 32; 642 - 61; 606 - 46). Иногда вместо капитала говорится о числе голосов, что, в сущности, одно и то же, если иметь в виду, что число голосов ставится уставами в зависимость от числа акций, так, например, в _ 39 устава der allgemeinen Steierschen Creditbank сказано, что в общем собрании должно присутствовать не менее 20 акционеров с 100 голосами, а в _ 44 того же устава сказано, что каждые 10 акций дают право на голос (559). Анализируя, какой из вышеуказанных порядков правильнее, нетрудно заметить прежде всего, что принятие того или другого порядка должно находиться в зависимости от характера и значения вопросов, предлагаемых на обсуждение общего собрания: вообще лицо, а не капитал должно иметь решающее значение в обсуждении каких бы то ни было вопросов, касающихся акционерных компаний, так как лица, а не капиталы управляют этими компаниями, но в некоторых вопросах капитал не должен быть совершенно заслоняем лицом, и в таком случае к требованию присутствия в общем собрании определенного числа акционеров должно быть присоединено еще и требование представительства определенной части акционерного капитала. Какие вопросы могут быть отнесены к этой категории, нетрудно решить, и мы отчасти коснулись уже этого предмета в предыдущей главе; когда решаются вопросы, касающиеся исключительно имущественного интереса, как, например, вопросы о возврате долей капитала независимо от порядка амортизации, определенного уставом, о производстве займов, о распределении прибыли, тогда, без сомнения, решающее значение должно быть признано не только за лицом, но и за капиталом; во всех же других вопросах, как, например, выбор органов управления и контроля, утверждение годовых отчетов и т. п., решающее значение должно быть признано только за лицом, а не за капиталом. Выше мы сказали уже, что вопрос о дивиденде, собственно говоря, не входит в компетенцию общих собраний, а должен быть вперед определяем уставом (см. гл. 15), хотя Renaud (331 - 507) и держится иного мнения, ссылаясь на уставы, которые, однако, недостаточны для принципиального решения вопроса; поэтому решающее значение капитала может найти свое применение только в отношении к остальным вопросам, имеющим исключительно хозяйственное значение, во всех же других случаях состоятельность общего собрания может быть поставлена в зависимость только от числа акционеров, определяемого уставом не иначе как в пропорциональном отношении ко всему числу акционеров, так как определение абсолютного числа - 30, 40, 50 и т. д., - независимо от общего числа акционеров, совершенно произвольно и может породить такие анормальные явления, как, например, факт, цитируемый Bйdarride (49 - II, 83), что по уставу Compagnie de E'Ouest с капиталом в 900 миллионов достаточно присутствия в общих собраниях 30 акционеров, представляющих 7 1/2 миллиона акционерного капитала (ср. 149 - 98). Какая именно часть акционерного капитала и какая часть общего числа акционеров должны войти в состав общего собрания, - это зависит, во-первых, от характера и значения вопросов, предлагаемых на разрешение общего собрания, и, вовторых, не может быть непроизвольно определено никакой дробью, а может быть определено только словами "большинство" и "меньшинство", т. е. для разрешения одних вопросов необходимо представительство большинства всего числа акционеров, для других - еще и большей части акционерного капитала или акций, для третьих не требуется ни того, ни другого, т. е. какое бы число акционеров ни собралось в общее собрание и какую бы часть акционерного капитала они ни представляли, общее собрание должно считаться состоявшимся; требовать же для всех общих собраний присутствия в них определенного большинства акционеров (2/3), как это сделано в _ 7 der Dampf-Dresch-Maschinen-A.-G. zu Herrstein, едва ли целесообразно.

Состоятельность общего собрания должна быть обусловлена присутствием в нем большинства акционеров в таком случае, когда вопросы, предлагаемые на обсуждение общего собрания, касаются какого-либо изменения в общих правах и обязанностях акционеров, но, разумеется, в пределах, определенных уставом, и когда вопрос идет о возбуждении компанией уголовного или гражданского преследования против органов управления или контроля, так как едва ли разрешение столь важного личного вопроса, имеющего существенное значение и для самой компании, справедливо было бы предоставить произвольному числу акционеров; если же вопросы эти касаются еще и имущественного интереса акционеров, что возможно, как мы указали, при решении вопросов о фузионировании, ликвидации, увеличении или уменьшении капитала или цены акций, производстве займов и продолжении срока существования компании, тогда необходимо еще и представительство большей части акционерного капитала. Состоятельность общего собрания может быть не обусловливаема ни присутствием большинства акционеров, ни представительством большей части акционерного капитала или акций, если вопросы, предлагаемые на обсуждение этого собрания, касаются только осуществления общих прав и обязанностей акционеров, определенных уставом, как, например, это бывает при выборе органов управления и контроля, при утверждении отчетов и т. п., вообще же - в вопросах, составляющих обыкновенно предмет обсуждения очередных общих собраний. Некоторые исследователи, как, например, Jolly (191 -409), полагают, что вообще состоятельность общих собраний не следует ставить в зависимость от числа акционеров, так как der Einzelne kann nich lediglich seine Unthдtigkeit das Zustandekommen jedes gьltigen Beschlusses hindern, т. е. Jolly думает, что в некоторых случаях акционер может умышленно не явиться в общее собрание, дабы ради каких-либо неблаговидных целей воспрепятствовать состоятельности общего собрания. Но едва ли опасение это и связанное с ним заключение основательны, в особенности если отнестись к данному вопросу с практической точки зрения. Практика акционерного дала указывает почти повсеместно на слабое посещение акционерами общих собраний, чем порождается немало вреда правильному развитию самоуправления в акционерных компаниях, поэтому можно, кажется, безошибочно утверждать, что при устранении требования присутствия в общих собраниях определенной части всего числа акционеров, как это и сделано в некоторых уставах (641 - 38) и даже законодательствах (512), численный состав общих собраний снизойдет до такого minimum'а, что какие-нибудь 2-3 акционера будут решать серьезные вопросы, касающиеся культурных и хозяйственных интересов целой сотни или тысячи людей. Опасение Jolly совершенно устраняется, во-первых, тем, что состоятельность общих собраний ставится в зависимость от присутствия определенной части всего числа акционеров или даже и от представительства В них определенной части акционерного капитала только при разрешении некоторых перечисленных в уставе вопросов, во всех же других случаях всякое правильно созванное общее собрание считается состоявшимся, как это и сделано в некоторых уставах (637 - 37; 642 - 63 и мн. др.; 530 - 58), и, во-вторых, тем, что если общее собрание не состоится по неявке достаточного числа акционеров или по непредставительству в нем определенной части акционерного капитала, тогда созывается вторично общее собрание, которое считается состоявшимся во всяком случае (598 - 38; 559 39; 606 - 47 и мн. др.; 528 - 224с).

После проверки акционерных прав лиц, собравшихся в общее собрание, которую целесообразно было бы поручать не членам правления или проверочного совета, как это делается обыкновенно, а особым скрутаторам, избранным на этот предмет в предыдущем собрании (см. гл. 15), приступается к избранию председателя, если только он не назначен вперед уставом. Вопрос о председательстве в общих собраниях имеет большое практическое значение, так как председатель, без сомнения, может сильно влиять на ход прений в общем собрании и вследствие этого столько же содействовать разъяснению некоторых вопросов, как и затемнению их, смотря по тому, будет ли личный интерес избранного или вперед назначенного председателя согласовываться с интересами акционеров. В этом-то обстоятельстве и следует видеть причину тому, что некоторые Учредители акционерных компаний, в особенности в разгар новейшего дутого учредительства, выговорили себе в уставах не только право на занятие должностей членов поверочного совета или правления, но также и право председательства в общих собраниях (см. гл. 7); отрицательные результаты пользования таким правом не замедлили обнаружиться в практике, вследствие чего многие исследователи акционерных компаний посвятили этому вопросу особенное внимание и пришли к заключению о необходимости выбора акционерами председателя в каждое общее собрание (ср. 483 - 275; 222 - 193; 172 - 118; 361 - 47; 149 - 96; 331 - 484 и др.). Признание права председательства в общих собраниях за членами правления сделалось до такой степени обычным в немецкой-акционерной практике, что породило даже смешение понятий, на основании которого слова "Vorstand" и "Vorstehen) часто смешивались или даже отождествлялись с понятием "Prдsidium", на что впервые обратил внимание Л. Штейн (369 - 241), указав и на вред такой ошибки; но тот же Штейн впадает в другую ошибку и едва ли менее опасную, представляя в совершенно извращенном виде права и обязанности председателя, которого он как бы уподобляет монарху конституционного государства (269 - 242), тогда как в действительности за председателем независимо от общих прав, принадлежащих ему как акционеру, следует признать только право на открытие и закрытие общих собраний и исключительно полицейскую власть руководства прениями; кроме того, за ним признается еще обыкновенно право решающего голоса в тех случаях, когда при баллотировке какого-нибудь вопроса голоса разделятся поровну. До выбора председателя председательство в общих собраниях может быть возложено на одного из членов правления или поверочного совета, но об этом во избежание всяких недоразумений должно быть упомянуто в уставе (ср. 331 - 484).

Вопрос о предметах обсуждения в общих собраниях был и остался до сих пор одним из самых спорных вопросов между исследователями акционерных компаний. В то время как одни, указывая на бессилие и пассивность общих собраний, превратившихся, по мнению Hecht и (172 87), thatдchlich meist zu blossen Rede u. Stylьbungen der Aufsichtrдthe und Directoren (297 - 51, 65; 149 - 87; 4 - 1870 г., n 854; Schaffte. Kapitalismus, стр. 528), желают сократить до возможного минимума предметы обсуждения общих собраний, говоря, что dem Schwachen soll man nicht noch mehr zu tragen geben (297 - 65; 172 - 117 и др.); в это же время другие, как, например, Strombeck (361 - 35) и Poehls (299 - 191 и др.), желают расширить компетенцию общих собраний. Мнения, вроде высказываемого Hecht'ом, что так как общие собрания оказываются на практике blosse Rede-u. Stylьbungen, то их следует по возможности сократить, едва ли основательны, о чем мы и упомянули уже выше, здесь же добавим, что такое разрубание гордиева узла должно быть признано вполне неудачным разрешением вопроса, подобно тому, как если бы кто-нибудь сказал, что так как все школы неудовлетворительны, то их следует сократить до возможного минимума и низвести до нуля также и программу преподавания в них. Общие собрания составляют необходимый и главный орган в акционерных компаниях, - этого никто не отрицает, поэтому если орган этот оказывается больным или слабым, то из этого не следует, чтобы его можно было резать, не повредив или не уничтожив этим весь организм, тем более что причины несостоятельности общих собраний известны и причины эти оказываются совсем не такого свойства, чтобы их нельзя было удалить. Это факт, не подлежащий сомнению, что пассивное отношение акционеров к общим собраниям вызывается: во-первых, теми затруднительными предварительными формальностями, с которыми связано участие в общих собраниях; во-вторых, лишением этого права целой массы мелких акционеров; в-третьих, гнетом крупных капиталистов на мелких при голосовании; в-четвертых, произволом правления и поверочного совета и целым рядом ограничений и стеснений при допущении или недопущении некоторых вопросов на обсуждение общих собраний; впятых, диктатурой председателей общих собраний, принадлежащих обыкновенно к классу тузов золотой интернационалки; в-шестых, стеснительными постановлениями относительно того, когда общее собрание должно считаться состоявшимся независимо от сущности и значения вопросов, предлагаемых на обсуждение этих собраний, и, в-седьмых, также и чрезвычайной редкостью общих собраний, ослабляющей связь между акционером и компанией. Все эти причины устранимы, и с ними-то и нужно бороться, отнюдь не умаляя значения и компетенции общих собраний и не сокращая числа их, без того недостаточного. Затруднительные предварительные формальности для принятия участия в общих собраниях должны быть сокращены настолько, чтобы достаточно было только предъявления акции при входе в самое собрание (см. гл. 15); право голоса должно быть признано за каждым акционером, число же голосов, принадлежащих одному акционеру, не должно зависеть от числа владеемых им акций, исключая случаи голосования вопросов, имеющих исключительно хозяйственное значение; каждому акционеру должно быть предоставлено право предлагать на обсуждение общего собрания вопросы, касающиеся компании, и исключительно только от общего собрания должно зависеть, как отнестись к такому предложению; председатель общего собрания должен быть избираем для каждого собрания акционерами и из среды акционеров независимо от числа владеемых ими акций; общее собрание должно считаться состоявшимся независимо от числа явившихся акционеров и от части акционерного капитала, представляемого в нем, исключая те случаи, когда по характеру и значению обсуждаемых вопросов необходимо присутствие большинства акционеров и представительство большей части акционерного капитала; наконец, число очередных общих собраний должно быть увеличено, право же требования созвания чрезвычайных общих собраний должно быть предоставлено, без всяких ограничений, каждому единичному акционеру, правлению, поверочному совету и суду (см. гл. 15). При проведении в нормальных уставах этих основных начал не подлежит никакому сомнению, что общие собрания утратят свою пассивность и безжизненность, а затем, что касается предметов, подлежащих обсуждению этих собраний, то классификация их представляется очень несложной. Общее собрание должно и может: 1) избирать и смещать членов правления, поверочного совета, председателя, ликвидаторов и ревизоров; 2) утверждать отчеты, балансы, инвентари и т. п.; 3) утверждать инструкции для делопроизводства; 4) разрешать расходы свыше той суммы, которая разрешена правлению, ликвидаторам и др.; 5) разрешать заключение и представление разного рода сделок, актов, договоров, превышающих компетенцию правления и ликвидаторов; 6) решать вопросы о возбуждении уголовного или гражданского преследования от имени компании; 7) изменять устав в пределах, указанных самим уставом; 8) закрывать компанию и 9) обсуждать и решать в пределах устава все вообще вопросы, которые представлены будут на обсуждение его правлением, поверочным советом или единичными акционерами (ср. 299 - 195 и др.; 191 - 3170; 172 - 112 и др.; 331 - 498 и др.). Относительно избрания правления, поверочного совета, председателей общих собраний, ликвидаторов и ревизоров никто не сомневается в принадлежности этого права общему собранию, хотя в практике мы встречаем часто такого рода отступления, что первоначальные правление и поверочный совет назначаются уставом (см. 331 - 336; 568 - 24; 539 - 30; 609 - 30; 705 - 26; 607 - 26; 604 - 28 и мн. др.) или они избираются не общим собранием, а особым комитетом и т. п. (см, 331 - 501, 625; 26 - 157, 209 и др.), так же и с председателем, ликвидаторами и ревизорами; впрочем, между исследователями акционерных компаний есть также некоторые, которые если и не отвергают право общего собрания избирать членов поверочного совета, то считают это излишним или не безусловно необходимым (ср. 172 - 109; 33 - II, 465). Понимая вполне, что можно вообще отрицать пользу и необходимость такого органа, как поверочный совет, что и делают некоторые исследователи (ср. 149-105; 208 - 93; 150 - 422 и др.), мы, однако, не понимаем, каким образом возможно, не нарушая начала самоуправления, отрицать необходимость выбора поверочного совета общим собранием, если только не доказана беспомощность такого совета вообще; относительно же вышеуказанных отступлений практики от основного начала заметим, что отступления эти нередко делаются в явное нарушение закона, стараясь, однако, сохранить по крайней мере внешнее уважение к нему, что и выражается обыкновенно в немецких уставах словами "unbeschadet der Bestimmung" такой-то статьи закона (см. 705 - 26). Избранные общим собранием лица могут быть только им же и смещены (33 - 422), но в данном случае, как справедливо замечает Jolly (191 - 372), этому праву смещения избранных лиц должны быть поставлены законом или уставом определенные границы для устранения произвола, тем более что право избранных лиц отказываться до срока от должности, принятой ими, нередко ограничивается требованием, чтобы они оставались у дел до замещения их должности новыми выборами (222 - 181). Утверждение общим собранием отчетов, балансов, инвентарей и т. п. необходимо для того, чтобы освободить органы управления и контроля от ответственности, лежащей на них, за отчетный период времени; ответст венность эта не может быть бесконечной, так как при таких условиях едва ли кто согласится принять какую-нибудь ответственную должность в акционерной компании, не будучи уверен, что с утверждением отчета он освобождается от ответственности по всем тем делам, которые не были скрыты в отчете и по которым не было произведено никакого подлога; поручить же утверждение отчетов не общему собранию как представителю совокупности акционеров, а какому-нибудь другому органу, совершенно невозможно, так как другого такого органа нет и не может быть в организме акционерной компании (ср. 40 - 23; 316 - 440; 335 - 11; 191 - 370; 406; 299 - 195; 331 - 502 и др.). На возможное возражение против этого, что из практики акционерного дела видно пассивное отношение общих собраний к отчетам, вследствие чего нередко утверждаются совершенно неудовлетворительные отчеты, - на это можно только ответить словами Regelsberger'а (335 - 68): ziehen die Aktionnдre die Bequemlichkeit vor, Jahr fьr Jahr zu dem Geschдftsbericht eifach "Ja" zu sagen und die Dividenden einzustreichen, dann dьrfen sie auch nicht fьr eine Einbusse schlechtlin die Vorsteher und Beamten verantwortlich machen und aus deren Sдckel Schadloshaltung suchen; пассивность же эта действительно иногда переступает все границы, как это видно, например, из знаменитого процесса по делу швейцарской акционерной компании под фирмой Leu и К, акционеры которой после самоубийства одного из директоров (ЕшерБодмера) понесли огромные убытки по опасным операциям, производившимся компанией в течение нескольких лет и всегда показываемым в отчетах, но бывших тем не менее акционерам неизвестными (40 - 3; 39 -633; 335 - 63, 4); но из пассивности этой, однако, не следует, что для борьбы с ней следует сделать акционера еще более пассивным.

Утверждение общим собранием инструкций для делопроизводства, на необходимость разработки которых указывают многие исследователи (ср. 149 - 99; 172 - 48; 331 - 505 и др.), что и сделано некоторыми акционерными компаниями (549; 614), желательно в особенности потому, что в инструкциях этих нередко искажается смысл устава, а, кроме того, акционеры, поручая обыкновенно составление инструкций поверочному совету, должны иметь возможность отвергнуть в этих инструкциях все постановления, могущие быть стеснительными как для компании и третьих лиц, так и для самих акционеров (615 - 31 ; 664 - 29).

Разрешение расходов свыше той нормы, которая допущена общим собранием или уставом независимо от особого полномочия, очевидно, входит в компетенцию общего собрания, так как акционеры считаются хозяевами предприятия, общее же собрание является представителем совокупности акционеров - органом, выражающим их общую волю (469 VI, 609). В весьма редких уставах признано необходимым ограничить определенной нормой право правления и ликвидаторов производить самостоятельно расходы, не требуя на это особого полномочия общих собраний (660 - 55; 664 - 29; 58), но пробел этот в уставах не замедлил дать результаты отрицательного свойства, во избежание которых необходимо восполнить его; если в теории и практике найдено возможным ограничивать постановлениями общих собраний полномочия некоторых или всех членов правления вообще (ср. 441 - 489; 26 - 310, 150, 240; 331 - 505, 572, 580 и др.), то тем более возможно и желательно такое ограничение в отношении к производству расходов (469 - VI 609).

Совершенно на том же основании за общим собранием должно быть признано право разрешать заключение и представление разного рода сделок, актов, договоров и т. п., превышающих компетенцию правления и ликвидаторов; такими актами, сделками и договорами могут быть, например, купчие крепости, подряды на поставку, адреса, прошения, петиции и т. п., которые по содержанию своему превышают полномочия правления (331 - 505, 506).

Вопрос о возбуждении уголовного или гражданского преследования против органов управления или контроля, по мнению некоторых исследователей, может быть решаем исключительно только общим собранием (ср. 332 - 9; 40 - 4; 335 - 11, 12, 13, 455 - 482), то же положение выражено и некоторыми судебными решениями (ср. 49 - XV, 273; 17 - IV, 61 и др.); мнение это было отвергнуто нами в предыдущей главе, так как нет никакого - ни логического, ни юридического - основания лишать единичного акционера возможности самостоятельно и непосредственно защищать свое право (ср. 33 - II, 441,461; 361 - 57; 191 - 422 и др.); тем не менее такое же право должно принадлежать и компании как в отношении к своим органам управления и контроля, так и в отношении к третьим лицам, причем органом компании является в таком случае общее собрание, решающее вопрос о возбуждении преследования и поручающее хождение по делу избранному или избранным для этого лицам (ср. 40 - 4 и др.; 331 - 504; 332 - 13 и др.). В практике акционерного дела были случаи признания даже судебной власти за общим собранием, которому придавалось значение третейского судьи между акционером и компанией, как это постановлено, например, в _ 12 устава der Dampf-Dresch-Maschinen-Actien-Gesellschaft zu Herrstein, но решениями судов (469 - XV, 274) это признано совершенно неправильным, так как в таком случае компания является сама судьей в своем собственном деле; однако за общим собранием может быть признано право разрешать споры и недоразумения по службе между служащими, что и постановлено некоторыми уставами (670-39;654-47).

Без сомнения, только общее собрание имеет право изменять устав (17 - V, 122), хотя и тут практика нашла возможным сделать многие отступления, доходящие до того, что в некоторых акционерных компаниях возможно изменение устава даже поверочным советом независимо от общего собрания (568 - 22). Но и праву общего собрания необходимо в данном случае поставить точно определенные границы, долженствующие быть обозначенными в уставе (331 - 508). Во-первых, не подлежит никакому сомнению, что постановления общего собрания, изменяющие устав, не должны нарушать прав третьих лиц (ср. 17 - V, 111; 72 - 12); вовторых, общее собрание, изменяющее устав, должно во всяком случае состоять из большинства акционеров, так как изменение устава неизбежно влечет за собой не только осуществление, но и изменение общих прав и обязанностей акционеров (ср. 463 - 126); в-третьих, изменение устава неликвидирующейся компании возможно только в пределах, указанных самим же уставом (299 - 197; 208 - 91; 101 - II, п. 437; 331 - 508), и, в-четвертых, некоторые изменения устава равносильны закрытию существующей компании и учреждению новой, - так, например, увеличение или уменьшение акционерного капитала, производство займов и продление срока существования компании, если это не предусмотрено уставом, равно как изменение цели компании должны иметь значение ликвидации существующей компании и учреждения новой (ср. 331 - 509), так как единичный акционер никоим образом не обязан подчиняться таким постановлениям большинства, которые изменяют его права и обязанности в большей мере, чем он согласился на это, подчинившись уставу (ср. 191 401), а потому во всех указанных случаях акционер имеет право требовать возврата ему его доли акционерного капитала, возврат же такой возможен только путем ликвидации компании (33 - II, 447), - следовательно, и ко всем таким решениям общих собраний должны быть применяемы все правила относительно права общего собрания постановлять ликвидацию компании. Даже если такое постановление согласно требованию Renaud'a (331 - 509), Poehls'a (299 - 202), Jolly (191 - 401) и др. принято будет единогласно всеми акционерами, то и тогда, имея в виду интересы не только акционеров, но и третьих лиц, следует видеть в таком изменении устава ликвидацию существующей компании и учреждение новой. Разумеется, в практике такая ликвидация существующей компании с непосредственно следующим затем учреждением новой компании может часто иметь только формальное значение, если против постановленного изменения устава, не предусмотренного самим уставом, не будет поднято ни акционерами, ни третьими лицами никакого протеста, вследствие чего не будет надобности ни в фактической ликвидации, ни в фактическом учреждении, тем не менее случаи эти не изменяют существа дела и основной принцип должен остаться неприкосновенным: общее собрание, будучи в составе большинства акционеров, а иногда и при представительстве большей части акционерного капитала, может изменять устав только в пределах, указанных самим же уставом, во всех же остальных случаях изменения устава, хотя бы и основанные на единогласном постановлении всех акционеров, равносильны ликвидации существующей компании и учреждению новой, вследствие чего каждый заинтересованный, права и обязанности которого изменены таким постановлением, будет ли это акционер или третье лицо, имеет право требовать фактической ликвидации компании, сделавшей такое постановление (ср. 312 - 172; 299 - 197; 150 409; 331 - 509; 33 - II, 447; 208 - 91; 333 и др.).

Вопрос о добровольной ликвидации компании может быть решаем исключительно только общим собранием, - такое право общего собрания настолько несомненно, что оно пока никем еще не оспаривалось, причем многие исследователи, говоря об общих собраниях, решающих этот вопрос, полагают необходимым признать право голоса в разрешении этого вопроса даже за теми акционерами, за которыми вообще право голоса не признано (49 - II, 146), - требование это указывает только на то, до какой степени вообще анормально непризнание права голоса за каким бы то ни было акционером (см. гл. 15).

Наконец, общее собрание имеет право обсуждать и решать в пределах устава все вообще вопросы, которые представлены будут на его обсуждение правлением, поверочным советом или единичными акционерами; оспаривать такое право общего собрания невозможно, так как оно вытекает из существа этого органа акционерной компании и практически необходимо для разрешения всех тех недоразумений во всем делопроизводстве и для восполнения всех тех пробелов в уставе и в инструкции, которые могут обнаружиться в течение жизни компании и, оставаясь неразрешенными, затормозить дальнейшее развитие ее (331 - 506, 507).

