Глава седьмая : Учение об акционерных компаниях : Книги по праву, правоведение

Глава седьмая

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 
РЕКЛАМА
<

Учредители акционерных компаний. Права и обязанности учредителей акционерных компаний и ответственность их. Смешение терминов "учредитель", "подписчик" и "первый акционер". Теория. Законодательства германское, английское, итальянское, французское, бернское и русское. Практика. Проекты австрийский и бельгийский. Задача реформы

Вопрос о том, кого следует называть учредителями, оказывается настолько трудным, что даже Нюрнбергская конференция, состоявшая из специалистов и занимавшаяся разрешением его, не могла дать удовлетворительного ответа на этот вопрос (331-781; 361 - 28). Но во всяком случае несомненно, что учредителями, которыми могут быть как единичные лица, так и фирмы, следует считать тех, которые совершают все те предварительные действия, без которых акционерная компания не могла бы возникнуть, причем действия эти не должны иметь характера поштучной или наемной работы, как, например, разработка проекта устава каким-нибудь специалистом за особое вознаграждение, нарисование бланка акции художником, отправление секретарских обязанностей по делу об учреждении за определенное жалованье и т. п.; равно как учредителями не могут считаться первые подписчики на акции или первые акционеры, хотя теория и практика допускают частые отступления от этого правила (см. 331 - 291,782; 268 - 39 и др.). Подписчики на акции или первые акционеры не могут считаться учредителями, так как понятие об учредительстве должно быть связано с понятиями о личном труде и о проявлении предприимчивости, все равно как, например, строителями дома не могут быть названы ни рабочие, строившие его, ни лицо, давшее деньги на постройку, а только тот субъект, который составил план и осуществил его, или, например, учредителями не могут считаться первые жертвователи на какое-нибудь благотворительное заведение, если кроме пожертвования с их стороны ни в какой иной форме не выразилось их участие в учреждении этого заведения (см. гл. 10).

Это ограничение понятия об учредительстве в особенности необходимо потому, что с этим понятием связываются обыкновенно некоторые права, которые могут быть оправдываемы только в таком случае, если они имеют значение вознаграждения за труд, а не прибыли на капитал. С понятием этим связываются также и некоторые специальные обязанности, между тем как обязанности первых подписчиков на акции или первых вкладчиков капитала в предприятие в сущности ничем не отличаются от обязанностей всех остальных акционеров. Словом, в отношении к учреждению акционерных компаний учредителями должны считаться только те лица или фирмы, личный труд которых и предприимчивость имели непосредственной целью исполнение всех необходимых условий для образования акционерной компании (ср. 411 - 60).

Анализ прав и обязанностей учредителей заслуживает особенного внимания, так как новейшая история акционерного дела обнаружила в этой области много патологических явлений, и вместе с тем она указала на то, что невозможно ограждение акционеров и вообще общества от обмана и учредительской спекуляции без установления юридической, законом определенной, действительной, а не фиктивной имущественной и личной ответственности учредителей, воспретив вместе с тем" применение дутого и смешанного способов учредительства.

Самый употребительный способ вознаграждения учредителей заключается в том, что они в качестве первых подписчиков на акции приобретают преимущественное право на приобретение al pari акций всех последующих выпусков или же только одного ближайшего выпуска, продавая потом эти акции с более или менее высокой премией (см. 26 - 12; 331 782; 356 - 279; 297 - 83; 150 - 383; 72 - 13). Иногда также учредители выговаривают себе долю участия в чистой прибыли акционерной компании в форме так называемой tantiиme, которая имеет также значение вознаграждения правления, поверочного совета и т. п., причем это право на получение tantiиme устанавливается на более или менее продолжительное время и усложняется разного рода добавочными условиями и фиктивными сделками, скрывающими высоту этой tantiиme (см. 219 -1). В некоторых случаях учредители выговаривают себе право на управление делами компании на более или менее продолжительное время (см, 331 - 336, 337; 407-428:222-186).

Вредные последствия пользования такими правами не замедлили обнаружиться на практике и породили, с одной стороны, развитие так называемых консорций или синдикатов и биржевой спекуляции посредством новых выпусков акций, с другой стороны, чрезвычайное возвышение tantiиme, понятие о которой при этом было произвольно расширяемо. Рядом с этим учредители в качестве членов правления и поверочного ?, совета присвоили себе такие права, которые основывались не на чем другом, как только на произволе, расчете на недомолвки закона и на неопытность акционеров (ср. 308 - IV, 113 - 151; 411 - 55, 56). Наконец, и это очень важно, учредители нередко сбывали учрежденной ими акционерной компании разного рода движимое и недвижимое имущество по несоразмерно высокой цене, будучи сами собственниками, оценщиками и покупателями этого имущества для акционерной компании (331 - 784; 308 140; 150 - 383; 297 - 19 и др.).

Анализируя все эти права учредителей, нельзя не прийти к заключению, что все они не могут получить оправдания по существу и по форме. Преимущественное или исключительное право на приобретение учредителями al pari акций первого выпуска, на чем мы основываем различие между дутым, смешанным и полным учредительством, не может быть допущено потому уже, что за учредителями никоим образом не может быть признано право на выпуск акций до учреждения компании, так как акции, будучи документами, выдаваемыми от имени компании как юридического лица, могут быть выданы только самой компанией, равно как и временные свидетельства на эти акции, выдаваемые учредителями, также не могут иметь какого-нибудь обязательного для компании значения, так как учредители не могут обязывать компанию, еще не существующую. На этом основании следует признать вообще, что дутое учредительство, т. е. так называемое Errichtung im Wege der Grьndung (146), предполагающее, что все акции разбираются самими учредителями, санкционируемое многими законодательствами и оправдываемое большей частью исследователей, - учредительство это, говорим мы, со всеми его консеквенциями, не должно быть терпимо, тем более что им наносится вред возникающей акционерной компании в том отношении, что правильной, для всех доступной и равной подпиской на акции и разверсткой их устанавливается, во-первых, нормальный контингент акционеров и, во-вторых, акции подчиняются условиям правильной установки рыночной цены, не говоря уже о том, что практика акционерного дела в Германии указала как на несомненный факт, что это дутое учредительство при помощи столь известных в скандальной хронике немецкого краха так называемых синдикатов, консорций, подконсорций и Vereinigungen zu eizelnen Handelsgeschдften fьr gemeinschaftliche Rechnung, питало биржевую спекуляцию, развивая систему мошенничества до колоссальных размеров (ср. 26 - 13; 407 - 430 до 461). Деятельность этих консорций, синдикатов и т. п. хорошо охарактеризована Sydow'ым (407), но деятельность эта выясняется еще лучше из следующего судебного случая в Галиции (см. 17 - VI 143 до 150), как некий Rentier Moritz von Haber, примкнувший к одному синдикатству с капиталом в 3 миллиона гульденов, обманул некоего господина Едмунда Ратисбонна, очевидно желавшего поспекулировать на акции одной акционерной компании, возникавшей путем дутого учредительства: Moritz von Haber продал Ratisbonn'y 500 тыс. промесс на акции неконцессионированной еще акционерной компании, а так как концессия не была дана правительством, то промессы, продававшиеся прежде за премию в 15%, упали в цене так, что Ратисбонну пришлось заплатить разницу в 55 тыс. гульденов; однако позднее вследствие нового ходатайства учредителей правительство выдало наконец концессию на учреждение компании, уменьшив акционервый капитал ее на 5/8, т. е. на 15 миллионов вместо 40. Г-н Габер, утаив от Ратисбонна получение концессии, утаив также и редукцию капитала с 40 миллионов на 15, взыскал с него полностью все 55 тыс. Ратисбонн, узнав только по прошествии некоторого времени от третьих лиц об обстоятельствах дела, жаловался в суд, прося возврата ему по крайней мере 5/10 уплаченного им капитала в 55 тыс., но суд в первой инстанции отказал ему (!), и только во второй инстанции он добился своего, в действиях же г-на Габера ни тот, ни другой суд не усмотрели инкриминирующих обстоятельств. Коммерческие формулы, вроде "wir haben Sie an dem Consortium mit Nominal 30,000 Thir. Actien zum Course von 105% betheiligt" или "wir verkauften an Sie Nominal 30,000 Thir. Actien zum Course von 105% consortialiter" сделались теперь в германской акционерной практике девизом дутого учредительства; словами Consortium, Unterconsortium, consortialiter намекают обыкновенно на мошенничество, на дело нечистое, на несомненный продукт дутого учредительства. Hecht (172 - 59) говорит: die Syndicate der letzten Jahre haben ihre Macht ebenso viel missbraucht, wie gebraucht (cp. 262-II, 97).

