Глава пятая : Учение об акционерных компаниях : Книги по праву, правоведение

Глава пятая

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 
РЕКЛАМА
<

Применение к учреждению акционерных компаний систем явочной, концессионной и смешанных. Законодательства иностранные и русское. Русский проект. Задача реформы

Учреждение акционерных компаний происходит путем регистрации или путем концессии, или же тем и другим путями. Иначе сказать, к учреждению акционерных компаний применяются три системы: концессионная, явочная и смешанная.

Концессионная система, существующая теперь в России, Австрии, Италии и Швейцарии, заключается в том, что до учреждения акционерной компании правительство рассматривает предварительно, не противоречит ли проект предприятия общим условиям государственного благоустройства, заключает ли он в себе условия экономического успеха и полной состоятельности, не угрожает ли он каким-либо посторонним законным интересам и, наконец, соответствует ли он потребности денежного рынка, и если оказывается, что проект предприятия удовлетворяет всем означенным требованиям, то правительство разрешает, концессионирует учреждение проектируемой акционерной компании (411 - 39).

Сторонники концессионной системы в доводах своих за нее исходят обыкновенно из юридических и полицейских соображений (см. 208 - 89; 274 - III, 243). Как юридическое основание необходимости применения концессионной системы приводят то, что признание за акционерной компанией значения юридического лица должно зависеть от правительства (System der Autorisation). Но выше (см. главу 3) мы узнали уже, ссылаясь на мнение Пахмана (305), сходное с мнением Писемского (312 - 102) и др. (см., например, 222 - 43), что значение юридического лица, присущее акционерным компаниям, не есть свойство даримое и не зависит от произвола правительства; отдельные санкции власти заменяет в этом случае общая санкция закона. То же следует сказать и о другом юридическом основании, заключающемся в том, что утверждение со стороны государственной власти необходимо для признания обязательности за уставом для акционеров и для третьих лиц (ср. 383 - IV, 303; 210 - 314). Но устав, говорит Писемский (312 - 106), не становится законом или административным распоряжением, смотря по тому, исходит ли разрешение от законодательной или административной власти. Как бы ни смотрели на устав, как на договор или как на закон, обязательность его для акционеров основывается на взаимном их соглашении. Таково правило касательно обязательности устава для акционеров; относительно же обязательности его для третьих лиц надо иметь в виду, что акционерной компании присуще в силу общей санкции закона значение юридического лица, а потому акционерная компания, как и всякое лицо, вправе требовать своего признания от третьих лиц. Отсюда само собой вытекает следующее правило: те постановления устава, которые связаны с существом акционерной компании как юридического лица, обязательны для третьих лиц (312 - 108), но для них не могут иметь силы те постановления устава, которые предоставляют компании права, выходящие за пределы той общей правоспособности, которую закон признает за юридическими лицами (312-110).