Порядок голосования в общих собраниях касается прежде всего вопроса о том, что следует ли держаться правил закрытой или же открытой баллотировки; вопрос этот разрешается ближе всего характером и значением предметов, подвергаемых голосованию; в выборах во избежание стеснения избирателей предпочтительнее закрытая баллотировка, во всех же остальных случаях все преимущества на стороне открытой баллотировки, как менее сложной и более доступной контролю. Впрочем, вопрос этот второстепенной важности в акционерных компаниях и, без сомнения, имеет гораздо меньшее значение, чем вопрос об абсолютном или относительном большинстве голосов или о единогласии при голосовании. Последнему вопросу многие исследователи посвятили особенно много внимания, почитая его даже более существенным, чем вопрос о состоятельности общих собраний в зависимости от присутствия в них большего или меньшего числа акционеров (ср. 191 - 409), причем разномыслие замечается в особенности в определении значения и степени необходимости единогласия в решениях общих собраний, - разномыслие, порождаемое, по мнению Renaud'a (331 - 492), разницей воззрений на акционерные компании, то как на societas, то как на universitas. Jolly (191 - 398, 401) полагает, что bei Ausьbung der Rechte und Verbindlichkeiten, welche die Actionдre durch Eingehung des Gesellschaftsvertrages sich gegenseitig eingerдumt, resp. ьbernommen haben, Stimmenmeheit entscheidet, wдhrend zu einem Beschlьsse, welcher die festgesetzten Rechte oder Verbindlichkeiten дndert, Stimmeneinhelligkeit zu fordern ist, denn es versteht sich von selbst, dass Neimand eine Modifikation seiner bestimmten Rechte oder Verbindlikeiten, auch wenn er dieselben gemeinschaftlich und gegenseitig mit andern hat, nach dem Willen der Mehrheit dieser дndern sich gefallen zu lassen braucht, sofern er sich nicht freiwilling schon zum Voraus dem Majoritдtswillen unterworfen hat. Такое единогласие, по его мнению (191 - 404), необходимо при изменении устава, продолжении срока существования компании, изменении цели ее, решении вопросов о ликвидации, о займе, сокращении или продлении срока оплаты акций и о запасном капитале. Мнение Jolly, разделяемое с большими или меньшими модификациями и другими исследователями (см., например, 408 - 341), особенно замечательно тем, что в нем недостаточно выяснено, говорится ли о единогласии всех вообще акционеров или же только о единогласии акционеров, присутствующих в общем собрании; первое, при всей своей непрактичности и даже невозможности, согласуется, однако, с мотивами, на основании которых Jolly требует этого единогласия, но стоит в явном противоречии с его же мнением, что состоятельность общих собраний не должна зависеть от числа присутствующих акционеров, дабы единичный акционер "durch seine Unthдtigkeit" не мог парализовать решения общих собраний (191 - 409), второе же, будучи менее в разладе с данными практики, противоречит тем именно мотивам, на основании которых требуется такое единогласие (191 -401). Мы полагаем, что оба положения ошибочны, так как единогласие всех вообще акционеров, будучи практически невозможным, кроме того, еще и бесполезно, потому что, как указано было уже выше, согласие всех акционеров не уничтожает права протеста третьих лиц, если нарушены их права, вследствие чего, при каких бы условиях ни было совершено изменение устава, не предусмотренное самим уставом, - a Jolly говорит именно об этом, - компания должна считаться ликвидирующей и вновь учреждающейся; требование же единогласия всех акционеров, присутствующих в общем собрании, будучи практически очень обременительным, не оправдывается никакими соображениями: общее собрание акционерной компании не вече и не общинное собрание как по характеру и составу своему, так и по цели и по обычаям. Тем не менее мы не согласны также и с Poehls'ом (299 - 198), что разрешение этого вопроса следует предоставить уставам, так как некоторые предметы обсуждения общих собраний касаются столь существенных интересов акционеров и третьих лиц, что разрешение их не может быть предоставлено простому большинству голосов наличных в общем собрании акционеров, как это делает большая часть уставов (см. 331 - 492, прим. 13). Поэтому мы полагаем: насколько для разрешения одних вопросов, а именно тех, для которых не требуется присутствия в общем собрании большинства акционеров и представительства большей части акционерного капитала, достаточно абсолютного большинства голосов присутствующих акционеров, настолько для разрешения других вопросов, а именно тех, для которых требуется присутствие в общем собрании большинства акционеров и представительство большей части акционерного капитала, абсолютное большинство голосов недостаточно и должно быть заменено большинством относительным. Какое должно быть относительное большинство, - это решить нетрудно, имея в виду те мотивы, на основании которых требуется присутствие в общих собраниях большинства акционеров для разрешения некоторых вопросов; мотивы эти заключаются в том, чтобы возможно более значительное большинство принимало участие в обсуждении и издании постановлений, касающихся более существенных культурных и хозяйственных интересов акционеров и компании; schlьsse der General-Versammlung sind fьr die einzelnen Actionдre unbedingt verbindlich или в _ 64 устава der landwirthschaftlichen Creditbank fьr Bцhmen, в котором сказано то же, но еще с добавлением: "ohne dass dagegen irgendeine Einsprache oder Berufung erhoben -werden kцnnte", - не должны быть допускаемы.

Общие собрания, будучи высшим распорядительным и контрольным органом акционерной компании, вызывают необходимость в организации рядом с ними еще и исполнительного органа, который называется обыкновенно правлением (Vorstand, Verwalturgsrath, Directorium, administrateurs, conseil d'administration, comitй d'exйcution, administradores, consiglio d'amministrazione, administratori). Jolly (191 - 120) говорит: die Rechte und Verbindlichkeiten, welche die Mitglieder einer Actiengesellschaft sich gegenseitig zu gewдhren und gegenseitig zu erfьllen haben, werden alle durch Vermittelung des Organs der Gesellschaft, ihres Vorstandes, realisirt, oder gar unmittelbar von der Gesammtheit der Actionдre in General - Versammlung ausgeьbt, so dass die Gesellschaft als ein selbststдndiges, von ihren Gliedern verschiedenes Rechtssubject erscheint, auf welches jene Rechte und Verbindlichkeiten sich scheinbar beziehen. Хотя воззрение это на правление не совсем верно, как результат неправильного воззрения на акционерную компанию как на societas в форме юридического лица, но оно довольно рельефно выставляет органическую связь между правлением и компанией. Bluntschli сравнивая общее собрание с Gemeindeversammlung, находит аналогию между правлением и Verwaltungsbehцrde des Gemeinderaths. Regelsberger (335 - 18) говорит, что das Directorium, т.е. правление, ist eine kollegial organisirte Mehrheit von Personen mit gemeinsamen Auftrag, и отношения правления к компании основываются на договоре, выраженном в уставе. Ясно, что определение это неудовлетворительно, так как, во-первых, правление может быть единоличное и, во-вторых, слова "Mehrheit von Personen" ничего не выясняют. Мы полагаем, что правление есть высший исполнительный орган акционерной компании, компетенция которого определяется уставом в пределах общего закона (ср. 114 - 312 и др). Относительно определения юридического значения членов правления с целью выяснить характер компетенции их и отношение к компании и к акционерам господствуют воззрения в высшей степени разнообразные. Одни (335 - 11) полагают, что члены правления манданты в отношении к акционерам как мандатарам; другие (299 - 179, 184) называют членов правления Geschдftsrьhrende Gesellschafter; третьи (415 - _ 45) уподобляют их инститорам (ср. 442 - 3); четвертые (191 - 371) признают за членами правления значение мандантов и инститоров; наконец, пятые (331 528) считают все правление за Vereinsbehцrde или за Gesellschaftsorgan (40 - 5), последнее следует признать более правильным и более соответствующим сущности и значению акционерной компании, в которой правление составляет органическую составную часть целого, не произвольно устанавливаемую и отменяемую, а неизбежно необходимую (ср. 101 - 137 и др.). Различие в названиях правления, особенно .развитое в немецкой акционерной практике (см. 331 - 526, 527), нисколько не изменяет значения правления как высшего исполнительного органа, и, хотя бы рядом с правлением постановлены были еще директора, особые комитеты, административные советы и т. п., все они должны иметь значение только второстепенных, подчиненных правлению органов исполнения, причем разнообразие это в названиях исполнительных органов одной и той же акционерной компании нередко указывает на чрезмерно сложную организацию всего управления компанией, на которую не без основания жалуется Loewenthal (239 - 25), указывая на то, что не в многоначалии следует искать гарантии для солидности управления.

Что касается состава правления, то оно может состоять как из одного, так и из нескольких лиц, - в последнем случае правление или действует коллегиально, или же распределяет между своими членами отдельные отрасли управления (191 - 370; 331 - 529), как это было сделано, например, в швейцарской акционерной компании Leu и К" (40; 335; 39). Правление избирается из числа акционеров или же и между посторонними лицами (191 - 370; 260 - 146; 331 - 529), хотя в практике и в законодательствах часто делаются отступления, во-первых, в том отношении, что первое правление назначается уставом или, вернее, учредителями (см. гл. 7 и 15) или же избрание правления поручается поверочному совету (665 - 28, 31; 595 - 12), а иногда и правительству на основании особого договора (123 - XIII, 124), и, во-вторых, в том отношении, что избираемыми могут быть только акционеры (см. 331 - 529). В тех уставах, в которых избрание правления поручено не общему собранию, а поверочному совету, - там и смещение правления поручено тому же органу (663 - 28, 31). Лицо, избранное в члены правления, может, разумеется, отказаться от принятия возлагаемой на него должности, в случае же принятия должности избранный может отказаться от нее до срока впоследствии (191 373), но он должен тогда оставаться у дел до избрания на его должность кого-либо другого (222 - 181; 331 - 539), хотя в практике не всегда признается это обязательным и устанавливается иной порядок замещения должностей членов правления, сделавшихся вакантными до срока, как, например, мы видим это в _ 31 устава der Berliner Handels-Gessellschaft, в котором сказано: jedes Mitglied des Verwaltungsrathes kann nach vorhergegangener dreimonatlicher Kьndigung ausscheiden; treten Vacanzen im Verwaltungsrathe, so ernennen die ьbrigen Mitglieder durch Stimmenmehrheit ein provisorisches Mitglied; die definitive Ersatzwahl erfolgt in der nдchsten ordentlichen Generalversammlung (609; ср. 642 - 45; 652 - 39; 543 - 18). Замещение вакантных должностей членов правления возможно еще посредством предварительного выбора кандидатов на эту должность- такой порядок даже предпочтительнее первого, так как он устраняет необходимость в стеснении свободы выхода из личного состава правления (641 - 15).

Чтобы иметь право быть избранным, требуется обыкновенно владение определенным числом акций (572 - 59; 663 - 35), представляемых компании в качестве залога на все время служения (595 - 14), но очень часто в уставах вовсе не обозначается, с какой именно целью требуется представление этих акций, так что за ними не может быть признано зна чение залога (543 - 22; 609 - 28). По этому поводу мы говорили уже выше (см. гл. 15), что, насколько требование владения определенным числом акций неосновательно, монополизируя должность члена правления за крупными акционерами и вместе с тем отнимая возможность избирать на эту должность неакционеров, настолько требование представления после избрания определенного числа акций в виде залога может быть целесооб разным, служа не только обеспечением на случай убытков, могущих быть причиненными избранным компании, но и доказательством того доверия, которым пользуется избранный (ср. 274 - III, 243; 26 - 226; 260 - 166 и др.). Существуют еще и другие ограничения в пользовании правом быть избранным; так, например, некоторыми уставами требуется, чтобы местожительство избираемого было в определенной местности (543 - 17), чтобы он был владельцем именных акций (653 - 17) и т. п. (см. 331 - 531). Все эти ограничения большей частью совершенно бесполезны и произвольны, хотя есть и такие ограничения, которые как вполне рациональные должны были бы получить значение общего правила и к числу их мы причисляем: а) образовательный ценз, б) общественное положение, как, например, Mohl (274 - 108), а также Шеффле совершенно основательно желают устранения чиновников от управления акционерными компаниями, тогда как в некоторых случаях, наоборот, общественное положение может дать преимущественное право на то, чтобы быть избранным в управление, как, например, это возможно в фабричных акционерных Компаниях, в которых рабочие, будучи соучастниками в предприятии, могут выговорить себе преимущественное право на участие в управлении, и в) незапятнанная репутация, но в последнем случае не следует дозволять уставам произвольно суживать или расширять это понятие, так как общие постановления закона по этому предмету должны найти свое применение и в данном случае. Еще одно ограничение, находящее себе защитников в лице даже таких исследователей, как Bedarride (49 - II, 168), и заключающееся в том, что будто бы одно и то же лицо не может быть членом правления в двух акционерных компаниях, - ограничение это едва ли основательно, если принять в соображение, во-первых, недостаток в способных и честных людях для занятия должности членов правления, во-вторых, в сущности только кажущуюся опасность, против которой хотят в данном случае бороться, и, в-третьих, полную возможность при правильной организации контроля и целесообразных постановлениях об ответственности предупредить и устранить всякое зло, которое могло бы быть результатом занятия одним и тем же лицом должности члена правления в двух акционерных компаниях. Еще одно ограничение, хотя и не общераспространенное, заключается в требовании, чтобы избранный имел местожительство в том городе или месте, где находится компания; мы говорим, что требование это необщераспространенное, так как некоторые уставы не только ничего не упоминают об этом, но допускают даже прямо возможность, чтобы избранный во время служения жил вне местонахождения компании (650 - 42; 660 - 32); очевидно, что нет никакого основания стеснять выбор местом жительства избираемого, но не менее очевидно также и то, что избранный в члены правления и принявший избрание должен жить там, где находится компания.

Правление должно быть избираемо на срок, хотя и тут практика делает иногда отступления, избирая пожизненных членов правления или же на все время существования акционерной компании (331 - 533, 534, прим. 35). При избрании правления на срок, определение которого следует предоставить уставам, но только до известных пределов, дабы срок этот не приближался к понятию о бессрочности, возобновление личного1 состава этого органа должно происходить постепенно, посредством установления периодической очереди, а не сразу, так как в противном случае такая резкая замена одного личного состава другим может неблагоприятно повлиять на все управление. Выходящий член правления может быть избран вновь, так как акционерная компания не республика, в которой продолжительное главенство одного и того же лица может неблагоприятно отразиться на политико-гражданской свободе; в акционерных компаниях - наоборот: продолжительное управление одного и того же лица может служить только ручательством за его опытность и за доверие, которым он пользуется.

Как выбор, так и смена каждого члена правления должны быть протоколируемы, регистрируемы и опубликовываемы (ср. гл. 11 и 13); необходимость этого требования признается далеко не всеми законодательствами, уставами и исследователями (см. 331 - 535, 536), но едва ли можно оспаривать его (ср. 469 - XXII, 383), если держаться начала публичности, широкое и последовательное применение которого к акционерным компаниям признано необходимым всеми новейшими исследователями и компетентными учреждениями (см. 172 - 154 и др.; 469 - VIII, 540). Кроме того, почти всеми законодательствами требуется еще предъявление установленному учреждению (регистратуре) подписи членов правления и удостоверения в правильности избрания (17 - V, 451). Если правление состоит из нескольких лиц, то оно как учреждение коллегиальное должно иметь во главе своей председателя и заступающего его место на случай болезни; избрание председателя и вице-председателя поручается обыкновенно самому же правлению из своей среды (609 - 32; 543 - 19), но это едва ли основательно, если придавать значение разнице в большинстве голосов, которым избран каждый член правления, и не считать волю правления выше воли компании; при равенстве голосов можно предоставить выбор председателя самому правлению, в крайнем же случае должен решать жребий.

Избранные члены правления, как мы сказали уже выше, будучи избираемы на срок, могут быть, однако, смещены с должности, и смещение это может быть двоякое: член правления может быть удален от должности по не зависящим от компании причинам, как, например, на основании закона, вследствие тяжкой болезни и т. п. (331 - 537), или же он может быть удален от должности самой компанией с указанием или без указания на причины такого удаления (ср. 33 - 422). Первый случай ясен сам по себе, и потому на нем нечего останавливаться, второй же случай требует пояснения. Удаление членов правления от должности без указания причин есть, без сомнения, одно из многих анормальных явлений в области акционерной практики, на которое обращено уже внимание в теории (191 - 373), в практике (588 - 30), а также и в законодательстве, например в Цюрихском гражданском уложении, _ 1355 (см. 331 - 537, прим. 54), в бернском акционерном законе (524 - 36); защитники же такого порядка, как, например, Renaud (331 - 538), Писемский (312 - 178) и другие, приводят далеко не убедительные доводы в оправдание своего воззрение, так как ссылки на природу вещей (Natur der Sache) и на интересы акционерного соединства (Interressen der Actienverbindung) недостаточны для оправдания применения к акционерным компаниям таких начал, которые свойственны разве только абсолютной монархии; мы вынуждены были выше сказать, что акционерная компания не республика, теперь оказывается необходимым пояснить еще, что акционерная компания не есть монархия. Поэтому, предполагая возможным удаление членов правления от должности до срока только на основании устава и с условием указания на причины такого действия, мы переходим затем к разрешению вопроса о том, кому должно быть предоставлено право такого действия, - одному ли только общему собранию или же и другим органам компании. Renaud полагает (331 - 538), что такое право может принадлежать только общему собранию или же поверочному совету, но в таком только случае, если оно же избрало членов правления, а удаление судом на основании жалобы акционеров ни в каком случае допущено быть не может (ср. 33 - II, 422; 26 - 223). Но это заключение едва ли правильно, если принять в соображение, что удаление членов правления от должности до срока может иметь место только при серьезных основаниях к этому и в интересах компании; поэтому, если органы контроля заметят, что дальнейшая служба которого-либо из членов правления причиняет очевидный вред компании и акционерам, то им должно быть предоставлено право, хотя бы не они избирали правление, на свой страх удалить такого члена от должности до созвания по этому поводу чрезвычайного общего собрания для утверждения такого действия и избрания нового члена. То же право должно быть предоставлено и меньшинству акционеров на тех же основаниях, на каких предоставлено им право требовать производства следствия по делам компании (см. гл. 15), причем меньшинство, если дело идет о требовании об удалении члена правления от должности до срока, обязано обратиться со своим требованием предварительно к органам контроля и только в случае отказа последних то же требование может быть предъявлено общему собранию, а затем даже и суду; в том и в другом случае необходимо указание на причины, вызвавшие такое требование, которые должны быть основаны на постановлениях устава или общего закона. Удаляемые от должности члены правления должны быть заменяемы кандидатами на то время, пока не соберется созванное по этому поводу чрезвычайное общее собрание (ср. 641 - 15).

Компетенция, или, вернее сказать, права и обязанности, правления представляет на самом деле вопрос не столь сложный и спорный, каким является он в немецкой литературе (см. 331 - 549 до 625). Что касается прав правления, то они сводятся только к праву на получение вознаграждения за свой труд, хотя иногда должность члена правления считается за почетную, не вознаграждаемую все время (615-13) или же до представления первого отчета (331 - 553, прим. 29). Вознаграждение членов правления бывает или только в форме определенного жалованья, что, впрочем, встречается чрезвычайно редко, или же только в форме определенной доли из чистой прибыли, называемой иногда дивидендом (567 - 27, 49) а иногда - tantiиme (543 - 29; 641 - 23), или же то и другое (595 - 13; 596 - 11); кроме того, большая часть уставов выговаривает в пользу членов правления разовое вознаграждение (Anwesenheits-Marken, Sitzungsgeld, Prдsenzmarken, Prдsenzgelder, Taggeld, jetons de prйsence), т. е. вознаграждение за каждое присутствие в заседании, которое выдается как придаток к жалованью (642 - 52, 72; 588 - 29) или к tantiиme (611 - 25; 567 - 27; 599 - 69; 630 - 36). Далее, к tantiиme и к разовому вознаграждению присоединяются нередко возврат путевых и других (?) издержек, с вторыми связано исправление должности члена правления, и еще дорожные расходы тех членов правления, которые проживают не в местонахождении компании; так, например, в Statuten der Actien - Gesellschaft der Kleinmьnchener Baumwoll - Spinnereien und mechanischen Weberei (555 - 38) сказано: die Miglieder des Verwaltungsrathes beziehen fьr jede Satzung, welcher sie beigewohnt haben, Anwesenheith - Marken, deren Werth bis zu dessen Bestimmung durch die erste ordentliche General-Versammlung auf 10 fl. ц. W. festgesetzt wird. Ausserdem erhalten dieselben fьr ihre Mьhewaltung die im Art. 43 bestimmte Tantieme und haben Anspruch auf Vergьtung der bei Besorgung der Geschдfte auflaufenden Reise - und sonstige baren Auslagen. Jene Mitglieden des Verwaktungsrathes, welche nicht in Wien domiciliren, sind berechtigt, den Ersatz jeiner Auslagen zu verlangen, welche mit dem Erscheinen in den Sitzungen verbunden sind. Размер tantiиme определяется обыкновенно уставом в процентном отношении к чистой прибыли компании (641 -23,43; 556-29,45; 611 -25,42; 543 - 29, 46; 555 38, 43) за вычетом из этой прибыли известной части на образование запасного капитала и на другие предметы, причем в некоторых уставах определен минимум tantiиme, так что если доля чистой прибыли, причитающейся правлению, не достигает этого минимума, то она пополняется до указанной нормы из доходов компании (641 - 23). Размер разового вознаграждения определяется обыкновенно первоначально уставом, а затем общим собранием (555 - 38; 611 - 25; 630 - 36) или же только общим собранием (705 - 36), путевые же и другие издержки вычисляются самими членами правления (555 - 38). Жалованье нередко определяется поверочным советом (595 - 13). Но этим не исчерпываются еще все формы вознаграждения, различные сочетания и способы определения их; так, например, в уставе der Bank fьr Graubьngenden (569 - 29) сказано: die Mitglieder des Verwaltungsrathes bezeihen, ausser Vergьtung allfдlliger Reise- Auslagen, ein angemessenes Sitzungsgeld; в уставе der Aktien-Gesellschaft Kцnigsberger Vereins-Bank (588 - 29) сказано: der Aufsichtsrath ist ermдchtigt, den Directoren (Vorstand) festes Gehalt und feste Dienstemolumente und ausserdem Tantiemen nach Massgabe des _ 55 zu bewilligen; наконец, Renaud, ссылаясь на _ 12 der Assecuranzcompagnie in Hamburg, указывает на форму вознаграждения подарками после каждого отчетного года, называемыми Portugalцser (331 - 533, прим. 28). Председатель, или главный член правления (Generalinspektor, Generalsecretдr, Vorsitzender, directeur gйrant), получает иногда большее вознаграждение, чем остальные члены (641 - 23 прим.), и за ним признается право решающего голоса при равенстве голосов (611 - 23).

Кроме того, за членами правления признается иногда право поручать исправление их должности другим лицам (см. 89 - VIII, 346; 89 - VI, 480; 260 - 146 и др.), но едва ли основательно признавать за ними такое право без разрешения общего собрания, которое должно в таком случае подвергнуть баллотировке предложенное лицо; практика нередко указывает на случаи, что сведущие и честные управители оказываются слишком доверчивыми в выборе людей, - то же, разумеется, возможно и с членами правления. Сказанным ограничиваются права правления, все же остальное, называемое также иногда правом, как, например, право созвания общих собраний, требования оплаты акций, приема и удаления наемных служащих и т. п., относится, в сущности, не к правам, а к обязанностям правления, о которых мы и будем говорить ниже, здесь же остановимся пока на исследовании только что указанных разнообразных форм вознаграждения членов правления за их службу.

Исследуя эти различные формы вознаграждения, нельзя не удивляться сложности их, тогда как все дело так просто: в акционерной компании два рода служащих лиц - выборные и наемные; к числу выборных лиц принадлежат члены правления, которые, если должность эта не безвозмездная, должны получать за свой труд определенное и соразмерное вознаграждение, как и лица, служащие по найму. Вознаграждение за труд нельзя измерять неопределенной величиной, какой представляется ожидаемая прибыль компании, которой может и не быть, а потому ясно, что члены правления могут получать вознаграждение за свой труд только в форме определенного жалованья, назначаемого им общим собранием, которое их избирает и которое, если оно найдет это полезным и справедливым, может назначить им еще и добавочное вознаграждение, как, например, наградные деньги в виде ли доли из чистой прибыли или в какой-либо иной форме - это все равно; все же разовые, путевые, португалезные и т. п. деньги следует целиком отнести к разряду тех акционерных изворотов, при помощи которых прикрывается ни с чем не сообразное вознаграждение за столь ничтожный труд, что иногда, как мы указали уже выше, член правления живет за тридевять земель от акционерной компании и оттуда управляет ею. Спрашивается, есть ли какой-либо смысл назначать членам правления разовые деньги, как бы для поощрения их к принятию участия в заседаниях правления, тогда как и без того они обязаны заседать там? Если же они не делают этого, пренебрегая своими обязанностями, то гораздо правильнее и целесообразнее удалить таких от должности или же лишить их известной доли причитающегося им жалованья. Спрашивается также, есть ли какое-либо основание вперед определять в уставе какую-либо часть из чистой прибыли компании в пользу членов правления, тогда как размер этой прибыли в большей части случаев от них вовсе не зависит, иногда же является результатом крайне рискованных предприятий правления, за которые потом расплачивается компания своим акционерным капиталом? В большей части акционерных компаний, в зависимости от характера предприятия, прибыль отличается замечательной неустойчивостью (см. введение), так что при одном и том же личном составе правления нередко один год огромной прибыли сменяется другим годом убытка, вследствие чего в одном случае члены правления получают несоразмерно высокое вознаграждение, в другом же случае труд их остается совсем не оплаченным; неудобство это может быть устранено, с одной стороны, установлением минимума суммы вознаграждения из чистой прибыли, как это сделано, например, в _ 23 устава Русского страхового от огня общества (614), в котором сказано, что если доля прибыли, причитающаяся директорам, будет менее 5000 руб., то из доходов общества должна быть отчислена дополнительная до 5000 руб. сумма, с другой же стороны, установлением максимума суммы из чистой прибыли; но и при таких условиях не будет достигнута соразмерность вознаграждения, хотя указанный порядок, разумеется, лучше отсутствия всяких постановлений относительно конечных размеров т. н. tantiиme не в процентном отношении (см. гл. 7). Спрашивается далее, какое дело компании до того, что избранный ею член правления живет в другом городе, вследствие чего он вынужден для исполнения своих служебных обязанностей делать путевые издержки? - Есть полное основание предполагать, что такой член правления служит компании менее, чем те члены правления, которые живут в одном с компанией городе, между тем как труд его, очевидно, будет стоить компании дороже, чем труд последних. Словом ответ на эти и на другие аналогичные вопросы ясен и смысл его таков, что закон должен со всей силой своего авторитета положить раз навсегда предел этому в большей или меньшей мере ловкому маскированию неблаговидных заработков, достигающих иногда колоссальных размеров; положить же предел этому можно только установлением правила, что размер вознаграждения правления в форме постоянного жалованья и наградных денег может быть определяем и изменяем только общим собранием. Можно безошибочно утверждать, что никогда ни одно общее собрание не согласилось бы платить члену правления или директору сто и более тысяч жалованья, между тем как теперь, при обычном маскировании размера получаемого вознаграждения, некоторые члены правления или директора акционерных компаний получают такое именно вознаграждение.