Право учредителей на преимущественное, а не исключительное приобретение акций первого выпуска, практикуемое при так называемом смешанном учредительстве, в сущности мало чем отличается от предыдущего и является обыкновенно результатом недостаточности капиталов в распоряжении учредителей, чтобы избрать путь дутого учредительства. Какие злоупотребления возможны в этом случае, с этим знакомит отчасти следующий судебный случай при учреждении акционерной компании для постройки железной дороги из Франкфурта-на-Одере в Позене (89 - VIII, 229): учредители этой компании, разобрав часть акций, на остальную часть открыли подписку, напечатав проспект, под которым должны были подписываться подписчики, в конце же проспекта было напечатано: unter den verzeichneten Bedingungen verpflichten sich gegen Zahlung der entsprechenden Betrдge zur Uebemahme folgender Stammactien resp. Priaritдts-Obligationen, а затем следовали подписи в следующем порядке: Prior-Obligationen. Вслед за тем учредители поместили в _ 64 устава компании wer durch Actienzeichnung dem Unternehmen beitritt, unterwirft sich damit den von Gril ndungskomite verlautbaren Bestimmungen dieses Statuts. Когда подписка не покрыла всего капитала, тогда учредители пустили остальные акции в продажу ниже pari, по 80 и 95%, нарушая этим запрещение продажи акций ниже номинальной цены и по окончании подписки. Подписчики, узнав обо всех этих обстоятельствах, жаловались суду, но Берлинский трибунал отказал жалобщикам на том основании, что das Verbot der Ausgabe von Actien vor Einzahlung des Niminal-Betrages hat einen lediglich staatsrechtlichen Character und berьhrt nicht die privatrechtlichen durch die Actien-Zeichnung entstehende Zahlungs-Verbindlichkeit (!). Вообще учредители пользуются преимущественным правом приобретения акций первого выпуска только в той мере, в какой они не могут почему-либо воспользоваться исключительным правом, а потому все сказанное нами выше относительно этого исключительного права относится в большей или меньшей мере и сюда. Преимущественное право учредителей на приобретение акций первого выпуска открывает двери ажиотажу, содействует возникновению несолидных предприятий, облегчает обман и мошенничество и ведет к обогащению нескольких лиц на счет целой массы разоренных семейств. О правильном и справедливом вознаграждении учредителей за труд и предприимчивость здесь нет и помину.

То же следует сказать о преимущественном или исключительном праве учредителей на приобретении al pari акций последующих выпусков, но, кроме того, право это служит поводом к выпуску новых акций не для удовлетворения потребностей акционерной компании, а исключительно только с целью воспользоваться правом, дающим возможность обогатиться на биржевой спекуляции. Большая часть исследователей и компетентных учреждений энергически высказываются против этого права, видя в нем источник всевозможных злоупотреблений и явной опасности не только акционерному делу, но даже и всему народному хозяйству (ср. 26 - 15,16;331 - 783; 784; 412 - 68; 172 - 3, 84; 219 - 5, 6;497;498; 499; 502; 507; 503; 356 - 279 и др.). Поэтому мы полагаем, в законодательстве должны быть совершенно устранены все те постановления, которые дают учредителям какие-нибудь преимущественные или исключительные права в отношении к приобретению акций. Возражение, которое могли бы нам сделать, что таким образом учредители будут устранены от участия в ими же самими учрежденном предприятии (ср. 411 - 61 и др.; 75 - 460; 72 - 13), не имеют значения, так как от воли учредителей будет зависеть подписаться на большее или меньшее число акций, и результаты разверстки ни в каком случае не могут повредить их интересам, ибо при подписке, равной числу акций, учредители-подписчики получают желаемое ими число акций, при подписке же, превосходящей число акций, учредители могут иметь выгоду от продажи по высокому курсу своих акций.

Относительно права учредителей на участие в прибылях компании (tantiиme), несмотря на результаты отрицательного свойства, обнаруженные практикой в пользовании этим правом (219-1), нельзя, однако, не видеть в признании этого права одного из рациональнейших и справедливейших способов вознаграждения учредителей за их труды в деле учреждения компании, но при этом необходимо принять меры, чтобы определение доли участия учредителей в прибылях компании не было результатом каких-нибудь сделок более или менее предосудительного свойства (см. 26 - 13, 14), а это требование вполне достижимо тогда, когда в законе выражено будет, что о размерах этой доли участия в чистой прибыли и о сроке пользования этим правом должно быть упомянуто в проспекте, опубликовываемом учредителями, предполагая в этом случае применение, разумеется, не дутого и не смешанного учредительства, а полного или проспектного, причем следует безусловно воспретить какие бы то ни было усложнения по этому вопросу, маскирующие размер этой доли. Противники этой формы вознаграждения учредителей, как, например, Krвwel (219 - 2), ссылаются на такие факты, что в _ 49 устава, основанного в 1856 г.. Mitteldeutsche Creditbank in Meiningen, семь учредителей выговорили себе право получать в течение 20 лет 10% из чистой прибыли, которую будет иметь эта акционерная компания, и на этом основании они получили в 1870 г. 89 739 талеров. Разумеется, это большая сумма вознаграждения, но она оказывается ничтожной в сравнении с теми выгодами, которые приобретают учредители при дутом и смешанном учредительствах, присваивая себе исключительное или преимущественное право на приобретение акций первого и последующих выпусков. Но во всяком случае и тут беда поправима, если в законе будет выражено требование, чтобы в проспекте определен был maximum всей суммы вознаграждения, которую могут получить учредители за весь установленный срок.

