Глава одиннадцатая : Учение об акционерных компаниях : Книги по праву, правоведение

Глава одиннадцатая

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 
РЕКЛАМА
<

Учредительное собрание. Значение учредительных собраний при полном, дутом и смешанном способах учредительства. Созвание учредительного собрания. Порядок заседания учредительного собрания и условия участия в нем. Председательство в учредительном собрании. Предметы занятий и связанные с ними консеквенции. Учредительное собрание как первый акт конституции компании. Протокол учредительного собрания и публикация его. Теория, практика, законодательство и проекты. Задачи реформы

По истечении срока, назначенного для подписки на акции, созывается в срок указанное в проспекте учредительное (генеральное или конституционное) собрание (constituirende Versammlung, assemblйe onostituante) как необходимый, заключительный акт учреждения компании (ср. 331 335; 26 - 174; 369 - 216; 208 - 82; 268 - 60; 49 - II, 98; 114 - 302, 311; 299- 175 и др.). Впрочем, акт этот является необходимым только при полном учредительстве как естественный, логический результат предшествовавших действий; при дутом же учредительстве учредительное собрание представляется или излишним (331 - 343; 26 - 174), или же оно имеет чисто формальное значение (219 - 5), так как существеннейшие вопросы, долженствующие быть разрешенными в учредительном собрании предварительно решаются между собой учредителями, являющимися вместе с тем и акционерами; эти учредительные собрания Hecht (172 64)не без основания назвал пустой комедией. При смешанном способе учредительства, предполагающем обыкновенно представление при проспекте и устава в окончательной форме с указанием в нем на личный состав управления (589; 331 - 332; 123 - VII, 265, 145 - 30; 168 - 18) учредительное собрание, хотя и не теряет всегда и совсем своего значения, но оно не имеет уже характера конституционного собрания, так как задача его, в этом случае, заключается не столько в том, чтобы конституировать компанию, сколько в разрешении некоторых хозяйственных вопросов, например, приобретение аппортов, вознаграждение учредителей и т. п., которые, впрочем, также нередко разрешаются предварительно в проспекте или в уставе, представленном при подписке в окончательной форме и т. п. (219 - 5; 89 - VIII, 229; 331 - 343; 268 - 58; 589 и др.).

Анормальность этих явлений очевидна, и она не замедлила отразиться на развитии акционерного дела.

О сроке созвания учредительного собрания должно быть вперед объявлено в проспекте при приглашении к подписке на акции, так как собрание это имеет прежде всего значение перехода компании из одной фазы развития, которую мы называем учреждением (Grьndung) и в которой деятелями являются учредители, в другую фазу, называемую нами конституцией (Constituirung), в которой выступают деятелями подписчики как представители компании, пользующейся правом автономии. Учредители имеют целью одно определенное действие - учреждение компании, тогда как компания имеет целью определенную деятельность, поэтому деятельность учредителей должна прекратиться с того момента, как цель их достигнута, и тогда должна начаться деятельность нового фактора, т. е. компании. Учредители имеют задачей создать соединство, они определяют цель его, хозяйственные условия, ищут членов, собирают их для первого акта автономии соединства; подписчики же, образуя из себя учредительное собрание, являются представителями образовавшегося соединства, которое первым актом своей деятельности заявляет о своем существовании, а затем существование его получает официальное признание, выражающееся в регистрации. Словом, с того момента, когда учредительное собрание объявлено состоявшимся, кончается учреждение компании и начинается конституция ее, кончается деятельность учредителей и начинается деятельность компании. Учредители учреждают акционерную компанию, конституционное собрание конституирует ее; в учреждении зарождается акционерная компания, в учредительном собрании она начинает жить (ср. 369 - 216,217,42, 74,296 - XXIII, 199).

Предварительное указание в проспекте на срок созвания учредительного собрания является в особенности необходимым потому, что учредительное собрание имеет, между прочим, задачей обеспечение своевременной или немедленной, полной, или долевой оплаты акций, а потому подписчик должен вперед знать, к какому сроку он должен приготовить средства, необходимые для выполнения взятого им на себя обязательства (ср. 222 - 143, прим. 25). Срок, разумеется, должен быть установлен такой, который давал бы возможность даже самым отдаленным по местожительству подписчикам принять участие в этом собрании.

Созвание учредительного собрания должно происходить в установленной форме, посредством своевременной публикации в наиболее распространенных органах печати, независимо от особых повесток, рассылаемых подписчикам, в которых должны быть указаны время, место, предметы обсуждения, условия участия и пользования правом голоса (ср. 369 - 46, 218; 268 - 76, 222 - 143). Кроме того, представляется вполне целесообразным установить требование, довольно распространенное в других соединствах, чтобы подписчики, не желающие или не могущие принять участие в учредительном собрании, своевременно извещали об этом учредителей возвратом повесток с надписью, так как этим способом облегчается возможность проверки подписки. Но такому принятию или возвращению повестки не следует придавать значения отказа или подтверждения подписки, как делает это Штейн (369 - 219; ср. 49 - II, 99), который, согласно постановлению Общегерманского Торгового Уложения, полагает, что если подписчик ничего не отвечает на приглашение к принятию участия в учредительном собрании, то это равносильно согласию - акценту, т. е. такому же подтверждению подписки, как если бы подписчик ответил утвердительно или же лично явился бы в учредительное собрание, тогда как письменный отказ от явки в учредительное собрание имеет значение отказа от подписи. В предыдущей главе мы настолько выяснили значение подписки и те юридические отношения, которые создаются ею, что здесь едва ли предстоит надобность доказывать всю ошибочность этого воззрения Штейна, отнимающего всякое значение у подписки и являющегося результатом ошибочного воззрения Штейна на акционерные компании как на исключительно коммерческие общества. Мы ограничимся только указанием, что предложение участвовать в компании выражается в приглашении к подписке на основании данных, изложенных в проспекте (114 - 291; 26 - 325; 268 - 100), акцент же выражается в подписке, следовательно, подпиской определяются уже отношения между пропонентом и акцентантом, и отказ от акцента может последовать только тогда, когда предложение окажется не соответствующим действительности, т. е. А, например, предлагает В купить билеты 1-го внутреннего займа, В соглашается на покупку, после чего у А оказываются билеты не 1-го, а 2-го внутреннего займа; так точно и подписчик может отказаться от своей подписки только тогда, когда обнаружится после подписки, что сведения, сообщенные учредителями в проспекте, или вообще условия подписки не соответствовали действительности; если же подобные обстоятельства обнаружатся после конституции компании, то, как мы указали уже выше, подписчик остается обязанным компании, имея право иска против учредителей. До конституционного собрания подписчик обязан учредителям для компании; после конституционного собрания он обязан компании непосредственно.

Время для созыва учредительного собрания должно быть назначено такое, которое давало бы возможность наибольшему числу подписчиков принять в нем участие. Требование это имеет существенное значение, так как учредители могут иметь прямой интерес в том, чтобы воспрепятствовать большей части подписчиков явиться в собрание, как это делается, например, правлениями и советами некоторых акционерных компаний, когда они опасаются за результаты годичных общих собраний и потому назначают для этих собраний такое время, которое наименее удобно для большинства акционеров. На этом основании подписчику должно быть предоставлено право письменного протеста против времени, назначенного для созыва учредительного собрания, с тем последствием, что если протест этот будет заявлен половиной общего числа подписчиков, то собрание должно быть перенесено на более соответствующее время. Наиболее удобной формой для осуществления этого протеста было бы возвращение повесток с соответствующей надписью.