Полицейские соображения, заставляющие защищать применение концессионной системы (System der Concession), все не оправдываются практикой акционерного дела, и в этом случае особенно "разительный пример дает Австрия, в которой, несмотря на применение концессионной системы, акционерная горячка 1870 - 1873 гг. приняла особенно безобразные размеры, вследствие чего система эта дискредитировалась там окончательно и в новом проекте акционерного законодательства она отменяется (26 - 8; 175). На конгрессе немецких экономистов в Майнце и на конгрессе немецких юристов в Гейдельберге в 1870 г. (см. 411 - 40, 41) отвергнуто было полицейское значение концессионной системы на следующих основаниях: "...весьма важно, чтобы публика относилась критически к учреждаемым акционерным предприятиям, взвешивая сама все шансы успеха предприятия прежде затраты в оное своих капиталов; между тем вмешательство правительства усыпляет критику публики; большинство лиц смотрят на предприятие, разрешенное правительством, как на дело уже потому совершенно верное, предполагая, что в противном случае правительство не решилось бы разрешить оное, и вследствие того считают излишним подвергать проектируемое предприятие собственному критическому анализу (ср. 222 - 45; Moniteur за 1868 г., стр. 695). Между тем мало ли было примеров, что при существовании правила административного рассмотрения правительством разрешались самые несбыточные проекты и самые несостоятельные акционерные компании. Если в прежние времена уже было трудно с достоверностью определить вперед условия успеха и большую или меньшую рациональность возникающего дела, то в настоящее время при крайнем разнообразии форм, в которых проявляется промышленная деятельность, это становится почти невозможным для администрации, потому что потребовало бы от должностных лиц таких специальных сведений по множеству самых разнообразных промышленных дел, каких совершенно нельзя ожидать от лиц, не посвятивших себя специально той или другой отрасли промышленности; вследствие того являются проволочки, затруднения, анормальные изменения параграфов устава, ослабление конкуренции вследствие неразрешения иногда однородных предприятий, не говоря уже о том, что необходимость хождения и хлопот для получения разрешения на промышленное предприятие имеет часто растлевающее влияние на нравственность как должностных лиц, так и промышленников, подвергая последних поползновению путем подкупа достигнуть быстрейшего разрешения вопроса, с которым часто связаны громадные промышленные интересы, и поставляя должностных лиц в постоянное искушение приобрести в самое короткое время значительные денежные средства". Макс Bupm (449 - II, 267, 268), доказывая бесполезность концессионной системы, указывает и на вред ее как предмета торговли. Фик (131 - 61) обращает внимание на то, что столь постыдное учреждение, как Перейровский учредительный банк (crйdit mobilier), возникло при применении концессионной системы (ср. 49 -1, 8, 30, U, 3; 297 - 34; 38 - 226; 53 - 504; 260 - 354; 72-11; 165; 328). Голъдшмидт (145 - 30) указывает на то, что в Германии применение концессионной системы к железнодорожному делу дало не лучшие результаты, чем применение явочной системы.

Концессионная система, пройдя различные ступени исторического развития (см. 299 - 25; 246 - XVII; 260 - 358), сохранилась в России, Австрии, Италии и Швейцарии - в кантоне Берн. О России мы скажем ниже, в Австрии система эта отменяется в новом проекте акционерного закона (см. 175), по Бернскому же закону об акционерных компаниях ст. 1 установлено безусловное применение концессионной системы, причем согласно ст. 2 концессия выдается или органом законодательства (Grosse Rath), или же органом администрации (Regierung) и делается различие между общей концессией (простой) и особенной, связанной с выдачей привилегии, исключительных прав и т. п. Концессионная система осуществляется посредством предварительного рассмотрения проекта устава, который может быть не утвержден или утвержден с изменениями или без них (524 - _ 3, 5,6, 7). Изменения устава подчиняются также требованию правительственного разрешения (524 - _ 5, 25). Закон этот, устанавливая в ст. 4 общие требования относительно содержания уставов акционерных компаний, определяет в ст. 46, что Правительственный Совет (Rerierungsrath) может допускать отступления и модификации в уставах компаний сельскохозяйственных или в компаниях с заканчивающейся целью, как, например, устройство выставки скота и т. п. Применение концессионной системы в кантоне Берн, по-видимому, не будет долговечным (см. 165). В Италии применение концессионной системы практикуется в менее суровой форме, чем в Берне, и она соединена с системой явочной, вследствие чего, называя итальянскую систему смешанной, мы говорим о ней ниже в этой главе.

Сущность явочной системы, или системы регистрации, заключается в том, что учреждение акционерных компаний обусловливается двумя только требованиями: соглашением с нормальным законом и внесением их в общий список акционерных предприятий с одновременным опубликованием самого устава. Для этого везде, где принято было означенное начало, составлены нормальные правила, вошедшие в закон. Учредители новой акционерной компании обязываются представлять проект устава в надлежащую регистратуру, учреждаемую обыкновенно при коммерческом суде или другом соответственном судебном месте, которая, рассмотрев только, отвечает ли означенный проект всем требованиям нормальных правил, и не входя в дальнейшее рассмотрение ни сущности предприятия, ни состоятельности компании, ни условий рынка, вносит устав компании в регистр, имеющийся при означенной регистратуре, и публикует к общему сведению как самый устав, так и время его занесения в список; с этого дня компания получает законное существование. При таком порядке вмешательство правительства получает характер не административного, а судебного или, вернее, нотариального действия (411-39,40).