Обязанности правления, в сущности, могут быть выражены очень коротко словами Witte (442 - l) der Vorstand ist der Vertreter des Vereins (cp. 312 - 179). Словами этими исчерпывается компетенция правления, но ими она не определяется, вследствие чего возможно смешение правления с общим собранием, так как и последнее есть только представитель компании, а не сама компания, поэтому для полноты определения следовало бы сказать, что правление есть представитель компании как исполнительный орган ее, в пределах, указанных уставом. Но в данном случае следует заметить, что слово "представитель" послужило основанием к спору о том, служит ли правление только компании или также и акционерам; спор этот, которому, по-видимому, придают особенное значение Renaud ( 332 - 6), Писемский (312 - 179) и др., сводится к отрицанию за правлением значения представителя акционеров, так как правление может обращаться с иском к единичным акционерам (ср. 40 - 4; 335 - l; 455 - 482). Но дело в том, что правление обращается с иском к единичным акционерам не от своего имени, а от имени компании, следовательно, обстоятельство это не может влиять на соотношение между акционером и правлением, так как в данном случае акционер имеет дело с компанией. Кроме того, правление, без сомнения, может считаться представителем только компании, а не единичных акционеров, но и в отношении к компании представительство правления иногда ограничивается тем, что оно признается не за всем правлением, а только за определенными членами его (ср. 331 - 572 и др.; 26 - 150 и др.; 444 - 485). Следовательно, положение, защищаемое Bekker'ом (33 - II, 415; 39) и Jolly (191 - 422), что правление служит не только компании, но и единичным акционерам, остается нисколько не поколебленным, в силу чего эти единичные акционеры при нарушении правлением их прав и интересов могут преследовать это правление помимо компании, между тем как, если держаться воззрений Renaud'a и Писемского, следует прийти к заключению, что правление имеет полное право отказывать в исполнении всех требований, предъявляемых ему единичными акционерами, а не компанией. Поэтому во избежание спорных толкований мы возвращаемся к определению, предложенному нами выше, что правление есть орган компании, и притом высший исполнительный орган, или, как сказано в _ 38 der Bayerischen Vereinsbank (587): die Dierection ist das Vollzugs-und unmittelbare Verwaltungs-Organ der Gesellschaft; sie ist deren Vorstandim Sinne des Handelsgesetzbuches. Обязанности правления как исполнительного органа могут быть суживаемы и расширяемы частными уставами компаний, тем не менее следует установить общие черты этих обязанностей как границу компетенции этого органа вообще. Кроме того, некоторыми уставами делается иногда различие в компетенции отдельных членов правления, против чего, в противоположность Renaud'y (331 - 572) и Auerbach'y (26- 150), восстает Weinhagen (444 - 489), допуская, однако, некоторые ограничения. Ограничения эти делаются в интересах компании, дабы некоторые члены правления, пользующиеся меньшим доверием, не могли в качестве представителей компании повредить ей совершением с третьими лицами разных невыгодных или рискованных сделок; но тут порождается большое неудобство тем, что ограничения эти, будучи неизвестны третьим лицам, не могут быть противопоставляемы им для защиты компании, вследствие чего и теряют свое практическое значение; поэтому мы полагаем возможным допустить различие в компетенции от остальных членов правления только для председателя правления, который в таком случае может быть и главным директором или директором-наблюдателем и т. п., смотря по характеру предприятия компании. Это различие в особенности обычно в отношении к праву подписи за акционерную компанию, которого лишаются некоторые члены правления, но в этом случае нельзя не согласиться с Weinhagen'oм, который говорит: es lдsst sich nicht begreifen, welche Motive obwalten kцnnten, Jemanden in den Vorstad zu wдhlen, dem ein so geringes Vertranen geschenkt wird, dass man ihn von der Zeichnung ausschliesst (cp. 17 - VI, 40). Считая необходимым две подписи (ср. 73 было бы вполне целесообразно установить правило, чтобы рядом с подписью председателя правления, существенно необходимой для представительства компании, была еще подпись одного из членов правления без различия между ними в этом отношении, если же правление единоличное, то вторая подпись может принадлежать бухгалтеру (610 - 89), кассиру (331 - 359, прим. 19) и т. д. На документах, имеющих значение отчетов на основании кассовых оборотов и т. п., обязательно должны быть подписи бухгалтера и кассира. В подписи должно быть ясное указание на то, что она делается от имени компании (469 -VIII, 601).

Обязанности правления, будучи определены уставами в границах, указанных законом, должны быть ближе развиты еще и в особых инструкциях для делопроизводства, оказавшихся в акционерной практике чрезвычайно полезными (149-99; 172 - 48). Инструкции эти составляются поверочным советом и утверждаются общим собранием (656 - 18), иногда же, и это совершенно неправильно, они составляются и утверждаются поверочным советом помимо общего собрания (665 - 28). Для изменения инструкций, которые всегда должны приноравливаться к указаниям опыта, представляется совершенно излишним устанавливать те ограничения, с которыми должно быть связано изменение устава (см. гл. 9).

Для определения обязанностей правления, которые, как уже сказано, определяются в различных уставах весьма различно, правильнее перечислить то, чего правление не должно делать, чем то, что оно должно делать, хотя в последнем случае и можно установить некоторые общие черты, к которым следует отнести, например, обязанность требовать у акционеров оплаты акций, производить взыскания, представительствовать за компанию на суде (17 - V, 233), созывать общие собрания по мере надобности и по требованию поверочного совета и единичных акционеров, назначать и смещать остальной персонал должностных лиц, периодически представлять отчеты, балансы и инвентари, вообще же действовать в пределах устава и инструкции, отвечая не только за нарушения, но и за упущения (191 - 421; 442 - l; 331 - 569, 552; 299 - 260; 335 - 18; 109 - V, 63, 76; 312 - 181 ; 40 - 7; 33 - II, 422,26 - 141 и мн. др.). Но и в этом перечне обязанностей правления, которые оно должно исполнять даже при отсутствии на это особого полномочия общего собрания или при умолчании устава, необходимы некоторые ограничения, вытекающие из утилитарных или иных соображений; так, например, возлагая на правление обязанность назначать и смещать остальных должностных лиц, необходимо установить в этом случае некоторые ограничения в отношении к управляющему или директору, инспектору и т. п. - название очень различно и зависит обыкновенно от характера предприятия, - если такая должность вообще введена уставом, также и в отношении к бухгалтеру и кассиру, которые должны быть утверждаемы в должности если не общим собранием, то по крайней мере поверочным советом, так как интересы компании слишком тесно связаны с благонадежностью и способностью этих лиц, чтобы замещение их можно было предоставить всецело одному только правлению. Другое ограничение касается обязанности правления представительствовать на суде или в судебных делах за компанию; в этом случае, во-первых, было бы в высшей степени нерационально и опасно предоставить правлению без всяких ограничений право вчинять иски от имени компании (686 - 23), так как с ведением исков связаны часто большие расходы и весьма серьезные последствия для истца; поэтому мы полагаем, что правлению может быть предоставлено только право взыскания в той мере, в какой не связано это с ведением исков, в последнем усе случае требуется постановление общего собрания. Во-вторых, право правления представительства на суде за компанию ограничивается иногда общими законами, как, например, это сделано в русском законодательстве, в котором в Уставе Гражданского Судопроизводства в ст. 26 и 27 сказано: "Лица, уполномоченные по договору товарищества непосредственно управлять делами торгового дома, имеющего известную фирму, могут, по делам этого дома, искать и отвечать на суде и без особенной доверенности, если в договоре не постановлено противного; то же право предоставляется в товариществе полном одному из товарищей, если он, по силе учредительного договора, уполномочен распоряжаться делами товарищества; все же другие разного рода общества, товарищества и компании могут искать и отвечать на суде не иначе как в лице особого поверенного". Наконец, в-третьих, с правом представительства на суде за компанию связывается обязанность правления присягать за компанию, где это требуется, действующими уставами судопроизводства (299 - 260; 469 - VIII, 580; 191 - 441), но некоторые законодательства, как, например, русское (Уст. Гражд. Суд., _ 118, п. 4, _ 497, п. 3), не допускают присяги по делам обществ, товариществ и компаний. Иногда на членов правления возлагаются обязанности ликвидаторов (191 - 422). Перечислив те обязанности правления, которые оно может выполнять независимо от особого полномочия общего собрания и даже при умолчании относительно этого в уставе, мы переходим теперь к отрицательному определению обязанностей правления, т. е. посредством указания на то, чего правление ни в каком случае не может делать, или же на что ей нужно всегда особое полномочие общего собрания.

Правление не имеет права ни в каком случае: 1) вести дела на свой счет, т. е. спекулировать частным образом на средства компании, так как в данном случае, как указала практика, наиболее возможны весьма ги бельные для компании злоупотребления со стороны правления, для контроля почти совсем недоступные, и 2) изменять устав и инструкцию, так как изменение устава входит всецело в компетенцию одного только общего собрания и в отношении к этому изменению правление как исполнительный орган является совершенно некомпетентным, изменение же инструкции входит в компетенцию поверочного совета, составляющего ее, и общего собрания, утверждающего инструкцию (ср. 149 - 101; 172 48; гл. 9); в понятие об изменении устава, разумеется, входит также изменение цели компании, продолжение или сокращение срока ее существования и т. п. правление не может без особого полномочия устава или особого постановления общего собрания: 1) дарить от имени компании и вообще прощать долги должникам компании или кончать дела миром, или принимать в уплату вместо денег имущество, 2) продавать, закладывать или отчуждать имущество компании и совершать займы от ее имени, 3) увеличивать или уменьшать акционерный капитал или фонды, или цену акций, 4) производить какие-либо расходы на счет компании свыше установленной для этого нормы в уставе и 6) расширять деятельность компании посредством открытия филиалий, контор, отделений и т. п. (331 - 569 и др.; гл. 12; 457 - _ 207; 35 - 59, IV; 312 - 186; 329 - 17; 191 -429,439 и др.).

За правильные действия правления, т. е. основанные на уставе, инструкции, постановлениях общего собрания и на общем законе, отвечает компания, и хотя бы компания впала в конкурс, служба же членов правления обусловлена была бы личной и солидарной ответственностью их, то и тогда потерпевшие лица не могут предъявлять никакой претензии против членов правления, а могут иметь дело только с самой компанией (ср. 329 - 17; 191 - 437; 299 - 278 и др.). При отсутствии же вышеуказанных условий, т. е. при несогласии действий членов правления с уставом, инструкцией, постановлениями общего собрания и с общим законом или же только с последним, вызывается ответственность их, о которой мы будем говорить ниже. Относительно порядка заседаний правления, председательства в них, решения вопросов большинством голосов, особых полномочий председателя, в лице которого, как мы указали уже, правильнее было бы совмещать и должность старшего директора или инспектора и т. п., если такая должность установлена уставом, наконец, относительно вообще всего делопроизводства правления должны быть сделаны точные и полные указания в инструкции.

Как мы видели уже выше, нередко во главе управления компанией ставится кроме правления еще и директор (331 - 638), положение которого в отношении к правлению определяется иногда настолько независимо, что в компании создается как бы двоевластие, вред которого парализируется большей частью тем, что правление отодвигается на задний план, а директор узурпирует себе диктатуру, иногда временно полезную для компании, если директор - опытный и честный человек, но иногда и очень гибельную для компании. В особенности возможен спор о компетенции между правлением и директором тогда, когда последний избирается общим собранием совершенно независимо от правления; поэтому мы полагаем, что это должностное лицо, если только необходимость его признана уставом и должность его не может быть совмещена в лице председателя правления, должно избираться правлением и утверждаться общим собранием; соотношение между директором и правлением должно быть определяемо инструкцией, а возникающие затем споры между этими двумя органами разрешаются общим собранием. Кроме этого или такого должностного лица в каждой компании есть еще и второстепенные органы управления, каковы, например, прежде всего бухгалтер и кассир. Бухгалтер и кассир должны быть назначаемы правлением и утверждаемы в должности общим собранием, причем обе эти должности должны быть не только строго разграничены, но даже как бы противопоставлены одна другой; пока между кассиром и бухгалтером будут какие-либо служебные точки соприкосновения, до тех пор никогда не достигнуты будут правильные условия для полного контроля. От кассира требуется иногда представление залога, которое, без сомнения, может бьпъ заменено и поручительством нескольких надежных лиц, преимущественно акционеров. Далее следуют еще поверенные для ведения судебных дел, юрисконсульты, секретари и т. п., назначение и смещение которых должно быть всецело предоставлено правлению (ср. 191 - 370), определение же содержания как их, так и директора, бухгалтера и кассира должно зависеть от общего собрания (ср. 331 - 638). Нельзя не заметить, что не только в законодательстве и в практике, но даже и в теории вопрос о второстепенных органах управления, о разграничении бухгалтерии и кассы и т. п. находится пока в полном пренебрежении и ожидает более тщательной разработки при содействии начал торговой науки, так как начала эти в отношении к акционерной бухгалтерии, кассоводству и т. п. должны найти свое применение во избежание того хаоса, который гoсподствует в данном случае во многих акционерных компаниях.

Высшим органом контроля в акционерных компаниях, после общего собрания, является поверочный совет (Aufsichtsrath, Ausschuss, comitй de surveillance, consiglio d'amministrazione). Поверочный совет в акционерных компаниях является, в сущности, учреждением новым, еще очень юным, но успевшим уже вызвать против себя строгую критику, доходящую до отрицания необходимости этого органа в данной ему форме. Grьnhut говорит: der Aufsichtsrath ist oft nur eine leere Decoration fьr die Actiengesellschaft (149 - 105); Ките доказывает, что der Aufsichtsrath ist eine der schwдchsten Stellen vieler Actien-V ereine (208 - 93); Oechelhдuser (297 - 67) утверждает, что поверочный совет в том виде, в каком он находится теперь, представляется анормальным явлением, наносящим вред всему акционерному делу; Hecht (17 - 109), Behrend (34 - 44), Gareis (150 422) и другие говорят приблизительно то же; словом - почти все исследователи приходят к заключению о необходимости радикального изменения постановлений, определяющих состав, характер и значение поверочного совета (ср. 114 - 324). Главное зло заключается в данном случае, как указывает практика, в том, что поверочный совет не только контролирует, но и управляет (72 - 19, 20; 297 - 68), так что иногда стушевывается даже различие в названиях правления и поверочного совета (см. 331 - 626), причем должность членов поверочного совета нередко захватывается в свои руки учредителями (172 - 90), которые в то же время придают ей вполне несоответствующее значение, делаясь как бы полными хозяевами предприятия, разумеется, не в интересах контроля, а ради достижения личных выгод (см. гл. 7). К этому присоединяется еще и то, что поверочный совет, подобно правлению, нередко также ведет дела на свой счет (149 - 101), и, таким образом, иногда правление акционерной компании вместе с ее поверочным советом изображают собой как бы шайку хищников, которая организовала для себя постоянный источник для легкой, скорой и очень часто безнаказанной наживы на чужой счет (308 - IV, 164). Иногда бывает совершенно противное: вместо чрезмерно полномочного поверочного совета в одних компаниях, в других - поверочный совет не имеет ровно никакого значения до такой степени, что рядом с этим поверочным советом является необходимым ввести еще должность особых постоянных ревизоров (172-91). Поэтому главнейшая задача в отношении к поверочному совету должна заключаться, во-первых, в полном отделении его от правления и, во-вторых, в точном определении его обязанностей, долженствующих заключаться исключительно только в контроле (239 - 23; 172 - 98). Поверочный совет должен быть исключительно только органом контроля акционерной компании; du Mirai, объясняя различие между членами правления и поверочного совета, говорит: les premiers agissent, les seconds se bornent a contrфler et n'ont растете le droit de veto les actes des premiers (см. 52 - 186).

Поверочный совет избирается, подобно правлению, общим собранием из числа акционеров или же и между посторонними лицами (297 - 71, 72; 239 - 23), хотя в практике встречаются отступления от этого в том отношении, что первый поверочный совет назначается уставом (см. гл. 7; 545 - 10) и к занятию этой должности допускаются только акционеры (638 - 32). Избрание членов поверочного совета непременно из числа акционеров является тем более излишним, что на обязанности членов поверочного совета лежит защита интересов не только компании и акционеров, но и третьих лиц (239 - 23); избрание же поверочного совета общим собранием может встретить на практике некоторые совершенно основательные ограничения. Так, например, по уставу Magdeburger TheaterActien Verein (704 - 17, 19) поверочный совет состоит из девяти лиц:

1) первого бургомистра города Магдебурга, 2) двух гласных думы и 3) шести лиц, избираемых общим собранием; такой личный состав поверочного совета этой компании объясняется тем, что город Магдебург гарантировал ей 3 1/2 % на акции (см. 17 - IV, 295). Мы признаем такие отступления совершенно основательными, так как едва ли справедливо лишать права участия в контроле третьих лиц, будет ли это правительство, община или даже единичное лицо, интересы которых тесно связаны с компанией; поэтому, полагаем мы, такое же право должно было бы быть предоставлено и владельцам облигаций (ср. 351 - 773, 783). Кроме того, для пользования правом быть избранным в члены поверочного совета ставятся разного рода ограничения и требования, аналогичные с теми, которые указаны были нами в отношении к правлению (см. 331 - 627; 222 - 173 и др.; 469 - XXII, 336 и др.), вследствие чего все сказанное нами по этому поводу выше относится и сюда, но следует еще добавить, что в члены поверочного совета не могут быть избираемы лица, состоящие в близком родстве с членами правления или директорами (172 - 101).

Численный состав поверочного совета определяется немецким законодательством не менее как из трех человек, но не подлежит никакому сомнению, что как в отношении к правлению допущено применение коллегиального или единоличного начала (561 - 40; 545 - 26), так точно то же должно быть допущено и в отношении к поверочному совету, желание же непременного применения одного только коллегиального начала к поверочному совету вытекает, очевидно, из неправильного воззрения на этот орган как на verkьrzte Generalversammlung (см. 331 - 626), тогда как между поверочным советом как органом контроля и общим собранием как высшим распорядительным органом компании можно найти разве только ту аналогию, что общее собрание также контролирует; но в таком случае не нужно упускать из виду, что общее собрание никогда как учреждение коллегиальное само не контролирует, а поручает это избранным им лицу или лицам. Следовательно, нет никакого основания определять поверочный совет как исключительно только коллегиальное учреждение; название "поверочный совет" в данном случае, разумеется, не может служить препятствием, так как название это может быть заменено каким-либо другим.

Если поверочный совет состоит из нескольких лиц, то одно из них должно быть избрано председателем, или же председательство должно быть поручено лицу, получившему наибольшее число голосов; но не следует поручать выбор председателя самому же поверочному совету, как это постановлено большей частью уставов (555 - 28; 587 - 35; 637 - 21 и др.). Избранные члены поверочного совета, так же как и члены правления, могут отказаться от возлагаемой на них должности (ср. 191 - 373), но, приняв ее, они могут отказаться от нее до срока только с условием ожидания срока избрания на их место других лиц (ср. 222 - 181), если уставом не предусмотрено на этот случай предварительное избрание кандидатов. Должность членов поверочного совета должна быть срочной, хотя не может быть никаких препятствий ко вторичному избранию по прошествии срока (331 - 627). Члены поверочного совета, будучи избираемы общим собранием, им же только могут быть смещаемы,' но не иначе как в случаях и по правилам, предусмотренным уставом (ср. 191 373); то же право должно быть предоставлено и меньшинству, т. е. известной совокупности акционеров, на тех же основаниях, на каких предоставлено им право требовать производства следствия по делам компании (см. гл. 15), причем меньшинство это, если дело идет об удалении члена поверочного совета от должности до срока, обязано обратиться со своим требованием предварительно к общему собранию и только в случае отказа последнего то же требование может быть предъявлено суду; без сомнения, в том и в другом случае необходимо указание на причины, вызвавшие такое требование, которые должны быть основаны на постановлениях устава или общего закона. Члены поверочного совета, удаляемые от должности до срока, должны быть заменяемы кандидатами, если избрание таковых предусмотрено уставом.

Переходя к исследованию компетенции поверочного совета, остановимся предварительно на исследовании прав членов поверочного совета. Права эти, так же как и в отношении к правлению, сводятся только к праву на получение вознаграждения за службу, все же остальное, причисляемое нередко к категории прав членов поверочного совета, должно быть отнесено к обязанностям их, как, например, право созывать общие собрания, смещать с должности членов правления, производить контроль, составлять инструкции для делопроизводства и т. п. Формы вознаграждения, получаемого членами поверочного совета, столь же разнообразны и те же, какие практикуются в отношении к правлению (см. 331 - 629), а потому и результаты те же, т. е. маскирование непомерно больших сумм, получаемых членами поверочного совета как вознаграждение за труд, который нередко сводится к нулю; поэтому сказанное нами относительно форм вознаграждения членов правления относится и сюда, но с некоторыми модификациями, оправдываемыми указаниями опыта; так, например, мы полагаем, что членам поверочного совета следует выдавать вознаграждение только в форме разовых денег, размер которых, разумеется, должен определяться общим собранием, постоянное же жалованье может быть назначаемо только в таком случае, если этот орган контроля не коллегиальный, а единоличный. Название должности члена поверочного совета почетной не означает еще, что должность эта безвозмездна, так что Loewenthal (239 - 23) совершенно прав, говоря: das Amt des Aufrichtsrathes ist ein Ehren-weil ein Vertrauensamt, es ist aber dadurch principiell nicht ausgesprochen, dass es auch ein unentgeltlich ausgeьbtes sein mьsse. Члены поверочного совета, так же как и члены правления, не должны пользоваться правом замещения своей должности другими лицами ввиду опасности для компании, с которой связано пользование таким правом вследствие всегда возможного в данном случае неудачного выбора. Председателю поверочного совета должны быть предоставлены соответствующие этой должности особые права, как, например, право пользования решающим голосом при равенстве голосов и т. п.

Обязанности поверочного совета заключаются в контроле над всем делопроизводством и над всеми служащими в той мере, в какой это касается компании, поэтому поверочный совет имеет право во всякое время проверять кассу и книги компании, разрабатывать инструкции для делопроизводства, утверждаемые общим собранием, разбирать споры между служащими, рассматривать жалобы, подаваемые на членов правления и остальных служащих, удалять на свой страх от должности до срока членов правления, замещая их кандидатами, о чем, разумеется, должно быть доложено созванному по этому поводу чрезвычайному общему собранию, от которого зависят дальнейшие распоряжения по этому предмету, представлять общему собранию отчеты о результатах контроля и предлагать на обсуждение его вопросы, касающиеся компании. Кроме того, поверочный совет должен пользоваться правом созывать общие собрания по мере надобности, в интересах компании (ср. 17 - IV, 295; 331 - 630, 631). Все другие обязанности, возлагаемые некоторыми уставами на поверочный совет, положительно не входят в его компетенцию, как, например, право решать дела миром (683 - 36), вчинять иски от имени компании (312 189 прим.), представительствовать за компанию на суде по всем делам или только по некоторым (331 - 609), избирать членов правления (665 28), заменять собой общее собрание (299 - 192), окончательно утверждать отчеты помимо общего собрания (331 - 632, прим. 43), решать вопросы, по которым в правлении получилось равенство голосов или не последовало единогласия, требуемого уставом (664 - 55), председательствовать в общем собрании (607 - 45) и т. п. Словом - все, что не входит в понятие о контроле в точном смысле этого слова, не может входить и в компетенцию поверочного совета как органа исключительно только контрольного в акционерных компаниях.

Заметим еще, что как неосновательно требование, чтобы поверочный совет был учреждением исключительно только коллегиальным, так же неосновательно, чтобы все действия поверочного совета совершались коллегиально; нет решительно никакой причины воспрещать каждому члену поверочного совета единолично отправлять свои служебные обязанности, причем на действия его, если они будут неправильные, можно подавать жалобы всему поверочному совету, на который, в свою очередь, можно жаловаться только общему собранию. В инструкции для делопроизводства в Немиринецком ссудо-сберегательном товариществе сказано, что каждый член поверочного совета имеет право во всякое время единолично подвергать ревизии как книги, так и кассу и вообще все делопроизводство товарищества, доводя до сведения председателя поверочного совета или же всего совета замеченные им упущения, жалобы же на членов поверочного совета, действовавших единолично, подаются поверочному совету, а жалобы на последнего - общему собранию (_ 3 до 9). Поверочному совету может быть даже предоставлено право наложения взысканий на служащих в размерах и в случаях, разрешенных общим собранием, так как этим может быть в значительной степени усилено значение контроля, в котором заключается одна из самых прочных гарантий для правильного развития предприятия. За действия поверочного совета, согласные с уставом, инструкцией, постановлениями общего собрания и общим законом, отвечает компания, при отсутствии же этого условия ответственность падает на поверочный совет, о чем мы скажем ниже.

Как на второстепенный орган контроля следует указать на контролера, назначаемого обыкновенно управляющим или директором акционерной компании, или же правлением, тогда как назначение этого должностного лица следовало бы предоставить одному только поверочному совету с утверждения общего собрания. Должность контролера имеет значение как бы постоянно заседающего поверочного совета, подобно директорам-наблюдателям и другим в правлении, а потому и назначение лица, исполняющего эту должность, должно зависеть от поверочного совета, утверждение же в этой должности - от общего собрания. Назначение и смещение остальных второстепенных органов контроля, как, например, помощника контролера и т. п., должно всецело зависеть от поверочного совета.

Мы сказали уже выше, что рядом с поверочным советом назначается нередко еще особая ревизионная комиссия или ревизор, т. е. таким образом как бы отделяется контроль от ревизии, причем такое отделение вызвано почти исключительно только полнейшей несостоятельностью поверочного совета. Не отрицая пользы и даже необходимости единовременного назначения общим собранием ревизора или ревизионных комиссий для проверки представляемых общему собранию отчетов, мы тем не менее находим совершенно бесполезным для компании назначение кроме поверочного совета еще и постоянного органа для ревизии. Единовременное назначение ревизоров необходимо для того, чтобы проверить представленные общему собранию отчеты, так как общее собрание, будучи учреждением коллегиальным, само не в состоянии сделать эту проверку, причем может быть избираем всякий, будет ли он акционер или постороннее лицо, только бы познания и личные свойства избранного могли служить ручательством за способность его выполнить удовлетворительно возложенное на него поручение (ср. 72 - 12; 150 - 422; 34 - 80; 222 - 184); но в чем должны заключаться обязанности постоянных ревизоров или ревизионных комитетов рядом с поверочным советом, - это трудно определить, если вперед не обречь на бездействие один из этих органов. Если поверочный совет оказывается на практике всегда бездействующим, то лучше упразднить его, чем присоединять к нему другой орган, может быть также бездействующий; вот почему мы считаем нецелесообразными весьма разнообразные предложения многих исследователей усилить хромающий в акционерных компаниях контроль установлением новых должностей, причем некоторые желают даже поручить это дело правительству. Hecht (172-101) требует учреждения как отделения поверочного совета особой Controlbehцrde, состоящей по возможности из небольшого числа лиц; лица эти должны иметь местожительство там, где находится компания, не могут быть в родстве с директорами, не должны быть лично заинтересованы в предприятии, но должны понимать и знать его; они должны контролировать все делопроизводство компании, ведя протоколы своим заседаниям; директора могут жаловаться на них общему собранию. Что же будет делать поверочный совет? По flechf'y, выходит, что на обязанности поверочного совета будет лежать только разработка инструкций! Oechelhдuser (297 - 67), восставая против поверочного совета в теперешней его организации, желает слияния поверочного совета с правлением так, чтобы последнее пользовалось распорядительной и исполнительной властью; ревизия же и контроль, по его мнению (297 - 60), должны быть поручаемы особым ревизионным комиссиям (Prьfьngskomission) из двух или более лиц, назначаемых коммерческим судом из числа акционеров или посторонних лиц, получивших коммерческое и Юридическое образование (297 - 68 до 72), причем в подтверждение практичности такого порядка он ссылается на пример der deunschen Continental-Gasgesellschaft in Dessau, организация которой, насколько нам известно, не отличается ничем существенным от остальных немецких акционерных компаний. Кроме того, мера, предлагаемая Oechelhдuser'ом, не заключает в себе ровно ничего существенного, так как приблизительно какая же организация введена в 1871 г. уставом der landwirrthschaftlichen Kreditbank .in Bцhmen (636 - 55). Наконец, слияние поверочного совета с правлением равносильно упразднению первого, вследствие чего введение организации, предлагаемой Oechelhдuser, приведет в конечном результате опять к тому же, против чего он борется, т. е. к поверочному совету, который будет называться только не Aufsichtsrath или Verwalungsrath, a Prьfьngskomission. Заметим еще, что для нас совершенно непонятны мотивы, на основании которых Oechelhдuser желает поручить назначение членов ревизионной комиссии коммерческому суду (Handelsgericht od. Handelsrichter). Bekker (33 - II, 465) желает назначения поверочного совета правительством. Adolph Wagner (10 - VII, 374, 376) желает назначения, кроме поверочного совета, еще и правительственного контролера (Controlamt), но по не известным нам причинам он не развивает ближе своей мысли, по крайней мере в указанном сочинении, а потому остается неизвестным, в чем должны заключаться обязанности этого Controlamt'a и в каком соотношении должен он стоять к поверочному совету (ср. 126 - 395; 222 - 195). За правительственный контроль стоит также и Grьnhut (149 - 105). Goldschmidt (145 - 35) рекомендует учреждение так называемых Distriktscontrolдmter, которые могли бы по требованию акционеров производить ревизию и принимать даже provisorische Massregeln zum Schьtze der Aktionдre oder der Glдubiger.