Место для заседания учредительного собрания должно быть назначено такое, которое, во-первых, могло бы вместить в себя все число подписчиков и, во-вторых, оно должно быть в том городе, где компания будет иметь свое местопребывание.

Разрешению вопросов, для которых созвано учредительное собрание, предшествуют предварительные действия, определяющие правомерность этого собрания, т. е. делается проверка числа собравшихся подписчиков, равно как проверяется право участия собравшихся лиц в учредительном собрании, после чего происходит выбор председателя этого собрания. Для этого выбора председательство должно быть предоставлено одному из учредителей, так как нельзя предоставить выбор председателя такому собранию, правомерность которого еще не констатирована.

Относительно числа наличных подписчиков в учредительном собрании, необходимого для того, чтобы собрание могло считаться состоявшимся, мнения исследователей до известной степени сходятся на том, что это число должно быть представителем не менее одной половины акционерного капитала (49 - II, 98, 101), поэтому если налицо не окажется такого числа подписчиков, то собрание должно считаться несостоявшимся, и оно созывается вновь (49 - П, 103), Даллоз же (59, 2, 146) полагает, что до конституции компании решения большинства не могут быть обязательными для меньшинства, а потому решения учредительного собрания должны быть единогласные (ср. 49 -1, 74); но, имея в виду практическую сторону дела, едва ли можно будет согласиться с этим мнением, так как учреждение акционерных компаний сделалось бы тогда невозможным.

Проверка права участия собравшихся подписчиков в учредительном собрании имеет большое практическое значение, так как опыт указал, что учредительное собрание часто утилизируется учредителями для своих корыстных целей посредством так называемых подставных лиц (Strohmдnner, hommes de paille), которые, не будучи на самом деле заинтересованы в делах компании, квотируют все вопросы исключительно только в пользу одних учредителей и по их указанию. Возможность появления подставных лиц в учредительных собраниях (Strohmдnner, hommes de paille) создана анормальными условиями подписки на акции и разверстки, находящихся, по существующему порядку, всецело в руках учредителей, а потому при соблюдении вышеуказанного нами правила относительно заведывания подпиской и разверсткой особо предназначенными для этого правительственными или общественными учреждениями, вне всякого влияния и вмешательства со стороны учредителей, воздействие на решения учредительных собраний посредством подставных лиц если и не будет устранено совершенно, то во всяком случае будет затруднено настолько, что при тщательной проверке можно будет отличить их от настоящих подписчиков и устранить от участия в учредительном собрании (ср. 441 - 24). После этой проверки должен быть составлен список участников с указанием на имя, фамилию, звание, жительство и число акций каждого из них (ср. 49 - II, 93).

Каждому подписчику должно быть дано право на один голос (ср. 172 119, 369 - 71, 34 - 73 и др.), распределение же голосов пропорционально количеству акций есть в сущности глубокая несправедливость, прикрытая софизмами. В акционерных компаниях принимают участие лица самых разнообразных классов и состояний - как крупные капиталисты, так и мелкие и даже лица, служащие по найму, а потому нет никакого логического основания предполагать, что богатый владелец 100 акций будет в 100, 50 или 20 раз более заинтересован в предприятии, чем бедняк, имеющий одну, две или пять акций, приобретенных им на сбереженные деньги; наоборот, как замечает Бедаррид (49 - II, 91), обыкновенно мелкие акционеры оказываются более заинтересованными в делах компании, дольше остаются владельцами акций и чаще посещают общие собрания, чем крупные акционеры, приобретающие акции для спекуляции, для перепродажи их с барышом. Кроме того, можно признать если не за общее правило, то за очень распространенное, что люди средних достатков приобреиают акции за сбережения, а крупные капиталисты покупают их за излишек, если только покупка эта, как указывает Бедаррид, не сделана с исключительной целью спекуляции (ср. 369 - 134). Поэтому мы полагаем, что признание права на один голос за каждым подписчиком более соответствовало бы требованиям справедливости и было бы практичнее, чем какое бы то ни было пропорциональное распределение голосов по числу акций, производимое всегда на совершенно произвольных основаниях: то каждые 5 акций дают лишний голос, то 10, то 12 и т. д., а почему именно 5, 10, 12, а не 7, 14, 20 и т. д. - это остается без разъяснений, да и не может быть разъяснено, тогда как распределение голосов равномерно числу акций признано неправильным в принципе (ср. 49 -1, 169; 369 - 224; 49 II, 84 и мн. др.). Бедаррид. отстаивая пропорциональное распределение голосов, говорит, что сообщение всем равного числа голосов было бы l'йcrasement du pot de fer par le pot de terre (49 - 85), но на это ему можно было бы возразить, что еще менее желательно l'йcrasement des centimes par les franc. De Jamй был прав, говоря во Французском Законодательном Собрании при обсуждении акционерного закона, что ce sont les grossous qu'il faut protйgen et les loui se protиgent bien assez eux-mкmes.

Выбор председателя или президента учредительного собрания есть в сущности первый акт конституции компании, первый акт, переносящий компанию из одной стадии развития в другую, а потому следует признать неправильным, если уставами некоторых акционерных компаний вперед определяется лицо, долженствующее председательствовать в учредительном собрании: этим нарушается коренное начало резкого разграничения сфер учредительской и конституционной (ср. 369 - 217; 441 - 6; 167 ХХIII, 199).

В общем законе должны быть сделаны точные, полные и ясные указания как на порядок заседаний учредительных собраний, который может быть распространен на все заседания вообще, так и на отношения этих собраний к обществу и к государству. В общем законе этом, необходимость которого вытекает из условий общественно-гражданской жизни, из признания в государстве организма соединства, должен быть определен порядок выбора председателя, его права, обязанности и полицейская власть, порядок ведения дебатов, право меньшинства, участие контрольной власти правительства или общества, порядок ведения протоколов и т. п. (ср. 369 - 46 и след.). Вносить эти постановления в специальный акционерный закон не представляется никакой надобности, так как постановления эти не могут носить на себе какой-либо специальный характер, определяя порядок всех заседаний вообще в той мере, в какой в данном государстве определены границы развития соединства. Те модификации, необходимость в которых может встретиться для акционерных компаний, - они неизбежно войдут в этот общий закон при правильной классификации соединства по форме и по цели.