Система явочная, после того как прежде повсеместно существовавшая концессионная система обнаружила свою несостоятельность, введена во 2-й половине 19-го столетия во Франции, в Англии, в Германии и будет ведена в Австрии, Бельгии и в России, как это видно из проектов акционерного законодательства для этих государств (528; 530; 412; 429). Удовлетворительность этой системы выясняется лучше всего из того, что когда прусский министр торговли, промышленности и публичных работ обратился в 1873 г., т.е. через три года после введения явочной системы в Германии, с запросом к торговым палатам относительно влияния нового законодательства на развитие акционерного дела и необходимости новых реформ, то он получил единогласный ответ, что явочная система оказалась вполне удовлетворительной и может быть изменена только в смысле еще большего развития начала свободы в применении к учреждению акционерных компаний (см. 172 - 138 - 366); в этом случае особенно ясно и обстоятельно ответила на вопрос Бременская Торговая Палата (498), указав, между прочим, на бессилие правительственной опеки в применении к акционерному делу. Но, сознавая безусловное преимущество явочной системы перед концессионной, некоторые законодательства и исследователи находят возможным применение первой только с некоторыми ограничениями, выделяя из общей массы акционерных компаний, к которым применима явочная система, целую категорию так называемых ими концессионных акционерных компаний, к которым явочная система будто бы неприменима, потому что компании эти не подчиняются конкуренции и не отказываются от пользования личным кредитом, а действуют на монопольных началах и пользуются разными субсидиями и гарантиями со стороны правительства (411 - 43,110; 222 - 76; 412 - 81).

Систему эту можно назвать смешанной, потому что в ней допущен, рядом с явочным порядком, и концессионный, причем система эта едва ли может быть оправдана какими-либо практическими, юридическими или полицейскими соображениями, так как рядом с общим законом, нормирующим акционерные компании, может быть всегда разработан и специальный закон, нормирующий особые сферы акционерных предприятий с особым характером их оборотов или с особыми правами и преимуществами, присваиваемыми им, и особыми обязанностями, возлагаемыми на них. Этот специальный закон должен, во-первых, определить ту сферу акционерных предприятий, которую законодатель считает почему-либо выделяющейся из общей массы акционерных предприятий, и, во-вторых, определить все исключительные права и привилегии и связанные с ними особые обязанности, которые могут быть допущены в определенной сфере акционерных предприятий. Задача эта, без сомнения, нелегкая, будет достигнута вполне, если законодательство согласно началам, изложенным нами в предыдущих главах, признает три основные формы акционерных компаний, т. е. акционерные корпорации, акционерные товарищества и собственно акционерные компании, и, определив сферу предприятий, свойственную каждой из этих форм, нормирует права их и обязанности согласно с характером и значением этих предприятий в юридическом, общественно-хозяйственном и государственном отношении. В этом случае нельзя не согласиться в принципе с заключением Бременской Торговой Палаты (498), которая полагает, что концессионная система может быть вытеснена совершенно разработкой нормальных уставов: для железнодорожных, банковских, страховых, промышленных и торговых акционерных компаний. Попытка, сходная с этим, сделана была в отношении к железнодорожным акционерным компаниям специальной комиссией в Берлине для исследования железнодорожной концессионной системы в 1873 и 1874 гг. (491). Во всяком случае, смешанная система есть полумера, и как такая она допускает в большей или меньшей мере рядом с законностью, административный произвол со всеми его последствиями (ср. 429 149 до 157), вызывая в практике массу затруднений (ср. 222 - 76 и др.).