У названных исследователей мы замечаем ту существенную ошибку, приводящую их к неправильным выводам, что они, с одной стороны, упускают из виду возможность реформировать поверочный совет посредством правильного и точного определения компетенции его, с другой же стороны, они не делают никакого различи? в значении и организации контроля в акционерных компаниях в зависимости от преследуемой ими цели (ср. 89 - IX, 375). Едва ли поверочный совет может сделаться лучше от того только, что он будет назначаться правительством, а не будет избираться общим собранием, если определение компетенции поверочного совета останется столь же смутным, как теперь, так как главный недостаток поверочных советов заключается не в бездеятельности их или в неправильном выборе, против чего бороться нетрудно, но в смешении понятий об управлении и контроле. Далее, состав, характер и значение поверочного совета в акционерных компаниях, без сомнения, должны находиться до известной степени в зависимости и от характера предприятия, лежащего в основании акционерной компании; кроме того, в данном случае могут влиять еще и некоторые специальные условия. Если компания преследует какую-нибудь культурно-хозяйственную цель, точно связанную с удовлетворением какой-либо существенной общественной потребности, как, например, это в особенности заметно в железнодорожных акционерных компаниях, тогда едва ли было бы целесообразно предоставить весь контроль самой компании посредством выборных от нее лиц, так как от этого могли бы пострадать общественные интересы, вследствие чего в таких компаниях и является потребность ставить рядом с поверочным советом еще и особых инспекторов по назначению от правительства, хотя возможна и такая организация, чтобы эти, так сказать, добавочные контролеры входили в состав поверочного совета как члены его, пользуясь достаточными полномочиями для своевременного воспрепятствования всякому нарушению общественных интересов. Затем, некоторые акционерные компании, также преимущественно культурно-хозяйственные, пользуются особой поддержкой правительства или общин, или земства в виде ли гарантии процентов или в другой какой-либо форме, и в таком случае, разумеется, правительство, община или земство должны также пользоваться правом контроля посредством ли назначения особого инспектора или же посредством включения в состав поверочного совета особо предназначенных для этого лиц на правах членов или, наконец, еще каким-либо иным способом, - это, в сущности, не особенно важно, хотя второй порядок предпочтительнее, и успешное применение его мы видим в акционерной компании Magdeburger Theater-Actien-Verein, по уставу которой дума, гарантировавшая компании 3 1/3 % на акции, назначает в поверочный совет, состоящий из девяти лиц, трех членов (704 - 15,19), и, кроме того, та же дума, обязав компанию не закладывать своего имущества и не производить займов и выговорив себе право голоса в общих собраниях, приобрела право контроля за теми действиями компании, которые касаются разработки и изменения устава, составления плана и сметы театра, а также устройства его и проверки баланса, инвентаря и годового отчета (704 - 15, 24, 25, 27, 28 до 31, 40, 42). На тех же совершенно основаниях должно быть признано право контроля в аналогичной форме и за владельцами облигаций, так как таким постановлением устранена будет та совершенно анормально пассивная роль, которую до сих пор играют владельцы облигаций, пользуясь при благоприятных условиях только правом присутствовать (?) в общих собраниях; интересы владельцев облигаций столь тесно связаны с компанией, что совершенное устранение их от непосредственного контроля нельзя не признать крупной ошибкой (ср. 429 - 114, 115; 331 - 773). В некоторых случаях право участия в контроле, как указывает Renaud (331 - 783), должно быть предоставлено и учредителям. - Словом, как видно из вышеизложенного, организация контроля в акционерных компаниях не может быть единообразной, так как она зависит от характера и значения предприятия и от отношения компании к третьим лицам или учреждениям, вследствие чего на обязанности контроля нередко лежит защита интересов не только компании, но и других лиц, но из этого не следует, что одного поверочного совета для контроля недостаточно, не говоря, разумеется, об особо избираемых общим собранием ревизорах для единовременной ревизии, необходимость которых отрицать нельзя. Вся задача заключается в том, чтобы организовать поверочный совет как орган контроля, согласно с характером предприятия акционерной компании и отношениями ее к третьим лицам или учреждениям, имея в виду защиту интересов не только компании, но и третьих лиц или учреждений и целого общества, поэтому существенное различие в организации поверочного совета может заключаться только в том, будет ли поверочный совет учреждением единоличным или коллегиальным и войдут ли в состав его представители от правительства или общества, или же третьих лиц как кредиторов компании, и, наконец, будут ли некоторые действия компании помимо поверочного совета подчинены еще какому-либо особому контролю компетентного учреждения или лица. Основное положение это при недостаточной разработке в теории я законодательстве в практике находится пока в полном пренебрежении.

Правление и поверочный совет иногда соединяются в некоторых специальных случаях в особое коллегиальное учреждение, называемое генеральным советом (conseil gйnйral), как, например, это предусмотрено бельгийским проектом (530 - 56). Такое временное соединение органов управления и контроля может быть в некоторых случаях полезно - в зависимости от характера и значения вопросов, предлагаемых на обсуждение этих генеральных советов, в которых, однако, во всяком случае за членами поверочного совета должно быть признано только право совещательного голоса.

Как правление, так и поверочный совет обязаны представлять компании отчеты, рассматриваемые и утверждаемые общим собранием, после чего с правления и поверочного совета при утверждении отчета слагается ответственность за отчетный период в той мере, в какой отчет не включает в себе утаек, подлогов и т. п. (40 - 23). Но этим представлением отчетов общим собраниям не исчерпывается отчетность в акционерных компаниях вообще, так как требуется еще периодическое опубликование балансов и инвентарей для сведения не только одних акционеров, но и вообще для общего сведения. Отчетность тесно связана с публичностью, но так как о второй мы говорили уже выше (см. гл. 13 и 15), то здесь и остановимся исключительно только на анализе тех начал, которые должны быть положены в основание отчетности, и начнем с годовых отчетов, правила которых должны быть применяемы и к полугодовым ведомостям, хотя и необычным в акционерных компаниях, но тем не менее, как указывает опыт товариществ, весьма желательным для более частого ознакомления акционеров с общим ходом предприятия. Полугодовая ведомость есть, в сущности, тот же годовой отчет, но несколько сокращенный тем, что в ведомость не включаются некоторые отделы годового отчета. Годовые отчеты составляются обыкновенно правлением и представляются не непосредственно общему собранию, а чрез посредство поверочного совета, который рассматривает его, утверждает и затем представляет общему собранию, повторяющему эту процедуру. Мы находим такой порядок анормальным и не соответствующим правильной организации всего управления в акционерных компаниях, на основании которой собственно управление должно быть совершенно отделено от контроля; мы находим даже, что такой порядок не соответствует вообще началам отчетности по торговой науке, не говоря уже о том, что в большей части случаев годовые отчеты акционерных компаний по форме своей почти не доступны для людей, не изучивших специально всех приемов для распознавания значения всех цифр и всей группировки их, которыми испещрены эти отчеты, тогда как одно из существеннейших свойств отчетов должно заключаться в общедоступности их. Мы полагаем, что существующий порядок составления, представления и утверждения годовых и полугодовых отчетов должен быть изменен следующим образом: отчеты бухгалтера и кассира должны быть сопровождаемы разъяснениями правления, причем разъяснения эти должны быть настолько полны и популярны, чтобы весь отчет был доступен для понимания всякого, даже и не посвященного в технику отчетности; затем отчет этот за подписью бухгалтера, кассира и председателя правления, должен быть представлен поверочному совету на рассмотрение и председатель поверочного совета подписывается под этим отчетом для того только, чтобы удостоверить, что этот именно, а не какой-либо другой отчет представляется на рассмотрение и утверждение общего собрания, дабы невозможны были такие случаи, что совету будет представлен один отчет, а общему собранию - другой, т. е. подпись председателя поверочного совета не имеет ровно ничего общего с утверждением отчета, а служит только доказательством тому, что этот именно отчет был на рассмотрении у поверочного совета и принят им к сведению. Рядом с отчетом правления, который, как видно из вышеизложенного, имеет значение как бы комментированных отчетов бухгалтера и кассира, должен быть представляем общему собранию отчет контролера с разъяснениями к нему, сделанными поверочным советом, т. е. как контроль должен быть совершенно отделен от управления, так и отчетность контроля должна быть совершенно отделена от отчетности управления; проверка же или ревизия этих двух отчетов поручается общим собранием особо избираемым для этого на всякий раз ревизорам или ревизору, представляющим ближайшему общему собранию подробный отчет о результатах ревизии, на основании которой общее собрание и утверждает отчеты правления и поверочного совета. В указанном порядке мы видим не только солидную гарантию правильной отчетности, но видим в нем также единственное средство к последовательному проведению начала разграничения контроля и управления.

Балансы и инвентари, которые служат для периодического, возможно частого ознакомления акционеров и третьих лиц с ходом предприятия, а также ближайшим основанием для вычисления прибыли компании (см. гл. 15), с формальной стороны должны быть общедоступны и должны быть снабжены подписью бухгалтера, кассира, председателя правления и председателя поверочного совета, причем последняя подпись имеет то же значение, как и на годовых или полугодовых отчетах; с материальной стороны они должны заключать в себе действительный актив и пассив компании, а не деланный, чем отличаются очень многие балансы и инвентари. Соотношение между инвентарем и балансом определено было следующим образом в одном из решений немецкого верховного апелляционного суда: инвентарь имеет целью die vorhandene Baarschaft, die Aussenstдnde, das Waarenlager und sonstige Vermцgensstцcke unter Angabe des Werthes zur Zeit der Inventur genau zu verzeichnen, тогда как баланс имеет целью durch einen das Verhдltniss des Vermцgens und der Schulden darstellenden Abschluss die Hцhe des reinen Gesellschaftsvemцgens und des fьr die Gesellschaft ausgefallenen Gewinnes oder Verlustes festzustellen (469 - VIII, 556); из этого видно, что между балансом и инвентарем неизбежно должна существовать тесная взаимная связь. Погрешности, которые, как обнаружила практика, весьма обычны в деле составления балансов и инвентарей, заключаются обыкновенно, с одной стороны, в неправильной оценке имущества компании в движимых или недвижимых предметах или в ценных бумагах (163 - 384; 222 - 240), с другой стороны, в неправильном распределении сумм по пассиву и активу, как, например, мы видим это в немецких балансах, в которых так называемые Grьndungskosten, Generalkosten, Emchtungen-u., Organisationskosten нередко помещаются в активе вместо пассива (ср. 222 - 242), или же в неправильном разложении сумм на графы, как мы видим это, например, во многих балансах, в которых денежная оплата акций не отделяется от опиты неденежной, полная от неполной и т. п. (ср. 222 - 244; 297 - 78; 163 - 381; 209 - n 48, 49, 50; 228 - 243 и др.), в противоположность английским балансам, в которых всегда отделяются capital and liabilities, property and assets (см. 152 - 38; 331 - 556).

Относительно неправильной оценки в балансах имущества компании, заключающегося в движимых или недвижимых предметах и ценных бумагах, было много сказано в литературе (ср. 222 - 240; 312 - 124; 331 554; 163 - 384; 297 - 78; 441 - 21 и др.) при обсуждении мер к устранению этого очевидного зла, причем большей частью исследователей признано целесообразным, чтобы в законодательстве установлено было требование с угрозой наказания, как за подлог, указывать в балансе и инвентаре ценность предметов соответственно покупной цене их, подтверждаемой документально (ср. 297 - 81; 10 - 1878 г., n 1, стр. 14), ценность же бумаг определять посредством вычисления среднего курса на них за время, обнимаемое балансом, т. е. Durchschnittscourses des betreffenden Jahres, как говорит Ауербах (26 - 244). Вместо указания предметов по покупной цене их некоторые законодательства и исследователи находят также целесообразными периодические оценки, совершаемые поверочным советам или иными установленными для этого органами; мы же полагаем, что соединение этих двух мер едва ли не ближе будет к цели: установив требование, чтобы в балансе и в инвентаре предметы указаны были по их покупной цене, подтверждаемой документально, следует вместе с тем предоставить право общему собранию в сомнительных случаях поручать определенным лицам производство переоценок, к числу же таких случаев могут быть отнесены, например, сомнение в солидности документа, определяющего покупную цену, сомнение в соответствии покупной цены с действительной ценностью предмета, предположение, что предмет вследствие каких-либо обстоятельств значительно утратил свою цену и т. п. Auerbach (26 - 281) указывает на те затруднения, какие возможны, например, при включении в баланс ценности зверей, принадлежащих зоологическому саду, или цветов, принадлежащих ботаническому саду, - затруднения эти, мы полагаем, могут быть вполне устранены только совместным применением двух вышеуказанных нами способов.

Для оценки бумаг также предлагается другое основание оценки, чем средний курс, а именно: некоторые законодательства и исследователи полагают целесообразным брать за основание оценки тот курс, который будет существовать во время составления баланса; мы же полагаем, что и тут совмещение двух указанных способов должно дать положительные результаты, причем следует держаться такого порядка, что решающее значение для оценки должна иметь меньшая величина, будет ли это средний курс или последний курс - все равно. Кроме того, в балансе должна быть делаема определенная скидка с оценочной суммы имущества в предметах для образования из этой скидки так называемого возобновительного фонда (Erneuerungsfond), который, как выражается Keussner (222- 245), regulirt die einer Abnutzung unterliegenden Inventarstьcke zu einer Gleichmдssigkeit im Vermцgen (cp. 26 - 246; 146; 331 - 559; гл. 12). Этот возобновительный фонд в связи с запасным капиталом, служащим для покрытия убытков, и с другими аналогичными с ним фондам" (Dividendenreserve, Schadenreserve), показанными в пассиве, несомненно будет содействовать столь желательному уравнению дивидендов в акционерных компаниях; указанный же порядок включения в баланс и в инвентарь (ср. 149 - 101) предметов и ценных бумаг послужит в значительной степени к усовершенствованию балансов как ближайших источников к выяснению хода предприятия и прибыли, на которую могут рассчитывать акционеры. In jedem Geschдftsbetrieb, говорит Behrend (34 - 78), bildet die Bilanz und ihr Grunde liegende Invenrtur den Pьfstein sowohl fьr die Grundlage wie fьr den Erfolg des Unternehmens.

На неправильное распределение сумм в балансе по пассиву и активу также обращено было внимание в литературе, причем большая часть исследователей склоняется в пользу английского порядка установления особого формуляра для балансов с ясным указанием в нем на распределение сумм по пассиву и активу (ср. 152 - 38; 331 - 556; 17 - XXXVII, 1 до 34; 172-121; 222-239; 17-XXXII, 99; 34-79; 17-VIII, 412; 123-XII, 16 и др.). Разработке такого формуляра должно быть посвящено особенное внимание, так как он может служить весьма прочной гарантией для правильного составления балансов, а потому необходимо выждать указаний опыта, имея в виду чрезвычайное разнообразие оборотов, совершаемых в различных акционерных компаниях и влияющих на счетоводство. Во всяком случае в таких формулярах все расходы по учреждению и подготовлению предприятия (Grьndungskosten, Generalkosten, Erichtungs-u. Organisationskosten) в той мере, в какой расходы эти не покрыты приходом, должны быть показаны в пассиве, а не в активе, как это делается весьма часто (ср. 222-242; 17 - XXXVII, 1 до 34; 115-43; 123 -XII, 16; 26 - 281; 331 - 559; 17 - XXXII, 99 и др.); в пассиве же, между прочим, должны быть указаны весь акционерный капитал, как оплаченный, так и неоплаченный (ср. 228 - 243; 268 - 132; 26 - 286), запасной капитал и другие фонды, имеющие определенное назначение (ср. 268 - 69), проценты (Bauzinsen), выданные за время подготовления предприятия (ср. 17 VIII, 406; 222 - 266) и невыплаченный дивиденд (ср. 163 - 396; 331 - 555; 118 - 44), так как в отношении к нему акционер должен быть рассматриваем как кредитор компании, вследствие чего, например, невзятый или полученный уже дивиденд не может служить источником для покрытия убытков компании, равно как правильно выданный дивиденд не может быть потребован обратно (163 - 385; 396; 312 - 126).

Неправильное распределение сумм по статьям в пассиве и в активе, вследствие чего, например, денежная оплата акций не отделяется от неденежной и т. п., также не оставлено без внимания в литературе (ср. 26 245; 222 - 244; 34 - 79; 17 - VIII, 412; 17 - XXXII, 99 и др.), причем и в данном случае признана целесообразной разработка формуляра баланса, приняв за образец английский формуляр, требующий, впрочем, некоторых и даже существенных дополнений (см. 152 - 38; 331 - 556). Очевидно, что в образцовом формуляре, в котором могут быть начертаны только основные черты балансов, каждая акционерная компания, согласно с целью предприятия и характером своих оборотов, вынуждена будет вводить разного рода дополнения, разъяснения и т. п., а потому желательно было бы, чтобы в частных уставах акционерных компаний определяем был порядок составления баланса в пределах законом установленного формуляра, как это и сделано уже в некоторых уставах наиболее солидных акционерных компаний (615 - 5; 634 - 39 и др.).

Наконец, указанные меры к усовершенствованию балансов должны быть дополнены еще постановлениями относительно порядка составления, проверки, утверждения, публикации и регистрации балансов. Для составления балансов необходимо установить такую периодичность, которая соответствовала бы естественному колебанию сумм, согласно цели и характеру предприятия и совершаемых им оборотов, давая возможность заинтересованным сторонам своевременно знакомиться с положением дел компании (ср. 172 - 121; 10 - VII, 374; 331 - 553). Цель эта достигается определением общего срока составления балансов во всех акционерных компаниях, предоставляя частным уставам сокращать, но не удлинять эти сроки; в случае же пропущения установленного срока балансы должны быть составляемы на счет виновных (ср. 26 - 297; 312 - 180).

Проверка балансов необходима как средство к уяснению, в какой мере правильно вычислены пассив и актив и в какой мере соотношение между пассивом и активом дает в результате чистую прибыль или убыток (ср. 34 - 79), причем, как говорит Behrend (34 - 79, 80), wenn die Contrфle eine wahrhafte und durchgreifende sein soll, so muss sie auch auf die materiellen Grundlagen eigehen, die einzelnen Werthsansдtzeprilfen, die gessammten Geschдftsoperationen in die Untersuchung hereinziehen und auf Grund derselben die Frage, ob und in welcher Hцhe die Vertheilung einer Dividende gerechtfertingt ist, beantworten. Проверка балансов, как уже сказано нами выше, должна быть поручаема особо избираемым для этого общим собранием на каждый раз лицам, так как eine wirkliche Garantie, говорит Behrend, kann nur durch eine Prьfung von Personen herbeigefьhrt werden, die nicht an der Geschдftsfьhrung betheiligt sind, чем, впрочем, нисколько не умаляется значение поверочного совета как постоянного органа контроля в акционерной компании, вследствие чего балансы правления должны быть представляемы и поверочному совету, но только как один из материалов для составления поверочным советом своего отчета по контролю. Утверждение балансов двоякое: с одной стороны, председатель правления, бухгалтер и кассир утверждают его своими подписями как ответственные за него лица (ср. 172 - 121), подпись же председателя поверочного совета служит доказательством представления этого именно баланса совету; с другой стороны, общее собрание на основании отчета ревизоров и отчета поверочного совета утверждает баланс, как бы санкционируя этим (Entlastung, dйcharge, absolutorium) действия правления за отчетный период времени, вследствие чего с правления слагается лежавшая на нем ответственность за этот период времени в той мере, в какой в балансе не будет сделано никаких утаек или подлогов и т. п. (ср. 331 - 502). Далее, публикация балансов и связанная с ней регистрация (см. гл. 13) являются необходимыми для того, чтобы, с одной стороны, сделать знакомство с балансом общедоступным, с другой же стороны, придать балансу значение публичного официального документа (ср. 10 - VII, 374; 149 - 101; 49 - II, 126; 331 - 502, 562; 172 - 121 и др.). Некоторые законодательства и исследователи требуют, кроме того, представления баланса в установленные правительственные учреждения (ср. 331 - 563, 564; 34 - 81).

Вышесказанное нами относительно балансов не касается так называемых сырых, или кратких, балансов (rohe Bilanzen, provisorische od. summarische Bilanzen), служащих иногда основанием для выдачи полугодовых дивидендов (26 - 247, 269; 331 - 661). Как эти балансы нельзя признать за солидное основание для определения положения дел компании и для вычисления прибыли ее, так и выдачу дивидендов на основании таких балансов нельзя признать правильной, а потому в данном случае следует видеть только еще одно из патологических явлений в практике акционерного дела (331 - 665). Относительно полных, или подробных, балансов, о которых мы говорили выше, заметим еще, что в практике они представляют чрезвычайное разнообразие, о котором можно составить себе понятие по приложениям за 1871 и 1872 гг. к Berliner Bцrsenzeitung (54), также по Compass'y Leonhardt'a (84), в особенности за 1873 г., и по ActienGesellschaften Meyer'a (265), где помещена целая масса балансов, носящих на себе большей частью отпечаток несолидности как самих компаний, так и производимых ими операций. Behrend (34 - 78) говорит, что unsolide Bilanzen sind eine Folge der unsoliden Grьndungen; an die Kette der gchwindelhaften Operationen werden auf diese Weise neue Glieder angefьgt, so lange sie ьberhaupt halten will; в справедливости этих слов едва ли можно сомневаться, а отсюда прямой вывод, что самые мудрые постановлеиия относительно акционерных балансов будут мертвой буквой, пока им не будут соответствовать такие же постановления относительно учреждения акционерных компаний.

Ответственность в применении к акционерным компаниям обратила на себя серьезное внимание только в новейшее время, когда чрезвычайное развитие всевозможных злоупотреблений в учреждении и управлении акционерных компаний заставило убедиться в бессилии всех мер, не опирающихся на строгое и последовательное проведение начала ответственности как учредителей, так и органов управления и контроля и даже самой акционерной компании. Об ответственности учредителей мы говорили уже выше (см. гл. 7) и потому перейдем теперь к исследованию ответственности органов управления и контроля, общий характер которой отчасти выяснен уже в предыдущей главе.

Почти все исследователи приходят к заключению, что в ответственности правления, поверочного совета и ревизоров не должно быть существенного различия, а может быть различие только во времени, т. е. правление как орган исполнительный отвечает сначала, а затем поверочный совет и ревизоры как органы контроля и ревизии (ср. 40-6, 11, 13; 89 IX., 382; 297 - 73; 39 - 637; 260 - 206, 215; 101 - II, п. 448; 172 - 93; 455 477; 299 - 190; 26 - 196; 312 - 176; 169 - 20; 172 - XII; 441 - 5; 34 - 52; 145 - 34; 332 - 3; 33 - 415; 335 - 28; 32; 109 - V, 63; 76; 191 - 372 и др.). Относительно того, должна ли быть ответственность солидарная или партикулярная, существует разница воззрений, причем одни (например, 297 73; 191 - 372) стоят за первую, а другие (например, 335 - 57) - за вторую. Oechelhдuser как защитник солидарной ответственности видит в ней то преимущество, что через нее wird die Soliditдt der Aktiongesellschaft in den Augen der Glдubiger wesentlich erhцhen и, кроме того, она заставит правление быть более внимательным к своим обязанностям (297 - 74). Regelabeeiger (335 - 29, 57), будучи противником солидарной ответственности, говорит, что die Theilung der Verantwortichkeit mit Mehreren viel mehr beignet ist die Energie abzuschwдchen, als zu stдrken, причем он совсем не кстати ссылается на весьма спорное положение Laboulaye (Paris en Amйrique, 21 ed. p. 235), который говорит относительно организации суда, что former un tribunal de trois ou quatre juges, ce n'est pas multiplier la responsabilitй, c'est la diviser; l'accusй y perdsa meilleur garantie. Seul et sous l'oeil du public, il me semble que Dieu me regarde; je sens toute la saintetй du devoir que je remplis. Plus j'aurais de confrиres, moisns je me croirais engagй. Qu'est-ce qu'un tiers, un cinquiиme, un dixiиme de responsabilitй? Кроме того, тот же Regelsberger, на стр. 38 того же своего исследования говорит: die Vorsteher jedes einzelnen Jahres haften fь den noch ungedeckten Rьckstand aus Amtszeit dem Acrienvereine solidarisch. В воззрениях этих как бы упущено совершенно из виду различие между уголовной и гражданской ответственностью, тогда как на основании этого различия, нам кажется, можно было бы примирить указанные два противоположные воззрения: уголовная ответственность может быть; без сомнения, только партикулярной, - каждый член правления или поверочного совета отвечает только за себя; гражданская же ответственность должна быть солидарной, так как организация правления и поверочного совета не единоличная, а коллегиальная, вследствие чего все действия их имеют значение действий, исходящих не от лица, но от коллегии; кроме того, Oechelhдuser совершенно прав, утверждая, что солидарная ответственность правления и поверочного совета возвысит кредит акционерных компаний и побудит правление к более добросовестному и осторожному исполнению своих обязанностей (ср. 191 - 372). Но в некоторых конкретных случаях и гражданская ответственность правления и поверочного совета может быть партикулярной, причем должно быть предоставлено суду суждение о том, насколько в данном конкретном случае неприменима солидарная ответственность как общее правило. Mummger и Bьtzberger (253 - 25) полагают, что правление и поверочный совет отвечают только за грубые упущения (grobe Fahrlдssigkeit), Regelsberger же (335 40; ср. 109 - V, 63, 76) полагает, что они должны отвечать и за незначительные упущения (leichte Fahrlдssigkeit). Poehls (299 - 190) делает в этом случае различие в ответственности членов правления и поверочного совета в зависимости от того, будут ли они избраны между посторонними лицами или же из числа акционеров; в первом случае они должны отвечать за omnis culpa, тогда как во втором - только за diligentiam in concreto; против этого различия восстает Jolly (191 - 374), утверждая, что в обоих случаях члены правления и поверочного совета должны прилагать к управлению компанией diligentiam quam quis in suis rebus adhibere solet, т. е. такое же внимание, как и к управлению своими собственными делами. Bluntschli (40 - 8, 17) склоняется в пользу мнения Munzinger'a и Bьtzberger'a на том основании, во-первых, что будто бы ответственность в пределах, указанных Regelsberger'ом, может только остановить каждого порядочного человека принять на себя должность члена правления или поверочного совета, и, во-вторых, нельзя требовать от членов правления и поверочного совета большего внимания к делам компании, чем к своим собственным. Но Bluntschli едва ли прав, так как первая высказанная им причина основана только на предположении, которое может и не оправдаться, по крайней мере в акционерных товариществах (коммандитах на акциях) такая ответственность товарищей (комплементаров) не препятствовала развитию этой формы акционерных компаний (ср. 18 - VI, 482; 432 - 97, 131; 49 -1,10 и др.), вторая же причина очевидно ошибочна, так как внимание, требуемое от управляющего на управление чужими делами, не должно быть приравниваемо к вниманию его в управлении собственными делами потому именно, что управляющий не есть хозяин, который по своему усмотрению может быть в каждую данную минуту более или менее внимателен к своему делу, при случае даже рискуя; да, наконец, и самая-то мера внимания, требуемого от управителей акционерными компаниями, не может быть постановлена в зависимость от столь изменчивого и чисто субъективного свойства, как внимание к управлению своими собственными делами: без сомнения, странно было бы услышать, если бы какой-нибудь воспитатель учебного заведения, обвиняемый в упущениях по его служебным обязанностям, оправдывался бы тем, что он не более внимателен к воспитанию и своих собственных детей. Поэтому мы полагаем, что мнение Regelsberger'а. основательнее и ответственность органов управления, контроля и ревизии должна иметь место при всех упущениях (omnis culpa) с их стороны.