Признание за учредителями права на управление учрежденной ими акционерной компанией в течение более или менее продолжительного времени и притом исключительно или в соучастии с лицами, выбранными из среды акционеров (ср. 222 - 186; 172 - 117), мотивируется обыкновенно естественностью желания учредителей сохранить дело на первое время в своих руках, тем более что с точки зрения успешного хода самого дела даже желательно, чтобы в начале оно оставалось в руках тех лиц, которые его придумали и поставили на ноги (411 - 61; 172 - 117; 449 - II, 269). Но поводы эти едва ли убедительны, так как, с одной стороны, правом этим нарушается коренное правило применения выборного начала в образовании организма управления в акционерных компаниях, с другой же стороды, право это ведет на практике к тому, что учредители делаются на некоторое время как бы собственниками предприятия, принадлежащего акционерам, не говоря уже о том, что в признании этого права коренится отчасти причина несообразно высокого гонорара, получаемого членами травления и поверочного совета некоторых акционерных компаний (ср. 172 - 90). Признавая вполне естественность желания учредителей сохранить дело на первое время в своих руках, нельзя, однако, ради этой естественности подвергать опасности интересы акционеров и самого предприятия. Полезные для управления компанией учредители, без сомнения, будут выбраны самими акционерами в составе управления, и только ненадежные лица, опасаясь неудачи, могут выговаривать себе подобное право. Искусственное или насильственное сохранение какой бы то ни было связи между учредителями и акционерной компанией может быть только в высшей степени вредно, так как только при полном разграничении этих тух сфер можно найти правильное основание к ограждению всего общества и акционерных компаний от опасности, заключающейся в превратном понимании термина "учредитель" (ср. 369 - 74 и др.); жизнь дает лишком частые примеры, что замечательно предприимчивые люди, чрезвычайно полезные и деятельные в деле учредительства, оказываются весьма плохими администраторами и нередко губят нераспорядительностью свое же дело.

Признавая справедливость и основательность права участия учредителей в прибылях учрежденной ими акционерной компании, нельзя, однако, не отдать предпочтения прямому вознаграждению учредителей определенной суммой денег, а потому полезным дополнением к закону было бы в этом случае постановление, что в уставе, рядом с определением срока и размера долевого участия учредителей в прибылях компании должно быть указано и соответствующее этому долевому и срочному участию единовременное вознаграждение, причем компания имеет право, согласно решению учредительного собрания, избрать ту или другую форму вознаграждения или же, согласно решению общего собрания, заменить одну норму другой.

Относительно возвращения учредителям расходов, понесенных ими по учреждению акционерной компании, и относительно приобретения от них так называемых аппортов, т. е. земли, построек, заведений и т. п., лишнее даже указывать на то, до какой степени опасно и неосновательно ставить в этом случае учредителей в такое положение, что они, будучи собственниками продаваемого ими имущества, сами же являются и покупателями его у себя самих для компании. Практика указала, к чему ведет такой анормальный порядок вещей (см. 308 - 128 до 158; 26 - 33, прим. 3; 150 - 383; 297 - 19). Поэтому в данном случае задача законодательства должна заключаться в том, чтобы точно определить условия, при которых должны совершаться подобные покупки, имея главнейшим образом в виду необходимость полного разграничения сфер учредительской и компанейской; учреждение акционерной компании должно быть совершенно отделено от конституции ее (ср. 269 - 216 и др.). Учредители - с одной стороны, а компания - с другой должны представлять собой продавца и покупателя без малейшего смешения этих двух функций в одном и том же лице, а потому, если кто-либо из учредителей выбран был в директоры компании или в члены поверочного совета, то он должен быть устранен от какого-либо участия в покупке или оценке продаваемого имущества. Мы останавливаемся здесь на этом вопросе, к которому мы вернемся еще ниже, потому что при соприкосновении с ним особенно резко выступает наружу весь вред, порождаемый признанием права учредителей на преимущественное или исключительное управление делами компании, равно как и признанием права учредителей на преимущественное или исключительное приобретение акций, часто утилизируемого учредителями не только для ажиотажа, но и для обеспечения за собой влияния на ход дел компании в такой мере, чтобы можно было в звании члена правления или поверочного совета обделывать разного рода дела, выгодные только для самих учредителей (ср. 222 - 186). Поэтому-то Рено (331 - 784) и хвалит постановление русского законодательства (510 - _ 2165), признающее за учредителями право на приобретение акций не свыше '/5 части общего числа акций, предназначенных к выпуску, и притом акции эти должны быть отделяемы им, начиная с номера первого, и записываемы по старшинству номеров в особую шнуровую книгу, выдаваемую учредителям от правительства. Это постановление русского законодательства, затрудняющее применение дутого учредительства, разумеется, лучше постановлений других законодательств, даже поощряющих дутое учредительство (см. 512 - _ 209), допуская так называемое Errichtung im Wege der Gril ndung, тем не менее постановление это, согласно вышеизложенному, имеет значение только меры паллиативной и должно быть заменено значение только меры паллиативной и должно быть заменено полным отрицанием каких-либо преимущественных или исключительных прав учредителей на приобретение акций первого и последующих выпусков, причем для обеспечения правильности как подписки, так и разверстки акций следует установить, во-первых, minimum и maximum срока подписки, во-вторых, maximum подписной суммы на одного человека в виде процентного отношения ко всему акционерному капиталу, так как участие в акционерной компании отнюдь не должно быть привилегией крупных капиталистов, и, в-третьих, место или места подписки и разверстки, имея в виду устранить в этом случае всякое влияние учредителей, так как оказывается, что злоупотребления возможны даже и при публичной подписке (см. 46-44,45).

Вопрос об обязанностях учредителей в сущности весьма не сложен, так как обязанности эти сводятся главнейшим образом к требованию, чтобы учредители действовали не иначе как от своего имени как частные лица, а не от имени компании, которая не может считаться существующей до тех пор, пока она не зарегистрирована (см. 369-218,219; 26-55,115), причем за все действия свои учредители должны нести полную личную и имущественную ответственность (53 - 426; 260 - 209; 150 - 420). Все их обязательства могут иметь значение только частных сделок (268 - 87 до 104); все дело по учредительству они должны вести от своего имени, соблюдая это правило даже в деловых формальностях (411 - 57). Не имея права действовать от имени компании, учредители не имеют также права обязывать ее какими-либо сделками с ними или с третьими лицами, так как все сделки компании с кем бы то ни было могут быть только результатом свободного соглашения между самой компанией как юридическим лицом и посторонними лицами, хотя учредители могут обязывать для компании, на чем и основана подписка на акции. К этому присоединяется обязанность учредителей опубликовать до открытия подписки на акции точный и подробный проспект. Допуская одно только полное или проспектное учреждение акционерных компаний, предполагающее предварительное опубликование учредителями проспекта и затем открытие общей, для всех доступной и равной подписки на акции, мы признаем полную целесообразность проспектов, так как посредством их проект, бывший дотоле достоянием только одного или немногих лиц, делается общим достоянием и получает свое осуществление в обществе и посредством общества. Мы вернемся еще к вопросу о проспектах (см, гл. 8), здесь же ограничимся указанием, что большая часть компетентных учреждений и исследователей акционерных компаний стоят за проспекты (см., например, 146; 114 -291; 49 - 370; 494; 508; 502; 506; 507 и др.), причем некоторые совершенно основательно требуют непременно опубликования проспектов с подписью учредителей (506) и с приложением всех документов, до учреждения относящихся (172 - 141; 441 - 11; 34 - 39; 222 - 187 и мн.др.), противники же проспектов, называя их рекламами, далеко не убедительны в своих доводах, впадая в самопротиворечие (ср. 172 - 52,53; 501).