Мы называем также смешанной системой тот порядок, которого держится итальянское законодательство в отношении к акционерным компаниям. По итальянскому Торговому Уложению компании на акциях не могут существовать, если они не разрешены королевским декретом и если таким же образом не утвержден акт их учреждения (ст. 156). Учредительный акт компании на акциях должен быть представлен в суде, внесен в реестры и вывешен в целом составе, так же как и королевский декрет, коим разрешается учреждение акционерной компании (ст. 160). Следовательно, итальянское законодательство требует, кроме концессии, еще и регистрацию для учреждения акционерных компаний. Применение такой смешанной или двойной системы едва ли может быть признано целесообразным и находит свое оправдание лишь в ходе исторического развитая акционерного дела и в одностороннем воззрении итальянского Торгового Уложения на акционерные компании как на исключительно торговые предприятия (ср. ст. 133). Во всяком случае против этой системы можно привести те же самые соображения, которые приведены были выше против концессионной системы, так как значение этих соображений нисколько не умаляется соединением этой последней системы с регистрацией; соединением этим даже как бы усиливается опека, применение которой к учреждению акционерных компаний, как сказано выше, дает отрицательные результаты.

Русское законодательство держится концессионной системы. В ст. 2131 I ч. Х т. Св. Зак. сказано, что акционерные компании учреждаются в видах государственного хозяйства с высочайшего утверждения. Ни одна компания на акциях не может быть учреждена без особого разрешения правительства (510 - 2140). Компании, коих предмет представляется явно несбыточным или противным законам нравственности и т. п., - вовсе к учреждению не допускаются (510-2151). Разрешение на учреждение компании, в каком бы то ни было дано виде, не заключает в себе ручательства правительства в успехе самого предприятия (510 - 2142). Учреждение компании разрешается или в виде простого дозволения, или предоставляются вместе с этим некоторые особые преимущества, или даруется компании привилегия (510 - 2141). Просьбе о дозволении учредить компанию должна предшествовать просьба о выдаче привилегии, если учредители желают иметь ее (510 - 2145). Компания, получившая исключительную привилегию, не вправе вступать в товарищество с другой компанией на акциях или уступать ей свою привилегию без особенного на то дозволения правительства (510 - 2152). Просьбы о дозволении учредить компанию на акциях поступают на рассмотрение в то министерство или главное управление, до которого преимущественно предмет компании относится. К совокупному обсуждению приглашаются члены и из других ведомств, смотря по роду предприятия. Если по свойству предприятия, для коего учреждается компания, министры и главноуправляющие особыми частями встретят сомнение, где именно просьба должна быть рассмотрена, то происшедшее о том разномыслие решается комитетом министров (510 - 2189). При просьбе о дозволении учредить акционерную компанию прилагается сам проект устава за подписанием учредителей; а если компания составляется для приведения в действие нового изобретения, то сверх проекта устава должны быть приложены: во-первых, привилегия, на само изобретение выданная (ср. ст. 2145), и, во-вторых, акт об уступке оной в пользу компании (ст. 2190). К проекту устава прилагаются чертежи и планы, когда без них проект не представляет достаточной ясности (ст. 2192). При рассмотрении проекта в министерстве принимаются в соображение: а) соответствует ли оный общим законам и правилам относительно акционерных компаний; б) в достаточной ли степени ограждаются им права и интересы всех тех, кои пожелают участвовать в компании; в) не нарушаются ли предполагаемыми в проекте особыми условиями законные права третьего лица (ст. 2193). Сверх того, в случае ходатайства учредителей о предоставлении компании особых преимуществ или исключительной привилегии принимается на вид важность предприятия, ожидаемая от него для государства польза и значительность капиталов, потребных для достижения цели, и сообразно тому определяется, в какой степени и на какой именно срок могут быть дарованы испрашиваемые преимущества или привилегии. Таким же образом постановляется заключение и о том, имеет ли компания право на освобождение от взятия торгового свидетельства и можно ли по свойству предприятия дозволить раздробительные взносы цены за акции или следует, напротив, требовать оную всю вдруг (см. 2194). Если случится, что по одному и тому же предмету и в одно и то же время представлены будут просьбы от разных лиц, желающих учредить компанию для одного и того же предприятия, и если учредители не будут испрашивать особых преимуществ или исключительной привилегии, то по рассмотрении их проектов дается дальнейший ход тому, который будет признан удобнейшим и обещающим наиболее выгод общих. Но если в предположениях нет существенной разницы, то на учреждение компании предоставляется право тому, который первый подал просьбу (ст. 2195). Рассмотренный и исправленный в министерстве по сношении с учредителями проект устава компании вносится, обще с заключением министра, или в комитет министров, когда требуется одно дозволение на учреждение компании, или в Государственный Совет, когда испрашиваются сверх сего особые преимущества или исключительная привилегия. В последнем случае министр при представлении своем присовокупляет выписку статей устава, заключающих в себе особые преимущества компании, для поднесения их отдельно на высочайшую конфирмацию (ст. 2196). По воспоследовании на положение комитета министров или Государственного Совета высочайшего соизволения устав компании в том виде, как оный утвержден будет, с включением и статей, получивших отдельно высочайшую конфирмацию, по подписании вновь учредителями (ср. ст. 2190) приводится в действие и во всеобщую известность, по представлению министра, через Правительствующий Сенат и, сверх того, публикуется компанией в ведомостях (ст. 2197). Проект, которого нельзя привести в действие по причинам, в 2151-й ст. означенным, возвращается просителям из министерства непосредственно, без испрашивания на то дальнейшего разрешения. Этим же порядком возвращаются и проекты, в коих учредители не согласятся сделать указанных им на основании законов (ст. 2139-2197) исправлений, если, впрочем, возражения их не будут признаны уважительными (ст. 2198).