Предметами занятий учредительных собраний должны быть: 1) проверка подписки и разверстки и утверждение их, 2) обсуждение и утверждение проекта устава, 3) обеспечение полной или долевой оплаты акций или сама оплата их согласно указаниям закона, устава и проспекта, 4) избрание членов правления, 5) избрание членов поверочного совета, 6) прием от учредителей движимого и недвижимого имущества, контрактов, условий и т. п., о которых упомянуто было в проспекте, 7) решение вопроса о размерах и формах вознаграждения учредителей за их труд и расход по учреждению согласно началам, указанным в проспекте, и 8) решение вопроса о выдаче так называемых неденежных акций за разные неденежные вклады (apports), если это допущено законом и уставом и предусмотрено было проспектом. Этому же собранию поручается разрешение и других вопросов, как, например, вопрос о преимущественных правах учредителей и первых подписчиков, но, как указано было уже выше, нет никакого ни юридического, ни логического основания признавать эти права, а потому не может иметь места и обсуждение этого вопроса, тем более, что если бы даже признание таких прав и было бы допущено законом, то о них должно было быть упомянуто в проспекте и в уставе, подлежащем обсуждению и утверждению учредительного собрания, а потому вопрос этот даже и в таких случаях не может быть особым предметом обсуждения учредительного собрания (ср. 172 - 65, 83; 84; 34 - 82, 488 и др.). Еще только один вопрос может быть в исключительных случаях предметом обсуждения учредительного собрания - это вопрос о начатии операций компаний с меньшим против предположенного капиталом вследствие непокрытия подпиской всего капитала, если подобное обстоятельство предусмотрено уставом; но вопрос этот обсуждается в сущности не учредительным собранием, а простым собранием подписчиков совместно с учредителями, после чего, если состоится соглашение, тогда только начинается собственно учредительное собрание, т. е. собравшиеся подписчики должны предварительно решить этот вопрос и войти в соглашение между собой и с учредителями, чтобы учредительное собрание могло состояться. Затем все остальные вопросы, которые перечисляются как предметы обсуждения учредительного собрания или входят в устав, обсуждаемый и утверждаемый этим собранием, или входят в состав перечисленных нами выше предметов обсуждения, или же не принадлежат вовсе к компетенции учредительного собрания (ср. 331 - 341, 336 и др.; 49 - II, 62 и др.; 219 - 1 до 9; 172 - 83 и др.; 95 - 38; 268 - 129; 114 - 302, 311; 369-216; 441 -16; 34 -60; 274 -244; 299- 175 и др.).

Проверка подписки и разверстки является необходимым актом учредительного собрания, так как подпиской обеспечивается образование акционерного капитала, без которого акционерная компания не может существовать, разверсткой же определяется долевое участие каждого подписчика в возникающем предприятии, и хотя бы эта доля участия не влияла на размеры пользования правом голоса, тем не менее ею во всяком случае устанавливаются хозяйственные отношения между акционером и акционерной компанией, как части к целому, и наоборот. Повторяем еще раз, что, исходя из начал строгой справедливости, количество акций, принадлежащих одному лицу, не должно было бы влиять на размеры пользования правом голоса, однако нельзя отрицать, что явление это существует как факт, более или менее часто повторяющийся, а потому тем большее значение приобретает в таком случае проверка разверстки, так как неправильная разверстка может дать только неправильные результаты голосования.

Обсуждение и утверждение устава столь необходимы в учредительном собрании, что едва ли стоит надобность и доказывать это. В уставе определяется автономия акционерной компании; устав есть акт совокупной воли акционеров; уставом определяются отношения компании к ее членам, к третьим лицам, к обществу и к государству. Устав до своего обсуждения и утверждения, это тот же проект закона, представляемый правительством законодательному собранию, а потому мыслимо ли, без опасения стать в противоречие со здравым смыслом, допустить, чтобы одно лицо или группа лиц, стоящих отдельно от компании, преследующих чисто эгоистические цели, иногда не только не совпадающие с целями и жизненными интересами компаниями, но даже стоящие в прямом антагонизме с ними, - чтобы эта группа лиц подносила компании готовый, утвержденный устав, устраняя таким образом компанию от обсуждения и утверждения его? Учредители, разумеется, могут вперед определить в проспекте и в проекте устава те существеннейшие черты, которыми они обусловливают возникновение проектируемой ими компании, и подписчики самим актом подписки выражают свое согласие с этими чертами, но это нисколько не устраняет и не может устранить необходимости обсуждения и утверждения устава в учредительном собрании, без чего конституцию компании следует считать несовершенной. Подписка на акции производится на основании проспекта, а не на основании устава, проспект же не может и не должен заключать в себе все те пункты, которые составляют содержание устава. Обсуждение устава может повлечь за собой изменение некоторых статей его, но оно может также привести и к полному изменению устава учредительным собранием, если существенные черты его, выраженные предварительно в проспекте, окажутся измененными или отмененными несогласно с проспектом, или если фактические основания, на которых приняты были эти основные положения, в проспекте окажутся несоответствующими действительности; в последнем случае может последовать даже непринятие устава и объявление компании несостоявшейся, и тогда подписчики могут искать с учредителей те убытки, которые они понесли от этого, независимо от уголовной ответственности, которой могут быть подвергнуты учредители за сообщение в проспекте ложных сведений. Несогласие между учредителями и подписчиками по поводу устава может касаться только вопросов, определяющих отношения учредителей к предприятию, и в таком случае при отсутствии соглашения учредители приобретают право иска против компании, не имея, однако, права воспрепятствовать конституции ее; во всех же остальных частях устав как акт, определяющий автономию компании, должен быть выражен односторонней волей подписчиков-акционеров вне всякой зависимости от соглашения или несоглашения с учредителями, которые могут принимать участие в выражении этой воли только в той мере, в какой они также подписчики (ср. 222 - 143).

Учредительное собрание должно обеспечить полную или долевую оплату акций согласно с уставом к установленному сроку или же немедленно образовать весь или только долю акционерного капитала, если так установлено в уставе. Этот акт учредительного собрания вытекает из существа акционерной компании, которая есть, между прочим, universitas bonorum и потому не может существовать без капитала и притом капитала определенных размеров, так как в этой только определенности капиталя заключается обеспечение интересов третьего лица, имеющего дела с компанией (ср. 297 - 12,13). В обеспечении или в реализации полной или Долевой оплаты акций особенно резко выражается процесс отделения компании как самостоятельного субъекта права от учредителей, которых в этом случае можно приравнять к опекунам: учредители обязали подпиской нескольких лиц для компании, компания же, достигнув совершеннолетия, освободившись от опеки, входит в непосредственное соглашение с обязанными относительно исполнения ими взятых на себя обязательств, причем компания, будучи связана значением этих обязательств для третьих лиц, не может в соглашении этом выйти из границ, начертанных законом и уставом. Как указано уже выше, оплата акций может последовать немедленно и притом вполне или pro pata; она может последовать и по прошествии определенного времени или к определенному сроку также вполне или pro pata; - это зависит от определений закона и устава, указывающих на границы компетенции учредительного собрания в отношении к этому вопросу. При допущении оплаты акций полной или долевой не немедленно, а к определенному сроку необходимо требование соответствующего залога, так как регистрация компании не может последовать без предварительного удостоверения, что установленная сумма капитала внесена или же что взнос ее обеспечен, причем обеспечение это может быть только реальное, так как учреждение, регистрирующее акционерные компании, не может входить в рассмотрение солидности поручительтва, надежности векселей и т. п.

Выбор правления почитается за столь существенный момент конституции компании, что компания считается несостоявшейся до тех пор, пока она не изберет правления. Правление не всегда бывает выборное, так как при дутом учредительстве оно организуется самими учредителями из своей среды, при смешанном же учредительстве нередко члены правления определяются проспектом; но мы говорили уже выше (см. гл. 7 и 8) о полнейшей несостоятельности такого порядка организации правления, явно противоречащего интересам акционеров, компании и третьих лиц и могущего быть выгодным только учредителям и правлению, - это одна из форм вознаграждения учредителей, которая не должна быть допускаема (ср. 145-31). Также неосновательно стеснять выборы членов правления требованием, чтобы избирались только те лица, которые владеют известным числом акций: этим устанавливается как бы особая привилегия богатым, тогда как цель, лежащая в основании этого требования, достигается вполне требованием залога или поручительства, так что нет оснований ограничивать выбор только из среды акционеров (см. гл. 16).