Этим ограничиваются в общих чертах обязанности учредителей, другие же требования, обращенные к ним, являются по большей части неосновательными и даже опасными. Так, например, требование, высказанное Вреденом (429 - 35; 49 - 168, 169), что учредители акционерных компаний не могут баллотироваться в директоры или члены правления других акционерных компаний, - требование это при строгом проведении начала яичной и имущественной ответственности учредителей и при запрещении дутого и смешанного учредительств является совершенно излишним и стеснительным как для учредителей, которые таким образом несут как бы наказание за свою предприимчивость, так и для акционерных компаний, которые лишаются этим возможности пользоваться услугами нескольких способных людей. Равно неосновательно и другое его же (729 - 35, 35; 449 - 269) требование, что надо установить обязательное пребывание учредителей в компании до полной оплаты акций по нарицательной их цене и для этого выдавать учредителям одни только именные акции без права отчуждения их до тех пор, пока не внесен будет весь складочный капитал. Независимо то того, что такое обязательное пребывание в компании звучит как-то странно, нося характер лишения свободы, оно, как мы указали уже выше, может быть только вредным - при недобросовестности учредителей или излишним - при обратном условии; кроме того, оно может быть даже неосуществимым, если один из учредителей или даже все они не будут располагать значительными денежными средствами, принадлежность которых учредителям необходима столь же мало, как и в деле открытий, приобретений и т. п. На этом же основании мы почитаем совершенно неосновательным, не всегда осуществимым и опасным требование Скуратова (375 - 460), что учредители должны принять от 1/10 до 1/5, смотря по величине капитала, всех акций на себя, не имея права продавать их в течение по крайней мере 10 лет со дня утверждения компании. Такое требование, парализуя вообще правильное развитие акционерного дела, отвлечет от учредительства честных, предприимчивых и осторожных деятелей и привлечет "добросовестных, смелых и опытных спекулянтов.

Ответственность учредителей должна быть обставлена такими условиями, при которых ответственность эта имела бы действительное, а не фиктивное значение, подобно тому как это сделано, например, в ст. 194, 195, 225 и 226 германского закона 11 июля 1870 г., определяющих порядок возбуждения ответственности членов правления и поверочного совета, причем, разумеется, за подписчиками, акционерами и третьими лицами должно быть признано право требования от учредителей как капитала, так и вообще всех убытков, когда обнаружится, что приглашение к подписке произведено было на основании сообщения заведомо ложных сведений относительно предприятия (ср. 26 - 325 и др.; 268 - 100; 172 - 134). Кроме того, надо иметь в виду, что, допуская к учредительству не только единичных лиц, но и фирмы, в вопросе о полной имущественной и личной ответственности их может встретиться затруднение, так как уголовная ответственность в отношении к ним вовсе не применима. Но затруднение это устраняется совершенно постановлением, что фирмы могут действовать только через своих уполномоченных, несущих уголовную ответственность как лица физические. Наконец, устанавливая начало солидарной ответственности учредителей, надо иметь в виду возможность применения этого начала: очевидно, что акционерные учредительные и другие банки, будучи построены на начале ограниченной имущественной ответственности, не могут нести солидарной ответственности, а потому не могут быть и учредителями (ср. 150 - 393). Этим в сущности исчерпывается вопрос об ответственности учредителей, но, вопервых, с непременным условием безусловного воспрещения дутого и смешанного учредительств, так что между учредителями и акционерным капиталом не будет никакого соприкосновения, чем устранится главнейший повод к преступной учредительской спекуляции, и, во-вторых, с условием определения прав учредителей на вышеизложенных основаниях, причем в случае определения вознаграждения учредителей в форме единовременной выдачи условленной суммы выдача эта может быть произведена не раньше как в конце первого отчетного года, дабы была возможность проверить в течение года достоверность всех сведений, сообщенных учредителями в проспекте и в опубликованных ими документах, при определении же вознаграждения в форме долевого участия в прибылях цель эта достигается сама собой. Абсолютным непризнанием каких-либо преимущественных или исключительных прав учредителей на приобретение акций, первых и последующих выпусков, учреждаемой ими компании и на участие в управлении компанией устранены будут главнейшие побудительные причины, вызывающие учредительскую спекуляцию (ср. 331 - 221 до 244;336, 337, 655, 782; 268 - 97, 100, 108; 411 - 45 до 66,90 до 100;369 - 42,216;429 - 27,33,36;308 - IV,113,135;24 - 258;26 - 98 до 101, 325 до 332, 334, 351, 352; 312 - 78; 175 - 10, 22; 114 - 293, 297; 449-II, 269; 49-11.55,168; 172-46, 64, 90, 134, 141; 441-11; 34-39; 222 - 187; 497; 498; 499; 53 - 426, 515, 516; 507; 297 - 19 83; 260 - 209; 150 - 383, 393,420; 356 - 279; 72 - 13; 262 - II, 97 и мн. др.).