Комиссия, разработавшая проект нового акционерного закона, восстает против сохранения в настоящее время правительственного разрешения на учреждение акционерных компаний. Она указывает, что "в среде публики, благодаря системе предварительного разрешения, преобладает убеждение, будто бы предприятие, одобренное властью, несмотря на оговорку закона, сделанную в ст. 2142, заслуживает полного кредита, и, таким образом, самые несбыточные проекты, облеченные в форму утвержденных уставов, нередко принимаются со слепым доверием. Притом последующие затем неудачи подрывают успех однородных предприятий, на каких бы основательных условиях они впоследствии не предлагались. Далее. Стремясь к обстановке акционерных компаний сколько можно более обеспечительными условиями, каждое из ведомств, рассмотрению которых подлежат их уставы, вводит в них разные правила, взятые из практики и вполне уважительные, но притом отличные от правил, вошедших в другие уставы. Вследствие этого уставы наших акционерных компаний представляют ныне репертуар самых разнообразных постановлений, тогда как по существу к ним должны применяться общие, одинаковые для всех принципы с некоторыми только изменениями в подробностях". Наконец, комиссия признает, что благодаря существующей системе сложился постепенно порядок, что при проектировании уставов и учреждении новых компаний главным руководством служат уже утвержденные уставы однородных компаний, а общий закон почти вовсе во внимание не принимается. К этим неудобствам, состоящим в мнимой гарантии, вытекающей из правительственного разрешения, и в сбивчивости, причиняемой разнородностью правил, вменяемых акционерным компаниям при соблюдаемом ныне порядке их учреждения, комиссия присоединяет еще неизбежные проволочки, стеснительные и убыточные для промышленности... "Даже небольшого замедления в разрешении приступить к обороту довольно, чтобы поставить промышленное дело в неблагоприятные условия и причинить ему нередко совершенную неудачу... Чтобы судить о том, до какой степени устроители акционерных компаний тяготятся этой медленностью, довольно указать на их хождение по разным департаментам, министерствам и на их вымогательства перед должностными лицами, хотя и делаемые единственно для ускорения хода дела, но часто получающие характер неблаговидный" (ср. 429 - 145 до 147). На основании этих соображений в проекте комиссии предположено заменить концессионную систему явочной для всех акционерных компаний, исключая банкирских и кредитных и так называемых концессионных, т. е. требующих от правительства каких-либо специальных прав или преимуществ или принимающих какие-либо специальные обязательства перед казной, перед государственными, земскими или общественными учреждениями. Кроме того, для страховых компаний постановлено правилом, что основной капитал их должен быть не менее 500 000 руб., и сохранено условие утверждения собственно полисных правил Министерством внутренних дел, как это было до сих пор, а для компаний комиссионерских постановлен наименьший размер основного капитала в 100 000 руб. Во всем остальном как те, так и другие подведены под явочный порядок и не требуют для своего образования предварительного правительственного разрешения. Для занесения акционерных компаний в главную акционерную книгу предположено учредить специальную регистратуру при Министерстве финансов (412 - 81).