Говоря о выборе правления и поверочного совета, мы впервые сталкиваемся с практическим значением [вопроса] о числе акционеров, необходимом для существования акционерной компании. Хотя правление может быть заменено директорами (17 - VI, 41; 645 - _ 27), совет же может быть заменен комиссаром (ср. 34 - 66 и др.; 49 -1, 133, 319; 49 - II, 358 до 362; 506; 172 - XI; 507; 172 - XII; 260 - п. 65; 428 - п. 139 и др.), тем не менее было бы целесообразно установить в законе, что число акционеров не может быть менее семи человек, если же акционеров будет менее семи, то компания обязана ликвидировать (ср. 49-11, 161) или же нейтрализовать окончательно акционерный капитал теми способами, на которые мы укажем ниже (см. гл. 17).

Выбор поверочного совета учредительным собранием столь же необходим, как и выбор правления, отрицать же эту необходимость, как делает это Рено (331 - 338; ср. 505; 172 - XVI), ссылаясь на Общегерманское Торговое Уложение, едва ли основательно. Рено говорит, что, так как ст. 249 Уложения определяет наказание членам правления, если они допустят, чтобы компания оставалась в течение трех месяцев без поверочного совета, то из этого следует, что возможна полная конституция акционерной компании без избрания поверочного совета. Но соображение это представляется совершенно неправильным, так как ст. 249 говорит, очевидно, о времени последующем после конституции акционерной компании, ибо странно было бы угрожать правлению наказанием за чужие действия, а вместе с тем ст. 210а категорически требует, чтобы к объявлению, представляемому в коммерческий суд для внесения компании в списки, т. е. для регистрации, приложено было, между прочим, указание, что наблюдательный (поверочный) совет избран согласно постановлению устава (п. 3). Статья 249 предусматривает только тот случай, когда правление после смерти или выбытия одного или нескольких членов поверочного совета не примет мер к замещению вакантных мест. Поверочный совет, подобно правлению, при дутом учредительстве определяется учредителями из своей среды, при смешанном же способе учредительства нередко указывается на личный состав поверочного совета в проспектах и в уставах. На анормальность такого способа организации поверочного совета, а также указано было выше (см. гл. 7 и 8); это также одна из форм вознаграждения учредителей весьма опасного свойства, которую можно приравнять назначению поверочного совета жерантом в акционерных товариществах (49 - 189). Стеснение выбора членов поверочного совета из среды акционеров, имеющих большее число акций, представляется столь же неосновательным, как подобное же стеснение в отношении к выбору правления, так как и тут требование залога или поручительства удовлетворяло бы той цели, ради которой создано это стеснение. Следует еще заметить, что необходимость выбора правления и поверочного совета непременно только из среды акционеров едва ли может быть мотивируема какими-либо основательными соображениями: как между бедными людьми, не имеющими средств приобрести акции, так и между достаточными людьми, но не желающими приобретать их, вероятно, найдутся такие лица, которые могут, представив залог или поручительство, управлять делами компании не хуже, если не лучше акционеров, - звание акционера не может служить доказательством большей способности к занятию должностей члена правления или члена поверочного совета, что и было предусмотрено ст. 37 французского Торгового Уложения до реформы 1867 г. (49 - II, 236). Относительно требования выбора членов поверочного совета непременно из среды акционеров Bedarride замечает: ne mйconnait-elle pas en effet la libertй et Г independence absolues que l'assemblйe gйnйral est en droit d'exiger? Ne livre-t elle pas le conseil de surveillance aux plus riches, aux plus puissants actionnaires? N'exclura-t-elle pas de conseil ceux-lа mкme qui auraient plus de moyens d'кtre utiles, et seraient plus carable d'en remplir les fonctions (49 -1,139; II, п. 338 и др.).

Относительно приема от учредителей или третьих лиц движимого и недвижимого имущества, контрактов, условий и т. п. (101 -1, 70), о которых упомянуто было в проспекте, следует заметить, что разрешение этого вопроса учредительным собранием столь существенно, что от него может зависеть конституция компании или признание ее ничтожной. В последнее время Wiener (441 - 4) и Behrend (34 - 60) начали отрицать компетентность учредительного собрания в разрешении этого вопроса, причем первый, порицая постановление ст. 4 Французского Торгового Уложения и ст. 136 итальянского, утверждает, что учредительные собрания образуют учредители, вследствие чего учредители являются сами судьями в своем деле, второй же говорит, что компетенция учредительного собрания в разрешении этого вопроса wird immer illusarisch sein. Но ошибка этих двух исследователей заключается в том, что они, имея в виду только немецкую практику акционерного дела, предполагают везде применение только дутого и смешанного способов учредительства, при которых, как мы и указали уже выше, учредительное собрание теряет всякое значение и превращается, по меткому замечанию Hecht'а (172 - 64), в смешную комедию, которую учредители серьезно играют перед публикой. Устранить это зло можно не введением английских порядков, во-первых, небезупречных и, во-вторых, не всегда и не везде применимых, а радикальной реформой постановлений, определявших до сих пор характер, значение и права учредительных собраний. Говоря о приобретении от учредителей так называемых аппортов, мы сталкиваемся с той областью акционерного дела, которая обнаружила наиболее больных мест и причинила обществу и государству чрезвычайно много вреда. Учредители, заинтересованные в том, чтобы аппорты приняты были компанией по возможно высокой оценке, прибегали для достижения своей цели ко всевозможным средствам, оказавшимся на практике большей частью удачными; к числу этих средств следует причислить, между прочим, представление устава в окончательной форме, предварительное назначение членов правления и поверочного совета, снабженных весьма широкими полномочиями, подставные лица в учредительных собраниях, превращение единоличного предприятия или полного товарищества в акционерную компанию и т. п. Словом, практика дала в этом отношении столь обильный материал для скандальной хроники акционерного дела, что материала этого хватило бы на несколько томов. Аппорты эти ценятся обыкновенно вперед учредителями, заносятся в проспект и принятие их по сделанной оценке ставится условием подписки, или же учредители предоставляют уставом поверочному совету сделать оценку аппортов и принять их для компании, причем они вперед уставом же определяют себя в члены поверочного совета, или же выговаривают себе право указать на тех лиц, которые должны быть выбраны в члены поверочного совета; наконец, еще более простой и употребительный способ выгодного помещения аппортов заключается в том, что учредители сами разбирают весь акционерный капитал, как это бывает при дутом учредительстве, или же большую часть его, обеспечивая этим за собой большинство голосов в учредительном собрании, и затем, передав компании аппорты на желаемых условиях, они постепенно, также с выгодой, продают свои акции, руководствуясь правилом "aprиs nous le dйluge", и новые акционеры испытывают на себе все результаты подобных операций. То же бывает при превращении неакционерного предприятия в акционерное, в особенности когда это предприятие преследовало исключительно хозяйственную цель, как, например, фабрики, шахты, мельницы, гостиницы и т. п.; равно как аналогичные случаи бывают и при соединении (фузионировании) одной акционерной компании с другой. Наиболее осторожно отнеслось к вопросу об аппортах французское законодательство, которое требует, чтобы в одном (первом) общем собрании выбраны были лица, которым поручается производство оценки аппортов; затем результаты этой оценки сообщаются акционерам, после чего созывается второе общее собрание, от которого зависит утверждение или неутверждение условий принятия аппортов, причем в последнем случае компания считается несостоявшейся. Независимо от этого французское законодательство угрожает судебным преследованием не только тем лицам, которые умышленно - неправильной оценкой введут компанию в убытки, но и самим пропонентам, если ими уступлены будут компании аппорты без соблюдения вышеуказанных правил. Нам кажется, что этот порядок представляется слишком сложным и Практически неудобным в том отношении, что двукратное созвание общих собраний акционеров, притом в усиленном личном составе, может встретить много препятствий и едва ли достигнет своей цели. Hecht (172 - 111) на основании личного опыта говорит, что will man die GeneralVersammlung beleben, so verringere man ihre Zahl, а потому преследуемая цель может быть достигнута требованием, чтобы в уставе и в проспекте указаны были условия принятия аппортов, после чего учредительное собрание, утверждая вполне или модифицируя эти условия по соглашению с учредителями, поручает поверку аппортов поверочному совету, с тем чтобы расчет с пропонентами окончен был только по прошествии первого отчетного года, причем представляется совершенно излишним и неудобовыполнимым установить для производства этой оценки рекомендуемые Ауербахом (26 - 98) обязательные правила таксации (ср. 34-61). Предлагаемый нами порядок представляется не только менее сложным, но и более правильным, так как: 1) учредители, будучи вперед знакомы с этим законом установленным порядком приема от них аппортов, будут избегать делать в проспекте и в уставе ложные указания и не будут преувеличивать ценность аппортов; 2) акционерны обеспечены будут от обмана тем, что расчет сделан будет по прошествии более или менее продолжительного времени, совершенно достаточного для правильной оценки приобретенных аппортов; 3) пропоненты, т. е. учредители, поставлены будут вне зависимости от произвола акционеров, которые не могут отказаться совершенно от принятия аппортов, если указания проспекта и устава по этому предмету верны, но могут только модифицировать условия в той мере, в какой в учредительном собрании будет известно о несоответствии между указаниями проспекта и действительностью, а полный отказ возможен будет только тогда, когда в учредительном собрании уже обнаружится явный обман со стороны пропонентов по всему этому делу и 4) акционеры избавятся от необходимости собираться дважды в короткий промежуток времени для обсуждения одного и того же вопроса. Словом, в учредительном собрании то условие, которое заключено было между учредителями и подписчиками, должно сделаться условием, заключенным между учредителями и компанией (ср. 101 -1,70; 222 - 124 и др.).