Необходимым дополнением к вопросу о правах, обязанностях и ответственности учредителей является как результат смешения или отождествления терминов "учредитель", "подписчик" и "первый акционер" вопрос о необходимости определенного числа учредителей, без которого будто бы нельзя приступить к учреждению акционерной компании (ср. 507). Относительно этого вопроса постановления всех законодательств весьма различны и сбивчивы, причем кроме отождествления терминов "учредитель", "подписчик" и "первый акционер" в них видно отсутствие различия между учреждением и конституцией акционерных компаний, вследствие чего невозможно определить безошибочно, имеет ли требование определенного числа учредителей такое значение, что никакая акционерная компания не может быть учреждаема иначе, как при соблюдении этого требования, или же требование это касается только подписчиков, составляющих как акционеры контингент имеющей конституироваться акционерной компании, т. е. что независимо от числа учредителей, законом не определяемого, требуется, чтобы каждая конституированная акционерная компания состояла при самом возникновении своем и впоследствии не менее как из определенного числа акционеров. В этом последнем смысле требование закона имеет основание, так как без него невозможно сохранение одной из существеннейших черт акционерной организации, заключающейся в выборности управления, но в таком случае законодательства сделали ту ошибку, что в них ничего не упомянуто о том, распространяется ли это требование и на учрежденные уже акционерные компании, т. е. могут ли существовать конституированные уже акционерные компании даже и тогда, когда число акционеров будет менее того числа, которое требуется для конституции акционерных компаний. Полагая необходимым законодательное нормирование minimum'a числа акционеров в таком смысле, чтобы во все время существования акционерной компании возможно было применение к ней выборного начала в организации управления, мы почитаем совершенно бесполезным и неосновательным стеснять предприимчивость, выражающуюся в учредительстве, требованием определенного числа учредителей, тем более что требование это отнюдь не может служить гарантией против недобросовестного учредительства, так как для дела скорой наживы на чужой счет всегда легче найти себе сообщников, чем для дела скромного, общеполезного, но не обещающего больших материальных выгод. В этом случае учредителей акционерных компаний можно до известной степени приравнять к комплементарам или жерантам акционерных товариществ, практика же указывает, что акционерное товарищество может существовать и с одним комплементаром (49 - I, 196). Bйdarride с Vanasseur напрасно опровергают основательность мнения Mathieu и Bourguignat (260 - п. 65), что коммандитистов во всяком случае не может быть менее того числа, которое требуется законом для численного состава поверочного совета, так как в противном случае акционерное товарищество будет иметь значение простого товарищества на вере; коммандитисты имеют в этом случае значение акционеров конституирующейся или конституированной акционерной компании. Повторяем, что ошибочное разрешение этого вопроса есть непосредственный результат отождествления или смешения понятий об учредителе и подписчике, об учреждении и конституции, как это и видно, например, из заключения Штетинской купеческой управы (507), которая настаивает на необходимости определенного числа учредителей, не различая термины Grьnder и Zeichner, Grьndung и Constituirung.

Что касается положительного законодательства главнейших европейских государств по вопросу о правах, обязанностях и ответственности учредителей и о числе их, то нельзя не заметить в этом случае поразительную неполноту и неясность закона. Германское законодательство (512 - 211), игнорируя совершенно вопрос о правах учредителей и не употребляя даже термин "учредитель", ограничивается только установлением личной и солидарной ответственности учредителей за действия их от имени компании, совершенные до окончательного утверждения ее. Неполнотой этой, как мы увидим ниже, поспешила воспользоваться практика в самых широких размерах. Относительно числа учредителей германское законодательство, допуская дутое учредительство, т. е. такое учредительство, при котором учредители составляют из себя весь контингент акционеров, оно не прямо, а как бы косвенно требует не менее трех лиц (331 - 221; 222 - 169). По английскому законодательству требуется, чтобы учредители образовали из себя общество, на основании особого меморандума (memorandum of association), состоящее не менее как из семи лиц для акционерных компаний с непромышленной целью, десяти для банковых операций и двадцати - для других промыслов (26 - 34), причем подписчики меморандума избирают из своей среды директоров для управления делами, получающих впоследствии вознаграждение по определению общего собрания акционеров конституированной акционерной компании. Учредители приглашают к подписке на акции, причем в приглашении должны быть изложены подробные сведения о всяких сделках и обязательствах, заключенных для образующейся компании до дня обнародования приглашения или объявления; при несоблюдении этого условия всякое объявление и приглашение такого рода должно считаться сделанным с целью обмана. Учредители обязаны иметь по крайней мере по одной акции компании, как будто бы эта одна акция может представлять собой какую-либо имущественную гарантию там, где дело идет о возможности крупной наживы (см. 411 - 166). Постановления эти, как видно, также не отличаются полнотой, так как о правах учредителей сказано в этом законе настолько глухо, что на практике обнаружились явления нисколько не желательные. Итальянское законодательство, признавая право учредителей на получение вознаграждения за издержки, понесенные по учреждению компании, безусловно воспрещает учредителям назначать в свою пользу какую-нибудь премию, ажио или особую прибыль под какой бы то ни было формой задатка, акций или облигаций, имеющих какое-либо перед другими преимущество. Они могут назначить для себя участие в прибылях, которые компания может получить в течение одного или нескольких периодов действия своего предприятия, уплата коих будет иметь свое место после составления и утверждения баланса. Это назначение не имеет действия, если оно не утверждено общим собранием (ср. 411 - 167). Французское законодательство, устанавливая личную и солидарную ответственность учредителей и определяя уголовную ответственность их за мошенничество, ничего не говорит о правах учредителей, определяя только, подобно германскому закону, вообще порядок утверждения общим собранием особых прав и преимуществ за единичными акционерами (513 - _ 4, 42, 15). По Бернскому закону учредители обязаны разработать устав компании, опубликовать его, представить его на правительственное разрешение и затем опубликовать дословно полученную концессию в двух последовательных номерах "Правительственного Вестника". До окончательного учреждения акционерной компании учредители могут действовать только от своего имени и на свой страх. Всякое изменение в уставе, сделанное учредителями после открытия подписки на акции, делает ее ничтожной. Оплата акций до конституции компании не допускается, если же, в противность этому постановлению, она будет произведена, а концессии не последует, то учредители могут быть задержаны. Каждый учредитель должен взять не менее одной акции на свое имя (524 - _ 3,6, 8).

Русское законодательство определяет, что учредители обязаны разработать устав и за своей подписью представить его в установленное место на утверждение (510 - _ 2190, 2189). Утвержденный устав подписывается вновь учредителями и публикуется компанией в "Ведомостях" (510 - 2197). Учредителями ведутся две шнуровые книги: одна - для записки акций и требования на оные, другая - для записки получаемых за акции денежных сумм. Суммы, поступающие за акции или расписки по накоплении учредителей свыше трехсот рублей, отсылаются немедленно при отношениях, подписываемых всеми учредителями, в одно из кредитных установлений. Ведение обеих шнуровых книг предоставляется одному из учредителей по выбору прочих, или же, когда учредителей только двое, по жребию и добровольному соглашению одного с другим. На сего же учредителя возлагается как раздача акций и расписок, так и получение за оные денег и хранение на общественные суммы билетов кредитных становлений под общей всех учредителей ответственностью за допущение им каких-либо по настоящей статье беспорядков или неправильных действий, в случае его несостоятельности. Учредителям постановляется в обязанность обе книги иметь открытыми для акционеров, дабы каждый из них по желанию мог личным обозрением удостовериться в том, что книги ведутся в надлежащем порядке (510 - 2166). Учредители имеют право отделять в свою пользу 1/5 акций (510 - 2165). Каждая компания управляется сперва учредителями, а потом правлением компании (510 - 2174). Учредители компании заведуют делами ее до тех только пор, пока оно не будет приведено в окончательное образование, т. е. пока не будут разобраны все акции со взносом положенной на них уплаты, полной или первоначальной по срочной раскладке (510 - 2175). Обе шнуровые книги, ведение которых предписывается учредителям, приготовляются учредителями, коим впоследствии возвращаются употребленные на сие деньги компанией, когда она будет окончательно образована (510 - 2166). Допуская в ст. 2166 п. 8 двух только учредителей, в ст. 2131 сказано, что товарищества по участкам или компании составляются из многих лиц. Неудовлетворительность этих постановлений, доходящая местами до комизма, слишком очевидна, и только слабому развитию предприимчивости в русском народе, некоторому стеснению деятельности евреев и произволу концессионной системы следует приписать, что этот большой пробел в законодательстве причинил сравнительно незначительный вред народному хозяйству.