Некоторые исследователи отличают ответственность членов правления и поверочного совета и ревизоров от ответственности второстепенных органов управления и контроля, говоря, что последние, служа не по выборам, а по назначению и получая за службу свою определенное жалованье как наемные лица, они должны отвечать за всякое малейшее упущение (geringste Fahrlдssigkeit) по службе (335 - 28, 59, 68; 253 - 25; 40 14). Но отличие это, очевидно, совершенно неправильное, так как члены правления и поверочного совета и ревизоры также получают если не жалованье, то, во всяком случае, вознаграждение за свой труд, и притом, как мы указали выше, вознаграждение иногда непомерно большое; что же касается службы по выбору или по назначению, то она не может и не должна создавать различия в ответственности в пользу служащих по выборам, а скорее наоборот, так как в упущениях с их стороны будут заключаться не только нарушение служебных обязанностей, но и злоупотребление оказанным доверием.

Что касается ответственности самой компании, то она, разумеется, может быть только гражданской; компания отвечает за правильные действия органов управления и контроля, т. е. основывающиеся на уставе, инструкции, определениях общего собрания и на общем законе и не выходящие из пределов компетенции, отмежеванной этим органам; кроме того, компания отвечает за определения общего собрания, но в этом случае ответственности компании должна предшествовать кассация этих определений (ср. 329 - 17; 40 - 4; 335 - 11; 12, 13; 191 - 429; 33 - 411, 422,436; 332 - 6, 9; 455 - 483 и др.).

Далее, что касается вопроса о том, кто именно имеет право возбуждать преследование против органов управления и контроля и против самой акционерной компании, то вопрос этот был почти исчерпан нами в предыдущей главе, а потому мы ограничимся здесь только добавлением, что кроме единичного акционера право это должно принадлежать также и третьим лицам. Единичные акционеры и третьи лица должны пользоваться этим правом только тогда, когда нарушены их права (ср. 332 - 11, 12), но из этого не следует, что права эти должны быть непременно имущественные или что с нарушением этим должно быть непременно связано причинение убытка, как это думает Regelsberger (335 - 72), утверждая при этом, что и за самый убыток-то правление и поверочный совет ответственны только в той мере, в какой он не покрыт прибылями, т. е. они отвечают только за разницу (ср. 382 - V, n 166; 382 - X, n 257). То и дpyгoe совершенно неверно, так как, во-первых, нарушение прав или служебных обязанностей со стороны правления и поверочного совета может быть не связано с причинением убытка, как, например, это возможно при отказе единичному акционеру в законно требуемой им справке или при отказе созвать общее собрание, или при непредставлении к сроку баланса и т. п., во-вторых, ответственность только за разницу между причиненным убытком и добытой прибылью противоречит коренным основаниям науки права, так как в таком случае пришлось бы консекрентно прийти к заключению, что за пополненную растрату виновные не могут быть привлекаемы к ответственности.

Ответственность есть одна из необходимых составных частей акционерного права: только правильно выработанная система ответственности самой акционерной компании и ее органов может оградить акционеров и третьих лиц от тех нарушений, которые являются почти неизбежными не только вследствие явных злоупотреблений, но и вследствие невозможности определить законом, уставами и инструкциями со всей полнотой и точностью границы компетенции каждого органа. Le correctif de a lebertй, говорит Beudant (53 - 426), c'est la responsabilitй. Согласно с характером деятельности органов акционерной компании, совмещающих в себе, с одной стороны, распорядительную власть, а с другой - исполнительную и контрольную, ответственность компании и ее органов бывает двоякая - за распоряжения и за действия, т. е. за волю и дело. Правом распоряжений пользуется только общее собрание, а так как прямой целью всякого распоряжения является исполнение закона, общего или выраженного в уставе, то на распоряжения общего собрания могут быть подаваемы только жалобы (протесты), последствия же жалобы могут быть троякие: непризнание ее уважительной, или же кассация распоряжения, или, наконец, кассация распоряжения, дающая право на дальнейшее судебное преследование компании. Что касается органов исполнения и контроля, то, не пользуясь распорядительной властью, принадлежащей общему собранию, они могут отвечать только за действия и предписания, но ответственность эта также двоякая: 1) действия и предписания органов управления и контроля могут не переступать границы их компетенции, в таком случае совершенное этим действием нарушение интересов (а не права) может служить поводом только к подаче жалобы, а не иска, и притом по инстанциям, т. е. на правление - поверочному совету, на поверочный совет и ревизоров - общему собранию, на второстепенные же органы управления и контроля - главным органам, например на бухгалтера правлению, на контролера - поверочному совету, причем в подобных случаях и независимо от жалобы высшие органы должны пользоваться правом взыскания с низших, подчиненных органов; формы этих дисциплинарных взысканий, без сомнения, должны быть вперед определены уставом или инструкцией в пределах, указанных законом. 2) Действия органов управления и контроля могут выходить из пределов отмежеванной им компетенции, имея значение или чисто субъективного действия, облеченного в дожностную форму, или же исполнения незаконного распоряжения; в том и в другом случае действия эти как нарушающие право могут служить поводом к начатию иска (ср. наше: Изложение основных положений Лоренца Штейна по полицейскому праву. Киев, 1874, стр. 26 до 33, 140 до 144).

Теория по вопросу, исследуемому нами в этой главе, достаточно выясняется из вышеизложенного. Особых монографий, посвященных исключительно только вопросу об управлении как об одном целом, нет во всей литературе, но есть отдельные монографии, исследующие отдельные части его. Так, например, Renaud (333 - 145) говорит в отдельной монографии о том, имеет ли право общее собрание делать постановления о продолжении срока существования компании, причем он дает на это отрицательный ответ, тогда как Zimmermann (17 - V, 125), говоря о том же предмете, приходит к положительному ответу, ссылаясь на автономию акционерных компаний (ср. 469 - XXII, 386). Nissen (287) отдельно исследует вопрос о том, имеет ли право общее собрание увеличивать акционерный капитал, a Hauser (188) - имеет ли оно право уменьшать его.

Renaud в своем обширном труде, das Recht der Actiengesellschaften (331 524 до 626), говорит наиболее обстоятельно о правлении, возбуждая, между прочим, вопрос о том, может ли быть ограничиваема компетенция отдельных членов правления сравнительно с компетенцией остальных членов, причем утвердительный ответ его (26 - 150) вызвал особую монографию Weinhagen'a (444 - 483 до 490), стоящего за отрицательный ответ. Весьма много внимания посвящено в немецкой литературе вопросам о том, могут ли компания или правление назначать прокуристов (17 - I, 272, II, 360; 173 - 650; 15 - II, 527 и др.), кто должен присягать за компанию (299 - 260, 425-1; 191 - 439; 469 - VII, 80; 23 и др.), о подписи фирмы компании (17 - V, 82; 89 - VIII, 346 и др.) и т. п. Вопросу о поверочном совете наиболее внимания посвятили новейшие исследователи акционерных компаний, как, например, Hecht (172), Oechelhдuser (297), Behrend (34), Strombeck (361), и др., - мнения их приведены уже выше (ср. 89 - IX, 375). По вопросу об ответственности есть отдельные монографии Renaud'a (332), затем Bekker'a. (39), Bluntschli (40), Regelsberger'a (335), Munzinger'a и Bьtzberger'a. (253; 254), вызванные знаменитым процессом швейцарской акционерной компанией Leu et С0; далее - Ранды (329), написанная по поводу судебного дела акционерного банка в Шафгаузене с господами Мозером и Блатман-Стокаром; наконец, Bekker (33) и Jolly (191) подробно исследуют тот же вопрос не в особых монографиях, а в связи со всем акционерным правом. Внимание всех этих исследователей было главнейшим образом обращено на то, чтобы выяснить вопросы, имеют ли право единичный акционер или вообще акционеры самостоятельно преследовать правление и поверочный совет и за какие именно действия могут отвечать органы управления и контроля; высказанные по этому поводу суждения изложены нами в этой и в предыдущих главах, а потому здесь представляется излишним возвращаться к ним. О балансе, инвентаре и т. п., независимо от монографий Keyssner'a (209; 221; 17 XXXII), специально исследующих этот вопрос, недавно Strombeck (17 XXXVII, 1 до 34) посвятил тому же предмету отдельную монографию, заслуживающую особенного внимания по оригинальности воззрений и глубине анализа; Strombeck, различая Grundcapital и Grundvermцgen, говорит, что первое должно заключаться в активе, второе - в пассиве, затем Grundvermцgen он подразделяет на stabilen, variable und versicherungsgesellschaftlichen, - на этих основных положениях строит он свою теорию баланса.

Относительно практики по исследуемому вопросу мы считаем достаточным сослаться на Perrot'a (308 - IV, 116 и др.), который со слов опытного практика в акционерном деле - Bamberger'a (43), говорит следующее: "Акционерные компании начинают с того, что они конституируются; акционеры собираются и назначают правление (Verwaltungrrath), причем всеми уставами определяется, что правление должно быть избираемо акционерами, но, говорит он, я назначаю премию тому, кто укажет мне хотя бы на одно правление, действительно избранное акционерами, я таких правлений не знаю и никогда не видел; видел же я только такие, которые были gemacht von Leuten, die Gesellschaft machen, при всех же последующих замещениях должности членов правления, делаемых будто бы на основании устава, правление само себя назначает. Hier beginnt von vornherein die Unwahrheit. Я вспоминаю, - продолжает он, - один практический случай из жизни, очень поучительный: мне пришлось однажды присутствовать на одном заседании правления (железнодорожной компании), в котором обсуждался вопрос о замещении вакантной должности члена правления; в этом заседании один из влиятельнейших членов обратился к остальным со следующей речью: Господа, позвольте мне предложить Вам одного кандидата, причем смею надеяться, что Вы примете его, - это молодой гусарский офицер, проживающий теперь с гарнизоном в одном из провинциальных городов, тогда как у него есть теща, имеющая в Париже большой Hфtel, в котором она, живя в полнейшем одиночестве, умирает от тоски, зять же ее очень охотно подал бы в отставку, чтобы жить с нею вместе, но для этого он ищет предварительно приличного занятия. Молодой человек, - говорит Бамбергер, - был избран и он был членом правления не хуже других, так как в сущности он делал то же, что и они, т. е. отвечал "да" на все, что предлагал директор". Цитируя другие подобные случаи, Bamberger приходит к заключению, что der Actionдr ist verurtheilt dumm zu sein, und es ist eine wahre Ironie, dass das passivste Wesen in der Sprache nach der "Aktionдr" benannt wird. Lasker в своей речи от 3 апреля 1873 r. (488) утверждал, что одни члены поверочного совета превратили эту должность в промысел, так, например, ему известен был един господин, который состоял членом поверочного совета не менее как в 50 акционерных компаниях; другие, благодаря своему громкому имени или высокому служебному положению, покупаются за высокое tantiиme в члены поверочного совета, служа как бы рекламой в пользу компании, причем, разумеется, ничего не делают; наконец, третьи, будучи тузами коммерческого или финансового мира, вперед выговаривают себе несколько мест в поверочном совете для того, чтобы управлять на себя компанией, с которой тесно связаны их интересы. Об общих собраниях говорит Frьhauf (132) следующее: die General-Versammlungen sind in Wahrheit und Wirklichkeit gewцhnlich nicht viel mehr als ein Gaukelspiel; von einer wirklichen Contrфle des gewцhnlich complicirten Geschдftsganges ist thatsдchlich gar nicht die Rede. Wir haben einer цffentlichen Versammlung beigewohnt, in welcher ein Director einer Actiengesellschaft laut auflachte, als man ihm die Contrфle der General-Versammlungen entgegen hielt. An drastischen Beispielen aus dem Leben zeigte er die Unmцglichkeit, resp. Unfдhigket der s. g. Contrфle der Gene General-Versammlung. Zudem hat in neuerer Zeit das Unwesen der kьnstlichen Majoritдten, das Manцver des Actienleihens behufs der Stimmenansammlung in einer Hand, oder der Hand einer Coterie eine solche Entwickelung erfahren, dass sich die ganze Actiengesellschaft vorkommenden Falls in die Gewalt weniger Faiseurs ьberliefert sieht, die ganz schalten, wie sie wollen. Die etwa Lust zur Belдstigung oder unangenehmen Contrфle zeigende Minoritдt wird einfach niedergestimmt (cp. 308 - IV, 152 и др.). Что факты такого рода не составляют исключительной принадлежности немецкой акционерной практики, - это известно; стоит только вспомнить некоторые случаи из русской акционерной практики, описанные в газетах, как, например, в "Недельных Очерках" Незнакомца в "С.-Петербургских Ведомостях" или в фельетонах "Голоса", где недавно еще (1878 г., январь) рассказан был один случай введения правлением подставных лиц в общее собрание и беззащитности акционеров в отношении к правлению, - этот же случай описан был и в Annalen d. ges. Versicherungswesen Frisch'a. за 1878 г., n 13, стр. 115. Насколько же практическое применение начала ответственности встречает много затруднений, об этом можно судить по тому, что даже в Англии, где вопрос об ответственности в применении к акционерным компаниям наиболее разработан, практика, однако, как указывает Olivier (296 - XXIII, 196), забавляет желать в этом отношении еще очень многого. То же следует сказать и об отчетности, неудовлетворительное состояние которой дает возложность в течение целого ряда лет растрачивать имущество компании ми совершать рискованные и не согласные с уставом обороты без того, чтобы это замечено было акционерами или третьими лицами, как это видно, например, из дел швейцарской компании Leu и К", Шафгаузенского банка, Московского учетного и ссудного банка, Киевского коммерчекого банка, английской компании Overend Gurney и С" и т. п. Все эти злоупотребления по управлению, контролю, отчетности и ответственноти акционерных компаний дали материал для довольно обширной литературы по этому вопросу.

Русское законодательство определяет в ст. 2158, что состав и образ действия каждой компании определяются известными условиями, подробности которых и дальнейшее приложение к свойству и потребностям предприятия составляют предмет частного ее устава, в уставе же должны быть определены обязанности, права отчетности и управления делами компании, устройство, предметы и ответственность компании и ее акционеров, порядок и степень власти правления и общего собрания акционеров и меру вознаграждения, если оно полагается директорам за их труды, и порядок разбора споров (ст. 2191, п. i, л, н, о). Кто пользуется правом созвания общих собраний или вообще кто созывает их, - в законе прямо ничего не сказано, а упомянуто только, что о времени общих собраний и о предметах совещания акционеры должны быть извещаемы заблаговременно посредством публикации в "Ведомостях" (ст. 2182). Определение права участия в общих собраниях, пользования правом голоса и т. п. предоставлено уставам (ст. 2171). О различии между очередными и чрезвычайными общими собраниями равно как о состоятельности общего собрания в зависимости от числа явившихся акционеров и о председательстве в них в законе ничего не сказано. Все дела поступают в общее собрание не иначе как через посредство и по усмотрению правления (ст. 2183). Предметы обсуждения общих собраний следующие: назначение запасного капитала, рассмотрение отчета, распределение дивиденда, избрание новых директоров или членов правления, представление правительству о необходимых изменениях в уставе, равно вопросы о закрытии компании или о дальнейшем продолжении ее действий после срока и тому подобные предметы, в частном уставе каждой компании положительно означенные (ст. 2182, 2169); кроме того, общее собрание разрешает правлению расходы свыше той суммы, на расход которой правление уполномочено уставом без созыва общего собрания (ст. 2178), назначает сроки и количество долевых взносов по акциям, если это не поручено уставом правлению (ст. 2162), решает вопрос о возможности учреждения компании с меньшим против предположенного капиталом (ст. 2154) и решает все споры между акционерами по делам компании и между компанией и ее директорами, если обе тяжущиеся стороны будут согласны на это (ст. 2187). Когда в правлении не составится решительного большинства голосов или менее половины присутствовавших членов будут одного мнения, то спорный случай переносится на решение общего собрания (ст. 2180). Общее собрание не может постановлять о продолжении срока привилегии (ст. 2147), равно как оно не может без разрешения правительства простирать действия компании далее предназначенных ей пределов и изменять правила ее, исключая те, которые частным уставом дозволено будет изменять (ст. 2153). Приговоры общего собрания получают обязательную силу, когда приняты будут по крайней мере тремя четвертями явившихся в собрание акционеров при исчислении голосов их по размеру акций, который на основании ст. 2171 определен в частном уставе компании (ст. 2184). О протоколизации, регистрации, публикации и отмене решений общих собраний ничего не сказано, исключая, впрочем, указания на то, что о переменах в личном составе правления должно быть публикуемо в "Ведомостях" (ст. 2178).

Закон умалчивает о том, должно ли быть правление коллегиальным учреждением или единоличным, хотя из смысла ст. 2178 видно, что закон стоит за коллегиальность, равно как из смысла ст. 2182 следует прийти к заключению, что не первое, а только последующее правление должно быть избираемо общим собранием; об избрании членов правления должно быть публикуемо в "Ведомостях", а подписи их должны быть предъявляемы тому кредитному учреждению, в котором хранятся суммы компании (ст. 2178). Затем, оставляя без определения, кто может быть избираем в члены правления, сказано только, что никто не может быть избираем на всегдашнее и бессменное управление делами компании (ст. 2177). Компетенция этого органа определена следующим образом: директора или члены правления действуют в качестве уполномоченных компании (ст. 2181); правление распоряжается делами и капиталами компании не иначе как на основании ее устава, в котором должно быть положительно определено, до какой именно суммы правление может производить расходы без особого уполномочия на это общего собрания, но в обстоятельствах, не терпящих отлагательства. Правлению может быть предоставлено право решать дела своей властью и свыше суммы, в уставе предназначенной, но с тем, чтобы за необходимость и последствия таких решений члены правления сами отвечали перед общим собранием акционеров (ст. 2179). Требования правлением сумм, внесенных в кредитные установления, удовлетворяются тогда только, когда они подписаны по крайней мере тремя членами (ст. 2178). Правление обязано представлять отчеты общим собраниям в сроки, определяемые уставом (ст. 2185); отчеты подписываются всеми членами правления (ст. 2186); правление же принимает от учредителей шнуровые книги, произведя им ревизию, и капиталы компании, выдавая учредителям квитанции в получении сумм и обревизовании книг (ст. 2176); на правление возлагаются обязанности ликвидаторов (ст. 2188). Правление определяет сроки и количество долевых взносов по акциям, если уставом это не возложено на общее собрание (ст. 2162). Решения правления приводятся в исполнение по большинству голосов присутствующих членов, но в таком только случае, если более половины их будет одного мнения. Приговор, в котором участвовало более половины присутствующих членов правления, обязателен так точно, как если бы все вообще члены присутствовали и были одного мнения; но не согласившемуся с большинством предоставляется записать свое заключение в журнал. Когда не составится решительного большинства голосов или менее половины присутствовавших членов будут одного мнения, то спорный случай переносится на решение общего собрания акционеров (ст. 2180). О второстепенных органах управления ничего не говорится, равно как русское законодательство не требует учреждения поверочного совета, ограничиваясь указанием, что общему собранию предоставляется подвергать отчеты особой ревизии через избранных для этого депутатов, "особливо когда при компании находятся какие-либо искусственные заведения и т.п." (ст. 2185). Относительно отчетности сказано, что правление должно представлять за своей подписью отчеты в сроки, определенные уставом (ст. 2185, 2186); отчет со всеми документами открывается заблаговременно в правлении для предварительного рассмотрения акционеров (ст. 2185). Отчеты должны содержать в себе: а) состояние капитала компании, б) общий приход и расход за то время, за которое отчет представляется; в) подробный счет издержкам по управлению, г) счет чистой прибыли, д) счет запасного капитала, когда таковой есть, и е) особый отчет по искусственным и другим заведениям, если таковые находятся при компании (ст. 2186). Ответственность директоров по искам на компанию ограничивается только их вкладами (ст. 2172), споры же между компанией и директорами решаются или общим собранием, если стороны согласны на это, или третейским судом, а споры компании с посторонними лицами решаются во всяком случае третейским судом, что, впрочем, не относится до компаний, вновь учреждаемых после 1869 г. (ст. 2187, прод. 1868 г.). Директора или члены правления в случае законопротивных распоряжений и преступления пределов власти подлежат ответственности перед компанией на общем основании законов (ст. 2181).

По английскому законодательству к меморандуму должны быть приложены отдельные статьи, определяющие порядок управления компанией если же статей этих не приложено, то они заменяются правилами нормального устава (ст. 14, 15). Первое общее собрание должно быть созвано не позднее как через 4 месяца после регистрации компании, под опасением уплаты штрафа до 5 фунтов стерлингов за каждый день просрочки. Созвание общих собраний поручается директорам по их усмотрению, но они не имеют права отказать в этом созвании, если его требуют акционеры как представители не менее 1/5 акционерного капитала с указанием на цель этого требования (ст. 32, 33). Если директора не исполнят этого требования в 21-дневный срок, то предлагающие или другие акционеры, владеющие определенным числом акций, имеют право сами созвать общее собрание (34). По крайней мере за 7 дней до общего собрания должно быть опубликовано о времени и месте собрания и о предмете суждений в порядке, установленном компанией (ст. 35). Если в уставе ничего не постановлено о праве голоса, то следует считать по одному голосу за каждым акционером; если же ничего не постановлено о способе созвания общего собрания, то оно должно считаться законным, когда за 7 дней вперед каждому акционеру было послано установленное извещение; если, наконец, ничего не постановлено о лицах, имеющих право созывать собрания, то такое право признается за каждыми пятью акционерами (ст. 52). Общее собрание должно созываться по крайней мере раз в .год (ст. 49). Первое общее собрание должно созываться в определенное директорами время и в определенном для того месте (ст. 29). Время и место созвания последующих общих собраний определяются в предшествующем общем собрании. Если время и место не определены, то общее собрание должно быть созвано в первый понедельник февраля месяца каждого года в месте, назначенном директорами (ст. 30). Эти собрания называются очередными, все же остальные - чрезвычайными (ст. 31). Никакое дело, за исключением определения дивиденда, не может рассматриваться в общем собрании, не имеющем законного числа акционеров при открытии суждений; законное же число определяется следующим образом: если общее число акционеров составляет не более 10, то должны присутствовать 5; если число их более 10 и до 50, то требуется сверх указанной нормы на каждые 5 акционеров по 1 присутствующему, если же общее число акционеров более 50, то на каждые 10 акционеров требуется по 1 присутствующему сверх 5, но во всяком случае достаточно присутствия 40 акционеров в общем собрании (ст. 37). Для постановления так называемых специальных решений требуется присутствие в общем собрании 3/4 акционеров, представляющих 3/4 акционерного капитала (ст. 51). Если по истечении часа после времени, назначенного для открытия собрания, не соберется требуемое число акционеров, тогда собрание, если оно созвано по требованию акционеров, считается несостоявшимся, если же оно созвано по усмотрению директоров, то оно отлагается до следующего дня в тот же час, после чего при вторичной неявке достаточного числа акционеров собрание отсрочивается на неопределенное время (ст. 38). Председатель правления председательствует в общем собрании (ст. 39), если же такого председателя не имеется или если он не присутствует, то акционеры избирают председателя из своей среды (ст. 40, ср. 52). Председатель имеет право, с согласия собрания, отсрочить заседание до другого времени и назначить его в другом месте; но в отсроченном таким образом собрании не следует обсуждать никаких других вопросов, кроме тех, которые остались не разрешенными в первом заседании (ст. 41). Предметы занятий общих собраний следующие: избрание директоров на вакантные места (ст. 61), увеличение или уменьшение числа директоров, а также опреде ление порядка обновления измененного состава директоров (ст. 63), удаление директоров специальным решением от службы до срока и назначение на их место других лиц (ст. 65), замена на основании специального решения ограниченной ответственности директоров и управляющих неограниченной (ст. 8), дополнять постановления добавочных статей или нормального устава (ст. 55), рассматривать балансы и отчеты (ст. 81), избирать раз в год ревизора или ревизоров для проверки отчетов и балансов (ст. 83, 87), определяя и меру вознаграждения их (ст. 88), выслушивать отчеты этих ревизоров (ст. 94), избирать комиссаров для поверки дел компании (ст. 60), утверждать размер дивиденда, назначаемый директорами (ст. 72), и размер доли, отчисляемой в запасной капитал (ст. 74), увеличивать на основании специального решения акционерный капитал выпуском новых акций, или изменять способы подразделения существующего капитала на акции или преобразовывать часть капитала во вклад, равно как изменять название компании, но с тем, чтобы не были изменяемы существенные основания устава (ст. 21), уменьшать на основании специального решения акционерный капитал, но как это уменьшение, так и изменение названия компании не могут иметь силы, пока решение общего собрания не будет утверждено надлежащим судебным учреждением и не будет регистрировано по приказу этого учреждения (ст. 9, 13), изменять специальным решением устав компании или дополнять его (ст. 50), или превращать акции, по которым внесена полная сумма, во вклады (ст. 23, 24), или, наконец, решать вопрос о добровольной ликвидации компании (ст. 129). Если присутствующие в общем собрании акционеры не потребуют счета голосов, то объявление председателя о решении, которое воспоследовало и внесено в протокол, получает законную силу, не требуя никакой дальнейшей проверки (ст. 42), если же акционеры потребуют счета голосов, то он производится в порядке, назначенном председателем, и результат его считается решением общего собрания. При равенстве голосов председатель имеет два голоса (ст. 43). Специальное решение считается законно состоявшимся, когда оно принято в общем собрании, состоящем из 3/4 акционеров, присутствующих лично или через доверенных лиц, и представляющем 3/4 акционерного капитала, причем в объявлении о созвании этого собрания должен быть указан предмет, требующий специального решения, и когда самое решение должно будет быть вторично рассмотрено и утверждено большинством голосов в новом общем собрании, созванном не раньше 14 дней и не позже 1 месяца после первого собрания (ст. 51). Компания должна заботиться о том, чтобы оригиналы всех решений и постановлений общих собраний правильно и вовремя вносились в установленные для этого книги.

Всякий подобный документ, если он подписан председателем собрания, принимается как доказательство во всех судебных делах. Всякое собрание, о решениях которого составлен протокол, считается правильно созванным и веденным, пока не доказано будет противное (ст. 67).