Рядом с разрешением вопроса об аппортах от учредительного собрания должно зависеть и разрешение вопроса о размерах и форме вознаграждения учредителей как за труды, так и за расходы по учредительству. Анализируя права и обязанности учредителей (гл. 7), мы говорили уже, что учредители могут получить вознаграждение только в форме отделения в их пользу в течение определенного времени известной части из чистой прибыли, которую будет получать компания, или же в форме единовременного вознаграждения. Но возможны случаи также и соединения этих двух форм так, что единовременное вознаграждение выдано будет за расходы по учреждению, участие же в прибылях - за труд; такое соединение этих двух форм даже желательно, так как оно дает возможность определить в проспекте вознаграждение за труд, оставляя вычисление расходов по учреждению, которые могут еще нарастать после опубликования проспекта, учредительному собранию (ср. 26 - 285).

Что касается разрешения вопроса о допущении так называемых неденежных акций (actions d'industrie, de fondation, de jouissance, de prime и т. п.), то нельзя не согласиться с Alauzet (8 - 203, 204), что различие между денежными и неденежными акциями вызывает только страшную путаницу и дает повод к крупным злоупотреблениям (ср. 331 - 276), - оно превращает акции в деньги и нарушает правильное распределение акций по подписке. Поэтому все расчеты должны быть во всяком случае производимы на деньги, что, разумеется, не лишает получателей возможности приобретать на эти деньги акции. Тернер (411 - 86) говорит, что допущение оплаты акций каким-нибудь вещественным имуществом или даже производством каких-либо работ в пользу акционерной компании может быть часто весьма полезным, облегчая устройство выгодных для страны предприятий и позволяя лицам некапитальным принимать участие в деле не в качестве наемщиков, а в качестве участников. Железнодорожной компании, например, могут быть уступлены за акции земли, по которым она проходит, - инженер-техник может взять уплату за произведенные им работы по устройству акционерной фабрики акциями вместо денег и т. д. (ср. стр. 87, 88, 89). Практика действительно указала, насколько допущение неденежных акций может быть полезно как вообще, так в особенности, для большего упорядочения отношений между капиталом и трудом, как это видно, например, из акционерного предприятия Боргерта (см. 117; 70), немецкой фабрики швейных машин, бывшей Вертгейма (690), и мн. др., но вместе с тем безусловное запрещение неденежных акций нисколько не ослабит пользу, на которую указывает Тернер. так как польза эта не есть результат оплаты акциями вещественных и невещественных взносов (труда и услуг), а результат оплаты акций этими взносами, что далеко не одно и то же: в первом случае, как мы сказали уже выше, акции превращают в деньги, тогда как во втором - вещественные и невещественные взносы принимаются по оценке вместо денег для оплаты акций; в первом случае нарушается естественный и нравственный порядок производства подписки на акции, во втором случае, не нарушая этого порядка, дается возможность и бескапитальному труду принять участие в подписке. Между тем безусловным запрещением неденежных акций устраняется одна из причин тех многих зол, которые сделались возможными при развитии учредительной спекуляции: учредители, удерживая за собой за неденежные взносы, произвольно оцененные, соответствующее число акций, достигали двойной выгоды - они выгадывали на высокой оценке взносов и, кроме того, выгадывали на продаже полученных ими неденежных акций. Наконец, допущение неденежных акций устраняет всякую возможность производства правильной разверстки акций по подписке. На вышеизложенном основании расчет с учредителями по вознаграждению за труд и издержки по учреждению может быть произведен только на деньги, а не на акции, чем нисколько не устраняется возможность для учредителей, если они подписались на акции, оплатить пришедшиеся по разверстке на их долю акции этим самым вознаграждением, если компания выразит на то свое согласие (ср. 297 - 19 и мн. др.).