Переходя теперь к анализу начал, принятых практикой, по вопросу о правах, обязанностях и ответственности учредителей, нам приходится указать на целый ряд поистине невероятных явлений в этой области. Уставами некоторых акционерных компаний учредители, не только ничего не упоминая о своей ответственности, но даже гарантируя себе полную безответственность (например, 554 - _ 17,25), выговорили себе, разобрав первый выпуск акций, преимущественное или даже исключительное право на приобретение al pari акций последующих выпусков, обеспечили себе единовременное вознаграждение за учредительство и долевое участие в прибылях компании, сбыли компании по собственной оценке принадлежащее им движимое и недвижимое имущество и присвоили себе более или менее продолжительное право на управление делами компании. В уставах русских акционерных компаний учредители обнаруживают особенную ненасытность, не стесняясь в этом случае постановлениями закона: так, например, по уставу одной компании (642 - _ 3 прим.) учредители, не стесняясь ст. 2165 I ч. Х т. Св.Зак., разобрали все акции первого выпуска, удержав за собой право в течение одного месяца со дня утверждения устава пригласить (?) к участию в предприятии в число учредителей других лиц с передачей им части акций; затем выговорили себе право как акционерам на приобретение по желанию акций последующих выпусков до открытия общей подписки на них (642 - _ 6); обеспечили за собой право быть в течение 3 лет членами совета (Ib. - 37), причем совет, состоя из 12 членов, обновляется только по прошествии 3 лет не в полном своем составе, а по 4 человека, так что за некоторыми учредителями право на занятие должности члена совета распространяется не на 3 года, как сказано в _ 37 устава, а на 6 лет (Ib. - 38); совет, пользуясь громадными, совершенно необычайными полномочиями избирает из своей среды 4 членов правления, т. е. учредители, будучи членами совета, из своей же среды избирают членов правления в составе 4 человек, так что через каждые три года выбывает только один член (Ib. - 38, 42, 44); власть поверочного совета и правления такова (Ib. - 42, 49), что кажется как-то странным видеть рядом с ними еще общее собрание (Ib. - 65), придуманное как будто для того только, чтобы, как говорит Hecht (172 - 64), dieselbe Handlung, welche nach Aussen mit grossem Ernst betrieben wird, wird in kleinerem Kreis als Comцdie belacht. Но всего этого показалось мало учредителям, а потому в ст. 43 устава они выговорили себе как членам совета ежегодное вознаграждение из чистых прибылей банка независимо от жалованья, получаемого ими как членами правления (Ib. - 52); это отчисление из чистой прибыли производится согласно ст. 72 следующим образом: 10% идут в запасной капитал, остаток, если он превышает 8%, распределяется так, что 5% обращаются в распоряжение (?) совета, 8% - в вознаграждение членов правления, 7% - в пользу служащих в банке по определению правления, утвержденному Светом, и 15% - в пользу учредителей или преемников их прав (!!). Словом, едва ли когда-нибудь вознаграждалось так щедро какое-либо общеполезное открытие или изобретение, как вознаградили себя и даже своих родственников и наследников учредители этой компании. Учредители другой русской акционерной компании прежде всего почему-то назвали часть акций паями (708 - _ 5), что, впрочем, делается очень часто у нас, дабы маскировать форму учреждения, обходить закон и т. п., все равно как очень часто учреждение, долженствующее быть названо по существу своему акционерной компанией, называется между тем товариществом, вводя этим многих в заблуждение. Из первоначального основного капитала в 1 миллион, сказано в _ 5 устава, сумма 500 000 руб., разделенная на 50 учредительских паев, в 10 000 каждый, распределяется между учредителями, которые первоначально выплачивают по паям всего 40%, остальная же сумма, т. е. 60%, уплачивается по мере выпуска акций так, что владельцы учредительских паев обязаны внести по паям не менее 1/5 нарицательной суммы выпускаемых акций, вследствие чего паи могут быть оплачены сполна только после выпуска акций на 2 миллиона (!!). Лицо, не состоявшее в числе учредителей, делается учредителем посредством приобретения пая (_ 18,7), что, впрочем, очень затруднено _ 8. Остальная часть основного капитала, т. е. 500 тыс., разделяется на акции, из которых 3/5 могут быть приобретены учредителями до открытия подписки (_ 11); то же право учредителей распространяется и на все последующие выпуски акций, которых может быть выпущено всего на 2 миллиона (_ 4, 5, 11, 18). Совет, которому принадлежит управление банком совместно с директором, состоит из 10 членов, избираемых наполовину из среды пайщиков, т. е. учредителей, а до выпуска акций совет состоит из 5-ти пайщиков и директора (_ 42); следовательно, по уставу этому оказывается, что 2 миллиона равны 500 тыс., а 500 тыс. равны 1 миллиону, ибо 2 миллиона акций дают право на выбор 5 членов совета наравне с 500 тыс. паев, и 1 миллион основного капитала может быть равен 500 тыс., так как в примечании к ст. 42 сказано, что до выпуска акций, т. е. до взноса 2-й половины основного капитала, совет состоит из 5 пайщиков и директора и управляет делами банка (_ 41), в ст. же 61 определено, что до первого выпуска акций общее собрание составляется из одних учредителей, т. е. компания, определяя свой основной капитал в 1 миллион, может оперировать и с 500 тыс. основного капитала. Члены совета, из которых пятеро учредители, получают за присутствие как в полном собрании совета, так и в дни, назначенные для определения кредита и оценки векселей, разовое вознаграждение. Члены совета лично не подлежат денежной ответственности по обязательствам банка (_ 50, 51). Чистая прибыль согласно ст. 85 распределяется так, что если она превышает 5%, то излишек распределяется следующим образом: 1) 5% в запасной капитал, 2) 20% для раздела поровну между учредителями, по количеству принадлежащих им паев, 3) 15% в распоряжение совета, для вознаграждения управления, и 4) остаток распределяется в дивиденд на складочный капитал по паям и акциям.