Следовательно, комиссия делает исключения из применения явочной системы на двух основаниях: 1) вследствие особых, исключительных прав, которыми пользуются некоторые акционерные компании, и 2) вследствие особого характера оборотов, совершаемых некоторыми акционерными компаниями, пользующимися личным кредитом. О непрочности первого основания мы говорили уже выше, указав на полную возможность заменить благоустроение власти общей санкцией закона, относительно же второго основания комиссия признает сама, что основание это утратило бы свое значение, если бы определены были общие нормальные правила, относящиеся собственно до предприятий, основанных на личном кредите; но, говорит комиссия, при разнообразии их видов и при недостаточной выработанности на практике подлежащих решению вопросов оказывается более осторожным удержать для этого рода предприятий ныне существующие порядки (ср. 429 - 148). На это совершенно правильно возражает Вреден (429 - 151), что может быть спор о том, какие именно обороты должно по закону сделать недоступными предпринимателям, если они соединяются с акционерными компаниями; может быть спор еще о том, следует ли допускать некоторые обороты и в предприятиях с акционерным строем, но с однообразными для всех ограничениями; возможно вообще задаваться в законе общим решением вопроса о полном согласовании самого строя предприятия с известным характером и размерами оборотов, которые в нем осуществляются; возможно, наконец, отрицать нормальность существования даже некоторых форм для организации предприятий, отказать им в легальном признании, как это делает комиссия относительно акционерных товариществ (коммандитных обществ на акциях); но признавать за соответственными опасными оборотами право на исключительное существование, узаконять их особыми разрешениями и тем избавлять их даже от благодетельного действия общедоступной всем конкуренции, - это значит приписать тем же органам правительства высшую мудрость в качестве администрации и недостаточное знание в качестве законодателей. Это значит успокоиться на той мысли, что от промахов общего закона возникает огромный вред, а что от ошибочности случайных узаконений проистекает только малый вред. Кроме того, странным кажется и невольно поражает еще то предположение, что так как основания и нормы некоторых разрядов промысловых оборотов не выяснились пока настолько, чтобы отвлеченные понятия о них могли сложиться в обобщенные учения и послужить руководящим началом для законодательства, то следует восполнить отсутствие отчетливых представлений концессионным благоусмотрением (429 - 151, 152). Вот сущность системы, которой проект предлагает заменить существующую до сих пор в России концессионную систему; система эта, как видно из вышеизложенного, называется смешанной и заключает в себе все достоинства и недостатки последней.

Указав уже выше на задачи законодательства в отношении применения к учреждению акционерных компаний так называемой явочной системы, мы полагаем, что в числе этих задач первенствующее место занимает правильная организация регистратуры, причем не следует упускать из виду, что регистратура в западноевропейских государствах, введших у себя явочную систему, оказывается не без существенных недостатков (см. гл. 13; ср. Bert. Bцrsen-Zeitung 1877, n 340, II. Beilage). Впрочем, по вопросу о регистрации нам придется говорить еще ниже. Далее. Указав на существенное отличие явочной системы от концессионной и смешанных и отдавая полное преимущество первой системе, мы считаем правильным в дальнейшем исследовании вопроса об учреждении акционерных компаний говорить об учреждении их, предполагая применение одной только явочной системы.