Разрешением указанных вопросов исчерпываются задачи учредительного собрания (ср. 331 - 337; 49 -196; 297 - 12; 145 - 31 ; 34 59, 62; 441 - 4; 26 - 97, 284, 331; 219 - 1 до 9; 172 - 118 и мн. др.). Если учредительное собрание решает все эти вопросы в утвердительном смысле, то следует за тем дальнейшая ступень конституции компании; если решения, все или только часть, будут отрицательные, то дальнейшее развитие кампании находится в зависимости от того, какие именно вопросы получили отрицательное решение. Если проверка подписки и разверстки обнаружит такие неправильности, которые должны были повлиять на личный состав учредительного собрания или на распределение голосов при пропорциональном распределении их, то очевидно, что учредительное собрание должно считаться несостоявшимся и оно должно быть созвано вновь, когда устранены будут все замеченные ошибки. Неутверждение проекта устава в полном его составе вследствие обнаружения в нем ложных указаний, несогласных с действительностью, равносильно признанию компании несостоявшейся, изменение же проекта и утверждение его с этими изменениями не останавливает процесса конституции компании. Разумеется, возможны случаи, и они даже желательны, что акционеры, не успев обсудить устав в одном заседании, пожелают собраться вторично для той же цели, как это нередко делается при обсуждении уставов разных обществ, преследующих преимущественно культурные цели. Полная или долевая оплата акций или же только обеспечение этой оплаты ни в каком случае не могут подавать повода к отсрочке заседания учредительного собрания или к объявлению компании несостоявшейся даже и тогда, когда между подписчиками окажутся несостоятельные: к таким подписчикам должны быть применены меры понуждения к выполнению взятых на себя обязательств, о которых мы будем говорить в следующей главе. Избрание членов правления и поверочного совета может быть отложено на другое заседание, но разрешение этого вопроса ни в каком случае не может повести за собой объявление компании несостоявшейся. Решение вопроса об аппортах может повлечь за собой объявление компании несостоявшейся, если в учредительном собрании обнаружится, что указания, сделанные в проспекте и в уставе относительно аппортов, были ложны, и в таком случае подписчики приобретают право иска против учредителей; если же аппорты эти делаются третьими лицами, не учредителями, для компании непосредственно и по этому вопросу не последует соглашения в учредительном собрании, то компания может считаться несостоявшейся только тогда, когда аппорты эти неизбежно необходимы для ее существования, как, например, приобретение известной определенной шахты, приобретение привилегии и т. п. Наконец, вопрос о вознаграждении учредителей не может ни в каком случае нарушить правильного развития конституции компании, так как вознаграждение за труд по учреждению должно быть указано в проспекте и потому не может быть изменено ни учредителями, ни акционерами, вознаграждение же за расходы по учреждению должно основываться на достоверных, имеющих доказательную силу счетах, представляемых учредителями.

О заседании учредительного собрания должен быть составлен протокол (331 - 354; 356; 172 - 46, 118, 154 и др.), утверждение которого в нотариальном порядке представляется излишним, если признана обязательность публикации этих протоколов, имеющая гораздо большее практическое значение, чем нотариальное засвидетельствование, так как публикация эта служит не только публичным выражением того, что проектированная акционерная компания, организовав свое управление и разрешив существеннейшие вопросы, конституировалась, но она служит также надежной гарантией для интересов как отсутствовавших подписчиков, так и третьих лиц, не говоря уже о том, что применение начала публичности в учреждении акционерных компаний, за которое стоят все новейшие исследователи этой формы соединства, едва ли найдет свое полное осуществление, если столь важный момент в развитии акционерной компании, как конституция ее, не будет опубликован. В протоколе должны быть указаны год, месяц, число, число присутствовавших подписчиков, имена их, число представляемых ими акций, кто председательствовал, предметы обсуждения и решение их с указанием на то, каким числом голосов разрешен каждый вопрос; затем следуют подписи.

Публикацией протокола учредительного собрания завершается акт конституционной компании (ср. 297 - 66). Следующая затем регистрация компании имеет значение санкции, а не конституции, так что, когда компания уже зарегистрирована, момент окончательного учреждения ее должен быть во всяком случае отодвинут к учредительному собранию (ср. 369 - 219; 331 - 340; 180 - IX, 49; 476 - 1876 г., 307; 260 - 208; 167 - 30; 234 - 33; 328 - 349; 13 - 43 и др.); на этом основании следует признать неправильным положение Wiener'и (441 - 10), что все действия до регистрации компании должны быть отнесены в область учреждения. Французские исследователи в связи с этим вопросом возбудили вопрос о сроке давности для протеста против акта конституции компании, причем Dalloz (п. 1263) полагает, что для протеста этого не существует давности, Bйdarride (49 - 231) и Riviиre (336 - п. 74) думают, что срок этот должен быть тридцатилетний, Vavasseur (428 - п. 262) - десятилетний. Но по этому вопросу едва ли настоит какая-нибудь надобность делать особые постановления в специальном акционерном законе.

Отношение исследователей акционерных компаний к вопросу о значении и задачах учредительных собраний в высшей степени поверхностное, так что даже Рено, обыкновенно очень пространный, посвящает этому вопросу в своей объемистой книге всего десять страниц (331 - 335 до 345), из которых нисколько не выясняются сущность и значение учредительных собраний, так как главнейшей задачей учредительного собрания он почитает только выбор правления. Hecht (172 - 64), Behrend (34 - 59, 62), Perrot (308 - 131) и отчасти Wiener (441 - 8) и Keyssner (222 - 117) не признают никакого значения за учредительными собраниями, причем первый говорит о них, что dieselbe Handlung, welche nach Aussen mit drossein Erust betrieben wird, wird in kleinerem Kreis, т. е. в среде учредителей, als Comцdie belacht. Ауербах (26 - 174 до 177) порешает с этим вопросом на трех страницах, не указывая на существенное и различное значение учредительного собрания в зависимости от применения дутого, смешанного или полного способов учреждения акционерных компаний, но перечисляя только предметы обсуждения этого собрания. Русские исследователи Тернер, Вреден, Писемский - отнеслись не с большим вниманием к этому вопросу. Более обстоятельно говорят об учредительных собраниях Эндеманн (114 - 302, 311), Bekker (33 - 141), Hahn (173 - 552), Oechelhдuser (297 - 59), требующий два учредительных собрания, и др., но далеко не исчерпывая вопроса и также не определяя значения учредительных собраний в зависимости от применения различных способов учредительства. Французские исследователи отнеслись к этому вопросу с гораздо большим вниманием и много содействовали разъяснению его в частностях, как, например, Bйdarride (49 - II, 89, 97, 187 и др.), Mathieu и Bourgignat (260 - п. 187,243 и др.), Vavasseur (429 - 256) и др. Но наиболее глубокому исследованию подвергнут был этот вопрос Штейном (369 - 42, 74, 216 и след.), который вместе с тем выяснил и значение различия между учреждением, конституцией и регистрацией акционерных компаний, равно как Olivier (296 - XXIII, 199), анализируя английское акционерное законодательство, не упустил из виду практического значения того различия, которое делает это законодательство между учреждением и конституцией акционерных компаний.

В законодательстве нормы, касающиеся учредительных собраний, также не отличаются полнотой. В русском законодательстве ничего не говорится об учредительном собрании, предполагая предварительные собрания учредителей, на которых они должны разработать устав и приготовить вообще все документы, долженствующие быть приложенными к прошению о разрешении учредить компанию (ст. 2190, 2192, 2174). Когда получено будет правительственное разрешение, компания считается окончательно учрежденной только после разобрания всех акций с взносом положенной на них уплаты, полной или долевой (см. 2175), исключая те случаи, когда по общему согласию акционеров признано будет возможным ограничиться не вполне собранным капиталом или соразмерно с ним уменьшить предприятие, но то и другое допускается не иначе как с нового разрешения правительства (ст. 2154). Кроме того, окончательное учреждение ставится в зависимость от окончания к сроку предварительных сооружений (ст. 2159).