Оставляя без исследования применение на практике преимущественного или исключительного права учредителей на приобретение акций первого выпуска, имеющее место при смешанном и дутом учредительствах, заметим, что право учредителей на приобретение акций последующих выпусков выражается в различных уставах не в равной пропорции и в различных формах. Так, например, пропорция эта выражается в виде дробей 1/5 (634 - __ 4, 5), 1/5 (587 - _ 15), (568 - _ 4), '/г (588 - _ 6) и т. д. или же на все число акций (598 - _ 4); иногда же право это, также в различной пропорции, признается или за первыми подписчиками на акции, обыкновенно в размере 1/2 (637 -_ 7, 12; 596 - _ 6; 595 - _ 6), или за первыми акционерами, также в размере 1/2 (половины) всего числа акций (567 - _ 7; 601 - _ 7; 554 - _ 11), или пропорционально числу владеемых акций (611 - _ 6; 600 - _ 7, 8; 603 - _ 8; 547 - _ 6; 602 - _ 6; 552 - _ 5; 553 _ 6; 555 - _ 6; 556 - _ 8), или же на все число вновь выпускаемых акций (599 - _ 12; 566 - _ 48; 705 - _ 7, 8, 9; 548 - _ 5; 564 - _ 6), причем далеко не во всех уставах новые выпуски акций поставлены в зависимость от определения общего собрания (705 - _ 7), и еще реже встречается определение, что новые выпуски не могут последовать до полной оплаты прежде выпущенных акций (600 - _7, 8), относительно же порядка подписки на акции и разверстки их как при первом, так и при последующих выпусках обыкновенно определяется, что порядок этот зависит от учредителей или от поверочного совета.

О единовременном, прямом вознаграждении учредителей редко упоминается в уставах (588 - _ 28; 567 - _ 47; 600 - _ 39; 705 - _ 47), причем определение размера этого вознаграждения ставится обыкновенно в зависимость от учредительного собрания (567 - _ 47), или от общего собрания; но еще реже встречаются прямые указания на долевое участие учредителей в прибылях компании (603 - _ 45; 652 - _73).

Чаще всего учредители, выговаривая себе право участия в управлении делами компании на более или менее продолжительное время, этим способом обеспечивают себе право на несоразмерное единовременное вознаграждение, на долевое участие в прибылях и на разные другие доходы. Цель эта достигается тем, что учредители стремятся образовать из себя личный состав поверочного совета, определив в уставе власть последнего в столь широких размерах, что в состав ее входят, например, решение вопроса о новых выпусках акций, определение порядка подписки и разверстки, назначение и смещение директоров и других должностных лиц, приобретение движимого и недвижимого имущества и т. п. (587 - _ 28; 588 - _ 20, 63, 64, 65, 66; 637 - _ 19; 598 -_ 13, 16; 596 - _ 38; 611 - _ 38; 705 - _ 26), нередко заключая это определение власти поверочного совета оговоркой, что за все эти действия поверочный совет никакой ответственности не несет, действуя по уполномочию компании (554 - _ 25). При этом учредители или сами из себя, в общем составе, образуют поверочный совет (634 - _ 24), или они указывают на себя в уставе поименно как на членов совета (587 - _ 28; 568 - _ 24; 588 -_ 13, 16; 705 - _ 26; 603 _ 16), или же, ничего не упоминая о своих посягательствах на должность членов поверочного совета, они предоставляют выбор совета учредительному собранию, личный состав которого обеспечивает за ними успех (705-40; 547 - _ 28; 553 - _ 13). Иногда также они выговаривают себе право представлять учредительному собранию список лиц, из которых могут быть выбраны члены совета (567 - _ 18), или же они выговаривают себе право председательства в учредительном собрании, что бывает обыкновенно тогда, когда акционерная компания учреждается акционерной же компанией (!) без соучастия с другими учредителями (553 - _ 25). Во всех этих случаях поверочный совет избирается обыкновенно на срок 1-7 лет бессменно, т. е. без выбытия по очереди до истечения этого срока (587 - _ 28; 588 - _ 20; 637 - _ 9; 359 - _ 18; 600 - _ 20; 603 - _ 16; 602- _ 22, 56; 601 - _ 12, 18). Права этого первого поверочного совета уснащаются обыкновенно добавочными полномочиями сравнительно с правами последующих поверочных советов, вроде, например, права изменения устава (596 - _ 38) и т. п. Обеспечивая за собой этими прямыми и окольными путями право на занятие должности членов поверочного совета, учредители, независимо от приобретенной таким образом своего рода диктатуры, выговаривают себе вознаграждение за службу в виде tantiem 7 25% с чистой прибыли, за вычетом из нее 4 - 6% дивиденда (598 - _ 40; 568 - _ 51; 602 - _ 47), в виде возвращения путевых издержек (587 - _ 26, 39; 637 - _ 26. 39; 567 - _ 47; 598 - _ 22; 610 - _ 111; 553 - _ 38, 43; 555 _ 38, 43) и особой платы за каждое заседание (555 - _ 38, 43; 553 - _ 38, 43; 603 - _ 27; 705 - _ 36, 52). Эти формы вознаграждения, встречаясь отдельно одна от другой (568 - _ 41; 588 - _ 28; 610 - _ 111; 602 - _ 47) чаще, однако, встречаются все вместе (555 - _ 38,43; 553 - _ 38,43; 603 _ 27, 44, 45). Наконец, относительно приобретения от учредителей движимого или недвижимого имущества - на основании некоторых уставов имущество это прямо переходит от учредителей к компании, на условиях, вперед решенных учредителями (553 - _ 1 ; 555 - 1), или же оценка и приобретение этого имущества предоставляются учредительному собранию или же поверочному совету (611 - _ 16; 598 - _ 13. 16), личный состав которых, как мы указали выше, если не состоит из самих учредителей, то создан учредителями.