Первое правление акционерной компании образуют учредители до первого общего собрания (ст. 52, 53, 54, 58), в которое все директора должны сложить свои обязанности, а затем в каждое последующее годичное общее собрание выходит из правления 1/3 директоров, если же число директоров не делится на три, то выходит такая часть их, которая наиболее приближается к трети (ст. 58); в первый и второй годы директора, которые должны выйти, определяются жребием, если они сами не условятся между собой относительно порядка выхода, в последующие же годы директора выходят по старшинству (ст. 59); выходящий директор может быть избран вновь (ст. 60). Директора выбираются общим собранием, но случайно открывающиеся в правлении вакансии могут быть пополняемы директорами на тот срок службы, который оставался выбывшему (ст. 64). Компания вправе специальным решением общего собрания удалить директора от службы до срока (ст. 65), обязанности же директора вообще прекращаются: 1) когда он примет другое назначение или примет в компании место, соединенное с доходами, 2) когда он сделается несостоятельным, 3) когда он примет участие в прибылях от договора, заключенного с компанией, 4) когда он примет участие в прибылях сделки, совершенной для компании. Директора могут быть акционерами другой компании, но в таком случае они под опасением уплаты штрафа в 20 фунтов стерлингов, не должны принимать участия в голосовании по вопросам, касающимся сделок с компанией, директорами которой они состоят (ст. 57). Владельцы предъявительских акций не могут быть избираемы в директора или управляющие компанией (ст. 30). Директора ведут дела компании, пользуясь всеми правами ее, за исключением тех, которые по уставу или по закону предоставлены общему собранию; в действиях своих они обязаны сообразоваться с дополнительными статьями к меморандуму, с общим законом и с правильными определениями общих собраний (ст. 55). Директорам предоставлено определять время, место и продолжительность заседаний правления, а также необходимое для решений число голосов. Решения постановляются по большинству голосов, в случае же равенства голос председателя дает перевес. Каждый директор имеет право во всякое время созвать правление (ст. 66). В помещении правления с внешней стороны должна быть вывеска (ст. 41), при правлении же должна находиться особая контора для приема всех объявлений и сообщений (ст. 39). При употреблении печати компании, равно как при выдаче документов, производстве публикаций и т. п. должны быть соблюдаемы известные правила под опасением уплаты в противном случае штрафа до 50 фунтов стерлингов и убытков (ст. 42). Директора могут избирать себе председателя из своей среды (ст. 67), равно как они могут поручать исполнение некоторых из своих обязанностей специальным комиссиям или отделениям, избранным из среды правления: такие отделения обязаны руководствоваться правилами, предписанными им директорами (ст. 68), а отделение само может избрать себе председателя (ст. 69, 70). Все распоряжения правления, отделения или единичного директора сохраняют свою силу даже тогда, если бы впоследствии оказалось, что при назначении этих лиц произошли неправильности, так что один или некоторые из них не могут считаться законно директорами (ст. 71). Вексель или перевод, подписанный, акцептованный или надписанный лицом, действующим с формальной или предполагаемой доверенностью компании, считается подписанным, акцептованным или надписанным самой компанией (ст. 47). На обязанности директоров лежит требование с акционеров оплаты акций (ст. 4), принимать от акционеров требуемые с них взносы (7), объявлять уничтоженными в сроки не оплаченные акции (ст. 19), заботиться вообще о капитале компании и чтобы всем поступающим и расходуемым суммам велось правильное счетоводство (ст. 78), представлять годовые отчеты, балансы и инвентари (ст. 79, 80, 81), форма которых определяется нормальным уставом (ст. 80), назначать дивиденд (ст. 72), вычитая из него следуемые с акционеров платежи (ст. 75) и определять сумму, отчисляемую в запасной капитал (ст. 74). О второстепенных органах управления ничего не сказано, равно как английское законодательство не требует учреждения поверочного совета.

Раз в год для проверки баланса и отчета общее собрание избирает ревизора или ревизоров (ст. 83), впрочем, первые ревизоры назначаются директорами (ст. 84). В ревизоры могут быть избираемы акционеры, но только такие, которые заинтересованы в компании только акциями; директора и вообще служащие компании в ревизоры избираемы быть не могут (ст. 86). Каждый ревизор может быть вновь избираем. Если компания не выберет ревизора или ревизоров, то торговая управа (board of trade) может по просьбе 1/5 акционеров назначить ревизора на текущий год и определить, какое вознаграждение компания обязана платить ему. Ревизоры проверяют балансы, книги, счета и т. п. и имеют право требовать объяснений от директоров и остальных служащих. О результатах ревизии ревизоры обязаны представить акционерам подробный отчет в таком виде, чтобы из него можно было получить ясное понятие о положении дел компании (ст. 92, 93, 94). Кроме ревизоров по требованию 1/5 акционеров, а в банковых акционерных компаниях - 1/10 торговая управа (board of trade) обязана назначить одного или нескольких инспекторов для общей проверки всех дел компании. Требование это должно сопровождаться указаниями на основательные причины (ст. 56, 57). Но компания может и сама избирать инспекторов. Инспектора пользуются правом проверки всего делопроизводства и могут даже допрашивать под присягой всех служащих компании; о результатах проверки они обязаны представить подробный отчет (ст. 58, 59, 60, 61).

Счетоводство в акционерных компаниях ведется на основаниях двойной бухгалтерии и должно быть открыто во время часов присутствия правления для акционеров (ст. 78). Раз в год директора обязаны представлять общему собранию отчет за истекший год, не позже как через три месяца (ст. 79); определение способа составления отчета предоставляется нормальным уставам. Кроме того, правление обязано представлять раз в год общему собранию баланс имущества и долгов компании, составленный по определенной форме (ст. 81); печатные копии баланса должны быть доставляемы на квартиру каждого акционера в течение 7 дней после общего собрания (ст. 82). Правление обязано вести списки акционеров, и раз в год должен быть составляем список всех тех лиц, которые на 14-й день после обыкновенного общего собрания или, если их было несколько, после первого из них состояли акционерами компании (ст. 24, 26); списки эти должны быть доступны всеобщему рассмотрению по крайней мере в течение двух часов ежедневно, и как акционеры, так и посторонние лица вправе требовать копии с этих списков, уплачивая по 6 пенсов за каждые сто списываемых слов (ст. 32, 33,11). Компания обязана, кроме того, вести подробный список всем займам и обязательствам своим с указанием на каждое лицо, которому она должна, суммы долгов и имущества, представленного в залог (mortgage) по займам; список этот должен быть в присутственное время открыт для всякого кредитора и акционера (ст. 43). Страховые и банковые акционерные компании обязаны два раза в год, в каждый первый понедельник февраля и августа месяцев, вывешивать в правлении объявления, составленные по известной формуле, с указанием на величину капитала, имена акционеров, главнейшие статьи устава и т. п.; акционеры и кредиторы компании имеют право требовать копии с этих объявлений (ст. 44). Ревизоры обязаны представлять акционерам отчет о балансе и счетах компании с указанием, находят ли они баланс правильно и честно составленным, и притом в таком виде, чтобы из него можно было получить ясное понятие о положении дел компании, и были ли им представлены директорами все необходимые сведения и разъяснения, и были ли последние удовлетворительны (ст. 84). Все служащие и агенты компании обязаны по требованию инспекторов представлять на их рассмотрение все находящиеся в их руках книги и бумаги, инспектора же обязаны представить отчет торговой управе, если они назначены ею, или указанным общим собранием акционерам, если они избраны компанией; копии с этого отчета доставляются правлению компании и лицам, требовавшим назначения инспекторов (ст. 59, 60). Копия с отчета комиссаров, снабженная печатью компании, имеет силу судебного доказательства (ст. 61).

Компания отвечает за неправильное включение или исключение кого-либо из списка акционеров, уплачивая все судебные издержки по такому делу и убытки, которые понесет потерпевший (ст. 35). Компания, отказывающая акционеру в выдаче копии с меморандума и дополнительных статей, подлежит штрафу в 1 фунт стерлингов за каждый отказ (ст. 19). За неисполнение требования закона относительно вывески компания подвергается взысканию до 5 фунтов стерлингов в день (ст. 42). Компания отвечает за действия директоров (ст. 47, 71). Компания, которая не будет вести списка акционеров или не представит означенного списка в регистратуру, подпадает штрафу в 5 фунтов стерлингов за каждый день неисполнения этого требования (ст. 25; ср. ст. 27), в случае же недопущения к рассмотрению этого списка или отказа в выдаче копии с него; компания подвергается штрафу до 2 фунтов стерлингов за каждый день просрочки (ст. 32). Изменение названия компании с согласия торговой управы не прекращает действия судебных исков, начатых против компании (ст. 13). Компания, не заявившая в регистратуру об увеличении акционерного капитала, подвергается взысканию до 5 фунтов стерлингов за каждый день просрочки (ст. 34). За непредставление в регистратуру копии со специального решения в течение 15 дней компания подвергается штрафу в 2 фунта стерлингов за каждый день просрочки (ст. 53). Правление компании подвергается штрафу в 5 фунтов стерлингов за каждый день производства операций при неоткрытии требуемой законом особой конторы для регистрации (ст. 39). Служащие компании или другие лица, употребляющие печать, выдающие документы или делающие публикации несогласно с требованиями закона, подвергаются штрафу в 50 фунтов стерлингов и отвечают, кроме того, лично владельцам этих документов, если компания откажет в производстве уплаты по ним (ст. 42). Директора, состоящие акционерами в других компаниях, подвергаются штрафу в 2 фунта стерлингов, если они будут подавать голос в этих компаниях по делам, касающимся управляемой ими компании (ст. 57). Директора могут нести ограниченную и неограниченную ответственность (ст. 4, 8). В компаниях, в которых директора несут неограниченную ответственность, это обстоятельство должно быть заявляемо избирателям и избираемым, за упущение же этого требования виновные подвергаются штрафу до 100 фунтов стерлингов и ответственности за все могущие произойти от этого убытки для избранного, ответственность которого от эточто, однако, не изменяется (ст. 7). За несоставление ежегодного списка акционеров (ст. 26) компания, а также директора и управляющий могут подлежать денежному взысканию до 5 фунтов стерлингов за каждый день просрочки (ст. 27). За несоставление списка имущества и долгов компании директора, управляющий или служащие компании, сознательно допустившие такое упущение, подлежат денежному взысканию, не превышающему 50 фунтов стерлингов; за недопущение же акционеров и кредиторов к рассмотрению этих списков виновные подвергаются взысканию по 5 фунтов стерлингов и, кроме того, по 2 фунта стерлингов за каждый день просрочки (ст. 42). За невывеску в правлении особого объявления, требуемого от банковых и страховых акционерных компаний, виновные подвергаются штрафу до 5 фунтов стерлингов. Если служащий или агент компании откажется представить инспектору книги и бумаги или ответить на его вопросы, касающиеся компании, то виновный в этом подвернется взысканию до 5 фунтов стерлингов за каждый такой отказ (ст. 58). Директор, управляющий или служащий компании, умышленно скрывший имя кредитора или содействовавший такому скрытию, или представивний в неправильном виде долг компании, уменьшающей свой капитал, подвергается ответственности как за misdemeanor (ст. 19). В случае неограниченной ответственности директоров при ликвидации компании соблюдаются следующие правила: 1) каждый директор и управляющий, как бывший, так и настоящий, подвергается со дня начатия ликвидации такой ответственности, как если бы он был акционером, несущим неограничен ную ответственность; 2) правило это не распространяется, однако, на директоров, оставивших службу более чем за год до ликвидации; 3) оно не распространяется также на долги и обязательства, заключенные после выхода директора, и 4) взыскание, причитающееся с директора в силу п. 1, налагается не иначе как по суду (ст. 5). Когда во время ликвидации окажется, что кто-либо из настоящих или прежних директоров, управляющих, служащих или ликвидаторов допустил денежное злоупотребление или нарушил данное ему доверие (breach of trust) относительно компании, то таковые лица кроме уголовной ответственности подлежат еще оплате утаенной суммы с процентами, по усмотрению суда, или к уплате вознаграждения, соответственного нанесенному компании ущербу ст. 156). За уничтожение во время ликвидации книг компании или измемение и подлог документов с целью обмана директора и служащие подвергаются наказанию как за misdemeanor, т. е. заключению в тюрьму на срок до двух лет с тяжелой работой или без нее (ст. 166). Если кредитор компании, уменьшившей свой капитал, докажет, что он не знал о происшедшем преобразовании, и если компания не в состоянии уплатить следующую ему сумму, тогда все лица, бывшие акционерами компании в момент уменьшения капитала, делаются ответственными в прежней мере за уплату этого долга (ст. 17).

Германское законодательство требует, чтобы в уставе компании определены были основные черты управления (см. ст. 209, п. 6 до 12). Относительно общего собрания, в котором осуществляются права акционеров в делах компании, в особенности относительно управления, рассмотрения и поверки баланса, определения способа раздела прибыли (ст. 224), сказано, что оно должно быть созываемо, кроме случаев специально означенных в уставе, еще и во всех тех случаях, когда это представляется необходимым в интересах компании. Общее собрание должно быть созываемо также тогда, когда один или несколько акционеров, владеющих вместе десятой частью акционерного капитала, потребуют этого, указав на цель созвания; если же в уставе право требовать созвания чрезвычайных общих собраний связано с владением большим или меньшим количеством акций против установленной законом нормы, то такое постановление устава должно быть соблюдаемо (ст. 237). Созвание общего собрания происходит в форме, установленной уставом; цель собрания должна быть во всяком случае объявлена при самом созвании, так как о предметах, о которых не было объявлено, собрание не вправе постановлять решения, за исключением только предложения о созвании чрезвычайного общего собрания (ст. 338). Общее собрание созывается правлением, за исключением тех случаев, в которых право это по уставу принадлежит и другим лицам (ст. 236). В уставе компании должны быть определены условия, на которых акционеры пользуются правом голоса, и формы, в которых происходит подача голосов (ст. 209, п. 10), равно как и предметы, о которых решение не может состояться простым большинством голосов (ст. 209, п. 11), причем в собрании, утверждающем условия об аппортах, большинство должно состоять по крайней мере из 1/4 всех акционеров, владеющих 1/4 акционерного капитала (209); кроме того, изменение предмета предприятия и закрытие компании с передачей имущества и долгов ее другой компании не могут быть решаемы простым большинством голосов, за исключением того случая, когда это положительно разрешается уставом (ст. 215). Общее собрание решает дела относительно управления компанией, рассмотрения и поверки баланса, определения способа раздела прибыли (ст. 224), избрания правления (ст. 228), ликвидаторов (ст. 244) и поверочного совета (ст. 191), засвидетельствования, что подпиской покрыт весь акционерный капитал и акции оплачены в установленном размере (ст. 209а), назначения содержания членам поверочного совета (ст. 192), избрания поверенных для ведения процессов против членов правления и поверочного совета (ст. 194, 195), возврата и уменьшения акционерного капитала (ст. 243), погашения акций (ст. 215), продолжения срока существования компании и изменения устава (ст. 214). О решениях общего собрания должен быть составлен нотариальный акт (ст. 209а; 214; 214; 210а, п. 4; 209b), и решения об изменении устава должны быть регистрируемы (ст. 214). О председателе общих собраний и о кассации решений общих собраний ничего не сказано.

Способы назначения и состав правления, равно как формы легитимации членов правления и должностных лиц компании должны быть определены уставом (ст. 209, п. 8). Правление может состоять из одного или нескольких членов, акционеров или посторонних лиц, получающих жалованье или служащих безвозмездно (227). Имена лиц, избранных в члены правления, должны быть немедленно по их избрании сообщены коммерческому суду для внесения в реестр, причем должно быть представлено и удостоверение правильности избрания (легитимация), сами же члены правления обязаны представить торговому суду свои засвидетельствованные подписи или подписаться лично в присутствии суда (ст. 228). Члены правления могут быть сменяемы во всякое время, не лишаясь, однако, права на обещанное им вознаграждение (ст. 227). Всякое изменение в личном составе правления должно быть заявлено торговому суду для регистрации (ст. 233"). Правление обязано заявлять свои решения и подписываться за компанию в определенной уставом форме (ст. 210), если же о форме этой ничего не постановлено, то требуется подпись всех членов правления (ст. 229). Правление служит представителем компании на суде и вне суда (ст. 226); компания приобретает все права и обязанности, вытекающие из сделок, заключенных правлением от ее имени (ст. 230). Правление обязано сообразоваться с теми ограничениями, которые постановлены уставом или общим собранием относительно пределов его права заступать компанию; относительно третьих лиц ограничение прав правления заступать компанию не имеет законного значения (ст. 232). Правление присягает за компанию (ст. 232) и принимает вызовы в суд (ст. 235). Правление обязано представлять в торговый суд объявления в удостоверение того, что весь акционерный капитал покрыт подпиской, акции оплачены в установленном размере и поверочный совет избран (ст. 210а), равно как оно должно представлять тому же суду объявления об открытии филиалий (ст. 212). Наконец, правление обязано заботиться о правильном ведении книг компании, представляя ежегодные балансы, и в случае уменьшения акционерного капитала наполовину правление обязано немедленно созвать общее собрание и заявить ему об этом (ст. 240), в случае же недостатка имущества компании для покрытия долгов правление должно заявить об этом надлежащему суду для назначения конкурса (ст. 240). Ликвидация возлагается на правление, если устав не требует назначения особых ликвидаторов, которые в таком случае должны быть избираемы и могут быть сменяемы во всякое время (ст. 244).

О второстепенных органах управления сказано только, что судебные приглашения или другие заявления компании могут быть предъявляемы одному из членов правления, или одному из служащих в компании лиц, имеющему право защиты ее пред судом (ст. 235); кроме того, сказано, что ведение дел компании, как и представительство компании по такому ведению может быть предоставлено не только правлению, но и другим доверенным лицам или служащим компании, - в этом случае пределы власти управляющего должны быть обозначены в данной ему доверенности, в случае же сомнения власть управляющего простирается на все правомерные действия, связанные обыкновенно с производством подобных дел.

Германское законодательство требует, чтобы в уставах акционерных компаний определяем был порядок образования поверочного совета, который должен состоять не менее как из 3 членов, избираемых из среды акционеров (ст. 209, п. 6). Правление в объявлении, представляемом торговому суду, должно сделать указание на то, что поверочный совет избран согласно с уставом (ст. 210а, п. 3).

Поверочный совет (Aufsichtsrath) следит за ходом дел компании во всех частях управления; он может входить в исследование положения дел, рассматривать во всякое время книги и бумаги компании и проверять состояние кассы. На него возлагаются поверка годовых отчетов, балансов и предложений о распределении чистой прибыли и доклады о том ежегодно в общем собрании акционеров. На него возлагается также созвание общего собрания, когда это необходимо в интересах компании (ст. 225). Поверочный совет не может быть выбираем на первый раз более чем на один год, а впоследствии - более чем на 5 лет. Членам поверочного совета может быть назначено вознаграждение за труды не иначе как на основании решения общего собрания, состоявшегося по истечении года деятельности компании (ст. 191, 192,235).

В уставе компании должны быть определены основания, по которым будет составляться баланс, рассчитываться чистая прибыль, выплачиваться дивиденд, и порядок проверки баланса (ст. 209, п. 7). Правление обязано не позже истечения 6 месяцев по окончании торгового года представить акционерам баланс предшествующего года и обнародовать таковой в той форме и в тех публичных "Ведомостях", как указано в уставе компании. К проверке отчетов, утверждение которых освобождает правление от ответственности, не могут быть приглашаемы лица, принимавшие какое-либо участие в ведении дел компании, но запрещение это не распространяется на лиц, которым поручено наблюдение за ходом дел (ст. 239, 225а). При составлении баланса обязательны следующие правила: 1) бумаги, подверженные колебанию курса, должны вноситься в баланс по курсу никак не выше того, какой они имели во время составления баланса; 2) издержки на организацию и на управление не должны быть вносимы в актив, а должны в полной их сумме показываться расходом в годовом отчете; 3) суммы акционерного капитала, а также запасного и возобновительного фондов должны быть указаны в пассиве; 4) оказывающиеся из сравнения актива с пассивом прибыль и убыток должны быть показаны отдельно в конце баланса (ст. 239а). Торговые книги закрытой компании должны быть хранимы в течение 10 лет в архиве торгового суда (ст. 246). О ревизорах ничего не сказано, хотя из смысла ст. 239 можно прийти к заключению, что законодательством допускается назначение их.

Как компания может искать судом, так и на нее могут быть предъявляемы иски, причем она подведомственна тому суду, в округе которого она имеет свое местопребывание (ст. 213). Затем, после указаний на ответственность учредителей (ст. 207а, 211), сказано, что члены правления не подлежат никакой личной ответственности пред третьими лицами по обязательствам компании, истекающим из правомерных действий их от имени компании; члены же правления, действовавшие вне границ устава, закона и данных им полномочий, отвечают лично и солидарно за все ущербы, которые последуют от этих действий. Это относится в особенности к тем случаям, когда члены правления уплачивают акционерам дутый дивиденд или когда они продолжают выдачу дивиденда, зная о несостоятельности компании (ст. 241). Торговый суд может налагать на членов правления штрафы за непредставление суду известий об изменениях в личном составе правления с приложением удостоверения в правильности избрания и засвидетельствованной подписи избранного (ст. 228). Члены правления, возвращающие или уменьшающие акционерный капитал, в противность постановлениям ст. 243 и 245, отвечают пред кредиторами компании лично и солидарно (ст. 248); они же наказываются тюремным заключением на срок до 3 месяцев, если они, в противность ст. 240, не заявят суду, что имущество компании не покрывает долгов ее (ст. 249а). Члены правления и ликвидаторы отвечают лично и солидарно за отступления от правил относительно распределения имущества компании при ликвидации ее (ст. 245). Правление той компании, с которой другая компания соединяется, отвечает лично и солидарно кредиторам этой второй компании, если оно не будет заведовать делами ее отдельно до полного удовлетворения кредиторов (ст. 247, п. 3). Члены поверочного совета отвечают лично и солидарно за все ущербы, если с их согласия или без их протеста: 1) будут возвращены взносы акционерам, или, в противность постановлениям ст. 215, п. 3, приобретены или погашены собственные акции компании, 2) будут оплачены проценты или дивиденды, в противность постановлениям ст. 217, и 3) акционерный капитал будет роздан или частично возвращен, или последует уменьшение основного капитала без соблюдения требований, означенных в ст. 245 и 248 (ст. 225b). Члены поверочного совета и правления наказываются заключением в тюрьму до 3 месяцев в случаях: 1) если они намеренно для регистрации компании представят подложные сведения о подписке на акционерный капитал и об оплате акций; 2) если по их вине компания останется более 3 месяцев без поверочного совета или с поверочным советом не из установленного числа членов; 3) если они в своих отчетах, балансах и т. п. умышленно исказят положение дел компании. При облегчающих вину обстоятельствах наказание может быть заменено денежным штрафом до 1000 талеров (ст. 249). Относительно вчинения и ведения процессов против членов правления и поверочного совета соблюдаются правила, установленные на этот предмет в ст. 194 и 195 для акционерных товариществ (ст. 226), т. е. каждый акционер имеет право вступать на свой счет в такой процесс, если же процесс возбуждается всеми акционерами в совокупности, то он ведется доверенными лицами, назначаемыми общим собранием.

По итальянскому законодательству устав компании определяет, когда должны быть созываемы общие собрания, предметы, о которых они должны рассуждать, необходимое для действительности решений число акционеров и порядок подачи голосов (ст. 143). Акционеры, представляющие одну треть акционерного капитала, могут требовать от директоров созвания чрезвычайных общих собраний, когда они считают это необходимым для охранения интересов компании, причем должна быть указана цель созвания, если же директора откажут в исполнении этого требования, тогда акционеры могут просить торговый суд дать предписание о созвании; суд, если признает это нужным, делает необходимые распоряжения для созвания (ст. 144). В повестке о созвании собрания означаются предметы обсуждения, те же предметы, которые не означены в повестках, не могут быть обсуждаемы (ст. 145). Акционеры могут посылать за себя поверенных, но ими не могут быть директора, равно как последние не пользуются правом голоса при обсуждении вопросов об утверждении баланса или об ответственности директоров (ст. 147, 148). Решения общего собрания, согласные с уставом, обязательны для всех акционеров, хотя бы они не присутствовали в собрании (ст. 149). Общее собрание поверяет и утверждает взносы долей акционерного капитала и стоимость аппортов, если они оценены, в противном же случае назначает одного или нескольких экспертов для оценки; обсуждает и утверждает устав, назначает директоров (ст. 136), утверждает баланс, решает вопрос об ответственности директоров (ст. 148), изменяет устав и форму компании, уменьшает капитал, сокращает и продолжает срок существования компании (ст. 163), назначает ликвидаторов (ст. 168) и вообще решает все те вопросы, которые по уставу компании подлежат обсуждению общих собраний (ст. 143). Решения общих собраний об изменении устава и формы компании, уменьшении капитала, сокращении и продолжении срока существования компании должны быть предъявлены суду, регистрированы, вывешены и опубликованы согласно ст. 158 - 161 (ст. 163). Хотя о кассации решений общего собрания ничего не постановлено, тем не менее определено, во-первых, что 1/3 акционеров, участвующих в общем собрании и представляющих 1/3 акционерного капитала, имеют право требовать отсрочки общего собрания на три дня на том основании, что предметы обсуждения недостаточно выяснены (ст. 136, 146); во-вторых, акционеры могут в случае несоблюдения требований относительно предъявления суду, регистрации и т. п. некоторых решений общего собрания (см. ст. 163), выйти из компании посредством объявления через судебного пристава и тогда компания считается закрытой со дня этого объявления (ст. 164). В выписке из учредительного акта должно быть сделано указание на характер и число директоров и уполномоченных подписываться за компанию (ст. 162). Компания управляется временными, сменяемыми уполномоченными, акционерами или неакционерами, получающими жалованье или служащими безвозмездно (ст. 129). Директора, назначенные уставом компании или избранные в общем собраний, остаются в должности 2 года. Каждый год избирается половина членов административного совета, которые могут быть вновь избираемы; первый год половина выбывающих членов определяется жребием. Не могут быть директорами компании казначей ее, строители, подрядчики и их помощники. Директора не могут без разрешения компании ни передавать, ни возлагать на других управление, но они могут назначать поверенных и прокуристов для совершения отдельных действий по управлению (ст. 138). Директора обязаны по требованию акционеров созывать чрезвычайные общие собрания (ст. 144), представлять балансы (ст. 148), созывать общие собрания в случае уменьшения акционерного капитала наполовину для решения вопроса о том, не следует ли ликвидировать (ст. 142), исполнять обязанности ликвидаторов до назначения таковых (ст. 168) и вообще соблюдать все формальности, предписанные законом для существования компании (ст. 139).