В английском законодательстве также ничего не упоминается об учредительном собрании, но предполагается собрание учредителей, подписавших меморандум (ст. 52, 54, 14), затем компания считается окончательно учрежденной после регистрации ее (ст. 18). За регистрацией следует общее собрание, решающее, между прочим, вопрос о вознаграждении учредителей и об организации управлений, но не имеющее значения конституционного собрания (ст. 39, 54; ср. 21 - 62).

Германское законодательство требует, чтобы после подписки созвано было учредительное собрание, которое обязано засвидетельствовать на основании предъявленных ему данных: 1) что подпиской покрыт весь акционерный капитал, 2) что каждая акция оплачена по крайней мере на 10%, а в страховых компаниях - на 20% (ст. 209а, 210а), затем оно должно 3) выбрать поверочный совет (210а), 4) выбрать правление (ст. 228), 5) решить условия принятия аппортов и 6) решить вопрос об особых выгодах, выговариваемых единичным акционерам (209Ь; ср. 110 - l до 9). Для решения последних двух вопросов требуется присутствие по крайней мере четверти акционеров, обладающих четвертой частью акционерного капитала, причем лица, делающие аппорты, а также и те, в пользу которых выговариваются какие-либо преимущества, не пользуются правом голоса при принятии вышеуказанных решений (209b). В уставе вперед должен быть определен порядок сознания подписчиков и акционеров, равно как должны быть определены условия пользования правом голоса, порядок голосования, предметы, которые не могут быть решаемы простым большинством голосов, и формы, в которых будут делаться все вообще объявления от компании, а следовательно, и приглашения на учредительные собрания (ст. 209, 209с, 236, 238). Приглашения на учредительные собрания, независимо от публикации, могут производиться по аналогии с ст. 221 особыми повестками. Каждая акция дает владельцу ее право на один голос (ст. 224), если в уставе нет по этому предмету особых постановлений (ст. 209 п. 10), которые, впрочем, как полагают многие комментаторы Германского Торгового Уложения, едва ли могут касаться учредительных собраний. О заседании учредительного собрания должен быть составлен судебный или нотариальный акт (ст. 208, 209а, 209b). О необходимости публикации решений учредительного собрания и протокола в законе ничего не сказано, но из толкования ст. 210 следует прийти к заключению о необходимости этой публикации. Компания считается окончательно учрежденной только после регистрации(ст.211).

Итальянское законодательство требует, чтобы после подписки и долевой оплаты акций созвано было учредительное собрание, которое: 1) проверяет подписку и оплату акций, 2) проверяет и утверждает стоимость аппортов, если они оценены, в противном же случае назначает экспертов для оценки, 3) обсуждает и утверждает устав компании, 4) избирает директоров (ст. 136), 5) определяет местопребывание компании (ст. 108) и 6) решает вопрос о вознаграждении учредителей (ст. 134). Об учредительном собрании составляется учредительный акт (ст. 160) и публикуется в выписке в журналах судебных объявлений (ст. 161). Учредительное собрание по требованию подписчиков на 1/4 акционерного капитала может быть отложено на 3 дня для получения дополнительных сведений, причем возможна и более продолжительная отсрочка с разрешения большинства участвующих (ст. 137, ср. ст. 146). Решения учредительного собрания обязательны для всех подписчиков, хотя бы и не все из них присутствовали в собрании (ст. 149). Об условиях, при которых учредительное собрание должно считаться состоявшимся, о праве пользования голосом и о порядке голосования должны быть сделаны указания в уставе (ст. 143). Приглашения на учредительное собрание делаются посредством рассылки повесток, в которых должны быть указаны предметы обсуждения (ст. 145).

По французскому законодательству учредители обязаны, после подписки и долевой оплаты акций, созвать учредительное собрание (ст. 1, 21,24, 25), которое проверяет и утверждает подписку и оплату, подвергает обсуждению и оценке аппорты и вопрос о преимуществах, выговариваемых единичным акционерам, выбирает членов правления и комиссара (ст. 25, 30, 4, 27; см. 260 - 481). В учредительном собрании подписчик, сколько бы акций он не имел, пользуется правом голоса, с тем, однако, условием, чтобы одно лицо не могло иметь более 10 голосов (ст. 27). Лица, сделавшие неденежные взносы (аппорты) или выговаривающие себе какие-либо преимущественные права, не принимают участия в голосовании (ст. 4). Учредительное собрание может считаться состоявшимся только тогда, когда в нем участвуют представители не менее одной половины акционерного капитала (ст. 30), причем вопросы решаются в нем таким большинством, которое должно заключать в себе четверть акционеров и представлять четверть акционерного капитала (ст. 4). Об этом собрании составляется протокол (ст. 25), и решения его публикуются двукратно в предназначенном для этого журнале (ст. 30). После этого собрания созывается второе собрание, которое, состоя из представителей не менее одной пятой части акционерного капитала, решает окончательно, на основании вперед опубликованного доклада комиссии, назначаемой первым собранием, вопросы об условиях приобретения аппортов и о сообщении преимущественных прав учредителям и единичным акционерам (ст. 4,30), причем в случае отрицательного решения компания считается несостоявшейся (ст. 4). Это второе общее собрание не созывается, если при конституции компании нет надобности разрешать вопросы об аппортах и о преимущественных правах. Компания считается окончательно учрежденной, когда подписан весь акционерный капитал, оплачена 1/4 номинальной цены акций (ст. 1), решены в утвердительном смысле вопросы об аппортах и о преимущественных правах и когда члены правления и комиссары изъявят согласие на принятие возлагаемых на них должностей, о чем должно быть упомянуто в протоколе (ст. 25).

Бернский закон об акционерных компаниях, применяя концессионную систему, ничего не упоминает об учредительных собраниях и считает компанию состоявшейся с того времени, когда учредители опубликуют дословно данную им концессию в двух последовательных номерах "Правительственного вестника", если только уставом, согласно п. 5 ст. 4, не определен будет иной, более отдаленный срок, с которого следует считать компанию окончательно учрежденной (ст. 6,7,46).

Относительно практики по вопросу об учредительных собраниях следует заметить, что она получила анормальное развитие, и учредительные собрания из необходимого акта конституции компании превратились в опасную комедию, разыгрываемую для того только, чтобы внешним образом удовлетворить требованию закона, имея главнейшим образом в виду возможно ловкий и безнаказанный обман публики. Учредители относятся к учредительным собраниям как к формальности, которая дает им возможность санкционировать те способы к легкой наживе на чужой счет, которые они избрали, так как в этих учредительных собраниях учредители имеют полную возможность получить какие им угодно решения. Фактов, подтверждающих столь анормальное значение учредительных собраний в практике акционерного дела, целая масса, и этим-то объясняется то довольно общее гонение на учредительные собрания, которое заметно в новейшей литературе, в особенности в немецкой, так как в Германии наичаще учредительные собрания служат ареной деятельности для разных ловких аферистов (см. 308 - IV, 131; 172-69: 219 - 1 до 9;498; 502; 441 - 4 и др.; 34 - 60 и др.; 150 и др.).