Проектом австрийского закона об акционерных товариществах (коммандитах на акциях) и компаниях (175 - 95 до 120) устанавливается не только личная и солидарная ответственность учредителей, комплементаров (товарищей), поверочного совета и правления (_ 173, 178,211, 194, 195. 204, 206, 225а, 226, 249), но, кроме того, определяются и случаи, когда поверочный совет и правление могут быть подвергнуты полицейскому взысканию (Ordnungsstrafe) коммерческими судами или администрацией (_ 179, 185b, 206b, 212, 249b). B _ 206, касающемся акционерных товариществ, сказано, что товарищи, имеющие значение учредителей, считаются виновными в совершении проступка и присуждаются к аресту до трех месяцев, 1) если они ради регистрации устава сделают заведомо ложные указания относительно подписки на акции или оплаты их, 2) если они в письменном или устно данном общему собранию изображении дел представят умышленно ложные или искаженные данные или же скроют известные им обстоятельства, имеющие существенное значение для оценки положения дел или для остановки решения по какому-нибудь делу, 3) когда по их вине товарищество будет оставаться более трех месяцев без поверочного совета, или же в течение такого же срока поверочный совет будет состоять не из установленного числа членов, 4) когда они, в противность закону, совершат одно из следующих действий: а) выдадут недействительные акции или промессы и временные свидетельства, б) возвратят вклады коммандитистам (акционерам), в) неправильно выплатят проценты или дивиденд, г) предпримут без соблюдения предписаний закона раздел имущества товарищества или уменьшение капитала акционеров (коммандитистов) путем возврата частей этого капитала и т. п., и 5) когда они оставят без внимания требование коммерческого суда собрать общее собрание или не исполнят решения общего собрания, или же приведут в исполнение такое решение общего собрания, которое объявлено недействительным (ср. _ 206b, 249b). Далее, в проекте этом после признания вообще за всеми акционерами, не только первыми, преимущественного права на приобретение акций всех последующих выпусков (_ 215b) определено, что новые выпуски акций не могут последовать до полной оплаты акций прежних выпусков, и новые выпуски разрешаются только общим собранием (_ 215а), причем указаны правила относительно подписки и оплаты акций: для этого должно быть опубликовано, где, когда u каким образом произошла оплата акций (_ 176, п. 6, 177, п. 2, 210, п. 7, 210а, п. 2) и должен быть представлен коммерческому суду подробный список подписчиков с указанием на имя, местожительство, звание, время и число акций каждого подписчика (_ 177, п. 1, 210а, п. 1), и списки эти должны быть за подписью товарищей (учредителей), несущих личную ответственность за всякую неточность, которая обнаружится в этих списках (_ 177). Выдача акций или временных свидетельств и промессов от имени компании до регистрации ее (_ 211) безусловно воспрещается и лица, совершившие такие действия, несут личную и солидарную ответственность (_ 178, 222). Затем, относительно образования личного состава поверочного совета - в проекте категорически и несколько раз заявляется, что поверочный совет избирается исключительно одним только общим собранием акционеров (_ 173, 178, 211) под председательством избранного собравшимися акционерами председателя (_ 175b, 209b), хотя, рядом с этим, проект допускает предварительное назначение правление (Vorstand) уставом (_ 209b). Поверочный совет должен состоять не менее как из 3 членов (_ 174, п. 6, 209, п. б), избираемых в первый раз на срок не долее одного года (_ 191) с содержанием, определяемым общим собранием в конце года (_ 192). Поверочный совет только контролирует, но не управляет (_ 193, 225), и члены его несут в определенных случаях личную и солидарную ответственность (_ 204, 225а). От этих правил почему-то сделано отступление в отношении к членам правления, которые могут быть назначаемы уставом и пользуются, отчасти, чрезмерной властью (ср. _ 249, 206, 209b, 227, 230, 249). Наконец, относительно вознаграждения учредителей в проекте этом есть как косвенные, так и прямые указания. В проекте сказано, что в уставе должны быть сделаны указания относительно преимущественных прав, присвояемых акционерам, на акции новых выпусков, также относительно всех условий принятия неденежных вкладов или приобретения аппортов (_ 174, п. 11, 209, п. 13); обо всех этих условиях должна быть сделана троекратная публикация не позже как за 14 дней до открытия подписки на акции (_ 175а, 177,209а, 210а, п. 4). Все права и преимущества, присвояемые единичным акционерам, товарищам или учредителям, равно как условия принятия неденежных вкладов или приобретения аппортов, должны быть обсуждаемы не иначе как в общих собраниях акционеров, без участия заинтересованной стороны, и приобретают силу после того только, когда по постановлению одного общего собрания сделаны будут оценка и исследования приобретаемых аппортов и даруемых преимуществ, а по постановлению другого общего собрания будут утверждены условия (_ 180, 181,215). В балансах компаний и товариществ должны быть сделаны ясные указания на вознаграждение, полученное учредителями, и на оплаченные расходы по учреждению, отнюдь не смешивая их с расходами по управлению (_ 185, п. 2). Предполагая скорое утверждение этого проекта, к нему сделано было дополнение, что со дня опубликования этого проекта как закона все существующие уже акционерные компании обязаны в 5-летний срок окончить все счеты по учредительству (_ 12, II), из чего можно заключить, что расходы по учреждению должны быть во всяком случае погашаемы в 5-летний срок.

В бельгийском проекте (26 - 372 - 395) в ст. 30 сказано, что учреждатели могут открывать подписку на акции, опубликовав предварительно общественный акт (l'acte de sociйtй) в форме проекта, в подписном же листе должны быть указаны особые права и преимущества, выговариваемые себе учредителями; указания эти, согласно ст. 37, делаются и на каждой акции. Учредители обязаны в учредительном собрании удостоверить, что компания состоит не менее как из 7 лиц, что капитал весь подписан и часть его оплачена (_ 28, 31). Учредители несут солидарную и уголовную ответственность за ложные сведения, опубликованные до подписки, за подложную подписку и за несоблюдение условий, указанных в ст. 28 (_33, 131). Проект угрожает учредителям значительным штрафом, до 5000 франков, за отступление от предписаний ст. 9 и 10 относительно публикации актов (_ 11). Статья 44 допускает, чтобы первое правление назначалось актом конституции компании (l'acte de constitution de la sociйtй) на срок не свыше 6 лет (ср. _ 47, 48); так же относительно и поверочного совета (_ 53).

На основании вышеизложенного, после подробного анализа законодательства, практики и проектов, в числе которых, к сожалению, мы не имели русского проекта, выясняется задача предстоящей законодательной реформы по вопросу о правах, обязанностях, ответственности и числе учредителей. Задачи эти заключаются, во-1-х, в непризнании за учредителями каких-либо преимущественных или исключительных прав на акции первого и последующих выпусков, подчинив их общим условиям подписки и разверстки; во-2-х, в определении всех условий подписки на акции и разверстки их так, чтобы действия эти были вне всякого произвола учредителей, а производились бы под контролем общественной власти, причем должны быть установлены minimum и maximum срока подписки, дабы участие в ней было доступно возможно большему числу лиц; в-3-х, в дозволении учредителям заявлять свои условия о вознаграждении непременно до открытия подписки на акции, не иначе как в форме долевого участия в прибылях компании или же единовременного вознаграждения, причем в первом случае должны быть указаны срок участия и maximum общей суммы; в-4-х, в непризнании за учредителями каких-либо исключительных или преимущественных прав на управление компанией; в-5-х, в определении условий приобретения от учредителей аппортов так, чтобы учредители не могли быть одновременно продавцами, покупателями и оценщиками, а в этом случае постановления австрийского проекта могут быть признаны наиболее целесообразными; в-6-х, в требовании от учредителей опубликования точного и подробного проспекта предприятия за их подписью с указанием на учредительский гонорар, на условия приобретения аппортов и вообще на все другие законные условия, с которыми связывается учреждение компании, под опасением личной и солидарной ответственности за искажение или измышление фактов и за утайку каких-либо обстоятельств, характеризующих предприятие, и, в-7-х, в определении, что учредители имеют право получить вознаграждение не раньше как по прошествии первого отчетного года учрежденной ими акционерной компании. Совокупность этих задач сводится к тому, чтобы отделить учредительство от образования акционерного капитала и от управления акционерной компанией. Относительно числа учредителей являются совершенно излишними какие-либо постановления, которые могли бы быть целесообразными только тогда, когда законодательство допускало бы дутое и смешанное учредительство, т. е. когда учредители образуют из себя контингент акционеров учрежденной ими акционерной компании; но безусловный вред этих двух способов учредительства до того очевиден, что едва ли мыслима какая-нибудь основательная реформа в области акционерного законодательства, пока не закрыты будут эти две щели на биржу и в чужой карман.