О контроле и ревизии ничего не сказано, равно как об отчетности упомянуто только, что директора отвечают за верность сообщаемых в отчетах сведений (ст. 139), и при ликвидации должны быть составляемы балансы и реестры с описанием всех действий (ст. 169). Относительно ответственности, независимо от ответственности учредителей (ст. 211), сказано, что директора не принимают на себя по управлению никакой личной ответственности за компанию, отвечая, впрочем, как за исполнение возложенных на них поручений, так и во всех других случаях, положительно в законе указанных (ст. 130); кроме того, директора отвечают перед третьими лицами и перед акционерами: 1) за верность указаний относительно капитала, на который сделана подписка, и капитала, внесенного акционерами, 2) за правильность дивиденда, 3) за точность торговых книг и 4) вообще за исполнение всех правил, установленных законом для существования компании (ст. 139).

По французскому законодательству один раз в год должно быть созываемо общее собрание в сроки, определенные уставом. В уставе определяется, сколько акций надо иметь в качестве собственника или поверенного, чтобы быть допущенным в собрание, а также число голосов, принадлежащее каждому акционеру по числу владеемых им акций. В тех, однако, общих собраниях, на которые возлагается поверка взносов, назначение первых членов правления и поверка правильности объявления, представленного учредителями на основании ст. 24, каждый акционер, сколько бы акций у него ни было, может принимать участие в суждениях с тем числом голосов, которое постановлено по уставу, но которое не может быть выше 10 (ст. 27). О присутствующих в общем собрании составляется список с обозначением имен, акций и адресов акционеров; этот список, утверждаемый отделением собрания, сохраняется в правлении и должен быть предъявляем каждому желающему (ст. 28). Общие собрания могут быть, между прочим, созываемы комиссарами (ст. 33). Общие собрания, которые созываются с целью постановления решения относительно поверки стоимости аппортов, выбора первых членов правления, поверки объявления учредителей, изменения устава и продолжения срока существования компании должны состоять из акционеров, представляющих вместе не менее 1/2 акционерного капитала, оплаченного деньгами (ст. 30, 31); во всех же остальных случаях считается достаточным представительство только 1/4 акционерного капитала; когда же общее собрание не соединяет необходимого числа голосов, тогда должно быть созвано новое собрание, которое при соблюдении форм и сроков, предписанных уставом, считается состоявшимся, какая бы часть акционерного капитала ни представлялась в нем (ст. 29). Когда общее собрание не соединяет числа акционеров, представляющих 1/2 акционерного капитала, тогда оно может войти только в предварительное обсуждение предмета. В этом случае созывается новое собрание. Двукратное объявление, опубликованное в одном из журналов, предназначенных для помещения официальных объявлений, по крайней мере за месяц вперед, и в расстоянии 8 дней одно от другого, извещает акционеров о предварительных решениях, принятых первым собранием; решения эти становятся обязательными не иначе как по утверждении их новым собранием, которое должно состоять из числа акционеров, представляющего по крайней мере 1/3 акционерного капитала (ст. 30). Во всех общих собраниях решения принимаются по большинству голосов (ст. 28). Большинство должно заключать в себе четверть акционеров и представлять четверть акционерного капитала в тех случаях, когда решением собрания утверждаются аппорты или особые преимущества учредителей, причем лица, прямо заинтересованные в этом, не пользуются правом голоса (ст. 4). Общее собрание кроме решения вышеизложенных вопросов может, если это предусмотрено уставом, превращать именные акции после оплаты их наполовину в предъявительские (ст. 3); также общее собрание избирает комиссаров (ст. 32), разрешает членам правления принимать участие в подрядах или торгах, заключаемых с компанией или за счет ее (ст. 40), утверждает счета и балансы (ст. 32). О кассации решений ничего не сказано.

Акционерные компании управляются одним или несколькими поверенными, назначаемыми на определенный срок из числа акционеров, причем они могут быть отрешаемы от должности и служба их может быть на жалованье или же безвозмездная. Эти лица могут избрать из своей среды директора или, если это разрешено уставом, назначить управляющего из посторонних лиц или из числа акционеров, за которого они отвечают пред компанией (ст. 22). Первые члены правления не могут быть избраны на срок более 6 лет, но они могут быть избираемы вновь, если противное не постановлено уставом. Члены правления могут быть назначаемы также и уставом на срок не более 3 лет (ст. 25). Члены правления должны быть собственниками известного, определенного уставом, числа акций; эти акции должны служить в полной своей сумме гарантией всех действий управления и даже таких действий, которые исходили бы исключительно только от одного члена правления; акции должны быть именные, неотчуждаемые, помеченные штемпелем, обозначающим неотчуждаемость, и должны быть хранимы в кассе компании (ст. 26). Членам правления воспрещается принимать или сохранять прямое или косвенное участие в торге или подряде, заключенных с компанией или за счет ее, исключая те случаи, когда они получат на то специальное разрешение от общего собрания (ст. 40). В случае потери 3/4 акционерного капитала члены правления обязаны созвать общее собрание всех акционеров для решения вопроса, не следует ли постановить ликвидацию компании (ст. 37). Больше нет никаких указаний в законе относительно правления.

Общим собранием избираются один или несколько комиссаров из акционеров или посторонних лиц, которым поручается составление доклада для общего собрания следующего года о положении дел компании, о балансе и о счетах, представленных правлением; если же комиссары не назначены общим собранием или в случае препятствия явиться, или отказа одного или нескольких из избранных комиссаров, тогда они назначаются или заменяются постановлением председателя торгового суда той местности, где находится компания, - по требованию всякого заинтересованного и по предварительному запросу правления компании (ст. 32). В течение 3 месяцев, предшествующих сроку, назначенному уставом для созвания общего собрания, комиссары имеют право каждый раз, когда найдут это нужным, знакомиться с книгами и оборотами компании. Они имеют право созывать чрезвычайные общие собрания (ст. 33).

Каждая акционерная компания обязана составлять каждое полугодие общий баланс по активу и пассиву. Баланс этот представляется комиссарам. Кроме того, составляется ежегодно, согласно ст. 9 Торгового Уложения, инвентарь с показанием всего имущества, движимого и недвижимого, и всех долгов. Инвентарь, баланс и счет расходов и прибылей предъявляются комиссарам по крайней мере за сорок дней до созвания общего собрания (ст. 34). Решение общего собрания, утверждающее баланс и счета, не имеет силы, если ему не предшествовал доклад комиссаров (ст. 32). Общему же собранию представляется ежегодно специальный отчет об исполнении торгов и подрядов, разрешенных компанией (ст. 40). В течение пятнадцати дней, по крайней мере до созвания общего собрания, каждый акционер может знакомиться в правлении с инвентарем и со списком акционеров (ст. 28) и требовать выдачи ему копии с баланса, резюмирующего инвентарь, и с доклада комиссаров (ст. 35). Акционеры, представляющие по крайней мере 1/20 акционерного капитала, могут, в общем интересе, избрать на собственный счет мандатаров для начатия иска против членов правления или поверочного совета, что, однако, не лишает права каждого единичного акционера предъявить иск отдельно от своего имени (ст. 17). Акционеры могут подлежать иску о возврате дивиденда, выданного не на основании инвентаря; иски эти подлежат действию пятилетней давности со дня выдачи дивиденда (ст. 10). За продажу полных или долевых акций, цена и форма которых не соответствуют требованиям закона и которые не оплачены на 25% цены их, виновные подвергаются взысканию от 500 до 10 000 франков; такому же взысканию подвергаются все лица, которые принимали участие в таких продажах или в публикациях о таких продажах (ст. 14). Компании, при учреждении которых не соблюдены правила относительно числа акционеров, правления, цены акций и т. п. (ст. 22 до 25) объявляются недействительными (ст. 41) и в таком случае, кроме ответственности учредителей, также и члены правления, занимавшие эту должность во время объявления компании ничтожной, отвечают солидарно перед третьими лицами без преюдиции прав акционеров; та же солидарная ответственность может быть решением суда распространена и на тех акционеров, взносы которых не были проверены или преимущества которых не были утверждены согласно ст. 24 (ст. 42). Затем, после указаний на уголовную ответственность учредителей (ст. 15), определено, что подвергаются взысканию от 500 до 10 000 франков лица, действовавшие в общих собраниях в качестве подставных лиц, а также и те, которые передали свои акции для такого употребления; в указанных случаях кроме штрафа может последовать еще приговор о тюремном заключении сроком от 15 дней до 6 месяцев (ст. 13), равно как в случаях, предусмотренных в ст. 13,14 и 15, применяется ст. 463 Уложения о наказаниях (ст. 16). Члены правления отвечают компании за назначаемых ими управляющих (ст. 22). Члены правления отвечают только за исполнение возложенных на них поручений. Они не несут по управлению никакой личной или солидарной ответственности за обязательства компании (ст. 32 Code Commerce). Члены правления отвечают, на основании общего закона, компании и третьим лицам лично или солидарно за нарушение постановлений закона, за упущения (fautes) по управлению и в особенности за выдачу или дозволение выдачи дутого дивиденда (ст. 44), подвергаясь в последнем случае взысканию, определенному в п. 3 ст. 15 (ст. 10,45), в ст. же 15 сказано, что управляющие (gйrants), которые раздают фиктивные дивиденды не на основании инвентарей или на основании подложных инвентарей, подвергаются взысканию, определенному в ст. 405 Уложения о наказаниях. Границы и последствия ответственности комиссаров определяются на основании общих правил данного им поручения (ст. 43). Если правление не созовет общего собрания для объявления о потере до 3/4 акционерного капитала или же созванное собрание не будет правильно конституировано, то каждый заинтересованный имеет право требовать судом закрытия компании (ст. 37), равно как то же требование имеет место по прошествии года с того времени, как число акционеров будет менее 7 (ст. 38).

По Бернскому акционерному закону в уставе должны быть определены форма созвания общих собраний, условия пользования в них правом голоса и форма решений (ст. 4, п. 8). Общее собрание должно быть созываемо не менее одного раза в год (ст. 24), причем для решения вопросов об изменении устава, продолжении срока существования компании, о ликвидации в общем собрании собравшиеся акционеры должны быть представителями не менее 2/3 акционерного капитала, если противное не постановлено уставом; решения эти подчиняются тем же условиям концессии и публикации, как и устав (ст. 25). Решения общих собраний обязательны всем акционерам (ст. 15), и решениям этим ведутся протоколы (ст. 28). Общее собрание независимо от вышеуказанных предметов, проверяет и утверждает отчеты (ст. 33), уполномочивает директоров на начало и ведение исков (ст. 31), назначает и удаляет директоров (ст. 36), решает вопрос о закрытии компании (ст. 39, п. 1), назначает ликвидаторов, если это предусмотрено уставом (ст. 44). Акционер и третье лицо, права которых нарушены неправильным постановлением общего собрания, могут жаловаться Правительственному Совету (Regierungs Rath), который может отменить незаконное решение (ст. 37).

В уставе должны заключаться указания на органы представительства и управления, на порядок назначения их, сроки службы и компетенцию (ст. 4, п. 7). Представительницей компании считается дирекция, избранная из числа акционеров, но, кроме того, могут быть еще уполномоченные, права и обязанности которых определяются компанией (ст. 30). Член дирекции теряет ipso jure свое место, если он окажется несостоятельным или недееспособным на время или навсегда, или подвергнется наказанию за воровство, обман, мошенничество и подлог; кроме того, каждый член дирекции может быть удаляем от должности общим собранием (ст. 36). Дирекция обязана следить за правильным ведением книг и счетов, представляя ежегодно отчеты (ст. 33); если капитал компании уменьшится наполовину, то дирекция обязана объявить об этом Правительственному Совету (ст. 41, п. 5). Дирекция не имеет права самостоятельно вчинять гражданские иски или совершать другие действия, если она не уполномочена на это уставом или постановлением общего собрания (ст. 31).

Большой Совет (Grosse Rath) и Правительственный Совет (Regierungs Rath) имеют право во всякое время ревизовать все делопроизводство компании, смотреть в книги и при замеченных недостатках действовать согласно с законом (ст. 38). Независимо от определений относительно ведения книг (ст. 26, 27), сказано, что всему должны вестись протоколы, имеющие значение судебного доказательства и которые вместе с книгами хранятся не менее 20 лет (ст. 28, 29); ежегодно должен быть представляем общему собранию отчет (ст. 33).

Акционер отвечает за получение им дутого дивиденда в предположении, что это сделано им mala fide (ст. 16), равно как он может быть подвергаем компанией так называемому Conventionals Strafen за несвоевременную оплату своих акций (ст. 18). За выдачу акций с отступлением от предписаний ст. 11, 12 и 13 назначается штраф в размере от 10 до 50 франков за каждую акцию, причем компания должна заменить неправильно выданную акцию новой и она отвечает за все происшедшие от этого убытки, а Правительственный Совет принимает в этом случае все меры, указанные в ст. 18. Дирекции ставится в обязанность добросовестное и порядочное управление (gewissenhafte und ordnungsgemдsse Geschдftsbesorgung), и компания отвечает только за те действия дирекции, которые совершены в пределах ее компетенции (ст. 32). Третьим лицам дирекция отвечает только в случаях, указанных в ст. 34, 35 и 40, и при нарушении ст. 5, 11, 12, 13,29 и 41, п. 4. Члены дирекции отвечают всегда солидарно, если каждый из них в отдельности не докажет своей несомненной невиновности (ст. 42). Если члены дирекции умышленно укажут большую прибыль или же вовсе не существующую, то, кроме общего наказания за такое действие, они отвечают солидарно на сумму, равную вымышленному дивиденду (ст. 34). Дирекция отвечает за правильное ведение книг и протоколов, равно как члены дирекции отвечают солидарно, если вследствие несоблюдения ими ст. 26 компания окажется бессильной взыскать не уплаченную за акции сумму денег (ст. 35). Кроме того, всякий акционер и третье лицо, права которых нарушены каким-либо постановлением, имеют право жаловаться в 30-дневный срок Правительственному Совету, который может отменить такое постановление, если оно противно уставу, не входя, однако, в компетенцию судов (37). На постановление Правительственного Совета о закрытии компании последняя имеет право жаловаться в 30-дневный срок Большому Совету (ст. 40). Компания может быть лишена полученной ею концессии: если она не соберет акционерного капитала к установленному сроку (ст. 4, п. 5); если она не начнет своих операций к определенному сроку (ст. 7) или в течение года; если, в противность _ 37 и 38, не отменены будут неправильные решения и в течение установленного срока, несмотря на угрозу отнятия концессии, не прекращены будут уставопротивные действия и если акционерный капитал уменьшится на '/г; кроме того, концессия может быть отнимаема из соображений общего блага, но в таком случае правительство должно уплатить последовавшие от этого убытки, определяемые судом, если только в самой концессии правительство не выговорило себе этого права или же если право это не опирается на общий закон (ст. 41).

В австрийском проекте сказано, что права, которые принадлежат акционерам относительно компании, в особенности в делах, касающихся управления, проверки баланса и распределения прибыли, осуществляются совокупностью акционеров в общих собраниях (ст. 224). В этих собраниях каждая акция дает право голоса, причем пользоваться этим правом можно лично или через поверенных, хотя бы они не были акционерами; но в уставе может быть определено, что только известное количество акций дает право голоса, равно как в уставе же может быть определено, что одно лицо не может быть представителем более чем 1/4 акционерного капитала (ст. 224). Проект требует указаний в уставе на то, в какой форме должно происходить созвание общих собраний, на условия и формы пользования правом голоса и на исключения из общего закона относительно условий и формы решений общих собраний (ст. 209, п. 9, 10 и 11). Общие собрания созываются правлением и поверочным советом в той мере, в какой право это не предоставлено еще и другим лицам (ст. 236). Цель созвания должна быть определяема при созвании, так как в противном случае не могут быть обсуждаемы предметы, не заявленные вперед, исключая вопроса о созвании чрезвычайного общего собрания или обсуждения Предметов, не требующих решений (ст. 238). Общие собрания должны быть созываемы кроме тех случаев, которые определены уставом, еще и во всех тех случаях, когда этого требуют интересы компании (ст. 237) или когда этого потребует один или несколько акционеров как представители не менее 1/10 акционерного капитала; в последнем случае к исполнению требования может быть сделано понуждение судом (ст. 237). Для состоятельности общего собрания считается достаточным присутствие представителей 1/б акционерного капитала (ст. 224а), если же речь идет об изменении устава, выпуске акций ниже pari, фузионировании, отчуждении имущества компании и ликвидации компании, тогда требуется присутствие представителей не менее 1/2 (половины) акционерного капитала (ст. 215а, 244, 224b). При неявке достаточного числа акционеров созывается новое общее собрание, которое считается состоявшимся во всяком случае (ст. 224b, 224с; 244). Первое общее собрание, которое избирает членов правления и поверочного совета, если они не назначены уставом, созывается и конституируется на общих основаниях, если в уставе не будет определено на этот предмет особых постановлений (ст. 209b). В этом первом собрании председатель избирается присутствующими акционерами (ст. 209b), относительно же председательств в других общих собраниях сказано только, что при равенстве голосов голос председателя дает перевес (ст. 224а); кроме того, при обсуждении в общем собрании вопросов, имеющих соприкосновение с вопросом о возбуждении ответственности председательствующего, каждый акционер, пользующийся правом голоса, имеет право требовать назначения другого председателя (ст. 224е). Решения общих собраний постановляются простым большинством голосов (ст. 224а); но если дело идет об изменении устава, выпуске акций ниже pari, фузионировании, ликвидации или отчуждении имущества компании ликвидаторами, тогда необходимо большинство не менее 2/3 голосов (ст. 224b; 244; 215а; 224с), для решения же вопроса об изменении предмета предприятия требуется единогласие (ст. 224b; 224с). В уставе могут быть определены еще и иные, более строгие условия как для состоятельности общих собраний, так и для обязательности решений их (ст. 224d). О решениях общего собрания относительно выборов должен быть составляем нотариальный акт (ст. 209b), решения же относительно продолжения срока существования компании или изменения устава ее должны быть регистрируемы и опубликовываемы (ст. 214), но вообще о всех общих собраниях должен быть составляем нотариальный акт (протокол) с указанием на присутствовавших акционеров или доверенных лиц, на их имена, звание и местожительство, доверенности, акции или доли акций по номерам; этот документ должен храниться на тех же основаниях, как и книги компании, и как акционеры, так и правительственные учреждения (politischen Behцrde) имеют право наводить справки по этим спискам (ст. 238b). Кроме вышеуказанных предметов обсуждения общие собрания решают еще вопросы о новом выпуске акций (ст. 215а), о выпуске акций ниже pari (ст. 215b), об освобождении акционеров по прошествии двух лет от дальнейшей оплаты акций (ст. 222), об избрании ликвидаторов (ст. 241), об отозвании их (ст. 244а), о принятии аппортов по оценке и о признании за единичными акционерами каких-либо преимущественных прав (ст. 215), о выслушивании отчетов поверочного совета (ст. 193) и о назначении содержания ему (ст. 192). Если решение общего собрания постановлено с нарушением общего закона или устава, тогда единичные акционеры, права которых нарушены таким постановлением, могут в 45-дневный срок просить суд о кассации этих постановлений, причем может быть требуемо даже предварительное исполнение этой просьбы, но кассацией не нарушаются права, приобретенные bona fide (ст. 224f).

В уставе должны быть определены порядок образования правления и форма легитимации как членов правления, так и вообще должностных лиц (Beamten) компании, равно как порядок замещения второстепенных должностей по управлению и соотношение между правлением и административным советом (Verwaltungsrath), если таковой постановлен уставом (ст. 209, п. 8). Каждая акционерная компания должна иметь правление как представителя своего в суде и вне суда. Правление может состоять из одного или из нескольких самостоятельных лиц, получающих или не получающих вознаграждение и избранных из числа акционеров или посторонних лиц. Правление, за исключением первого, избирается всегда общим собранием, и члены правления могут быть смещаемы во всякое время, не теряя, однако, права на то вознаграждение, которое причитается им по договору. По прошествии первого года после регистрации компании должно во всяком случае произойти избрание правления, причем избрание может состояться на срок не долее 3 лет. Уставом может быть постановлено, что вакантная должность члена правления временно замещается членами поверочного совета или же по выбору остальных членов правления (ст. 227). В уставе может быть определена форма, в которой правление будет постановлять свои решения (in welcher der Vorstand seine Willenserklдarungenkundgibt) и подписываться за компанию (ст. 210; 229). Правление обязано представлять в торговую регистратуру для регистрации компании установленное объявление за своей подписью (ст. 210а); то же оно обязано делать и при открытии филиалий компании (ст. 212). Оно должно заявлять также в торговую регистратуру о всяком изменении в личном составе своем, представляя вместе с тем форму своей подписи (ст. 228; 233). Правление созывает общие собрания (ст. 236), присягает за Компанию (ст. 232), является в суд по повесткам за компанию (ст. 235), исполняет обязанности ликвидаторов, если для этого по уставу не должны быть назначены другие лица (ст. 244), заявляет регистратуре о ликвидации компании (ст. 243), об изменениях устава и об утверждении балансов (ст. 23 9а) и представляет ежегодно поверочному совету и акционерам отчет, составленный по установленной форме, копии с которого должны быть выдаваемы правлением акционерам по требованию их (ст. 239; 239а). Если имущество компании уменьшится наполовину, то правление обязано немедленно созвать чрезвычайное общее собрание, если же имущество компании не покрывает долгов, то правление обязано заявить об этом суду, который объявляет тогда конкурс (ст. 240). Представительство правления за компанию полное, и компания является ответственной за все действия и сделки, совершенные правлением от имени компании (ст. 230), но тем не менее правление не имеет права переступать границы тех полномочий, которые определены для него уставом и постановлениями общих собраний (ст. 231), равно как члены правления не должны принимать личного участия в тех сделках, которые заключаются компанией или для компании (ст. 230).

О второстепенных органах управления независимо от требования, чтобы в уставе сделаны были указания на порядок назначения этих органов и формы утверждения их (Legitimation), в ст. 234 определено, что управление делами компании и представительство за нее может быть поручаемо кроме правления еще и другим должностным лицам (Bevollmдchtigten oder Beamten der Gesellschaft), граница компетенции которых определяется особыми полномочиями; кроме того, в ст. 235 указано, что представительство компании на суде может быть также поручаемо другим должностным лицам компании. Относительно ликвидаторов сказано, что они назначаются общим собранием, но могут быть назначаемы и судом по требованию каждого акционера (ст. 244; 244а).

В уставе должно быть определено, что поверочный совет должен состоять не менее как из 3 избираемых лиц, причем необходимо определение, требуется ли для решений поверочного совета присутствие всех членов или же только большинства (ст. 209, п. 6). О выборе поверочного совета должно быть сообщаемо в торговую регистратуру (ст. 210а, п. 3). Члены поверочного совета не могут быть избираемы из числа лиц, служащих компании, и они должны быть полноправными (ст. 225). Первый поверочный совет не может быть назначаем на срок более одного года, равно как вознаграждение этого поверочного совета за труды может последовать только по прошествии одного года на основании определения общего собрания (ст. 191, 192). По прошествии одного года должны во всяком случае произойти выборы членов поверочного совета на срок не более 3 лет, причем вакантные места замещаются только до срока, не дослуженного выбывшим членом. Члены поверочного совета могут быть смещаемы до срока (ст. 191). Если при выборе поверочного совета по одиночке все время не менее 1/4 голосов, представляемых в общем собрании, подаваемы были в пользу одного и того же лица, в таком случае при последнем выборе за этим лицом должно быть признано право на звание члена поверочного совета (ст. 191). Обязанности поверочного совета заключаются в том, чтобы наблюдать за делопроизводством компании во всех отраслях управления, поэтому члены поверочного совета могут всегда наводить справки о ходе дел, просматривать книги и документы, проверять кассу, не принимая, однако, никакого участия в управлении (ст. 225, 193). Поверочный совет может созывать общие собрания (ст. 193, 236), он проверяет годовые отчеты, балансы и предположения о распределении прибыли, представляя об этом ежегодно отчеты общему собранию (ст. 193). Решениям поверочного совета должны вестись протоколы (ст. 193). Члены поверочного совета не должны принимать никакого участия в делах или сделках, заключаемых компанией или для компании (ст. 193). Один или несколько акционеров, представляющих вместе не менее 1/10 акционерного капитала, имеют право просить суд о разрешении одному из уполномоченных ими лиц произвести ревизию всем делам компании, представив отчет об этой ревизии торговому суду, где всякий акционер может ознакомиться с ним и взять копию с него (ст. 224g).

Для удостоверения правильности отчетов и балансов, представляемых правлением, не могут быть избираемы лица, принимающие какое-либо участие в управлении компанией, исключая, разумеется, поверочный совет (ст. 239). В уставе должны быть определены основные правила составления баланса и распределения прибыли (ст. 209, п. 7). Правление обязано представлять ежегодно акционерам и поверочному совету баланс и годовой отчет, составленные по определенным правилам (ст. 185), причем по крайней мере за 8 дней до сознания общего собрания каждый акционер имеет право просматривать эти документы и получать с них копии; в течение же не более 8 дней до утверждения отчета и баланса они должны быть представлены правлением в торговый суд для хранения в регистратуре (ст. 239) и в другие установленные учреждения (ст. 239а). При скупке и продаже компанией своих акций об операции этой должны быть сделаны подробные указания в годовом отчете (ст. 213 а). Ликвидаторы должны при самом начале ликвидации составить баланс (ст. 244b). Независимо от указаний на ответственность учредителей (ст. 207а; 211) и акционеров (ст. 220) в проекте определено, что члены правления могут быть подвергаемы торговым судом дисциплинарным взысканиям (Ordnungsstrafen) за незаявление суду об открытии филиалий (ст. 212) или об изменениях в личном составе правления (ст. 228), или о ликвидации компании (ст. 243); равно как такому же взысканию в форме штрафа до 100 гульденов подвергаются члены правления в том случае, если они не представят в 8-дневный срок установленным учреждениям копии с устава Компании, со всех последующих изменений его, с баланса и с годового отчета (ст. 239а). Члены правления не отвечают третьим лицам за сделки, заключенные ими для компании; но если члены правления переступают в этом случае границы данных им полномочий, то они отвечают лично и солидарно, в особенности же если они производят платежи, зная о несостоятельности компании; они отвечают даже при отсутствии указаний на какой-либо убыток тогда: 1) когда они возвращают вклады акционерам в противность постановлениям ст. 21 За, 2) когда они уплачивают % и дивиденды несогласно со ст. 217 и 3) когда они делят имущество компании или уменьшают основной капитал частичным возвратом вкладов или освобождением акционеров от дальнейших платежей (ст. 241). В последних трех случаях отвечает в той же мере также и поверочный совет (ст. 225а), но, кроме того, члены поверочного совета отвечают лично и солидарно за всякий ущерб, причиненный их умышленным или легкомысленным неисполнением своих обязанностей (ст. 225а). В случае ведения процессов против членов правления и поверочного совета соблюдаются установленные на этот предмет правила для акционерных товариществ (ст. 226), т. е. процессы эти ведутся через избираемых в общих собраниях или назначаемых торговым судом уполномоченных; каждый акционер может на свой счет пристать к иску (ст. 195). Члены правления и ликвидаторы отвечают лично и солидарно, если до истечения года после объявления о ликвидации компании и до удовлетворения кредиторов компании будут возвращать акционерам их доли акционерного капитала (ст. 225). Члены правления и поверочного совета отвечают лично и солидарно, если они при фузионировании компании не будут управлять ее делами отдельно от второй компании до тех пор, пока не удовлетворены или не обеспечены будут кредиторы (ст. 947); равно как так же отвечают они и в том случае, когда они возвращают акционерам их доли капитала не на основании правил о ликвидации (ст. 248). Члены правления и поверочного совета, равно как ликвидаторы и другие уполномоченные компании, присуждаются судом к аресту на срок до 3 месяцев, если в законе не установлено более строгого наказания, в тех случаях: 1) когда они для регистрации компании представят ложные сведения о подписке на акции и оплате их; 2) если они в общем собрании письменно или устно умышленно представят ложные сведения о положении дел компании или умолчат об известных им существенных для определения положения дел обстоятельствах; 3) если по их вине в течение более чем 3 месяцев компания будет оставаться совсем без поверочного совета или с поверочным советом не в установленном составе; 4) если они умышленно, в нарушение закона, будут:

а) выдавать недействительные акции или доли акций (промессы, временные свидетельства), б) покупать или принимать в залог на счет компании ее же акции, в) выпускать новые акции или доли акций (промессы, временные свидетельства), г) выдавать проценты или дивиденд в противность постановлениям закона, д) не заявлять о том, что имущество компании не покрывает долгов ее, и е) делить имущество компании или уменьшать основной капитал посредством частичного возврата вкладов или освобождения подписчиков или акционеров от платежей без соблюдения установленных для этого законом правил; 5) если они не исполнят требований торгового суда о созыве общего собрания и о неисполнении кассированного решения общего собрания (ст. 249). За неисполнение ст.224g; 225, п.3; 193, п.l; 230, п.3; 238b; 239, п.2; 239а, п. 2, и 240, п. l, а также за неточности в требуемых законом сообщениях и указаниях, проистекающие от недостаточного усердия к исполнению своих обязанностей, члены правления и поверочного совета, равно как ликвидаторы и другие уполномоченные компании могут быть подвергаемы торговым судом дисциплинарным взысканиям в форме штрафа до 300 гульденов, если в законе не установлено за это более строгое взыскание (ст. 219b). Лица, являющиеся в общие собрания в качестве акционеров, не будучи совсем акционерами или будучи ими только фиктивно, равно как и те, которые дают им для этого акции, присуждаются судом к аресту на срок до 3 месяцев (ст. 249а).