Проекты новых акционерных законов также обратили мало внимания на правильное нормирование учредительных собраний, и проектам этим также чуждо разграничение сфер учредительной и конституционной, без чегo учредительные собрания никогда не могут получить правильного развития. Австрийский проект считает необходимым созвание учредительного собрания (Versammlung der Zeichner) после подписки на акции. Учредительное собрание должно выбрать себе председателя, а затем членов правления, если они не назначены уставом, и поверочного совета - для акционерной компании (ст. 209b; 210, п. 3). Затем в проекте не только нет никаких дальнейших разъяснений относительно предметов, подлежащих обсуждению и решению учредительного собрания, но даже и выбор правления, судя по ст. 227, только в совершенно исключительных случаях может производиться учредительным собранием; решение же вопросов об аппортах, о преимущественных правах и т. п. вовсе не подлежит обсуждению этого собрания. Порядок сознания, пользования правом голоса и т. п. подчиняется общим постановлениям устава относительно общих собраний, если в уставе нет особых постановлений на этот предмет (209b, ср. ст. 209, п. 9 - 12); общие же постановления эти признают за владельцем каждой акции право на один голос, если в уставе не постановлено иначе, причем, однако, один акционер не может быть представителем более 1/4 акционерного капитала (ст. 224). Общее собрание должно считаться состоявшимся, если в нем принимают участие представители по крайней мере одной шестой части акционерного капитала и вопросы решаются простым большинством голосов (ст. 224а, ср. ст. 224h, с), хотя условия эти могут быть и изменены уставом (ст. 224d). О решении учредительного собрания относительно выборов должен быть составлен нотариальный акт (209b, ср. ст. 208). Статьи 209, п. 12, и 210 могут привести к заключению о необходимости публикации решений учредительного собрания (ср. 175 - 20 и др.). Акционерная компания считается окончательно учрежденной только после регистрации ее (ст. 211). Неудовлетворительность этих постановлений австрийского проекта явствует уже из той непоследовательности, что, не признавая необходимости утверждения устава учредительным собранием, проект тем не менее желает, чтобы обсуждение вопроса об изменении устава происходило в общих собраниях с усиленным личным составом и при более строгих правилах голосования (ст. 224b).

Гораздо полнее и целесообразнее постановления по этому предмету бельгийского проекта, который требует созвания учредительного собрания для 1) удостоверения, что акционерная компания состоит не менее как из семи лиц, 2) подпиской покрыть весь акционерный капитал, 3) двадцатая часть этого капитала оплачена (ст. 31), 4) для выбора членов правления, если они не назначены вперед уставом (ст. 44), - в последнем случае утверждение зависит от учредительного собрания (ст. 31, 47, 48) и 5) для утверждения в должности комиссаров тех лиц, которые назначены на эту должность уставом (ст. 31, 53). Относительно аппортов и преимущественных прав бельгийский проект требует опубликования в проспекте условий по этому предмету (ст. 30), но окончательное утверждение этих условий, несомненно, предоставлено учредительному собранию, судя по смыслу ст. 31, в которой сказано: si la majoritй des souscripteurs prйsents, autres que les fondateurs, ne s'opposent pas а la constitution, les fondateurs dйclareront qu'elle est dйfinitivement constituй. Так же точно и с уставом, который, в силу этой же статьи, очевидно, должен быть утвержден учредительным собранием. Следовательно, к предметам занятий учредительного собрания следует отнести еще утверждение: 6) условий принятия аппортов, 7) преимущественных прав учредителей и 8) устава. Статья 31 требует присутствия нотариуса в учредительном собрании и составления протокола с приложением списка подписчиков (ср. ст. 4); требование же публикации вытекает из смысла ст. 9 - 11 и 129, причем неисполнение этих требований сопровождается угрозой наказания и уплаты штрафа. Учредительное собрание созывается предварительно посредством двукратной публикации в установленных для этого органах печати и указания в проспекте, что учредительное собрание должно состояться в течение трех месяцев со дня открытия подписки на акции (ст. 30, 59); но кроме того, согласно ст. 59, должны быть разосланы подписчикам повестки с указанием на предметы обсуждения. Если в уставе не указаны условия пользования правом голоса, порядок голосования, количественный состав членов и т. п., тогда учредительное собрание подчиняется общим правилам по этому предмету, требующим присутствия представителей не менее 1/2 акционерного капитала и решения большинства 3/4 голосов, причем одно лицо не может быть представителем более чем одной пятой всего акционерного капитала (ст. 49, 58, 60). Акционерная компания считается окончательно учрежденной только после покрытия подпиской всего акционерного капитала, оплаты 1/20 его, наличности семи лиц как акционеров и после составления протокола учредительного собрания (ст. 28,30,31).

Переходя теперь к указанию на требования, которые могут быть предъявлены предстоящей реформе акционерного законодательства в отношении к вопросу о значении и задачах учредительного собрания, - требования эти могут быть сформулированы в следующих основных положениях: 1) срок созвания учредительного собрания должен быть указан в проспекте, 2) месяц, день, час и место созвания учредительного собрания должны соответствовать местным и общим условиям, дающим возможность принять участие в учредительном собрании возможно большему числу подписчиков, 3) независимо от указания в проспекте на срок созвания учредительного собрания подписчики должны быть предуведомлены об этом сроке троекратной публикацией в местной и в наиболее распространенной столичной газетах (может быть установлен и особый орган печати для всех вообще объявлений и публикаций акционерных компаний, что даже очень желательно как мера, облегчающая справки (см. 49 - II, 317)), но, кроме того, подписчикам должны быть разосланы особые повестки, 4) как в объявлениях, так и в повестках должны заключаться указания на время, место, предметы обсуждения, условия пользования правом голоса, порядок голосования и в каком случае учредительное собрание может считаться состоявшимся, - последние три пункта должны основываться на постановлениях устава, - в конце же повесток должно быть добавлено, что подписчиков, не могущих принять участия в учредительном собрании, просят возвратить повестку с соответствующей на ней надписью, 5) если причиной отказа половины подписчиков от явки в учредительное собрание было неудобство времени, на которое назначено собрание, то назначается второе собрание на более удобное время, 6) в учредительном собрании, чтобы оно могло считаться состоявшимся, должны присутствовать представители не менее 1/2. акционерного капитала и притом не менее 1/4 всего числа подписчиков, 7) каждый подписчик пользуется правом одного голоса, 8) все вопросы в учредительном собрании решаются простым большинством голосов, 9) до проверки, что учредительное собрание должно считаться состоявшимся, вследствие явки установленного числа лиц, имеющих право участвовать в учредительном собрании, и выбора председателя председательство в этом собрании должно принадлежать одному из учредителей по соглашению между ними, 10) после этой проверки и объявления, что собрание должно считаться состоявшимся, избирается председатель учредительного собрания, 11) предметы занятий учредительного собрания должны быть те, которые указаны нами в начале этой главы, причем, согласно вышеизложенному, в законе должны быть указаны и консеквенции, с которыми связано отрицательное или положительное разрешение каждого из вопросов, подлежащих обсуждению учредительного собрания, 12) учредительное собрание может быть откладываемо до другого раза до тех пор, пока не разрешены будут все вопросы, 13) о заседании учредительного собрания составляется протокол за подписью всех присутствовавших в заседании подписчиков, засвидетельствованная копия которого препровождается в регистратуру и 14) все решения учредительного собрания, равно как и протокол, публикуются в установленной газете с указанием на имена, фамилии и звание присутствовавших подписчиков, число принадлежащих каждому из них акций, кто председательствовал и каким большинством голосов разрешен каждый вопрос.