В бельгийском проекте сказано, что общее собрание пользуется самой широкой властью для совершения или утверждения актов, касающихся компании (ст. 58). Каждый год, по крайней мере один раз, должны быть созываемы общие собрания в день и час, определенный уставом. Созывать общее собрание могут административный совет (conseil d'administration) и комиссары; они же должны созывать общие собрания по требованию акционеров, представляющих не менее '/s капитала. В объявлениях или повестках о созыве должны быть указаны предметы обсуждения, и объявления должны быть напечатаны два раза, с 8-дневными промежутками и в последний раз не позже как за 8 дней до дня заседания, в "Бельгийском Мониторе", в одном из брюссельских журналов и в журнале той провинции или того округа, где компания имеет свое местопребывание; повестки же должны быть разосланы также за 8 дней; если акции именные, то приглашения должны быть сделаны посредством заказных писем (ст. 59). О дне сознания первого (учредительного) общего собрания должно быть указано в подписном листе (ст. 30). В уставе должны быть определены форма постановлений общих собраний и условия участия в этих собраниях; при отсутствии таких определений применяются общие правила. Акционеры имеют право, если в уставе не постановлено противное, подавать голос лично или через поверенных, но никто не может быть представителем более чем 1/5 всего числа акций или 2/5 того числа, которое представляемо в общем собрании (ст. 60). Владельцы облигаций могут присутствовать в общих собраниях, но только с совещательным голосом (ст. 69). Если предметом обсуждения общего собрания будет изменение устава, но не изменение предмета предприятия, тогда оно должно быть в составе представителей не менее '/г акционерного капитала, в противном же случае созывается новое общее собрание, которое считается состоявшимся во всяком случае (ст. 58). Решения общего собрания постановляются абсолютным большинством голосов, если в уставе не сделано по этому поводу иных постановлений (ст. 60), но решения об изменении устава и о ликвидации могут быть постановляемы только большинством 3/4 голосов (ст. 59; 71). Решениям общего собрания ведутся протоколы, подписываемые большинством акционеров (ст. 60, 31), о решениях же общего собрания должно быть публикуемо в установленных для этого журналах (см. ст. 4 до 12). Предметы обсуждения общих собраний независимо от указанного выше права изменения устава, не изменяя, однако, предмета предприятия и общего определения, что общее собрание есть высший распорядительный орган компании (ст. 58), указаны еще следующие: подтверждение, что в акционерной компании не менее 7 акционеров, что акционерный капитал покрыт подпиской и акции оплачены на 5% (ст. 31), выбор управляющих (ст. 44), отозвание их (ст. 42), выбор комиссаров (ст. 53; 120), определение числа их и компетенции (ст. 53), выслушивание отчетов управляющих и комиссаров и утверждение балансов (ст. 66), продолжение срока существования компании (ст. 70), определение порядка ликвидации и назначение ликвидаторов (ст. 111), сообщение ликвидаторам особых полномочий на производство займов, продолжение операций и т. п. (ст. 114), выслушивание отчетов ликвидаторов (ст. 119, 120) и сообщений о том, что какой-либо из управляющих принимал участие в операциях компании, в которых он был заинтересован в ущерб компании (ст. 49).

Акционерные компании управляются временными уполномоченными (mandataires a temps), смещаемыми и получающими вознаграждение или служащими безвозмездно (ст. 42). Уполномоченных-управляющих (administrateurs) должно быть не менее 3. Они избираются общими собраниями, хотя первые управляющие могут быть назначены актом конституции (l'acte de constitution) компании. Срок выбора не может превышать 6 лет, но возможно отозвание и до срока. При открытии вакансии на должность управляющего она временно замещается остальными управляющими и комиссарами, если противное не постановлено уставом (ст. 54). Управляющие могут быть вновь избираемы (ст. 45). Каждый управляющий должен представить в месячный срок со дня его назначения или избрания известное число акций как залог; это число акций должно равняться 1/5 акционерного капитала, но может не превышать 50 тыс. франков (ст. 46 до 49). Компетенция управляющих определяется уставом и последующими дополнениями к нему (ст. 13). Управляющие имеют право действовать и представительствовать за компанию в той мере, в какой право это не ограничено уставом (ст. 43). Управляющие должны составлять каждый год инвентарь и баланс и представлять общему собранию отчеты (ст. 61). Каждое полугодие они обязаны представлять комиссарам ведомость с указанием на пассив и актив (ст. 54). Баланс и счет прибылей и убытков должны быть публикуемы управляющими согласно указаниям ст. 10 (ст. 64). Члены административного совета имеют право откладывать заседания общего собрания на три недели, если в собрании этом обсуждается вопрос об утверждении баланса; тогда вторично созванное общее собрание решает этот вопрос окончательно (ст. 63). Если капитал компании уменьшится наполовину, тогда управляющие обязаны заявить об этом общему собранию (ст. 71). Административный совет (состоящий из управляющих) обязан созывать общие собрания (ст. 58). До назначения ликвидаторов управляющие исполняют их обязанности (ст. 112). Администраторы вместе с комиссарами образуют коллегиальное учреждение, заседающее на основании правил, определенных уставом, если же в уставе нет таких определений, то на основании общих правил (ст. 55); в уставе может быть определено, что управляющие вместе с комиссарами образуют генеральный совет (conseil general), компетенция которого должна быть указана уставом (ст. 56). Кроме управляющих (administrateurs, conseil d'administration) ведение дел компании может быть поручаемо еще директорам, жерантам и другим агентам из числа акционеров или посторонних лиц, назначение которых, смещение и компетенция должны быть определяемы уставом (ст. 52).

Контроль и наблюдение за делопроизводством в компании поручается одному или нескольким комиссарам. Первые комиссары назначаются актом конституции компании, а последующие назначения делаются общими собраниями. Срок выбора не может быть долее 6 лет, но всегда возможно отозвание до срока. Число комиссаров определяется уставом, но оно может быть изменяемо общими собраниями. Компетенция их определяется общим собранием. При уменьшении числа комиссаров до половины должны быть немедленно произведены дополнительные выборы (ст. 53). Комиссары, так же как и управляющие и на тех же основаниях, должны представить залог в акциях (ст. 57). Комиссары имеют неограниченное право надзора и контроля. Они могут проверять книги, корреспонденцию, протоколы и вообще всю переписку компании. Каждое полугодие управляющие должны представлять им отчет с указанием на пассив и актив, они же должны представлять общему собранию отчет о результатах своей деятельности с соответствующими предложениями и указанием на то, какого порядка держались они при поверке инвентаря (ст. 54; 120). Комиссары созывают общие собрания (ст. 59), проверяют всю отчетность ликвидаторов (ст. 120) и образуют вместе с управляющими особое коллегиальное учреждение, генеральный совет, порядок заседаний которого и компетенция определяются уставом (ст. 5, 56); сообщения, делаемые третьим лицам от имени компании (les expйditions а dйlivrer aux tiers), подписываются комиссарами вместе с управляющими (ст. 60). Topговый суд может, в исключительных случаях, по просьбе акционеров, владеющих не менее как 1/5 акционерного капитала, назначать одного или нескольких комиссаров для проверки книг и счетов компании (ст. 123).

Относительно отчетности требуется ведение списка акционеров, открытого для справок (ст. 35), опубликование не менее одного раза в год баланса с указанием, между прочим, на акционеров, не оплативших еще своих акций и в какой сумме (ст. 42), представление комиссарами отчетов с пояснениями (ст. 54), ежегодное составление управляющими инвентаря с указанием на движимое и недвижимое имущество и на все активные и пассивные долги и обязательства (ст. 61). В баланс и в счет прибылей и убытков должны быть включены расходы на амортизацию, за вычетом не менее 5% из чистой прибыли на образование запасного капитала. Документы эти сообщаются не позже как за месяц до общего собрания комиссарам, которые и составляют на основании их свой отчет с соответствующими предложениями (ст. 61). За 15 дней до общего собрания баланс, счет прибылей и убытков и акционерный список открываются для справок акционерам и владельцам облигаций, причем баланс и счет рассылаются акционерам вместе с заключением комиссаров, если последние не согласились со всеми пунктами баланса (ст. 62; 69). Общее собрание, рассматривающее баланс, может быть отложено по заявлению административного совета на три недели, но вторично созванное после этого общее собрание решает вопрос окончательно, и в случае утверждения им баланса управляющие и комиссары освобождаются от лежащей на них ответственности за все, что не было утаено или искажено в отчете, но утверждение это необязательно для отсутствующих акционеров (ст. 63). Ликвидаторы обязаны ежегодно представлять отчет о ходе дел по ликвидации, по окончании же ликвидации они должны представить общий отчет, который поступает сначала на проверку комиссаров, а потом, на основании отчета, представляемого последними, рассматривается и утверждается общим собранием (ст. 119, 120). Большая часть документов по отчетности должна быть опубликовываема (ст. 64; 119; 10; 12).

Независимо от указаний относительно ответственности учредителей (ст. 11; 131) в проекте сказано, что управляющие не несут личной ответственности по сделкам, заключенным ими для компании (ст. 50), но они отвечают на основаниях общего закона за упущения и ошибки по исполнению возложенного на них поручения. Они отвечают солидарно компании и третьим лицам за все убытки, причиненные ими вследствие нарушения закона и устава, исключая только те случаи, когда нарушение это произошло не по их вине и было доложено ими ближайшему общему собранию (ст. 51). Ответственность второстепенных органов управления определяется согласно данным им полномочиям (ст. 52), так же как и в отношении к комиссарам (ст. 54). Ответственность членов административного совета и комиссаров не уничтожается утверждением отчетов их общим собранием в отношении к отсутствующим акционерам (ст. 63), но в таком случае последние могут предъявлять свои претензии не позже как в течение года после утверждения отчета (ст. 126). Кредиторы компании имеют право требовать через суд, чтобы произведены были платежи, определенные уставом, причем компания может противопоставить этому требованию погашение долга, но управляющие несут личную ответственность за неисполнение решений по этому предмету (ст. 122). Управляющие и комиссары могут быть присуждаемы к уплате штрафа от 50 франков до 10 тыс. франков и, кроме того, к тюремному заключению от 1 месяца до 1 года, если они будут скупать акции компании не из чистой прибыли и несогласно с постановлениями устава и общего собрания, если они будут выдавать ссуды или авансы из акционерного капитала под залог акций, если они будут возвращать взносы без соблюдения установленных для этого правил и условий (ст. 133). Тому же наказанию подвергаются управляющие, которые несогласно с инвентарем или при отсутствии такового будут выдавать акционерам дутые проценты или дивиденды (ст. 132). Указанные условия ответственности управляющих распространяются и на управляющих иностранных акционерных компаний, оперирующих в Бельгии (ст. 129). Ликвидаторы отвечают как третьим лицам, так и акционерам за отступления от данных им полномочий и вообще за все ошибки по управлению (ст. 118). Судебные сроки для дел, вчиняемых против компании, вообще те же, что и для дел против частных лиц (ст. 125). Пятилетний срок устанавливается: для дел против акционеров, считая со дня выхода их или ликвидации компании; для дел о возврате неправильно выданного дивиденда, считая со дня выдачи его, - против ликвидаторов; со дня публикации, предписанной ст. 120, - против управляющих, комиссаров и ликвидаторов, считая со дня учинения ими действия, послужившего поводом для начатия судебного дела. Годичный срок устанавливается для дел по отчету, утвержденному уже общим собранием (ст. 126). Кредиторы компании могут вчинять дела против акционеров на основании ст. 1166 Гражданского кодекса по поводу платежей, требуемых уставом, постановлением компании или судебным решением (ст. 122). Всякое лицо, которое будет представительствовать за компанию без соблюдения правил, предписанных ст. 65, подвергается личной ответственности по всем сделкам, совершенным таким образом. При указании же на капитал компании выше действительных его размеров всякое третье лицо имеет право требовать, чтобы виновный доплатил ту разницу, которая окажется (ст. 66). Подвергаются штрафу от 50 франков до 10 тыс. франков те лица, которые, подложно выдав себя за акционеров, примут участие в решениях общего собрания, равно как и те лица, которые дадут им для этого употребления свои акции (ст. 130).

На основании всего вышеизложенного в этой главе мы приходим к заключению, что задача предстоящей реформы должна заключаться в развитии следующих начал: 1) Общее собрание есть высший распорядительный орган компании. 2) Общие собрания бывают очередные, т. е. созываемые для целей и в сроки, вперед определенные уставом, и чрезвычайные, т. е. созываемые по усмотрению правления и поверочного совета и по требованию акционеров. 3) Созвание общих собраний возлагается на обязанность правления, в случае же уклонения правления от исполнения этой обязанности общие собрания могут быть созываемы акционерами или судом по просьбе акционеров. 4) Акционеры должны быть созываемы посредством двукратных объявлений в установленных для этого органах печати не позже как за 15 дней до срока заседания общего собрания и посредством повесток, рассылаемых также не позже как за 15 дней владельцам именных акций. 5) Как в объявлениях, так и в повестках должны заключаться указания на то, созывается ли очередное или чрезвычайное общее собрание, какие будут предметы обсуждения и по чьему требованию созывается собрание. Число очередных общих собраний должно быть не менее 2 в год, причем в уставе должны быть определены предметы, подлежащие обсуждению этих собраний. 6) В общих собраниях имеют право участвовать все акционеры с правом решающего голоса, владельцы же облигаций имеют право присутствовать в общих собраниях с правом совещательного голоса. 7) Каждый акционер пользуется в общих собраниях правом только на один голос, исключая случаи разрешения вопросов о разделе имущества компании, о производстве займов, об увеличении или уменьшении цены акций или акционерного капитала и о продолжении срока существования компании, когда каждый акционер пользуется таким числом голосов, сколько у него акций. 8) Общее собрание считается вообще состоявшимся независимо от числа явившихся акционеров и независимо от части акционерного капитала, которую они представляют. 9) Требуется присутствие в общем собрании большинства акционеров, т. е. более половины всего числа их, если в собрании решаются вопросы об изменении прав и обязанностей акционеров или органов управления и контроля. 10) Требуется присутствие большинства акционеров и представительство большей части акционерного капитала, т. е. больше половины его, когда решаются вопросы о добровольной ликвидации, о фузионировании, увеличении или уменьшении капитала или цены акций, о производстве займов и о продолжении срока существования компании. 11) Несостоявшееся общее собрание созывается вновь при соблюдении правил относительно сознания собраний вообще и с указанием на то, что созвание производится вторично; второе общее собрание считается во всяком случае состоявшимся согласно с п. 8. 12) Для обязательности решений общих собраний достаточно в случаях, указанных в п. 8, абсолютного большинства, в случаях же, указанных в п. 7, 9 и 10, требуется половина всего числа голосов, принадлежащего всем акционерам компании, вместе взятым. 13) Голосование должно быть закрытое при выборах, во всех же остальных случаях оно должно быть открытое. 14) Все решения общего собрания должны быть протоколируемы, регистрируемы и опубликовываемы. 15) Председательство в общих собраниях возлагается на лицо, избираемое для этого на каждый раз акционерами; председатель руководит прениями, ему принадлежит полицейская власть в отношении к общему собранию, и при равенстве голосов его голос дает перевес. 16) Общее собрание может обсуждать все те предметы, которые касаются компании и которые перечислены в уставе, но изменять устав или капитал компании, или цену акций, или срок существования компании общее собрание может только тогда и в той мере, в какой это предусмотрено уставом, в противном же случае всякое такое постановление равносильно решению вопроса о ликвидации компании и потому подчиняется всем тем правилам, которые установлены для таких решений. 17) Решениями общих собраний ни в каком случае не могут быть нарушаемы права акционеров и третьих лиц, которые, в защиту своих прав могут требовать судом кассации неправильных решений общего собрания, равно как такое же право должно принадлежать каждому акционеру в том случае, когда решение общего собрания постановлено с нарушением предписанных правил. 18) Правление избирается общим собранием. 19) Правление может состоять из одного или из нескольких членов, избираемых из числа акционеров или посторонних лиц на срок не более 6 лет. 20) Если правление состоит из нескольких членов, то председателем правления назначается то лицо, которое получило наибольшее число голосов, при равенстве же голосов голос председателя дает перевес. 21) Члены правления могут быть удаляемы от должности до срока, но не иначе как на основаниях, определенных уставом, причем они могут быть удаляемы только поверочным советом, общим собранием или судом; члены правления могут быть удаляемы поверочным советом по личному его усмотрению и на его ответственность или же по требованию определенного меньшинства акционеров, которое при отказе может предъявить то же требование и суду. Удаляемые члены правления должны быть замещаемы вперед избранными для этого общим собранием кандидатами. 22) Члены правления могут быть вновь избираемы. 23) Личный состав правления возобновляется не вдруг, а постепенно, посредством выхода членов по очереди из состава правления. 24) Не могут быть избираемы в члены правления лица, не пользующиеся правом служить по выборам. 25) Члены правления при вступлении в службу должны представить требуемые уставом залог или поручительство. 26) Члены правления могут получать вознаграждение за свою службу только в форме жалованья, размер которого определяется общим собранием, причем жалованье председателя правления может быть выше, чем жалованье членов, но, кроме того, общее собрание может присуждать в пользу членов правления еще наградные деньги. 27) Члены правления могут временно поручать с разрешения общего собрания исполнение их обязанностей другим лицам, утверждаемым общим собранием по их представлению. 28) Права и обязанности правления как исполнительного органа компании определяются уставом в границах общего закона, но правление ни в каком случae не имеет права: а) вести дела для компании на свой счет и б) изменять состав; в) назначать без утверждения общего собрания директоров, бухгалтера и кассира; без разрешения общего собрания - г) вчинять иски от имени компании, д) дарить от имени компании или прощать долги, или кончать дела миром, или принимать в уплату вместо денег имущество, е) продавать, закладывать или отчуждать имущество компании, исключая те случаи, когда такого рода операции составляют существенную черту предприятия компании и прямо предусмотрены уставом, ж) совершать взаймы от имени компании, исключая, те случаи, когда производство известной формы займов составляет существенную черту предприятия и предусмотрено уставом, з) увеличивать или уменьшать акционерный капитал или фонды компании, или цену акций, и) производить какие-либо расходы на счет компании свыше нормы, определенной уставом, и k) расширять деятельность компании посредством открытия филиалий, контор, отделений и агентур. 29) В уставе может быть определена разница прав и обязанностей только между представителем правления и членами правления, но не между членами. 30) Правление независимо от закона и устава должно еще руководствоваться в своих действиях инструкцией, разрабатываемой поверочным советом и утверждаемой общим собранием. 31) Бухгалтер и кассир утверждаются в должности общим собранием, причем обе эти должности должны быть строго разграничены, никогда не совмещаясь в одном и том же лице; кассир должен представить при вступлении в должность требуемые уставом залог или поручительство; все остальные органы управления назначаются и смещаются правлением, содержание же их утверждается общим собранием по представлению правления. 32) Поверочный совет избирается общим собранием на срок не более 2 лет из числа акционеров или посторонних лиц, причем в состав поверочного совета могут входить на правах членов и уполномоченные на это лица от обществ, учреждений и т. п., особенно заинтересованных в делах компании, но это возможно только или на основании устава, или на основании особого соглашения с компанией, утвержденного общим собранием. 33) Если поверочный совет состоит из нескольких членов, то председателем поверочного совета считается то лицо, которое получило наибольшее число голосов, при равенстве же голосов голос председателя дает перевес. 34) Члены поверочного совета могут быть удаляемы от должности до срока, но не иначе как на основаниях, определенных уставом, причем они могут быть удаляемы только общим собранием или судом по просьбе определенного числа акционеров. Удаленные члены поверочного совета должны быть заменяемы кандидатами, вперед избранными для этого общим собранием. 35) Пункты 23, 24, 25 и 27 относительно правления относятся и до поверочного совета. 36) В члены поверочного совета не могут быть избираемы лица, состоящие в близком родстве с членами правления или директорами. 37) Члены поверочного совета получают вознаграждение за свою службу в форме разовых денег, размер которых определяется общим собранием, если же поверочный совет заменяется одним лицом, то может быть назначаемо постоянное жалованье вместо разовых денег. 38) Обязанности поверочного совета заключаются в контроле над всем делопроизводством компании, проверяя для этого кассу, книги, документы, и над всеми служащими в той мере, в какой это касается компании. 39) Поверочный совет имеет право:

а) на свой страх или по требованию определенного числа акционеров удалять от должности до срока членов правления, доводя об этом до сведения без замедления созванному чрезвычайному общему собранию,

б) созывать по своему усмотрению общие собрания, в) назначать контролера, утверждаемого в этой должности общим собранием, г) разрабатывать инструкцию для делопроизводства, утверждаемую общим собранием, и д) подвергать служащих дисциплинарным взысканиям в форме штрафа в той мере и в тех случаях, в какой это разрешено законом, уставом и постановлениями общего собрания. 40) Члены поверочного совета могут действовать единолично или коллегиально, в первом случае единоличные действия могут быть опротестованы коллегиально. 41) Пункт 29 относительно правления должен быть применяем и к поверочному совету. [42)] Поверочный совет не принимает никакого участия в управлении, будучи только органом контроля, если же уставом определено будет, что правление вместе с поверочным советом образуют генеральный совет для обсуждения вопросов, точно перечисленных для этого в уставе, то в этих генеральных советах члены поверочного совета могут иметь только совещательный голос. 43) Общее собрание может для проверки отчетов назначать единовременно особых ревизоров или ревизионные комиссии, избираемые в качестве экспертов из числа акционеров или посторонних лиц. 44) Правление, поверочный совет и ревизоры обязаны представлять общему собранию отчеты. 45) Утверждением этих отчетов общим собранием слагается с членов правления, поверочного совета и ревизоров ответственность за отчетный период в той мере, в какой в отчетах этих не будет никаких утаек, подлогов или искажений. 46) Полугодовые и годовые отчеты правления должны быть составляемы так, что бухгалтер и кассир, каждый отдельно, представляют за своей подписью свои отчеты правлению, которое на основании этих документов оставляет в ясной и общедоступной форме отчет за подписью председателя правления, бухгалтера и кассира и представляет этот отчет поверочному совету для подписи председателя оного в удостоверение предъявления этого отчета поверочному совету, после чего отчет поступает на рассмотрение и утверждение общего собрания. 47) Полугодовые и годовые отчеты поверочного совета должны быть составляемы так, что контролер представляет поверочному совету свой отчет за своей подписью, поверочный же совет, снабдив этот отчет необходимыми дополнениями, разъяснениями и предложениями, представляет его за своей подписью на рассмотрение и утверждение общего собрания. 48) Ревизор или ревизоры, рассмотрев, по поручению общего собрания, отчеты правления и поверочного совета и проверив их документально, составляют на основании своей ревизии особый отчет, который и представляют на рассмотрение и утверждение общего собрания. 49) Балансы и инвентари должны быть составляемы по крайней мере ежемесячно за подписью председателей правления и поверочного совета, бухгалтера и кассира; они должны быть составляемы на основаниях торговой науки, но, кроме того, в уставе должны быть определены главнейшие основания составления этих документов, причем неденежное имущество компании должно быть указываемо в балансах и инвентарях по покупной цене, подтверждаемой документально, со скидкой определенного процента на возобновительный фонд, ценные же бумаги должны быть указываемы по последнему или по среднему курсу, обирая всегда меньшую из этих двух величин. 50) Балансы должны быть общедоступны для понимания, и они должны быть составляемы и опубликовываемы в установленной форме. 51) Балансы и инвентари должны быть представляемы органам контроля, общему собранию, акционерам и третьим лицам, заинтересованным в делах компании, кроме того, они должны храниться в регистратуре открытыми для справок всем желающим. 52) Ответственность учредителей и акционеров подчиняется правилам, изложенным в гл. 7 и 15. 53) Члены правления и поверочного совета и ревизоры отвечают или лично, или солидарно, смотря по обстоятельствам дела, в зависимости от решения суда. 54) Остальные органы управления и контроля отвечают только лично. 55) Все органы контроля и управления отвечают не только за правонарушения, но и вообще за все упущения по службе, будут ли они злоумышленные или неосторожные. 56) Ответственность самой акционерной компании может быть только гражданской. 57) Возбуждать ответственность могут как единичные акционеры, так и третьи лица, права или интересы которых нарушены компанией или ее органами; кроме того, сама компания может возбуждать ответственность органов контроля, управления и ревизии и самих акционеров. 58) Ответственность может быть возбуждаема в порядке жалобном или исковом. 59) На распоряжения компании или на распоряжения и действия органов контроля и управления, не переступающие подведомственности этих органов, могут быть подаваемы только жалобы, причем на решения общих собраний подаются жалобы в установленное для этого учреждение, которое может кассировать эти решения, кассация же эта может послужить основанием к возбуждению исковой ответственности; на распоряжения же и действия органов управления и контроля жалобы подаются по инстанциям, - до общего собрания как высшей жалобной инстанции в компании. 60) Распоряжения и действия, переступающие границы подведомственности и заключающие в себе правонарушение, служат основанием к возбуждению ответственности в исковом порядке.